Некоторые сведения о «Амвасской чуме»

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

В книге Ибн Касира «Аль-Бидайя ван-Нихайя» приводятся сообщения о «Амвасской чуме». Среди погибших от страшной болезни были Абу Убайда ибн аль-Джаррах, Муаз ибн Джабаль, Язид ибн Абу Суфьян и другие мусульмане из числа благородных сподвижников и обычных людей.

Ибн Джарир пишет о том годе следующее: «Мухаммад ибн Исхак от Шааба, от аль-Мухтара ибн Абдуллаха аль-Баджлий, от Тарика ибн Шихаба аль-Баджлий рассказал, что они пришли к Абу Мусе в его дом в городе аль-Куфа, чтобы пообщаться с ним. Когда они сели в круг, тогда он сказал: «Не ходите босиком. В этом доме человек заболел этим недугом. Вам не следует уходить из этого селения и удаляться в просторную и здоровую часть вашей страны до прекращения этой чумы. Я скажу вам, что предосудительно и чего нужно остерегаться. К числу таких предосудительных мнений относится мнение человека, ушедшего из заражённой местности и полагающего, что если бы он остался, то умер бы, и мнение оставшегося и заболевшего, что если бы он удалился, то чума не поразила бы его. Если же мусульманин так не думает, то ему не надо удаляться. Я был с Абу Убайдой в Сирии в год моровой язвы. Когда эта болезнь распространилась и когда узнал об этом Умар, то написал Абу Убайде, чтобы заставить его уехать оттуда: «Мир с тобой! У меня есть до тебя дело, и я желаю поговорить с тобой о нём. Заклинаю тебя, когда ты взглянешь на это письмо, то отправляйся в путь немедленно, даже не выпустив письма из руки твоей». Абу Убайда догадался, чего добивается этим халиф, сказал: «Да простит Аллах предводителя правоверных!», — и направил ему ответное письмо со словами: «О повелитель верующих! Я понял, какое у тебя до меня дело, но я нахожусь во главе мусульманского войска, не чувствую желания удалиться от него и не хочу покинуть его, пока не исполнятся воля и решение Аллаха надо мной и над ними. Избавь же меня от твоего заклятия». Прочитав это письмо, Умар заплакал; его спросили: «О повелитель верующих! Абу Убайда умер?». Он ответил: «Нет, но почти что так». Тогда написал ему Умар: «Мир тебе! Ты поместил людей в низменное место, так переведи их на возвышенное и здоровое». Тогда Абу Убайда призвал Абу Мусу.

От Абу Мусы передаётся: «Когда письмо халифа дошло до Абу Убайды, последний позвал меня и сказал: «О Абу Муса! Ты видишь, что я получил послание предводителя правоверных со следующим требованием! Выйди и найди для людей какую-нибудь новую местность». Отправившись домой, чтобы собраться в путь, я заметил, что мою жену тоже постигла эта болезнь. Я вернулся к Абу Убайде и сказал: «Клянусь Аллахом, в моей семье беда». Он спросил: «Ты думаешь, что твоя жена заболела?». «Да», — ответил я. Абу Убайда распорядился привести верблюда и подготовить его для поездки. Когда же он подымался на верблюда, то нечаянно ударился ногой о кожаное стремя. Поняв, что поранился, он сказал: «Клянусь Аллахом, я обречён заболеть». У него ещё хватило сил вывести армию из Амваса и повести её в более здоровую местность, но по дороге в Джабийу он скончался. Свежий горный воздух новой местности помог мусульманам справиться с чумой».

Передаёт Мухаммад Ибн Исхак от Абана ибн Салиха, от Шухра ибн Хошаба, от своей воспитательницы, которая поведала рассказ очевидца «Амвасской чумы». Когда эпидемия разгорелась на землях Шама, Абу Убайда обратился к людям со следующими словами наставления: «О люди! Эта болезнь — милость для вас, приглашение от вашего Пророка и смерть праведных людей, живших до вас. Я — Абу Убайда — прошу у Всевышнего Аллаха удостоить меня этой доли». Затем он поранился, заразился и умер.

После него народ возглавил Муаз ибн Джабаль. В своём обращении к народу Муаз ибн Джабаль сказал: «О люди! Эта болезнь — милость для вас, приглашение от вашего Пророка и смерть праведников, живших до вас. Муаз просит Всевышнего Аллаха удостоить семью Муаза этой долей мученичества». Сначала поранился его сын Абдуррахман и умер. Затем Муаз просил Аллаха не лишать его доли мученика и поранил свою руку. Люди видели, как он целовал свою ладонь, приговаривая: «Как приятно осознавать, что благодаря тебе мне досталось кое-что из мирских благ».

