Ученые вчера и сегодня

Аллах поднял степень знаний и возвысил ученых, оказав им почтение этой милостью. Он сделал так, что Его творения благословляют того, кто обучает людей благу. Передает ат-Тирмизий от Абу Умама аль-Бахилий, что он сказал: «Посланнику Аллаха (с.а.с.) сказали о двух людях: один много поклоняется Аллаху, а другой ученый. И Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Почитание ученого над поклоняющимся Аллаху такое же как почитание меня над одним из вас». Затем Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Поистине Аллах, Его ангелы и жители небес и земли, и даже муравей в своей норе и даже кит благословляют человека, обучающего людей благу». С помощью ученых люди отличают дозволенное от запретного и поклоняются Аллаху таким методом, которым он довольствуется. Их потеря считается великой в Умме.

Если их теряют, то теряются знания, господствует невежество, и люди поклоняются созданному, оставляя Создателя. И люди берут себе невежд, которые издают фетвы, не имея при этом знания, сбиваясь сами и сбивая других. Передал Бухарий от Урва, что он сказал: «Я слышал Абдуллах ибн Амр, когда совершал паломничество сказал: «Я слышал как Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Аллах не забирает знания, после того как Он дал вам их. Однако Он забирает их, забирая у вас ученых. И люди остаются невеждами. Их просят вынести решение, и они выносят согласно своему мнению, сбиваясь и сбивая других с прямого пути». И как сказал Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах): «Смерть тысячи людей выстаивающих ночные молитвы и постящихся днем легче, чем смерть разумного человека знающего дозволения и запреты Аллаха» (Передал абу Давуд).

Поистине ученые исправляют неправильные доктрины, ошибочные мысли среди людей и смело говорят слово истины, не боясь упреков порицающего и несмотря на степень человека перед ними. Все равно был ли он правителем или подданным. С ясностью, силой и мыслью они бросают вызов каждому, кто противоречит шариату и берется уничтожать ложь. Это их обычай. И если это является обязанностью каждого мусульманина, то тем более является обязанностью ученых. Потому что ученый знает твердо, что Аллах является тем, кто наделяет уделом, оживляющим и умертвляющим, дающим пользу и вред. В Его руках находится все. И в сердце мусульманина не проникает какой-либо страх или трусость. Его уважают люди, и его боится правитель.

Слово, исходящее с его языка, двигает толпы и колеблет правителей. Причиной всего этого являются знания, которыми Аллах почтил его и украсил его сердце. Когда Аллах почтил человечество Исламом, то таким образом появились ученые, от которых исходит серьезность, страх и богобоязненность, и они не боятся никого, кроме Аллаха. Они бросают вызов каждому правителю, который отходит от правильного пути какой бы он силой, властью и могуществом не обладал. Он не может взять у него ни мнения, ни фетвы в пользу своего решения. Даже правители унижаются и чувствуют стесненность, когда стоят у дверей тех ученых без какой-либо потребности.

Рассказал аль-Абрий Абу аль-Хасан Мухаммад ибн аль-Хасан ибн Ибрахим ибн Асым аль-Абрий ас-Саджарий: «Я слышал, как Абу Исхакъ Ибрахим ибн аль-Мавлид аш-Шаръкый передавал от Закарийя ан-Нийсабурий, они оба от ар-Рабиъ ибн Сулейман. Некоторые из них дополняли друг друга. Он сказал: «Я слышал, как аш-Шафий говорил: «… затем я вышел из Мекки и оставался в пустыне, обучаясь их речи и перенимая их характер. Это племя было самым красноречивым среди арабов. Я находился среди них 17 лет, кочуя и останавливаясь вместе с ними. Когда я вернулся в Мекку, то стал рассказывать стихи, литературу арабов.

Рядом со мной прошел человек из Зубайритов из племени Бану Амми и сказал мне: «О раб Аллаха! Мне будет тягостно, если наряду с этим языком, красноречием и умом не будет фикъха. Если это будет так, то будешь господином людей своего времени». И я спросил: «Кого ты подразумеваешь?» Он сказал: «Малика ибн Анаса – господина мусульман этого времени». После его слов он запал мне в сердце. Я пошел и взял на пользование «аль-Муватта» у одного человека из Мекки. Я выучил его наизусть за девять ночей и пошел к валию Мекки, и взял у него послание к валию Медины.

