Идея «военного баланса сил»

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

На сегодняшний день в международных отношениях доминирует политика применения силы, что даёт необоснованную значимость идее «военного баланса сил».

Данную идею используют для определения мира и состояния войны между государствами. Последователи этой идеи утверждают, что военный баланс сил между мировыми игроками порождает мир, а его отсутствие ведёт к войне. С другой стороны (по их мнению), чрезмерная напряжённость между конкурирующими сторонами вынуждает последних заострить внимание на приобретении разного рода традиционного и нетрадиционного оружия. Вследствие этого те или иные политические позиции при дипломатических переговорах напрямую зависят от калибра оружия игроков. Подобный тип мышления подталкивает к ненужному размышлению над реальностью положения тех или иных государств. Примером такого типа мышления служат:

попытки Америки заставить Северную Корею отказаться от ядерного оружия,

российские усилия по возобновлению переговоров между режимом Асада и сирийской оппозицией.

В свою очередь, именно мировые державы имеют большое влияние в формировании баланса сил между странами, как и в поддержании мира в остальных частях света. Это достигается за счёт поставок оружия, заключения договоров, выполнения определённых военных действий и угроз санкций. Данные действия мировые державы используют для изменения неугодного им курса того или иного государства. Начиная с 1945 г. мировые державы в лице Америки, России, Англии, Франции и Китая навязали идею «военного баланса сил» развивающимся странам под предлогом защиты их интересов.

Прямое вмешательство мировых держав в развивающиеся страны вынуждает военные институты напрямую впасть в зависимость от иностранца в решении вопросов своего военного превосходства перед государством-оппонентом. Например, на Ближнем Востоке невозможно представить военное превосходство арабских стран над «Израилем» без военной помощи США. Аналогичным образом пакистанские военные считают, что не смогут победить Индию в традиционной войне, если США или Китай не окажут им военную и финансовую помощь.

Этот тип мышления в военных институтах стран мусульманского мира препятствует выйти за рамки идеи «военного баланса сил», что, в свою очередь, даёт хорошую возможность мировым державам расширить своё влияние в наших странах. Поражение арабов в войне с «Израилем» и потеря Пакистаном своей восточной части (Бангладеш) в войне с Индией позволило Америке расширить своё влияние на Ближнем Востоке и Индийском субконтиненте, используя эту идею. Даже когда мусульманские страны воевали друг с другом, им было трудно отказаться от этой формулы, ведь в тот момент они получали оружие от мировых держав. К примеру, Иран и Ирак сражались друг против друга ради интересов Запада; когда же Англия и Америка поняли, что не смогу избежать ничьей в этом противостоянии, они прекратили войну.

К сожалению, подобные войны сделали военный баланс сил основой в мышлении военных мусульманского мира, что привело к укреплению западной гегемонии и разжиганию гонки вооружений, как это происходит с Саудовской Аравией и ОАЭ. Последние тратят миллиарды долларов на покупку западного оружия, чтобы укрепить свой военный потенциал, тем самым препятствуя вмешательству Ирана в регион. Если мусульманские армии не изменят своё мнение относительно военного баланса сил, то их народы так и будут страдать от бесполезных войн; ко всему прочему, они (армии) будут восприниматься как инструмент в руках мировых держав.

Если мусульманский мир хочет освободиться от гегемонии сверхдержав, то его военные институты должны разрабатывать план по претворению такой программы, которая вернёт исламское военное просвещение армиям, как это было в Исламском Государстве на протяжении всей его истории.

Цель этой статьи заключается в утверждении, что военный баланс сил не пригоден для коренного изменения, поэтому невозможно возродить мусульманский мир, когда присутствует гегемония мировых держав на его территории.