После Муаза народ возглавил Амр ибн аль-Ас. В своём выступлении перед народом он сказал: «Когда среди людей распространяется такая болезнь, то люди становятся похожими на огонь. Поэтому необходимо защититься от неё горами. Мы должны подняться на более высокую местность и оставить всех заболевших здесь». В ответ на это Абу Ваиль аль-Хазлий сказал: «Ты лжёшь, клянусь Аллахом, будучи сподвижником Посланника Аллаха?! Да ты хуже моего осла!». «Я не буду отвечать на твои слова. И забери назад свою клятву», — ответил Амр и вышел в путь. Несогласные с ним остались, а большая часть мусульман, которые посчитали решение Амра правильным, вышли за ним и были спасены от чумы с помощью Аллаха. Это распоряжение Амра не вызвало неудовольствия Умара.

От Ибн Исхака сообщается, что «после того, как прошла Амвасская чума, унёсшая жизни Абу Убайды, Язида ибн Абу Суфьяна и других, во главу мусульманского войска и для сбора хараджа в Дамаске халиф Умар назначил Муавию, а Шурахабиля ибн Хасана — во главу войска и для сбора хараджа в Иорданию. Сайф ибн Умар от своих шейхов передал: «Были две вспышки Амвасской чумы, которые показали невиданные ранее вещи. Эта болезнь долго не покидала селение. Умерло огромное количество людей. Враги начали помышлять о нападении, что вызвало страх у местных мусульман. Поэтому Умар отправился в Шам и разделил наследство погибших от болезней после того, как разошлись во мнениях местные эмиры. Сердца мусульман возрадовались приезду Умара, а враги расстроились этому событию. Хвала и благодарность Аллаху».

Сайф ибн Умар поведал о том, что «после ухода Амвасской чумы в конце 19 года Умар прибыл в Шам. И перед тем, как Умар решил вернуться обратно в Мадину в месяц Зуль-хиджа, он выступил перед людьми со следующей проповедью: «На меня было возложено управлять вами. Я провёл отведённый мне срок во вверенном мне Аллахом правлении над вами. Если на то будет воля Аллаха. Мы с достатком распределяли между вами ваши трофеи, дома и военные походы. И мы делились с вами мирскими благами, которые у нас. Мы отправляли к вам солдат и обходились с вами хорошо. Мы благоустраивали для вас и увеличивали ваши трофеи и то, что вы приобрели на полях сражения в странах Шама. Кто познал у вас что-либо, тому следует поступать в соответствии с этим познанием. Пусть он поделится с нами этим, и мы, если позволит Аллах, будем поступать в соответствии с этим познанием. Нет силы и мощи ни у кого, кроме Всевышнего Аллаха!».

Наиболее знатные из горожан Дамаска обратились к Умару с просьбой, чтобы тот уговорил Биляла исполнить призыв к намазу в честь отъезда халифа. И когда пришло время намаза, предводитель правоверных позвал Биляла и попросил его призвать людей на намаз (прочитать азан). Старец дал своё согласие, и, когда с вершины Большой мечети зазвучал чистый громкий голос со столь знакомыми каждому звуками, лица всех собравшихся, живо представивших себе Пророка (с.а.с.) на дневной молитве, оросились слезами. Закалённые в боях воины во главе с самим Умаром заголосили как один, не стыдясь своих рыданий. Остальные заплакали от сильного плача халифа».

Ибн Джарир о том годе написал следующее: «От Сайфа ибн Умара, от Абу аль-Муджалида сообщается, что Умар отправил Халиду ибн аль-Валиду послание, в котором запретил последнему принимать водные процедуры в хаммаме и растирать тело спиртовой настойкой дикого шафрана. В своём послании Умар написал: «Аллах запретил нам видимые и невидимые проявления вина. Он запретил прикасаться к вину, так не растирайте им свои тела, ибо оно — нечисть. А коль вы совершили уже такое, то больше не повторяйте эту процедуру». В ответ Халид написал Умару: «Мы покончили с этим и принимаем водные процедуры без всяких спиртовых настоек». Умар ответил ему в послании: «Я вижу, что племя аль-Мугира постигла напасть сухости. Да защитит вас Аллах от этого недуга» (на этом закончилась переписка). По словам Сейфа, в тот год жителей аль-Бусры постигла также чума, унёсшая жизни большого количества людей. Да смилуется Аллах над ними и будет доволен ими всеми».