Первая проповедь Умара ибн аль-Хаттаба на посту халифа мусульман

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Сообщает Джа́миъ ибн Шадда́д от своего отца, что когда Умар (р.а.) занял пост халифа, то на своей первой хутбе поднялся на минбар и сказал: «О Аллах, поистине, я суров, так смягчи же меня, я слаб, так укрепи же меня, я скуп, так сделай же меня щедрым!».

Затем он сказал: «Поистине, Аллах испытал вас мною и испытал меня вами после моего друга. Клянусь Аллахом, если до меня дойдёт какое-либо из ваших дел, то никто кроме меня не будет решать его, а то, что будет происходить вдали от меня, то неизбежно это дело будет решать честный и доверенный человек. Если они будут поступать со мной хорошо, то и я буду поступать с ними хорошо, а если они поступят плохо, то я накажу их. То, что будет в нашем присутствии, то мы обрадуем своим присутствием, а то, что будет вдали от нас, я назначу честного человека в этом деле. Кто поступит хорошо, того мы вознаградим, а кто поступит плохо, того накажем. Пусть Аллах простит нас и вас... Читайте Коран — и вы познаете его, поступайте в соответствии с ним — и вы станете его приверженцами. Взвесьте себя прежде, чем вы будете взвешены. Готовьтесь к тому Дню, когда вы предстанете перед Аллахом и ничего не сможете скрыть. Никто не заслуживает того, чтобы ему подчинялись в том, что является ослушанием Аллаха. Поистине, я занимаю по отношению к имуществу Аллаха ту же позицию, которую занимает покровитель сироты: если у него получается обходиться своими средствами, он так и делает, а если он вынужден взять что-то из имущества сироты, он берёт лишь столько, сколько ему необходимо».

Также Умар (р.а.) сказал: «До меня дошло, что люди боятся моей строгости и грубости и говорят, что Умар относился к нам сурово, когда Посланник Аллаха (с.а.с.) был среди нас, а затем относился сурово во времена Абу Бакра. Что же будет теперь? Правдив тот, кто сказал это! Я был вместе с Посланником Аллаха (с.а.с.) и служил ему. Никто не мог сравниться с ним в мягкости и милосердии. Всевышний Аллах сказал:

بِٱلۡمُؤۡمِنِينَ رَءُوفٞ رَّحِيمٞ

«Он добр и милосерден к верующим» (9:128).

Я же был обнажённым мечом в его руках. Но если он вкладывал его в ножны или запрещал мне какое-то дело, я отказывался от него. Я был вместе с Посланником Аллаха (с.а.с.) до самой его смерти, и он ушёл, будучи довольным мною. Я безмерно благодарен Аллаху за это, и я был самым счастливым человеком. За ним пришёл правитель мусульман Абу Бакр. Он был самым мягким и щедрым, а я служил ему, дополняя своей суровостью его мягкость. Я был обнажённым мечом в его руках. Но если он вкладывал его в ножны или запрещал мне какое-то дело, я отказывался от него. Я был вместе с ним до самой его смерти, и он ушёл, будучи довольным мною. Я безмерно благодарен Аллаху за это, и я был самым счастливым человеком. О люди! Теперь я стал вашим правителем, и знайте, что моя грубость уменьшилась! Но я всё же буду суровым с угнетателями и грешниками. Что касается тех, кто живёт с миром и религией, то к ним я буду относиться мягко. Я не буду смотреть на тех, кто угнетает других, но я собираюсь уложить их одной щекой в грязь, а на другую наступить и держать их так, пока они не отдадут людям то, что им положено. Однако я положу свою щёку на землю перед набожными и праведными людьми.

О люди! Я даю обещания, за которые вы можете потребовать от меня отчёта: я не буду отбирать у вас ничего, что даровал вам Аллах, кроме того, что положено. Когда же я возьму то, что положено, то потрачу только так, как положено. Я обещаю, что увеличу вашу зарплату и ваше содержание, с дозволения Аллаха, и буду защищать ваши границы. Я обещаю, что не пошлю вас на явную погибель. Когда вы будете вдали выполнять задания, я буду отцом вашим семьям, пока вы не вернётесь назад. Будьте богобоязненны, о слуги Аллаха! Помогайте мне против зла своих душ, удерживая их от меня. И помогайте мне против зла моей души, приказывая добро и воспрещая зло и давая мне добрый совет в том, что касается порученного мне Аллахом правления. Я прошу у Аллаха прощения за себя и за вас. О Аллах! Не оставляй меня в бедственном положении, не забирай меня небрежным и не делай меня из числа невнимательных!».