Происхождение идеи «военного баланса сил»

Данная идея возникла из теории «баланса сил», которая, в свою очередь, вытекает из модели «национальное государство». Система национальных государств начала складываться после Вестфальского мира (1648 г.). А политический реализм — известная школа западной политической мысли — укрепил теорию о балансе сил. Последователей этой школы называют «реалистами». Согласно учению этой школы, каждый раз, когда баланс сил между странами вызывает беспокойство, начинаются войны между ними с целью решить проблему своей безопасности. Масштабы конфликта определяются количеством мировых держав. Неореалисты стремились расширить влияние этой теории за пределами европейского пояса, чтобы это коснулось всех сверхдержав прошлого. Реалисты считают, что международные отношения носят анархический характер, а национальные интересы государств постоянно сталкиваются друг с другом. Поэтому основной целью государств является обеспечение собственной безопасности. Однако необходимо помнить, что одни страны сильнее других, а это уже приводит к появлению пробелов в вопросе безопасности слабых стран, в связи с чем слабые страны стремятся преодолеть угрозу безопасности через баланс сил — внутренний или внешний.

Достижение внутреннего баланса требует от государства:

использовать имеющиеся в его распоряжении ресурсы,

построить сильную экономику,

создать армию, способную противостоять агрессии других государств.

Это делается подобно тому, как Америка и СССР использовали внутренний бюджет для укрепления своей военной мощи (обычной и ядерной), чтобы сбалансировать военные силы друг друга. Однако для стран, не имеющих доступа к природным ресурсам и не знающих, как создаётся мощная армия, подобная практика будет крайне сложна. С учётом этого они вынуждены прибегнуть к внешнему балансу сил. Под этим подразумевается создание союзов с сильными государствами, способными удовлетворять потребности слабых государств в вопросе их безопасности. Например, Япония, Австралия и Южная Корея опираются на союз с Америкой, чтобы минимизировать угрозу безопасности, исходящую от соседства с Китаем.

Сторонники данной теория утверждают, что мира и баланса невозможно достичь, если не будет равного распределения сил между государствами посредством внутреннего и внешнего балансов. Другими словами, шансы на мир увеличиваются только тогда, когда возрастают военные расходы, однако всё равно остаётся сложно прогнозировать выгоду или убыток от этого. Опекунами системы баланса сил являются мировые державы, ведь именно они используют своё влияние для сохранения так называемого баланса в разных частях света. Например, Россия сохраняет баланс сил в Центральной Азии, а Америка — в Северной и Южной Америке, а также в Европе и Ближнем Востоке. Подобная практика называется «внешним балансом сил».

Система баланса сил нарушается, когда государство или группа государств проводят деятельность, направленную на преодоление мощи государства-оппонента, что толкает другие государства прибегнуть к помощи более сильных государств, дабы восстановить баланс за счёт этого. Так, Наполеоновские войны (1799–1815) привели к созданию новых союзов в Европе, точно так же мировые державы объединились для сдерживания Германии, когда последняя стремилась укрепить баланс сил в Европе в свою пользу во время Первой и Второй мировых войн. Нужно понимать, что конкуренция между мировыми державами никогда не прекратится, поэтому тенденция к крупномасштабным конфликтам будет сохраняться всегда.

Существует ещё одна теория политического реализма, которая доминирует над теорией баланса сил: так называемая теория «оборонительного реализма». Эта теория утверждает, что государства должны наращивать свою военную мощь только в том объёме, который позволит им обеспечить себе безопасность и сдержать агрессивные государства. Далее она гласит, что постоянное наращивание военной мощи может привести к тому, что другие государства так же начнут наращивать свои военные силы, и это уже может в дальнейшем вылиться в конфликт. Подобный тип мышления отвергает идею господства одной силы во всём мире, т.е. выступает за биполярный мир. При гегемонии биполярного мира две одинаковые силы способны поддерживать необходимое влияние на других, что позволит обеспечить безопасностью весь мир. Последователей этой теории большое количество, они используют в качестве доказательства Холодную войну между Америкой и Советским Союзом.

