От истинного пути к смерти шахида (рассказ о шахиде) (3)

Это реальный рассказ об одном шахиде из Узбекистана, повествующий о том, как он пришел к Исламу, работал с Хизб-ут-Тахрир, а затем был арестован, находился в тюрьмах правителя Узбекистана – тирана Каримова, и был подвергнут пыткам, под которыми умер смертью шахида. Да поселит его Аллах в просторах Своих садов вместе с пророками, праведниками и шахидами, и как прекрасны они как друзья!

Журнал «аль-Ваъй» публикует на своих страницах этот рассказ, рассказывая о жизни настоящих мужчин, не страшащихся никаких угроз на пути Аллаха. Их сердца полны верой в Аллаха, а языки не устают упоминать Его и повторяют слова Посланника Аллаха (с.а.с.): «Самый великий джихад - слово истины, произнесенное перед правителем-тираном».

Да смилуется Аллах над Рашидом и дарует его братьям после него победу с установлением Праведного Халифата, и тогда тиран Каримов и все другие подобные ему угнетатели узнают, каков исход им уготован.

Гнет безбожия над Исламом в тюрьме усиливался день за днем. Заключенные были разделены на два лагеря: религиозные и нерелигиозные. Кто был заключен из-за своей религиозности и веры – был назван религиозным. Каждый тюремщик имел право мучить и унижать религиозного заключенного как пожелает. Религиозные заключенные также разделялись на две группы: не щадящие свою жизнь и борющиеся за жизнь. Кто своим языком или сердцем говорил, что он отошел от своего пути, тот считался борющимся за жизнь. Кто говорил, что никогда не отступит от своего пути, пока не умрет – не щадящий свою жизнь. Однажды не щадящий начал беседовать с борющимся за жизнь.

- Мы не отступим, пока не погибнем.

- Напротив, мы словесно раскаемся, чтобы выйти на свободу, а там продолжим свое дело.

- Нет, это не что иное, как снисхождение.

- Но ведь это разрешено по шариату.

- Враг воспользуется этим и распространит нелепость о том, ребята Хизб-ут-Тахрир добровольно отступили от своего пути.

Затем борющийся за жизнь прочитал слова Всевышнего Аллаха:

وَمَكَرُواْ وَمَكَرَ اللّهُ وَاللّهُ خَيْرُ الْمَاكِرِينَ 

«хитрили они, и хитрил Аллах, а Аллах – лучший из хитрецов» (3:54)

В итоге все единогласно пожелали первому терпение, а второму усердие в своем призыве на свободе. Никто из них не осудил другого, понимая, что человеку не дано запрещать то, что разрешил Аллах.

Издевательство и унижение увеличивались в отношении не щадящего жизнь, ни меньше, чем у борющегося за жизнь. Словно мучения и унижения не щадящего дошли до борющегося.

Рашид был из числа тех, кто не щадил свою жизнь ради Аллаха. Пять раз в день его избивали палкой за совершаемые намазы и за посты (ораза). Стоит только представить себе удар подлеца, равный силе кабана, по твоей спине и заднему месту. После такого удара человек не может держать спину в течение недели. И так за каждый намаз по пять раз днем и ночью. Рашид переносил несчитанное количество ударов, слушая при этом оскорбительные и провокационные высказывания. Как, например: «Вы прокляты, а ваши отцы и матери отказались от вас», «Ты потерянный в жизни человек, на твоей жене женится милиционер, а твои дети не вспомнят тебя кроме, как только со злобой», «Оставил свою жену и детей на пропитание своим родителям и считаешь себя мужиком?» Вдобавок к этому, чтобы унизить, заставляли мыть унитазы.

Но Рашид не внимал этим унижениям, мучениям и изгнаниям, в особенности, когда увидел, что его жена Диляром соблюдает и идет по истинному пути. После этого он стал считать эти досаждающие явления пылинкой по сравнению с той огромной милостью, которая превосходила самые громадные горы. Видя жалобы своих братьев, он говорил им: «Терпи брат, ведь они смрадная мерзость, от которой не стоит ожидать приятного запаха». Как будто Рашид имел два источника – приобретения и потери. Первый – это душевный, второй же – телесный. Благодаря душевному источнику он приобретал миллионы и тысячи миллионов. А через телесный источник терял всего лишь несколько копеек. Но приобретающий миллион не отчаивается из-за потерь нескольких копеек. Также и Рашид погрузился в духовное наслаждение, забыв, что его мучают, унижают и изгоняют.

