Послание арабам... Или тем из них, кто ещё остался таковым

Под таким заголовком aljazeera.net опубликовала недавно объёмную статью Мансыфа аль-Марзуки, бывшего президента Туниса, посвящённую поиску пути мыслительного пробуждения арабов и выхода из того болота, в котором они застряли. Статья поднимает вопрос: «Где выход из этого порочного круга? И кто способен проложить путь к этому в принципе?».

Марзуки приводит перечень различных несостоятельных идей, и после их предвзятой интерпретации со своей стороны пытается заложить читателю взгляды, удовлетворяющие секулярному принципу во всём, что входит в противоречие с Исламом. Здесь мы остановимся на некоторых фрагментах, представляющих из себя несущие опоры политического курса Марзуки в деле «спасения арабов или тех из них, кто ещё остался таковым», которыми он пытается торпедировать три важнейших исламских понятия, служащих основами существования Исламской Уммы.

Первое: Исламский Халифат. Марзуки говорит: «Что заставляет нас цепляться за искусственные государства и фальшивые идеологии, учитывая всю ту утопию, в которой мы жили веками, и ожидать спасения от справедливого диктатора... или от возвращения Халифата, не получая взамен ничего, кроме разочарования сверх разочарования?». Этот текст наглядно показывает то, что возвращение Халифата представляется для Марзуки злом, с которым, однако, он предлагает бороться отнюдь не утопическими, а вполне реалистическими средствами.

Здесь нам хотелось бы спросить Марзуки о мотивах его агрессивности по отношению к Халифату, ведь именно это государство 13 веков служило той нитью, что связывала воедино Исламскую Умму, и оно подарило мусульманам, включая арабов, верующих в Ислам и несущих его Послание, пальму первенства в мировом раскладе сил, являвшись источником их исключительного, внушающего почтительный страх могущества. Кроме того, разве Марзуки потерял способность различать колоссальную разницу между нашими нынешними декоративными государствами, состоящими на побегушках у стран Запада, и государством Халифат, порождённым Исламом для глобального покровительства интересам мусульман?

Второе: Единство Уммы. Марзуки замечает, что «до сих пор существуют настаивающие на том, что Ислам — единственная законодательная модель, способная спаять воедино исповедывающие его народы и развернуть их подлинную идентичность. Но это соображение как не имело успеха в прошлом... так, несомненно, обречено и в будущем». Вот так неуклюже и примитивно старается Марзуки навести тень на ясный день, рассказывая нам об отсутствии потенциала Ислама в объединении мусульманских народов! Опираясь на вышесказанное, он призывает арабов отвлечься от исламского метода преобразований, притворяясь неведающим о том, что именно Ислам был надёжным фактором идейного, политического и культурного единства мусульман. Да, ведь именно Ислам объединил враждующих и сражающихся друг с другом арабов, о чём говорит Всевышний Аллах:

لَوۡ أَنفَقۡتَ مَا فِي ٱلۡأَرۡضِ جَمِيعٗا مَّآ أَلَّفۡتَ بَيۡنَ قُلُوبِهِمۡ وَلَٰكِنَّ ٱللَّهَ أَلَّفَ بَيۡنَهُمۡۚ إِنَّهُۥ عَزِيزٌ حَكِيمٞ

«Ты не смог бы объединить их сердца даже если б израсходовал для этого все богатства Земли, однако Аллах объединил их друг с другом. Воистину, Он — Могущественный, Мудрый» (8:63).

Также Ислам объединил арабов, турок, курдов и другие народы и племена в одну общину, пока его господство не обняло большинство известных обжитых территорий на Земле после того, как Исламский Халифат переломил хребет персам, римлянам и другим агрессивным, деспотичным и порочным государствам, воцарившись на долгие века. Что касается проявившихся в Умме разделений, то их причиной послужило не соблюдение Ислама, а отклонение от него. Акъыда, тексты Ислама и его политика строятся на единстве и консолидации.

إِنَّمَا ٱلۡمُؤۡمِنُونَ إِخۡوَةٞ فَأَصۡلِحُواْ بَيۡنَ أَخَوَيۡكُمۡۚ وَٱتَّقُواْ ٱللَّهَ لَعَلَّكُمۡ تُرۡحَمُونَ ١٠

«Воистину, верующие — братья, так сближайте ваших братьев между собой. И бойтесь Аллаха, возможно, вы будете помилованы» (49:10).