С другой стороны, наступательный реализм утверждает обратное этому. По его мнению, государство не способно достичь необходимой для себя безопасности, пока не будет единолично править во всём мире, ведь подобное положение вещей позволит снизить возможности других сверхдержав конкурировать с ним. Сторонники наступательного реализма настаивают на однополярном мире как наилучшем пути в достижении мира и поддержания безопасности. Нынешняя американская власть в международной политике следует этому пути.

Другая теория под названием «теория передачи власти» предполагает вероятность войны или мира между сверхдержавами. На основе этой теория предполагается, что дисбаланс в силе власти между доминирующим государством и сильной державой приводит к стабильности. В то время как приближённость к балансу власти в большинстве случаев ведёт к войне. Сторонники этой теории предсказывают, что война между Америкой и Китаем неизбежна, поскольку неимоверный рост Китая сравнял его по силе власти с Америкой.

Все эти теории утверждают, что необходимо:

изучать военную мощь государств,

понять изменения в распределении сил, которые могут влиять на баланс,

контролировать любое увеличение мощи сильных держав, которая может привести к дестабилизации статуса доминирующего государства,

тщательным образом изучить необходимые военные расходы, оборудование, виды оружия, военные пакты, виды военных учений,

государствам приобретать оружие через сделки со сверхдержавами или начать свои разработки.

Ниже мы рассмотрим метод того, как Исламскому Государству противостоять вызовам идеи о военном балансе сил.

Во времена Посланника Аллаха (с.а.с.) вокруг Аравийского полуострова существовали две огромные силы в лице Восточной Римской (Византия) и Персидской империй. Византия на тот момент была доминирующим государством, а Персидская империя была её соперником. Обе империи имели своих агентов среди арабских племён, живших вдоль побережья Персидского залива и на территории Шама. Эфиопия на тот момент была под влиянием Византии, а Йемен — под Персидской империей.

На тот момент через Аравийский полуостров проходили два важных торговых пути:

1. Восточный путь, пролегающий через Персидский залив, Ирак, Сирию, и Палестину;

2. Западный путь, пролегающий вдоль Красного моря.

Византийцы и персы постоянно конкурировали друг с другом за контроль над ними. Кроме того, эти торговые пути сделали жителей Мекки, особенно курайшитов, могущественными. Именно курайшиты смогли хорошо воспользоваться этим через паломников и караваны. Что касается установления полного контроля над Аравийским полуостровом, то византийцев и персов это не интересовало, потому что кроме ветров там ничего ценного не было, из-за чего этот регион прозвали «регионом встречных ветров».

Появление Ислама на Аравийском полуострове не только зародило новую культуру, но и повлекло за собой доселе невиданные победы. Молодое Исламское Государство победило в своём первом сражении против курайшитов при Бадре; особенность этого сражения заключалась в том, что силы мусульман во многом уступали силам курайшитов. Поражение при Бадре заставило курайшитов (несмотря на их военное превосходство) искать союз с другими арабскими племенами, чтобы попытаться достичь баланса между ними и Исламским Государством.

Другая значимая победа в жизни мусульман была в 627 г. в битве Хандак, когда курайшиты и их союзники (арабские и еврейские племена) взяли в осаду Медину. Их войско достигало 10 тысяч воинов, в то время как численность воинов молодого Исламского Государства и её союзника в лице племени Бану Кайс в совокупности не превышало и 3 тысяч человек. Однако несмотря на такую огромную разницу, Исламское Государство смогло нанести поражение противнику без вступления в какие-либо военные союзы с местными или иностранными силами.

