Народные революции в Умме. Предостережения и вызовы

Происходящее на Ближнем Востоке, а точнее в сердце исламского мира движение в действительности служит одним из самых значимых и исторических событий за последние сто лет. К тому же оно представилось в особом образе, возникнув в момент, когда многие полагали, что Умма уже или почти изжила себя. Огромные массы мусульман пробудились от сна, продолжавшегося десятки лет, чтобы утвердительно заявить о том, что Умма осознает свое удручающее положение и подлость правящих над ней режимов, а также о том, что она с нетерпением жаждет перемен и готова жертвовать на пути возврата отнятой власти и былой славы. Исламская Умма со всей серьезностью, решительностью и стойкостью пришла в движение, чтобы заслуженно доказать, что она в силах свергнуть бесчинствующую правящую шайку.


Итак, вопросы о том, хочет ли Умма перемен и готова ли она к изменениям, уже сняты с повестки дня. Напротив, сегодня вопрос заключается в том, какой вид перемен желает Умма осуществить, и кто тот, кто возглавит её к осуществлению желаемого. Движение, воспламенившееся с начала 2011 года в арабском мире, и которое не умолкает по сегодняшний день, практически предрешило ответ на все эти вопросы.


Однако живительность Уммы и её стремительное движение к осуществлению подобающего ей будущего среди других народов окружены подозрительными попытками отвести революции наших народов далеко от желаемой цели – освободиться от порабощения, эксплуатации и зависимости. Возможно, наиопаснейшей из этих рьяных попыток является стремление привести народы исламской Уммы в движение на основе неисламских идей, законов, представлений, решений и ценностей, а также стремление навязать отделение Ислама от сегодняшних революций и альтернативного проекта, выдвигаемого взамен сегодняшних запрелых правящих режимов.


Западная политическая элита (правящие системы), вопреки внутренним разногласиям и имеющейся конкуренции между ними, попыталась идти в процессии возгорающихся революций, а также стала с вниманием следить за ними и вмешиваться в них косвенно или непосредственно в зависимости от ситуации. И все это для того, чтобы сохранить гегемонию над исламскими странами в рамках своей стратегии разделения мира на две части, в которой первая часть – это развитые страны, а вторая часть – это оставшиеся страны, которым предопределено стать политическими карманами и постоянно переносить конфликты, кризисы, разобщение, промышленный и технологический застой наряду с экономическим упадком.


В этой связи Томас Барнет (известный американский стратегический эксперт, бывший сотрудник в министерстве обороны США) резюмировал эту стратегию под названием «Новая карта Пентагона: Война и мир в XXI веке» следующими словами: «В интересах Соединенных Штатов, чтобы мир делился на два неравных уголка. С одной стороны – «функционирующее ядро», которое включает в себя США и ряд развитых и развивающихся государств, сотрудничающих с ними. С противоположной стороны оставшиеся страны мира, которым отводится так называемое «место тени», т.е. это экономически неразвитые и политически нестабильные регионы мира. И роль американской военной мощи в этой стратегии заключается в обеспечении безопасности транспортировки природных ресурсов из второго уголка в первый уголок мира. Потому что страны первого уголка требуют дополнительного объема ресурсов, которым страны второго уголка земного шара не могут воспользоваться.


На основании этого Запад считает, что любые перемены в исламском мире должны проходить в соответствии с его повесткой дня и отвечать установкам вышеупомянутой стратегии. Это и объясняет старания Запада объять так называемые организации гражданского общества и комитеты по правам человека, вдобавок к либеральным движениям, упорядоченных в политических, профсоюзных, исследовательских и других партиях и учреждениях, чтобы держать связь с любыми переменами. Самым опасным моментом в этом контексте является то, что известные персоны исламского «умеренного» движения последовали за инструкциями Запада и вошли в союз со всеми вышеупомянутыми секуляристскими организациями, комитетами, учреждениями и партиями под предлогом политического реализма и выхода из состояния застоя и парализованности, в котором они находятся с давних пор. Так мы стали наблюдать, как обобщенные западные лозунги – свобода, демократия, гражданское государство, народовластие, национальное государство, национальные интересы и т.п. термины, наполненные секуляристским содержанием, стали лозунгами, объединяющими их всех в одну политическую оправу с четко намеченными знаками, и отвлекающими Умму от возобновления исламской жизни.


Радости Запада не было предела, когда ему удалось завлечь в свою стратегию широкую платформу «исламистов», понимая большое влияние Ислама на жизнь мусульманских народов. Тем самым, Запад посчитал, что ему удалось обеспечить немалую поддержку своим стараниям подкупить тех, кто сможет направлять людей туда, куда желает он, посредством самого же Ислама. В восторге от такого успеха сверхдержавы принялись приветствовать их в качестве правителей в арабских странах. Именно об этом открыто заявила госсекретарь США Хилари Клинтон, сказав: «Америка не против того, чтобы «Братья-Мусульмане» пришли к власти в Египте». Также и министр иностранных дел Франции Ален Жюппе, комментируя изменение в политике его страны относительно отношения к исламским движениям за рубежом, сказал: «Франция стала жертвой обмана бывших арабских лидеров, которые изображали эти движения в образе дьявола. Сегодня Франция открыта к диалогу с ними».


Если бы они (лица, возглавляющие «умеренное» исламское движение) осознавали степень опасности того, насколько это может уклонить Умму от Господнего пути и ввергнуть далеко в заблуждение, то призадумались бы немного над этим и воздержались от сдачи сегодняшних революций во благо западной повестке дня и рвению европейцев экспортировать «западную модель Ислама», предусматривающую отделение религии от жизни, где ей отводится лишь роль фоновой заставки современного светского государства, которое они намереваются построить. И это вместо того, чтобы государство, общество, организации и индивидуумы строили все свои отношения внутри себя и с другими на основе Ислама.