В одном из приданий говорится, что перед концом света выйдет шарлатан (Даджал), который будет говорить: «Кто уверует в меня, введу того в свои сады, а кто уверует в Аллаха, введу того в свою гиену». Эти тюремщики словно даджалы. Кто верует в Аллаха и держится Ислама, молясь и соблюдая пост, того ввергают в мучительные муки, а кто обманывает и предает, тот пребывает в безопасности. Мучение было последовательным: сначала избиение дубинкой, карцер на короткое время, потом на длительное время и в завершении передача приговора на апелляцию. А тот, чей приговор был передан на апелляцию, считается развратным преступником и лишается всех льгот заключенных.

Сильная вера Рашида в Аллаха вызывала у тюремщиков даджалов крайнюю ненависть к нему, и они, не прекращая, мучили и унижали его. Если не находили рядом с собой дубинку, они сажали его в карцер. Когда поместили его в узкую холодную камеру, одетым в легкой одежде, он вспомнил слова Ибн Таймия: «Что они хотят сделать со мной? Если заключат меня под стражу, то заключение для меня уединение, если освободят, то освобождение – туризм, если убьют, то убийство – смерть шахида. Ибо в моем сердце Книга Аллаха и Сунна Его Посланника». Холод в камере не давал ему спать. Каждый раз, как он засыпал, его будил стук его зубов. Он просыпался и ходил по комнате, чтобы согреть свое тело, затем вновь засыпал, а через некоторое время его зубы обратно начинали стучать. И так по несколько раз до самого утра. Связь веры в Аллаха у Рашида была сильная и он никогда не чувствовал такое блаженство уединения с Аллахом, как он почувствовал её здесь. Будто бы его сердце звало: «Аллах, Аллах…», а душа выходила от него и возвращалась со словами: «Аллах, Аллах…».

Рашида поместили в карцер на долгий срок после того, как заметили, что заключение на короткий срок не воздействует на него. Затем подняли приговор против него на апелляцию и отправили в «Джаслык», место известное проведением безжалостных и самых суровых телесных издевательств над заключенными. Говорят, что попавший туда, живым не выходит, или другими словами, самая низкая ступень ада даджала.

Когда мучения над ним дошли до предела непереносимости, Рашид подумал об убийстве одного из этих тиранов. Однако, зная, что это неправильный метод и, что ему следует быть терпеливым и выкинуть с головы эту мысль, он непрестанно повторял этот дуа:

رَبَّنَا لاَ تُزِغْ قُلُوبَنَا بَعْدَ إِذْ هَدَيْتَنَا وَهَبْ لَنَا مِن لَّدُنكَ رَحْمَةً إِنَّكَ أَنتَ الْوَهَّابُ 

«Господи наш! Не уклоняй наши сердца после того, как Ты вывел нас на прямой путь, и дай нам от Тебя милость: ведь Ты, поистине, податель!» (3:8)

Плоды деятельности ради грядущей жизни (ахират) утешают человека в равной степени, как и плоды мирских выгод, т.е. Аллах не оставит без вознаграждений благодетелей. Рашид вспомнил, как его товарищ Мухаммад рассказывал ему хадис Посланника Аллаха (с.а.с.), в котором говорится о том, что Аллах укрепит эту религию руками тирана. И он нашел подтверждение этому хадису в действительности, как плоды своей работы в этой жизни. Ведь его заключили под стражу и унижали лишь по одной причине за то, что он избрал Книгу Аллаха и Сунну Посланника Аллаха в качестве судьи во всех аспектах своей жизни.

Когда его родители, жена и родственники увидели своими глазами эту несправедливость в отношении него, они поняли, что прогнивающее существующее общество является мерзким и непригодным, а также различили Ислам от куфра. Так они стали идти по прямому пути. Поэтому Рашид не боялся за себя и желал погибнуть смертью шахида, надеясь, что это станет побудительным фактором тому, чтобы множество его друзей и родственников встали на истинный путь. Он вспоминал слова Посланника Аллаха (с.а.с.): «Если Аллах поведет через тебя хотя бы одного человека, это лучше для тебя, чем весь мир со всеми своими благами». Как прекрасен и замечателен этот хадис! Тут Рашид вспомнил радость в глазах своего брата Мухаммада, когда тот сказал ему: «Научи меня своему методу». Затем помолился за него.

Тюрьма была потрясена, когда услышала весть об Андижане, о том, как женщины провели манифестацию с требованием освободить своих сыновей, мужей и братьев, а милиция обошлась с ними по-зверски. Один из милиционеров осмелился посягнуть на честь одной из женщин. Услышав такую весть, один из хизбиев сразу же сказал:

- Это уже слишком, необходимо убить одного из этих тиранов, чтобы душа успокоилась. В ответ на это Рашид сказал:

- Напротив необходимо терпеть.