Я доставил это послание к валию, а когда он прочитал его, то сказал мне: «О юноша, идти пешком и босиком с самой Медины до Каабы легче для меня, чем идти к дверям Малика ибн Анаса. Я не вижу унижения, пока не стану перед его дверьми». И я сказал: «Да поможет Аллах амиру, если он захочет пойти к нему». Он пообещал сделать это к полудню. Так и получилось. Один из людей подошел к двери и постучал, и к нам вышла черная служанка. Амир сказал ей: «Скажи своему господину, что я за дверьми». Она зашла и замедлила, а затем вышла и сказала: «Мой господин приветствует вас и говорит: если у вас есть вопрос, то напишите на бумаге и к вам придет ответ. А если же у вас есть разговор, то скажешь об этом в день собрания». Он сказал ей: «Скажи ему, что у меня есть послание для него от валия Мекки по очень важной нужде».

Она зашла и вышла со стулом в руках и поставила его. Затем вышел Малик почтенным и величественным. Он был высоким, с гладкой бородой. Когда он сел, валий дал ему послание. Он начал читать и дойдя до места: поистине это человек, на дело и положение которого нужно обратить внимание – выбросил послание из рук и затем сказал: «Свят Аллах, разве берутся знания Посланника Аллаха (с.а.с.) посредством этого?» И я видел, как валий боялся сказать ему что-либо. Затем я приблизился к нему и сказал: «Да сделает тебя Аллах благочестивым.

Поистине, я человек, и о моем стремлении сказано в моей истории». Когда он услышал мою речь, то посмотрел на меня. Малик обладал проницательностью, и он сказал мне: «Как тебя зовут?». Я ответил: «Мухаммад». Он сказал: «О Мухаммад, бойся Аллаха и сторонись грехов, ибо у тебя будет будущее». Затем сказал: «Милость и почтение. Приходи ко мне завтра с тем, кто читал бы тебе книгу. Я сказал ему: «Я сам буду читать». И я пришел на следующий день и стал читать наизусть, а книга была в моих руках. Всякий раз, когда я испытывал почтительный страх к Малику и хотел остановиться, он был восхищен моим прекрасным чтением и грамматическим разбором. Он говорил: «О парень, давай еще». И так продолжалось до тех пор, пока я не закончил читать его книгу за короткие дни. Затем я проживал в Медине, пока не умер Малик ибн Анас. Да помилует тебя Аллах, о самый знающий среди всех ученых! Ведь никто не давал фетв, пока ты был в Медине».

Таковой была забота настоящих ученых на протяжении исламского правления. Среди них были те, которые были подвержены мучениям, и те, которые погибли мученически: Саид ибн Джубайр, Джаъфар ас-Садикъ, Ахмад ибн Ханбал и другие благородные ученые. Это те, которые не были обольщены своими знаниями. Они возвысились над обольщениями и пытками даже тогда, когда исламская Умма потеряла правление по Исламу и таким образом нам стали известны имена. Они не продавали свою религию за ничтожность этой жизни, за исключением некоторых, которые не берутся во внимание.

И ученые оставались советчиками Аллаха, Его Посланника, правителей и людей. Они были такими, как о них сказал аль-Хасан (да будет доволен им Аллах): «На земле всегда будут советчики Аллаха из числа Его рабов. Они будут сравнивать деяния рабов с Книгой Аллаха. И если они будут соответствовать ей, то будут восхвалять Аллаха, а если будут противоречить, то посредством Книги Аллаха они будут узнавать заблуждения тех, кто заблудился, и прямой путь тех, кто идет по ней. Это и есть наследники Аллаха» (34стр, 1том аль-Иътисам Абу Исхакъа Ибрахима ибн Мусса аш-Шатыбий).

В отношении этого, к сожалению, мы видим что те, которые называются учеными сегодня, делятся на две категории. Первая категория идет вместе с правителями, и они заставили Умму испытать разные муки. Эти ученые были вместе с правителями, украшали их ложь и защищали их. Правители направили на них телекамеры, телевизионные каналы и открыли для них радиовещания, газеты и журналы. Они стали рупором лжи, боясь творений вместо Создателя. К ним нет уважения ни у людей, ни у правителей. Эта категория, после того как им дали должность, сидит на креслах готовых фетв для того, чтобы поставить свою печать не читая эти фетвы. Однако их роль закончилась после того, как Умма перестала доверять им, что даже их официальные звания стали обвинением против них.

