Глава информационного отдела Хизб-ут-Тахрир в Ливане: «Государство Халифат является мировым и для всего человечества

Причина сегодняшних межбазхабных конфликтов состоит в пагубных действиях Запада»

Ливанская газета «Баляд» от 6 марта 2006 года провела журналистскую встречу с главой информационного отдела Хизб-ут-Тахрир в Ливане, доктором Айманом Ахмадом Рауфом аль-Кадири, и задала ему несколько вопросов касательно деятельности Хизб-ут-Тахрир в Ливане и за его пределами. Журнал аль-Ваъй решил опубликовать содержание этой встречи в силу его полезности.

1. Не считаете ли вы, что воззвания, использованные вами в прокламациях по случаю памяти о разрушении Халифата, представляются в данное время пагубными и могут привести к этническому или межбазхабному кризису?

Мы никак не можем представить, что в Исламе может содержаться нечто иное, кроме добра для всего человечества. Это религия, которой Аллах удовлетворился для сотворенных Им людей и которую Он сделал последним из непрерывных посланий для человеческого рода. Именно этот Ислам на протяжении долгих столетий правил миром и принес человечеству лишь благо, и это признано многими.

В том, что мы сказали, нет никакого межбазхабного или этнического призыва. Мы хотим исполнения Ислама, не для того чтобы подавлять кого-то, а наоборот, чтобы поднять всех к уровню человеческого достоинства, которое сформулировано в божественном откровении.

История правления Исламского государства не была свидетелем межбазхабной борьбы. Она видела политическую борьбу, которой был предан характер межбазхабной борьбы, и это происходит в «патриотических» образованиях, которые десятилетиями разделяют мусульманские страны.

Причиной большинства сегодняшних межбазхабных конфликтов служат пагубные действия Запада среди людей, и нельзя, чтобы Исламское государство давало возможность Западу вести такие игры. Известный на севере Ливана в XIX веке Юсуф Карам аль-Кутб аль-Маруни в своем письме маронийскому патриарху, Полесу Мусиду, в 1857 году высказался об усилении зависимости своего народа от европейцев. В частности он говорил: «В эти дни наши дела стали зависеть от Англии или Франции. Если кто-то побил своего соседа, вопрос становится англо-французским. Иной раз Англия или Франция поднимают шум из-за чашки кофе». Также о масштабах иностранного вмешательства для разжигания межбазхабных распрей высказался Нахом Жолдман, глава всемирной еврейской лиги, в своем обращении в Париже на проведенной в 1968 году конференции еврейской интеллигенции.

Он в частности сказал: «Если мы ищем существования и спокойствия для Израиля на Ближнем Востоке, мы должны делить окружающие его народы на меньшинства, через которые Израиль будет играть передовую роль. Это нужно делать путем поощрения появления небольшого алавитского государства в Сирии, небольшого маронийского государства в Ливане и небольшого курдского государства в Ираке». В своих мемуарах премьер-министр Франции, Жорж Клемансо, пишет: «Наши друзья англичане опережают нас во внимании к вопросу мазхабных и этнических меньшинств в странах арабского Востока. По этому вопросу мы имеем единые точки зрения».

2. В одной из своих прокламаций вы написали, что необходимо растворить Ливан, в то время как ливанцы требуют независимости. Не ставит ли это вас в сторону от всех остальных?

Мы принимаем то, что объединяет умму и выводит ее за сферу разобщенности и международной борьбы за наши земли. В умме нет того, кто согласен с узкой принадлежностью, замкнутым взглядом и тупиковой перспективой. Сыны этого государства на протяжении долгих десятилетий были в авангарде тех, кто заплатили самую высокую цену для спасения проблемы Палестины и остальных проблем уммы. Это не что иное, как свидетельство о том, что они не верят в «Ливан», который замкнут в своих искусственных границах. Сегодня некоторые в Ливане проявляют активность через реакции. И по причине своего возмущения сирийским режимом, который сильно унижает жителей этой страны, они стали предпочитать замкнутость Ливана в самом себе, т.е. чтобы он задушился в узком пространстве.