- Терпение? А что за терпением?

- Да, терпение, пока Аллах нам не позволит и не установится Исламское государство.

- Ах, если я был бы на свободе, то нашел бы этого мерзавца, посягнувшего на честь этой мусульманки, и убил его. Неужели нет на свободе мужчины, кто нашел бы его и убил?

- Дорогой брат. Я вижу, что ты сильно болеешь за честь своей сестры в этой жизни. Однако мы продолжаем следовать пути нашего предводителя Мухаммада (с.а.с.), и нам необходимо проявлять терпение при любых ситуациях. Посмотри внимательно на жизнь Посланника Аллаха, разве он отплачивал тем же язычникам Мекки, когда они издевались над ним, унижали и оскорбляли его?

Он промолчал.

- Времена этих рассказов приблизились по воле Аллаха. Однако это не говорит о том, что мы должны отпустить руки и воздержаться от деятельности. Напротив, счастье не приходит к нам само, напротив, мы идем к нему. У меня есть предложение.

- Что за предложение? Спросил один из хизбиев, которые с большим вниманием прислушались к нему.

- Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Наилучший джихад – это слово истины, произнесенное перед правителем-тираном». Давайте устремимся к этому джихаду.

- Как?

- Мы напишем письмо главе отдела безопасности Анаятову и администратору тюрьмы Кадырову, с призывом прийти сюда. Когда они придут, мы ультимативно потребуем от них больше не посягать на честь наших сестер.

- Разве этот поступок даст результат? Сказал один из ребят.

- На нас лежит обязанность стараться, а не возложено победить, ибо результат от Аллаха.

- Однако, необходимо изучить это дело с точки зрения шариата и разумности. Известно, что джихад требует пожертвование. И естественно наше требование обозлит их, и они попытаются отомстить нам. Стоит ли это дело тех последствий, которые возникнут в результате этого?

В ответ на это, тот горячий хизбий, который желает отомстить тому мерзкому милиционеру, посягнувшему на честь мусульманки, сказал:

- Пусть оставит нас тот, чей дух слаб для джихада, самого лучшего джихада.

- Не торопись оценивать меня. Я, как и ты, готов пожертвовать своей душой ради этой цели. Я лишь хочу удостовериться, соответствует ли это дело пожертвованию души или нет?

- Я вижу, что слова Посланника Аллаха (с.а.с.): «Кто умер, защищая свою честь, тот шахид» в точности сходятся с нашей действительностью.

Рашид сказал:

- И у меня сходится. Ведь мы только претворяем хадис, а сходным является то, чтобы слово, которое мы хотим сказать перед правителем-тираном, было истиной. И если учесть, что это делается для защиты чести, то тогда будет более схожим.

- Ты убедил меня. Извини за то, что я задал вопрос не к месту.

- Да брось, не стыдись. Ведь человек не порицается за то, что задал вопрос для убеждения своего сердца. Напротив порицается тот, кто упрямится.

В эту ночь Рашид никак не мог уснуть. Он вспомнил, что один из его джахилийских друзей до соблюдения не мог развестись со своей женой после того, как узнал, что она изменила ему с его управляющим, боясь потерять рабочее кресло. В то время как ребята здесь готовы пожертвовать собой, чтобы защитить честь своей сестры, которую они не знают. Он еще раз убедился в том, что связь религии сильнее, чем родственная связь. Он осознал, что человек благодаря религиозности становится ревнивым, а вследствие невежества (джахилии) становится сводником. Он восхвалил Аллаха за то, что Он вывел его из мира сводников и ввел в мир ревнивцев. Затем попросил у своего Господа терпение себе и своим братьям за эту огромную милость.

Ребята Хизб-ут-Тахрир написали письмо с требованием встречи с Анаятовым, главой отдела безопасности, и Кадыровым, администратором тюрьмы «Джаслык». Письмо было составлено из нескольких частей, самой важной из которых был вопрос чести. В одной из части ребята поставили условием то, чтобы они явились на встречу 15 октября. За день до истечения назначенного срока, т.е. 14 октября, в тюрьму пришел сам Кадыров, администратор тюрьмы, и приказал Кломбитову узнать намерения ребят, которые потребовали встретиться с ним. Он сказал ему: «Кто осмелился сказать мне такое. Схвати их и посади в карцер». Это услышали несколько религиозных заключенных.

Продолжение следует.