Что касается сепаратистских движений, то они нашли отклик в Умме на почве невежества в Исламе, либо его игнорирования. Благородный Посланник (с.а.с.) говорит:

يَا أَيُّهَا النَّاسُ، أَلَا إِنَّ رَبَّكُمْ وَاحِدٌ، وَإِنَّ أَبَاكُمْ وَاحِدٌ، أَلَا لَا فَضْلَ لِعَرَبِيٍّ عَلَى أَعْجَمِيٍّ، وَلَا لِعَجَمِيٍّ عَلَى عَرَبِيٍّ، وَلَا لِأَحْمَرَ عَلَى أَسْوَدَ، وَلَا أَسْوَدَ عَلَى أَحْمَرَ إِلَّا بِالتَّقْوَى، ... ثُمَّ قَالَ: أَيُّ يَوْمٍ هَذَا ؟ قَالُوا: يَوْمٌ حَرَامٌ، ثُمَّ قَالَ: أَيُّ شَهْرٍ هَذَا ؟ قَالُوا: شَهْرٌ حَرَامٌ: ثُمَّ قَالَ: أَيُّ بَلَدٍ هَذَا ؟ قَالُوا: بَلَدٌ حَرَامٌ، قَالَ: فَإِنَّ اللَّهَ قَدْ حَرَّمَ بَيْنَكُمْ دِمَاءَكُمْ وَأَمْوَالَكُمْ وَأَعْرَاضَكُمْ كَحُرْمَةِ يَوْمِكُمْ هَذَا، فِي شَهْرِكُمْ هَذَا، فِي بَلَدِكُمْ هَذَا، أَبَلَّغْتُ؟... لِيُبَلِّغْ الشَّاهِدُ الْغَائِبَ

«О люди, воистину, у вас один Господь и один прародитель, а потому нет превосходства араба над неарабом, неараба — над арабом, краснокожего — над темнокожим, темнокожего — над краснокожим, разве только по их благочестию». Затем он спросил: «Что это за день сегодня?». Ему ответили: «Запретный день». Он сказал: «Что это за месяц сейчас?». Ему ответили: «Запретный месяц». Он спросил: «Что это за земля?». Ему ответили: «Запретная земля». И он сказал: «Воистину, Аллах сделал запретными для вас ваши кровь, имущество и честь подобно запретности этого дня, этого месяца и этой земли. Довёл ли я до вас?.. Пусть доведёт присутствующий отсутствующему» (передал Ахмад). А также:

مَنْ أَتَاكُمْ وَأَمْرُكُمْ جَمِيعٌ عَلَى رَجُلٍ وَاحِدٍ يُرِيدُ أَنْ يَشُقَّ عَصَاكُمْ أَوْ يُفَرِّقَ جَمَاعَتَكُمْ فَاقْتُلُوهُ

«Если кто-то придёт к вам, желая подбить на восстание или разделить ваше общество, когда ваша власть представлена в одном мужчине — убейте его» (передал Муслим).

Третье: Исламская самобытность. Марзуки продолжает: «Чего не понимают или притворяются непонимающими все эти опасные глупцы, так это того, что в формировании самобытности каждого индивида и нации другой де-факто участвует так же, как и собственное «я». Самобытность, подобно геологическим слоям, запечатлевает в себе историю сменяющихся и смешавшихся человеческих обществ, которые являют собой материю народа, и, в конце концов, приводит к изменению и новым слоям самобытности».

Вот с какой беспардонностью Марзуки, после предложений об отказе от нашего вероисповедания — религии единобожия — и единства, как и после предложений отвержения нами идеи возвращения Халифата в качестве системы шариатской власти предлагает нам отойти от нашей идентичности, опираясь в своих утверждениях на чахоточную философию, вступающую в противоречие с реальностью нашей Уммы, обладающей собственными установками, надеждами, болями и стремлениями. Не говоря уже о противоречии ясному тексту Корана, обозначающего нашу идентичность словами:

هُوَ سَمَّىٰكُمُ ٱلۡمُسۡلِمِينَ مِن قَبۡلُ وَفِي هَٰذَا لِيَكُونَ ٱلرَّسُولُ شَهِيدًا عَلَيۡكُمۡ وَتَكُونُواْ شُهَدَآءَ عَلَى ٱلنَّاسِۚ

«Он назвал вас мусульманами до этого и здесь (в Коране), чтобы Посланник был свидетелем о вас, а вы были свидетелями о людях» (22:78).