А вторая категория ученых сидит в молельнях, мечетях и говорит из радиоэфира, со страниц газет и различных информационных средсУченые вчера и сегодня

Аллах поднял степень знаний и возвысил ученых, оказав им почтение этой милостью. Он сделал так, что Его творения благословляют того, кто обучает людей благу. Передает ат-Тирмизий от Абу Умама аль-Бахилий, что он сказал: «Посланнику Аллаха (с.а.с.) сказали о двух людях: один много поклоняется Аллаху, а другой ученый. И Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Почитание ученого над поклоняющимся Аллаху такое же как почитание меня над одним из вас». Затем Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Поистине Аллах, Его ангелы и жители небес и земли, и даже муравей в своей норе и даже кит благословляют человека, обучающего людей благу».

С помощью ученых люди отличают дозволенное от запретного и поклоняются Аллаху таким методом, которым он довольствуется. Их потеря считается великой в Умме. Если их теряют, то теряются знания, господствует невежество, и люди поклоняются созданному, оставляя Создателя. И люди берут себе невежд, которые издают фетвы, не имея при этом знания, сбиваясь сами и сбивая других. Передал Бухарий от Урва, что он сказал: «Я слышал Абдуллах ибн Амр, когда совершал паломничество сказал: «Я слышал как Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Аллах не забирает знания, после того как Он дал вам их. Однако Он забирает их, забирая у вас ученых. И люди остаются невеждами. Их просят вынести решение, и они выносят согласно своему мнению, сбиваясь и сбивая других с прямого пути». И как сказал Умар ибн аль-Хаттаб (да будет доволен им Аллах): «Смерть тысячи людей выстаивающих ночные молитвы и постящихся днем легче, чем смерть разумного человека знающего дозволения и запреты Аллаха» (Передал абу Давуд).

Поистине ученые исправляют неправильные доктрины, ошибочные мысли среди людей и смело говорят слово истины, не боясь упреков порицающего и несмотря на степень человека перед ними. Все равно был ли он правителем или подданным. С ясностью, силой и мыслью они бросают вызов каждому, кто противоречит шариату и берется уничтожать ложь. Это их обычай. И если это является обязанностью каждого мусульманина, то тем более является обязанностью ученых. Потому что ученый знает твердо, что Аллах является тем, кто наделяет уделом, оживляющим и умертвляющим, дающим пользу и вред. В Его руках находится все. И в сердце мусульманина не проникает какой-либо страх или трусость. Его уважают люди, и его боится правитель. Слово, исходящее с его языка, двигает толпы и колеблет правителей.

Причиной всего этого являются знания, которыми Аллах почтил его и украсил его сердце. Когда Аллах почтил человечество Исламом, то таким образом появились ученые, от которых исходит серьезность, страх и богобоязненность, и они не боятся никого, кроме Аллаха. Они бросают вызов каждому правителю, который отходит от правильного пути какой бы он силой, властью и могуществом не обладал. Он не может взять у него ни мнения, ни фетвы в пользу своего решения. Даже правители унижаются и чувствуют стесненность, когда стоят у дверей тех ученых без какой-либо потребности.

Рассказал аль-Абрий Абу аль-Хасан Мухаммад ибн аль-Хасан ибн Ибрахим ибн Асым аль-Абрий ас-Саджарий: «Я слышал, как Абу Исхакъ Ибрахим ибн аль-Мавлид аш-Шаръкый передавал от Закарийя ан-Нийсабурий, они оба от ар-Рабиъ ибн Сулейман. Некоторые из них дополняли друг друга. Он сказал: «Я слышал, как аш-Шафий говорил: «… затем я вышел из Мекки и оставался в пустыне, обучаясь их речи и перенимая их характер. Это племя было самым красноречивым среди арабов. Я находился среди них 17 лет, кочуя и останавливаясь вместе с ними. Когда я вернулся в Мекку, то стал рассказывать стихи, литературу арабов. Рядом со мной прошел человек из Зубайритов из племени Бану Амми и сказал мне: «О раб Аллаха! Мне будет тягостно, если наряду с этим языком, красноречием и умом не будет фикъха. Если это будет так, то будешь господином людей своего времени». И я спросил: «Кого ты подразумеваешь?» Он сказал: «Малика ибн Анаса – господина мусульман этого времени». После его слов он запал мне в сердце. Я пошел и взял на пользование «аль-Муватта» у одного человека из Мекки.

