Халиф Омар ибн Абдульазиз - гаситель смуты

История ислама не изучается просто так, подобно проходящей истории и рассказам, она изучается для того, чтобы брать с нее пример. Правители берут с нее пример в претворении законов шариата и в том, как применять эти законы к действительности. Они приобретают пользу, используя опыт их предков, достигших успеха в претворении ислама, имея проницательный и творческий ум. Также они могут не повторять их ошибок, и избежать опасностей которым подверглись прежние поколения. Так же они могут ознакомиться с тем, как предки противостояли опасностям, как исправляли свои ошибки. Особенно это относится к исламской умме, обладающей богатой историей, которую ни имеет, ни какой другой народ.

Например, смута умавитов с Али, да будет доволен им Аллах, и его последователями. Как праведный омеядский халиф Омар ибн Абдульазиз смог, за период своего правления, который продолжался два года и пять месяцев оставить глубокий след в истории? Как он смог остановить смуту и стать возлюбленным для всех, несмотря на то, что реки пролитой крови еще были свежи? Как он устранил тиранию омеядского рода над их народом? Как хариджиты без требования остановили сражение с омеядским родом?

Сможем ли мы сегодня потушить смуту, которую разжигает Америка в Ираке и в других исламских странах между суннитами и шиитами? Сможем ли мы при установлении халифата, который по воле Аллаха очень близок, одолеть эти препятствия и смуту среди мусульман так, как одолел их Омар ибн Абдульазиз? – когда он объединил сердца и погасил смуту. Так что, абасидский халиф аль-Мухтадий сказал: «Мне стыдно, что в роду Мырвана есть такой - как Омар ибн Абдульазиз, а в роду Аббаса, который из семьи Пророка, нет подобных ему». Он сделал так, что хариджиты, когда до них дошла весть о нем и о том, как он рассматривал жалобы, собрались и сказали: «Мы не должны сражаться с таким человеком». И передается от имама Джаъфара ас-Садикъа ибн Мухаммада аль-Барикъа, что он сказал: «Абу Хафс Омар ибн Абдульазиз, был праведным рабом Аллаха, он дарил нам динары в кувшинах из-под меда». Так же Фатима бинт Хусайн ибн Али говорила о нем: «Если бы остался у нас такой как Омар ибн Абдульазиз, то мы ни нуждались бы больше ни в ком другом». Так чем же был известен Омар? Что он сделал такого, что все полюбили его:

Первое: он был известен доброй, благой историей и справедливостью

Он, да смилостивится над ним Аллах, видел, что положение народа - это положение правителя, и говорил: «Поистине правитель подобен рынку – везут туда то, что требуется спросом – и если это благочестие, они приходят туда благочестивыми, но, а если правитель развратный, то они идут туда с развратом». Поведение народа определяется поведением его правителя, поэтому он опередил свой народ в благочестии, и они последовали за ним, пытаясь догнать его. Начиная с первого дня своего правления, он отказался от соблазна власти, которая была у омеядов, так же отказался от халифской кареты, попросив привести ему его кобылу. А когда пришли служащие этих карет и попросили у него плату за их услуги, он, ограничившись своей кобылой, приказал продать их, а деньги оставить в байтул-мал мусульман.

Он вернул украшения и прочие вещи его жены Фатимы бинт Абдульмалика ибн Мырвана в байтуль-мал и сказал: «Я и ты не будем вместе, пока это все с нами, (и она вернула это все в казну)». Он отдалился от общественных денег, несмотря на то, что сам оставался без гроша. И это дошло до такой степени, что однажды он захотел винограда и спросил у своей жены Фатимы: «Есть ли у тебя дирхам, я куплю на него виноград», и она ответила: «Нет», и сказала: «И ты, правитель мусульман, не можешь найти дирхам, чтобы купить виноград?». Он сказал: «Это намного лучше и легче для нас, чем завтрашние цепи ада». Его ежедневная зарплата была всего лишь два дирхама.

Когда он стал халифом, его богобоязненность настолько увеличилась, что он отрекся от сладостей и благ этого мира. Передает Абу Хазим: «Когда Омар ибн Абдульазиз стал халифом, то я посетил его, и когда он посмотрел на меня, он узнал меня, а я его нет. Омар сказал: «Приблизься ко мне», я приблизился к нему и сказал: «Ты правитель мусульман?» Он сказал: «Да». Я сказал: «Разве ты не был нашим амиром в Медине, и у тебя не была хорошая карета, дорогая одежда, твое лицо не было румяным, у тебя не была вкусная еда и много слуг? Что же тебя изменило, в то время как, ты являешься правителем мусульман?» Омар заплакал и сказал: «О Абу Хазим, что если бы ты увидел меня в могиле через три дня, когда уже высох бы мой язык, опали бы мои щеки, обнажились бы внутренности моего живота, и ты увидел бы множество червей, поедающих мое тело. В таком случае ты брезгливо отверг бы меня!»