Мы понимаем, что правление всех арабских режимов является негативным, которое не уважает волю уммы и более того не исходит из ее акыды или ее представлений. Также недопустимо, чтобы эти режимы, которые угнетают свои народы, втягивали нас в ошибочные убежденности. Мы желаем разъяснить умме, чтобы она руководствовалась светлыми моментами в своей истории и знала, что каждый враг, замышлявший против нее зло, терпел неудачу и отступал. Мы нигде не сталкиваемся с уммой. Мы показываем прямой путь, чтобы умма имела правильное видение и делала правильное сравнение.

3. Вы требуете установление Халифата и добиваетесь правления на основе шариата. Каков масштаб этого государства? Какова судьба международных законов?

Мы не требуем Исламского государства в отдельно взятой стране или нации. Мы хотим видеть его мировым и общечеловеческим государством. Если мы заявляем, что это государство является исламским, то это из-за того, что оно правит на основе Ислама, который ниспослан Великим Аллахом милостью для всех людей. Оно не является государством лишь для мусульман, исключая остальные народы.

Почему мы не настаиваем на отказе от идеи международного права в его обязывающем понимании? Со времени появления этой идеи появились законоведы, которые отвергли ее, как Гоббс, Бофенлдорф, Остин. Другие законоведы, среди которых Керван, Эрик, Зельтман сочли, что правила международного права являются лишь «моральными правилами», нарушение которых не предусматривает какую-либо правовую ответственность. Стерлинг Эдмундес, Фендорф и Обенхайм сказали, что оно не имеет никакие особенности закона.

Мы считаем, что различные международные организации всяческими способами помогают западному колониализму поглощать силы покоренных народов. Разве мы должны быть похожими на ягнят, которые покорны перед мясником? Мы должны работать над образованием новых справедливых механизмов для взаимодействия между народами, и тогда человечество успокоится от искусственных войн.

В своей книге «Правление мусульман в Испании» востоковед Стэнли Пол пишет: «На протяжении всей своей истории Андалузия не наслаждалась таким милосердным и справедливым правлением, каким она наслаждалась в дни арабских завоевателей».

В рассказе о мировоззрении Уолл Дюрант говорит, что христиане в Андалузии долгое время предпочитали мусульманское правление христианскому, а области, оказавшиеся под властью османских халифов, как Родос в Греции или византийцы, венецианцы и земли Венгрии, придерживались мнения, что под властью султана Сулеймана положения у них стали лучше, чем были в дни рода Габсбургов.

Член комитета по внешним делам в американском конгрессе, Джим Мейран (в беседе с главным редактором кувейтского журнала «Общество», № 119, 05/03/1996) сказал: «Я убежден, что следующее столетие станет столетием Ислама и исламской культуры и это будет возможностью, для того чтобы во всех частях мира установилось больше мира и процветания».

4. Каковы качества халифа? И есть ли тот, кому вы можете присягнуть как халифу?

Хизб-ут-Тахрир принял из законодательных источников Ислама качества халифа. Он должен быть мужчиной, мусульманином, имеющим здравый ум и не подчиняющимся каким-либо указаниям и приказам, которые отводят его от принятия решения по своему убеждению. Он должен быть справедливым согласно критериям Ислама, на которые опирается государство, и во всех отношениях должен быть способным нести бремя правления. В умме есть много тех, кто соответствуют этим качествам.

5. Какой мазхаб имеет халиф?

В своей программе мы не принимаем того, что халиф должен быть из какого-то мазхаба и не переходить его. Это халиф, который правит на основе Ислама в Исламском государстве. Ни одно государство не может возвыситься на мазхабной замкнутости, а что в таком случае говорить о государстве, которое мы хотим, чтобы оно распространяло свет во всем мире? Тот, кто не имеет чего-то не в состоянии дать его. Умма должна выйти из темных мазхабных подземелий. Это не означает, что вся умма должна придерживаться одного мазхаба. Плюрализм в рамках понимания шариатских текстов является законным положением.

