Ан-Нуъман ибн Мукаррин аль-Музаний

Племя Музайна проживало вблизи Ясриба у дороги, соединяющей Медину и Мекку. Пророк (с.а.с.) уже совершил хиджру, и вести о нем доходили до Музайна с пребывающими и отбывающими людьми, и о нем было слышно только благое. Однажды вечером глава племени ан-Нуъман ибн Мукаррин аль-Музаний сидел вместе со своими братьями и старейшинами племени, и сказал им: «О, мой народ! Клянусь Аллахом, мы знаем о Мухаммаде только благое, и слышали в его призыве только хорошее и справедливое. Так почему мы медлим, тогда, как остальные люди спешат?!» Затем он сказал, продолжая: «Я решил отправиться к нему завтра утром. Кто желает отправиться со мной, пусть готовится».

Слова ан-Нуъамана словно задели за живое его народ. Когда настало утро, он увидел десятерых своих братьев и четыреста всадников из племени Музайна, которые были готовы отправиться с ним в Ясриб к Пророку (с.а.с.) и принять религию Аллаха. Однако ан-Нуъман постеснялся отправиться с этой многочисленной группой к Пророку (с.а.с.) не взяв с собой что-либо для него и мусульман. Но засушливый год, который пришлось пережить Музайну не оставил ни урожая ни животных. Ан-Нуъман обошел свой дом и дома своих братьев и собрал все, что осталось от засухи, и отправился Пророку (с.а.с.). Он и те, которые были с ним, объявили о том, что принимают Ислам.

Весь Ясриб охватила радость за ан-Нуъамана ибн Мукаррин и его соратников, поскольку не было такого дома среди арабов, где в Ислам обратилось бы одиннадцать братьев от одного отца и четыреста всадников одновременно. Пророк (с.а.с.) очень сильно обрадовался принятию Ислама ан-Нуъамном, и Аллах принял его дары, сказав о нем в Коране:

وَمِنَ الأعْرَابِ مَنْ يُؤْمِنُ بِاللَّهِ وَالْيَوْمِ الآخِرِ وَيَتَّخِذُ مَا يُنْفِقُ قُرُبَاتٍ عِنْدَ اللَّهِ وَصَلَوَاتِ الرَّسُولِ أَلا إِنَّهَا قُرْبَةٌ لَهُمْ سَيُدْخِلُهُمُ اللَّهُ فِي رَحْمَتِهِ إِنَّ اللَّهَ غَفُورٌ رَحِيمٌ

«Среди бедуинов есть и такие, которые веруют в Аллаха и Последний день и считают, что их пожертвования приблизят их к Аллаху и помогут заслужить молитвы Посланника. Воистину, они (пожертвования) действительно являются средством приближения. Аллах введет их в Свою милость, ведь Аллах — Прощающий, Милосердный» (9:99).

Ан-Нуъаман ибн Мукаррин и его соратники встали под знамя Пророка (с.а.с.), он участвовал с ним во всех сражениях, не откладывая и не делая никаких упущений.
Когда правление Халифатом перешло к Абу Бакру, он и его племя Музайна заняли твердую позицию, которая имела огромное значение в ликвидации вероотступников.

Когда правление Халифатом перешло к аль-Фаруку, ан-Нуъаман ибн Мукаррин сделал дело, о котором до сих пор славно отзывается история. Незадолго до Кадисийи Саъд ибн Абу Ваккас, главнокомандующий мусульманской армией, отправил делегацию к Хосрову Йездигерду под командованием ан-Нуъамана ибн Мукаррин, чтобы призвать его к Исламу. Когда они достигли столицы Хосрова, то взяли позволение, чтобы войти. Он позволил им войти, затем позвал переводчика и сказал ему: «Спроси у них, что привело их на наши земли и что заставило их пойти на сражение с нами. Может быть, вы захотели завоевать нас и осмелились выйти против нас, потому что мы отвлеклись и не стали трогать вас?».

Ан-Нуъман ибн Мукаррин повернулся к тем, которые были с ним и сказал: «Если хотите я отвечу за вас. Если кто-то хочет сказать что-то, я могу уступить». Они сказали: «Нет, отвечай». Затем они повернулись к Хосрову и сказали ему: «Этот человек говорит от нашего имени, так что прислушайся к тому, что он говорит».

Ан-Нуъман воздал хвалу Аллаху, благословил Пророка (с.а.с.), а затем сказал: «Аллах проявил к нам милость и отправил нам Пророка, указавшего на благо и приказавшего его. Он указал на зло и запретил нам его. Он обещал нам, что, если мы ответим на его призыв, то Аллах дарует нам блага этого мира и следующего. Не прошло много времени, как Аллах заменил стесненность — широтой, униженность — величием, вражду — братством и милостью. Он приказал нам призывать людей к тому, в чем есть благо для них, и приказал начать с тех, кто соседствует с нами. Мы призываем вас принять нашу религию, которая считает хорошим только все хорошее и побуждает к нему, и считает скверным только все скверное и предостерегает от него. Она переводит верующих от мрака неверия и несправедливости к свету веры и справедливости. Если вы ответите нам на призыв Ислама, то мы оставим вам книгу Аллаха и сделаем вас правителями, чтобы вы правили по ее законам. Мы вернемся к себе и оставим вас в покое. Если вы откажетесь принять религию Аллаха, то мы будем брать с вас джизью, и будем защищать вас. Если же вы откажетесь выплачивать джизью, то будем воевать с вами».