Второе: Он наказывал тиранов, даже если они были его родными.

Это он сделал следующим путем:

1 – он рассмотрел жалобы на тех, кто были до него, особенно на род омеядов.

Когда он стал халифом, он начал со всей семьи омеядского рода, он пересмотрел и отверг их дела, назвав это злом, он написал всем своим подчиненным: «Поистине людей постигла беда, в суровости и несправедливом претворении законов Аллаха, их постигли нехорошие привычки, которые введены плохими сотрудниками, которые очень редко намеревались сделать добро…». Он отдал Бани Хашим одну пятую (аль-хумс), и вернул Фадк, который Муавия когда-то отдал Мирвану».

2 – равноправие между омеядским родом и остальными мусульманами.

Передает Умайя ибн Адуллах ибн Амр ибн Осман ибн Аффан сказав: «Я прибыл в Саифу воевать, и зашел к Омару ибн Абдульазизу, он приветствовал меня, и сказал: «Куда направляешься, о Абу Осман». Я ответил: «На джихад, если это будет угодно Аллаху». Он сказал: «Вот таким ты похож на себя, и такими были твои предки, и у нас есть то, что мы даем таким как ты». Он ответил: «Я принял, и это было пятьдесят динаров. А когда я вернулся, то навестил его, и он сказал мне то же, что и в первый раз. Я ответил ему, сказав: «О, правитель верующих, это не для меня». Правитель ответил: «Это не увеличит никого богатством, и клянусь Аллахом, если бы я нашел какой-либо путь, чтобы дать тебе больше этого из байтул-мала, я бы сделал это». Я сказал ему: «У меня есть ребенок». Он сказал: «Это твои права, и мы напишем об этом твоему амилу, который заботится о мусульманах и их семьях в то время когда они на джихаде». Я сказал: «У меня есть долг, отдай его за меня». Он сказал: «Это твое право, мы напишем твоему амилу, он продаст твое имущество и отдаст твои долги. А на что не хватит он выплатит из мусульманского быйтул-мала. Я сказал ему: «Клянусь Аллахом, я не пришел к тебе для того, чтобы ты обанкротил меня, продав мое имущество». Он сказал: «Клянусь Аллахом, иначе быть не может».

3 – быстрое рассмотрение жалоб, без ожидания твердых доказательств подтверждающих жалобу.

После того, как похоронили Сулеймана, Омар зашел в резиденцию халифата и приказал продать все украшения, а деньги оставить в байту-ль-мал мусульман. И когда он сел отдохнуть, к нему подошел его сын Абдульмалик и сказал: «Что ты хочешь делать, о отец?» Он ответил: «Отдыхаю сынок». Последний сказал: «Отдыхаешь? И не рассматриваешь жалобы людей?» Омар сказал: «О, сынок, я всю ночь не спал, занимаясь делами твоего дяди, вот прочитаю обеденный намаз, и потом рассмотрю жалобы». Сын ответил: «О, амир мусульман, откуда ты знаешь, что доживешь до обеда?» Омар сказал: «Подойди ко мне», и когда тот подошел - он поцеловал его в лоб, и сказал: «Хвала Аллаху, который одарил меня потомком, помогающим мне в моей религии. Затем он вышел и приказал объявить о том, чтобы те - у кого есть жалобы, обращались к нему».

К нему пришла жительница Кафы и сказала: «О, правитель мусульман, ни я, ни мои дочери не получили из того, что распределил правитель мусульман. На что он ответил: «А кто у тебя?» Она сказала: «Аль-Арфа и аль-Манакиб». Он сказал: «Иди, вернешься вечером, и я напишу тебе», а потом добавил: «Минутку, а вдруг я не доживу до вечера, зайди к Фатиме бинт Абдульмалик...». Говорит женщина: «Потом он вызвал меня и написал мне письмо».

Омар, да смилостивится над ним Аллах, никогда не оставлял на завтра то, что можно сделать сегодня. Некоторые из его братьев говорили ему: «О, правитель мусульман, почему бы тебе не отдохнуть», на что он отвечал: «А кто выполнит за меня сегодняшнюю работу?» Они сказали: «Сделаешь завтра», а он ответил: «Меня истощили дела одного дня, что же будет со мной, если накопятся дела двух дней?».