6. Какова участь немусульман в Халифате?

В своей книге «Ислам – идеи и мысли» Алконт Генри Де Кастро пишет: «Я изучил историю христиан в исламских землях и пришел к светлой истине. Отношение мусульман к христианам свидетельствует о добродушном сосуществовании, вежливости и доброте. Такого не было у немусульман. Сострадание и сочувствие считались европейцами знаком слабости. Я не вижу оснований, для того чтобы оспаривать это замечание». («Фанатизм и толерантность между христианством и Исламом», стр. 210).

Востоковед Сэр Томас Арнольд говорит: «Будет правдой сказать: «В сени исламского правления немусульмане наслаждались такой толерантностью, равной которой мы не находим в Европе до современного времени» («Плюрализм религии и систем правления», Джордж Карм, стр. 537).

В книге «Религии средней Азии и ее философия» Гобино пишет: «Я в решительной степени говорю, что нет религии, которая могла бы походить на Ислам в толерантности» (тот же источник, стр. 238).

Патриарх Кудса Фиодсиус сказал: «Мусульмане справедливые люди, и мы не испытываем с их стороны какого-то страдания или придирчивости» («История отношений между Востоком и Западом в средние века», доктор Саид Ашур, стр. 19). Это было написано им в письме, которое он отправил в 869 году своему другу, патриарху Константинополя, Игнатию.

В этих приведенных мною высказываниях имеется достаточность, и мы просим Всевышнего Аллаха, чтобы Он дал нам возможность показать еще много светлых моментов, о которых будут вспоминать последующие поколения.

7. Популярно ли в умме установление Халифата?

Мы ежедневно ощущаем это положение и всегда видим его возрастание. Умма стала готовой к правлению на основе Ислама, в ее сердце чистая акыда, которую не смогли уничтожить все усилия, направленные на совращение с пути Ислама. Иногда эти усилия наоборот укрепляли эту акыду. Ужасная и бешеная гонка против уммы заставляет умму искать замену для малодушных правителей, которые не поднялись на защиту любого попранного достоинства.

8. Каковы способы, которым вы будете следовать для установления Халифата, и особенно если учитывать, что вы запрещены в Ливане и большинстве арабских странах? Будете ли вы стремиться к тому, чтобы вновь получить разрешение на деятельность Хизб-ут-Тахрир в Ливане?

Снятие запрета в современной арабской политике стало поощрительной грамотой, которую режим дает тем, кто восхваляет его. Законность своей деятельности мы берем из Священного Корана и чистой Сунны, и при этом мы настойчиво пресекаем каждого, кто пытается ловить рыбу в мутной воде. Ссылаясь на сообщение министерства внутренних дел и городских управлений под №2/5060 от 12/11/2005, 18/08/2005 было зарегистрировано заявление политического общества под названием «Хизб-ут-Тахрир» под №2/4349. Известно, что изданный в 1909 году османский закон об обществах, который действует на сегодняшнее время, разрешает каждой партии функционировать в соответствии с этим решением.

Что касается наших способов, то они не выходят за рамки мирного и целенаправленного призыва через известные каналы обращения к общественному мнению. Они не выходят за рамки ясной политической деятельности, где самым видимым являются политические посещения и встречи, в которых мы объясняем наш полный проект и охотно предлагаем его для любого обсуждения.

9. Поддерживает ли вас кто-нибудь в ваших действиях? Каковы ваши связи с другими существующими исламскими организациями?