Также у Исламского Государства была и дипломатическая победа в лице Худайбийского мирного договора, подписанного им с курайшитами в 628 г. Поражение в битве Хандак нанесло ущерб статусу курайшитов лишь за пределами полуострова, однако внутри их статус не упал. Потому курайшиты смогли заключить антимусульманский союз с еврейским племенем в Хайбаре, живущем на севере от Медины. В результате возникла новая угроза Исламскому Государству, поэтому нужно было нейтрализовать её. Учитывая политическое положение, Пророк (с.а.с.) начал в этой плоскости размышлять над тем, как ослабить курайшитов на всём полуострове и сделать так, чтобы они не оказали помощи Хайбару; для этого хорошо подходило подписание мирного договора, что позволяло достичь поставленной цели (лишить Хайбар поддержки).

Что касается иностранных сил, то Посланник Аллаха (с.а.с.) с 30-тысячным войском в 630 году направился в Табук, дабы сразиться с войсками Византии, при этом разница в военном соотношении между Исламским Государством и Византией была очень и очень большой, так как Исламское Государство не обладало таким могуществом, как Византия. Единственное, на что было способно молодое государство, так это установить контроль над Аравийским полуостровом, и не более. Если же взглянуть на мощь Византии, то она позволяла ей установить свою власть над большей часть мира. Ведь нереально сравнивать возможности по финансированию военных кампаний Исламским Государством с Византией, поскольку последняя облагала налогами другие государства, а когда нужно — ставила под свои знамёна их армии.

Все эти примеры наглядно демонстрируют, что Исламское Государство под руководством Посланника Аллаха (с.а.с.) бросило вызов логике баланса сил и навязало своим врагам условия, не соответствующие его возможностям. Таким образом, на протяжении всей истории Праведного Халифата игнорировалась логика баланса сил. Абу Бакр (р.а.), а затем Умар ибн аль-Хаттаб (р.а.) показали несостоятельность данной логики, ведь государство под их руководством смогло одновременно противостоять и Византии, и Персидской империи. Так в битве при Ярмуке в 636 г. исламское войско количеством не более 46 тысяч воинов одолело византийское войско, численность которого превышало 200 тысяч воинов. Более того, Исламское Государство показало несостоятельность «теории передачи власти», ведя войны против византийцев и персов, при этом даже не приблизившись к их силе власти.

Слепое следование этим теориям со стороны армейских офицеров скрывает от них международное положение и не позволяет увидеть политические детали, которые позволят придать вес тем или иным дипломатическим и военным стратегиям и восторжествовать над пораженческим типом мышления, поразившим их. Ведь Посланник Аллаха (с.а.с.) хорошо понимал, что византийцы и их агенты в Медине стремились воспрепятствовать нарастающей силе молодого Исламского Государства. Поэтому он (с.а.с.) спустя 15 дней после подписания мирного договора Худайбия нейтрализовал Хайбар, лишив византийцев возможности установить постоянный плацдарм на Аравийском полуострове. Было время, когда Посланник Аллаха (с.а.с.) и его сподвижники отслеживали вооружённое противостояние между византийцами и персами, длившееся 26 лет (602–628 гг.).

Таким образом, несмотря на огромное превосходство обеих империй, мусульмане понимали, что их противник измотан, его моральный дух пал, а неустойчивый международный порядок был готов к грядущим переменам.

Во времена правления Омейядов, Аббасидов и Османов исламские армии продолжали следовать этому пути, пока государство Халифат не было разрушено. После развала Халифата на его руинах были образованы национальные государства под патронажем колонизаторов.

Сегодня мусульманские армии должны отказаться от понятия «военный баланс сил» и взять на себя обязательство следовать пути Посланника Аллаха (с.а.с.) в борьбе с врагами Ислама. Сказал Всевышний Аллах:

يَٰٓأَيُّهَا ٱلَّذِينَ ءَامَنُوٓاْ إِن تَنصُرُواْ ٱللَّهَ يَنصُرۡكُمۡ وَيُثَبِّتۡ أَقۡدَامَكُمۡ

«О те, которые уверовали! Если вы поможете Аллаху, то и Он поможет вам и утвердит ваши стопы» (47:7).


Абдул Маджид Бахати — Пакистан