Абу Занад сказал: «Омар ибн Абдульазиз отвечал на жалобы людей, не требуя на них твердых доказательств, он ограничивался легкостью. Он решал проблемы, отвечая на жалобы, и не расследовал их, так как знал, что валии до него притесняли народ. Дошло до того, что он опустошил байтул-мал Ирака, после чего его пополняли из байтул-мала Шама».

Он, да смилостивится над ним Аллах, платил дорожные расходы истцов, однажды он спросил одного после того, как решил его жалобу: «Сколько ты потратил, пока дошел до меня? Тот ответил: «О правитель мусульман, ты спрашиваешь меня о том сколько я потратил и ты вернул мне землю, которая лучше для меня чем сто тысяч». Омар сказал: «Я вернул тебе твое право, то, что принадлежит тебе, а теперь говори, сколько потратил?» Тот ответил: «Я не знаю», Омар сказал: «Скажи приблизительно», тот сказал: «Шестьдесят дирхамов». И Омар приказал, чтобы ему выплатили эти деньги с байтул-мала. Когда тот уходил Омар позвал его и сказал: «Возьми эти пять дирхамов из моих денег, купишь себе мясо и съешь его по дороге, пока доедешь до своей семьи, если это будет угодно Аллаху».

4 – не принимал помощь тех, кто участвовал в зле или молчал видя зло, особенно если это были из рода омеядов.

Передает Авзаыъй что однажды, когда Омар ибн Абдульазиз сидел у себя дома, вместе с предводителями омеядского рода, сказал: «Хотите ли вы, чтобы я назначил каждого из вас полководцами?» Тогда один из них сказал: «Почему ты говоришь то, чего не будешь делать?» Омар сказал: «Видите этот ковер? Поистине я знаю, что он исчезнет, но, не смотря на это, я даже не хочу, чтобы вы топтали его вашими ногами, как же я поручу, доверю вам мою религию, как я назначу вас ответственными за честь мусульман и их достоинство? Не дождетесь этого никогда». Они сказали ему: «Разве мы не родные? Разве мы не имеем права?» Он сказал: «В этом деле самый дальний мусульманин и вы равны передо мной».

Однажды он узнал, что Анбаса был свидетелем того, как Худжадж убили двух мусульман, и не порицал их за это, кроме этого он ничего не сказал Омару про это, тогда Омар приказал сказав: «Не разрешайте Анбаса (заходить к нему), если только не по нужде». А до этого Анбаса заходил к Омару когда захочет.

5 – отстранение всех, на кого была жалоба.

Омар ибн Абдульазиз использовал одного человека, но когда он узнал, что тот был уполномоченным у Худжадж, то сразу уволил его, тогда последний пришел к Омару, прося прощения. Омар сказал ему: «Достаточно тебе сопутствие зла и несчастья дня или некоторых дней». Когда халифат перешел под управление Омара, пришел Халид ибн Райян и занял место начальника охраны. До этого он был охранником Валида и Абдульмалика, тут Омар посмотрел на него и сказал: «О Халид оставь этот меч...» Омар вызвал Амра ибн Мухаджира аль-Ансарий и сказал: «Возьми этот меч... я назначаю тебя начальником моей охраны».

Омар ибн Абдульазиз отстранил Джараха ибн Абдуллаха аль-Хукмий от должности губернатора Хураса, потому что последний брал джизью у тех, кто принимал Ислам говоря: «Вы принимаете Ислам, убегая от выплаты джизьи. Омар написал ему: «Поистине, Аллах послал Мухаммада (с.а.с), призывающим к благу, а не сборщиком налогов».

Передает Авзаый, что Абу Муслим вышел на джихад во главе мусульман, Омар вернул его с Дабикъа и сказал: «Мусульмане не воспользуются помощью такого как он, в сражении с врагами». Омар платил ему две тысячи, потом спустил до тридцати. И тот вернулся с Дабикха в Триполи, потому что он был палачом у Худжадж и был из Сакъифа. Омар написал об отстранении Усама ибн Зайд ат-Танухий, за зло которое он совершил, будучи ответственным, за харадж в Египте. Так же написал приказ об отстранении Язида ибн Абу Муслима от дел Африки, так как тот был плохим сотрудником.

Третье: проявление уважения униженным и предоставление им того, чего они заслуживают.