Для того чтобы призыв был чистым и велся искренне ради Всевышнего Аллаха, мы знаем, что он должен быть вдали от любой политической зависимости, в пользу той или иной стороны. Известные «поддерживающие» стороны из политических движений в нашей среде не согласны с предлагаемым нами политическим проектом, и взамен на любое принятие поддержки от них мы должны будем отказаться от какой-то цели или мысли, а с этим мы не согласны, потому что в целом то, что есть у нас, не подлежит изменению, поскольку оно основано на постулатах веры. Всевышний Аллах сказал:

 وَلَا تَرْكَنُوا إِلَى الَّذِينَ ظَلَمُوا فَتَمَسَّكُمُ النَّارُ وَمَا لَكُمْ مِنْ دُونِ اللَّهِ مِنْ أَوْلِيَاءَ ثُمَّ لَا تُنْصَرُونَ 

«Не склоняйтесь на сторону беззаконников, дабы вас не коснулся Огонь. Нет у вас покровителей и помощников, кроме Аллаха, и тогда никто вам не окажет поддержки» (11:113).

Что касается исламских движений, то их люди являются нашими братьями. Мы встречаемся друг с другом и даем друг другу советы.

10. Где будет отправной пункт по направлению к Исламскому государству? И когда вы начнете свою кампанию?

Со времени возникновения Хизб-ут-Тахрир мы работаем над завершением своего большого проекта. Мы не ждем старта для начала. Что же касается времени победы, то это относится к сокровенному, и мы не знаем когда и где будет помощь Аллаха. Мы стремимся подготовить умму, чтобы он помогала нам в том, что мы делаем, поскольку это дело обернется пользой для всех.

11. Вы постоянно атакуете арабских и мусульманских правителей и считаете их агентами Запада. На что вы опираетесь в своих оценках, учитывая то, что есть правители, которые постоянно вступают в защиту арабских проблем и исламской уммы?

Не будем сейчас вступать в длительную полемику политического анализа, так как сейчас не место, для того чтобы приводить свидетельства или документы, которые поставили бы того или иного правителя в графу обвинения в продажности. Мы стоим перед прогнившей реальностью, от которой страдает умма. Эти правители, будь то агенты или нет, не защитили достоинство уммы, расточили ее святыни и разграбили ее богатства. Кроме этих трагедий они отказались править на основе шариата их Господа. Мы единогласны в том, что они не находятся на уровне ответственности нынешнего периода. Если это относится к слабости, а не к тому, что они – агенты, то пусть освободят место для других.

Что касается ваших слов о том, что есть правители, которые ревностны в защите интересов уммы, то я хочу сказать: «Посмотрите на их политику, состоящую из смелых выступлений и временных предвыборных лозунгов, и потом покажите мне практическое подтверждение тому, что они говорят! Покажите мне их действия в войне с еврейским образованием, которые соответствовали бы десятой доле действиям одного из них в искусственной войне со своими соседями мусульманами».

12. Существует не одна группа и не одно вооруженное исламское движение, которые стремятся к установлению Исламского государства. Координируете ли вы с ними своими действия? Стремитесь ли вы развить свою роль из политико-информационной в военную?

Мы надеемся, что в умме есть не одна группа, которая работает над установлением правления Аллаха на земле. Но метод, которого придерживаемся мы, исходит из своих шариатских источников. Мы не считаем допустимым, чтобы в программе какого-то исламского движения содержались военные действия, посредством которых оно намеревается прийти к власти. Во время второй присяги в Акабе сподвижники (да будет доволен ими Аллах) предложили Пророку (с.а.с.) разрешить им начать вооруженное сражение с жителями Мины, на что он ответил им: «Нам не приказано сражаться». (Хадис передали ан-Насаи, Ибн Абу Хатам. Аль-Хаким назвал его сахих хадисом).

То есть Пророк (с.а.с.) отказался от силовой деятельности, убийства и вооруженного переворота как от метода для установления государства. И в силу того, что мы построили свое видение на неоспоримых шариатских доказательствах, изменение этих доказательств недопустимо. Мы не отказываемся от военной деятельности по причине временных условий.