Хосров Йездигерд пришел в гнев от услышанных слов, и сказал: «Я не знаю на земле более несчастного, малочисленного, разрозненного и худшего положением народа, чем ваш. Мы поручали ваше дело правителям окраин, которые принимали от вас подчинение нам». Затем он успокоился немного и сказал: «Если нужда привела вас к нам, то мы прикажем, чтобы вам дали пропитание, пока не настанут урожайные времена, оденем ваших предводителей и знатных лиц и назначим от себя правителя, который будет мягок к вам».

Один из делегации ответил ему, что снова вызвало его гнев снова, и он сказал: «Если бы можно было убивать гонцов, то я убил бы вас. Ступайте, я не дам вам ничего, и скажите вашему главнокомандующему, что я отправляю к нему Рустама (главнокомандующий армии персов), чтобы он закопал его и вас во рве Кадисии (местность в Ираке расположенная западнее от ан-Наджаф, где произошла великая решающая битва названная «Кадисия»)».

Затем он приказал, чтобы ему принесли землю, и он сказал своим подчиненным: «Возложите на самого благородного из них, и пусть он идет впереди вас на виду у людей, пока не выйдет из ворот нашей столицы». Они спросили у делегации: «Кто самый благородный из вас?». И к ним поспешил Асым ибн Умар, говоря: «Я».

На него возложили ношу, пока он не вышел из города. Затем он положил его на своего верблюда и повез Саъду ибн Абу Ваккасу. Он обрадовал его вестью о том, что Аллах даст мусульманам завоевать земли персов. Затем произошла битва при Кадисии рвы, которой были переполнены тысячами павших солдат. Но они были из числа войска Хосрова, а не мусульман.

Персы не успокоились поражением в Кадисии и стали собирать многочисленную армию из ста пятидесяти тысяч самых сильных воинов. Когда аль-Фарук услышал эту весть, то решил сам отправиться для противостояния этой великой опасности. Но мусульмане уговорили его не делать этого и посоветовали ему отправить главнокомандующего, на которого можно положиться в подобном деле. Умар спросил: «Подскажите мне, кого можно отправить для такого дела?». Они сказали ему: «Ты лучше всех знаешь свою армию, о, повелитель правоверных». Он сказал: «Клянусь Аллахом, я назначу командующим войска мусульман человека — если столкнутся две армии — он не будет медлить. Это ан-Нуъман ибн Мукаррин аль-Музаний». Они сказали: «Именно он подходит для этого дела». Он написал ему, сказав: «От раба Аллаха, Умара ибн аль-Хаттаба ан-Нуъману ибн Мукаррин. До меня дошла весть, что многочисленная армия иноверцев ополчилась против вас в городе Нехавенд. Если до тебя дойдет мое послание, то отправляйся, при помощи Аллаха, с мусульманами, которые с тобой. Не иди по труднопроходимым местам, нанося им вред, ибо один мусульманин лучше для меня, чем сто тысяч динаров. И мир тебе».

Ан-Нуъман поторопился со своей армией к встрече с врагом, впереди себя отправил отряд из всадников, чтобы они разведывали путь. Когда всадники приблизились к Нехавенд, то их кони остановились. Попытка пришпорить не увенчалась успехом. Спешившись, всадники увидели кусочки железа похожие на головки гвоздей, впившиеся в копыта коней. Выяснилось, что иноверцы рассыпали на дороге, ведущей к Нехавенд, железные иглы в качестве препятствия коннице и пешим.

Всадники оповестили ан-Нуъмана об увиденном и попросили его высказать свое мнение. Он приказал им стоять на своих местах и разжечь огни ночью, чтобы их увидел враг. Когда враг их заметит, они должны сделать вид, что испугались и потерпели поражение, чтобы побудить их броситься в погоню и убрать эти железные иглы. Эта хитрость сработала против персов, и когда они увидели, что армия мусульман отступает пораженной перед ними, они отправили своих людей очистить дороги и убрать иглы. Мусульмане воспользовавшись этим, набросились на них и захватили те очищенные пути.

Ан-Нуъман со своей армией расположился вблизи Нехавенд и вознамерился напасть неожиданно на врага. Он сказал своему войску: «Я буду трижды скандировать такбир. В первый раз для того чтобы те, которые не готовы приготовились, второй раз чтобы каждый приготовил свое оружие. И третий текбир будет означать, что я бросаюсь на врага и вы вместе со мной».

Ан-Нуъман ибн Мукаррин скандировал текбир трижды и бросился на врага подобно льву, а за ним войско мусульман. Между двумя армиями началось ожесточенное сражение, и история мало знает подобных сражений. Армия персов была разбита, и всюду лежали их павшие воины. Кровь текла рекой по дорогам и канавам. Конь ан-Нуъмана поскользнулся в этой крови и упал и сам ан-Нуъман был смертельно ранен. Знамя из его рук взял его брат, а его самого накрыл его своим плащом. Он скрыл его гибель от мусульман.

Когда была достигнута полная победа, которую мусульмане назвали «победой всех побед», войско стало расспрашивать о своем командующем аль-Басиля ан-Нуъмана ибн Мукаррина. Его брат поднял плащ и сказал: «Это ваш главнокомандующий. Аллах удостоил его победой и сделал его исходом мученическую смерть».