Поэтому следует остерегаться этого нездорового курса. Мы народ, который Всевышний Аллах восславил Исламом, а каждого из нас, кто будет искать славу в чем-то другом помимо Ислама, Аллах унизит. Подлинное развитие Уммы возможно не иначе, как посредством возведения её (Уммы) движения, революционных прорывов, общества и государства на основе её убеждений и собственных ценностей, которые определяют установление Ислама в реальной жизни требуемой задачей, а довольство Всевышнего Аллаха наивысшей целью.


И когда соединяются правильные исламские понятия с разгоревшимися чувствами, скандирующими «Аллаху Акбар» и «Хаййя аля джихад», чтобы остановить угнетателей, свергнуть деспотов и установить вместо них Ислам, тогда Умма вспыхивает и идет вперед с полным осознанием, способным свершить ожидаемое спасение, правильное развитие и реальный подъем. Именно тогда различие между бесчинствующими правителями и Уммой предстанет с четко выраженными признаками без всякого разжижения и без каких-либо компромиссных позиций. И не обратится тогда Умма за помощью к Западу, и не предоставит ему шанс накинуться на неё в потоке перемен. Исламская община (Умма) способна собственными силами свергнуть тиранов и воздвигнуть справедливую жизнь, которой будет доволен Всевышний Аллах, и которая будет излучать покой и благодать во все уголки земного шара. Для этого достаточно ей лишь объединиться вокруг своей религии – Ислама.


Отсутствие этой связи (или умышленное устранение её) у движения или революции, целей и устремлений Уммы с требуемыми Исламом взглядами, законами и решениями означает перенаправление Уммы из зоны принудительной зависимости в зону добровольной зависимости. Может статься, что вторая куда более опасна, чем первая. И, к большому сожалению, народ толкают призывать именно к этому, добровольно и принудительно. Добровольно – это когда Ислам смешивают с демократией и другими секуляристскими идеями, как гражданское государство и национальное единство. Принудительно – это когда Умму ставят перед выбором: либо принятие западных директив, либо истребление её танками и самолётами своими же диктаторскими правителями.


Для того чтобы гарантировать успешное усвоение процесса секуляризации требований Уммы и продвижение революций Уммы вдали от угроз интересам и влиянию Запада в регионе были полностью задействованы все средства массовой информации. Эти направляющие общественное мнение и оказывающие на него влияние СМИ принялись выставлять шейхов, улемов, профессоров, мыслителей и лидеров «умеренных» исламских движений в качестве вождей, которые будто контролируют каждую революцию, вспыхивающую в регионе. Так они охотно начали подстрекать чувства мусульман к революции, чтобы заручиться доверием людей с одной стороны. С другой стороны, чтобы уверить народ в том, что народные требования должны быть направлены на воплощение светского государства, демократического проекта, политического обращения, национального единства и т.п.


В этом и есть причина свирепости атаки против исламской альтернативы, выдвигающей государство Халифат в качестве божественного предписания (хукм шаръий) для политического образования, сплачивающего Умму, и рупора, выражающего её подлинные желания и стремления. Как и проводится информационная блокада в отношении тех, кто предлагает это исламское шариатское предложение. Одновременно с этим, лидерам «умеренного» исламского движения предоставляются все материальные и информационные возможности для того, чтобы запутать Умму с одной стороны путем призыва её к принятию светской (гражданской) демократической идеи, а с другой стороны путем клеветы на деятелей по восстановлению Халифата. Они изображают их в образе наивных простаков и называют их отрешенным жалким меньшинством. Как и умаляют значимость Халифата, называя его узколинейной и не отвечающей сегодняшним реалиям идеей. Они всегда повторяют одно и то же, что понятия «Эмират», «Халифат» или «Исламское государство» не имеют место в их лексиконе. Более того, некоторые из них открыто осуждают эту идею, будто она – историческая беда.

 

كَبُرَتْ كَلِمَةً تَخْرُجُ مِنْ أَفْوَاهِهِمْ ۚ إِن يَقُولُونَ إِلَّا كَذِبًا

«Тяжки слова, выходящие из их ртов. Они говорят одну только ложь» (18:05).


Таким образом, вместо того, чтобы мусульманин защищал свою религию и боролся для утверждения божественной программы на земле и возобновления исламской жизни посредством установления Халифата, эти, так называемые поборники западных повесток дня (стратегий) принялись бороться ради демократии, свобод, современного гражданского государства (в западном секуляристском понимании этого слова). Так они начали присуждать тем, кто погибает на этом пути звание шахида. Хотя прекрасно знают о том, что джихад является шариатским термином, и что шахидом становится лишь тот, кто свою жизнь отдал на пути Аллаха. А вовсе не на пути лозунгов французской, английской или американской революции.


Поэтому носитель призыва к возобновлению исламского образа жизни и работающий над развитием Уммы и вознесением её положения стоит перед явным вызовом. Ему необходимо преодолеть эти препятствия, чтобы правильным путем повести свою Умму к настоящим переменам. Однако как он сможет повлиять на текущие процессы изменения и попытки обуздать происходящие в исламском мире революции, а также устранить просвещение и политическую мысль Запада от них и от тех альтернатив, которые необходимо воплотить в жизнь? Для этого необходимо быть честным с самим собой и с Всевышним Аллахом. Необходимо прилагать все свои силы в использовании всевозможных действенных способов и средств, способных нанести удар по поборникам, планам и инструментам Запада, который всячески старается свернуть революции Уммы, сорвать плоды её пожертвований и отвратить её от прямого пути.