Омар ибн Абдульазиз сказал некоторым детям Хусайна ибн Алий ибн Абу Талиб: «Никогда не ждите у моих дверей, если знаете, что я свободен, поистине я стесняюсь Всевышнего Аллаха, когда перед моими дверями стоит человек из семьи Посланника Аллаха (с.а.с), и ему не разрешают войти ко мне». Другим из них он сказал: «Поистине я стесняюсь Аллаха и хочу обогатить тебя миром из-за милости, которую оказал вам Аллах». Так же сказал: «Мы, и сыновья нашего дяди бану Хашим пережили дни, которые были против нас и дни против них. Они обращались к нам, и мы обращались к ним, так продолжалось пока не появилось послание, которое остановило грязную торговлю, заткнуло каждого лицемера и заставило молчать каждого говорящего». И сказал, да будет доволен им Аллах: «Если бы я был среди убийц Хусейна, и если бы мне было приказано зайти в рай я бы не сделал этого, стесняясь того, что взгляд Посланника Аллаха (с.а.с), попадет на меня».

Омар ибн Абдульазиз написал о Зайде ибн Хасан ибн Алий ибн абу Талибе своему сотруднику так: «Поистине он уважаемый из рода Хашима, предоставь ему пожертвования посланника Аллаха (с.а.с), и помоги ему в том, в чем он просит помощь».

Четвертое: возврат правильных действий в решении проблем.

Он сделал себя ответственным за каждого индивидуума отдельно, а не за отдельную какую либо часть или группу, все мусульмане были под его ответственностью. Передает его жена Фатима: «Однажды, когда я зашла к нему в комнату, где он обычно молился, то застала его плачущим, он сидел, оперившись лицом на руку, а с его глаз лились слезы, я спросила: «Что с тобой?» Он ответил: «Горе о Фатима, я назначен правителем этой уммы, я задумался о бедном, голодном, больном потерянном, обнаженном уставшем, о сироте расстроенном, о брошенной одиночке, об униженном, ущемленном, о чужом, пленном, о старике, о многодетном у которого мало денег, и им подобным в разных концах земли и стран. И тут я понял что Всевышний господь мой спросит меня в Судный День за них. А соперником моим, кроме них, еще будет Мухаммад (с.а.с), я испугался от того, что у меня не будет оправдания когда он обвинит меня в чем-либо, мне стало жалко себя и я заплакал». Однажды его помощник увидел его опечаленным и спросил, что с ним, он ответил: «Ни на востоке, ни на западе никто из уммы Пророка Мухаммада не должен остаться без его прав и того, что причитается ему без его требования». Передает Амр ибн Мухаджир: «Мне сказал Омар ибн Абдульазиз: «О Амр, если ты увидишь, что я отдаляюсь от истины, то сразу же возьми меня за пояс и сотряси меня и скажи: «Что ты творишь?»».

Омар ибн Абдульазиз написал Абдульхамиду ибн Абдурахману, который находился в Ираке о том, чтобы он раздал людям то, что им причитается. Абдульхамид ответил ему: «Я уже раздал людям, но в байтул-мале остались деньги. Тогда он написал ему, сказав: «Посмотри всех, кто имеет долги и отдай за них, кроме тех, кто занимал на харам». Абдульхамид написал: «Я отдал за них долги, но в байтул-мале еще остались деньги». Омар написал: «Посмотри, если есть не женатые и не имеют денег для этого, жени их». Он ответил: «Я женил всех, кого нашел, но деньги все еще есть». Омар написал: «Посмотри тех, которые платят джизью, если среди них есть тот, кто ослабел в работе, то мы хотим его джизью год или два».

Таким образом, если мы хотим покончить с течениями и убрать препятствия между мусульманами, то необходимо:

1 – работать, концентрируя внимание на осознании мусульманами того, что они должны смотреть на шиитов и суннитов – особенно на Джаъфария и Зайдия – как на мазхаб фикхий (учение фикха), а разномнение между ними шариат разрешает.

2 – исламские движения должны принимать в свои ряды любого мусульманина, если он соответствует условиям этого движения, не смотря на то, что это суннит или шиит.

3 – работать с помощью каждого мусульманина для построения Халифата, так как халифат будет государством для всех мусульман, как это было во времена Абу Бакра и Омара... и как это было в государстве Посланника (с.а.с), в соответствии с тем, что приводится в хадисе: «...и потом будет халифат на основе пророческого метода».

4 – до и после построения халифата нельзя делать различие между мусульманами относясь к ним как к мазхабам, классам или секте. Отношение должно строиться только на основе их отношения к шариату, и нельзя предпочитать кого-то над кем-то, все равны и отличие только по богобоязненности.

И в конце, я призываю Аллаха и прошу Его, чтобы Он одарил нас праведным халифатом, который воплотит истину, уничтожит границы между исламскими странами и вернет умме ее славу, честь и величие как это уже было.