Я выучил его наизусть за девять ночей и пошел к валию Мекки, и взял у него послание к валию Медины. Я доставил это послание к валию, а когда он прочитал его, то сказал мне: «О юноша, идти пешком и босиком с самой Медины до Каабы легче для меня, чем идти к дверям Малика ибн Анаса. Я не вижу унижения, пока не стану перед его дверьми». И я сказал: «Да поможет Аллах амиру, если он захочет пойти к нему». Он пообещал сделать это к полудню. Так и получилось. Один из людей подошел к двери и постучал, и к нам вышла черная служанка. Амир сказал ей: «Скажи своему господину, что я за дверьми». Она зашла и замедлила, а затем вышла и сказала: «Мой господин приветствует вас и говорит: если у вас есть вопрос, то напишите на бумаге и к вам придет ответ. А если же у вас есть разговор, то скажешь об этом в день собрания». Он сказал ей: «Скажи ему, что у меня есть послание для него от валия Мекки по очень важной нужде». Она зашла и вышла со стулом в руках и поставила его. Затем вышел Малик почтенным и величественным.

Он был высоким, с гладкой бородой. Когда он сел, валий дал ему послание. Он начал читать и дойдя до места: поистине это человек, на дело и положение которого нужно обратить внимание – выбросил послание из рук и затем сказал: «Свят Аллах, разве берутся знания Посланника Аллаха (с.а.с.) посредством этого?» И я видел, как валий боялся сказать ему что-либо. Затем я приблизился к нему и сказал: «Да сделает тебя Аллах благочестивым. Поистине, я человек, и о моем стремлении сказано в моей истории». Когда он услышал мою речь, то посмотрел на меня. Малик обладал проницательностью, и он сказал мне: «Как тебя зовут?». Я ответил: «Мухаммад». Он сказал: «О Мухаммад, бойся Аллаха и сторонись грехов, ибо у тебя будет будущее».

Затем сказал: «Милость и почтение. Приходи ко мне завтра с тем, кто читал бы тебе книгу. Я сказал ему: «Я сам буду читать». И я пришел на следующий день и стал читать наизусть, а книга была в моих руках. Всякий раз, когда я испытывал почтительный страх к Малику и хотел остановиться, он был восхищен моим прекрасным чтением и грамматическим разбором. Он говорил: «О парень, давай еще». И так продолжалось до тех пор, пока я не закончил читать его книгу за короткие дни. Затем я проживал в Медине, пока не умер Малик ибн Анас. Да помилует тебя Аллах, о самый знающий среди всех ученых! Ведь никто не давал фетв, пока ты был в Медине».

Таковой была забота настоящих ученых на протяжении исламского правления. Среди них были те, которые были подвержены мучениям, и те, которые погибли мученически: Саид ибн Джубайр, Джаъфар ас-Садикъ, Ахмад ибн Ханбал и другие благородные ученые. Это те, которые не были обольщены своими знаниями. Они возвысились над обольщениями и пытками даже тогда, когда исламская Умма потеряла правление по Исламу и таким образом нам стали известны имена. Они не продавали свою религию за ничтожность этой жизни, за исключением некоторых, которые не берутся во внимание. И ученые оставались советчиками Аллаха, Его Посланника, правителей и людей.

Они были такими, как о них сказал аль-Хасан (да будет доволен им Аллах): «На земле всегда будут советчики Аллаха из числа Его рабов. Они будут сравнивать деяния рабов с Книгой Аллаха. И если они будут соответствовать ей, то будут восхвалять Аллаха, а если будут противоречить, то посредством Книги Аллаха они будут узнавать заблуждения тех, кто заблудился, и прямой путь тех, кто идет по ней. Это и есть наследники Аллаха» (34стр, 1том аль-Иътисам Абу Исхакъа Ибрахима ибн Мусса аш-Шатыбий).

В отношении этого, к сожалению, мы видим что те, которые называются учеными сегодня, делятся на две категории. Первая категория идет вместе с правителями, и они заставили Умму испытать разные муки. Эти ученые были вместе с правителями, украшали их ложь и защищали их. Правители направили на них телекамеры, телевизионные каналы и открыли для них радиовещания, газеты и журналы. Они стали рупором лжи, боясь творений вместо Создателя. К ним нет уважения ни у людей, ни у правителей. Эта категория, после того как им дали должность, сидит на креслах готовых фетв для того, чтобы поставить свою печать не читая эти фетвы. Однако их роль закончилась после того, как Умма перестала доверять им, что даже их официальные звания стали обвинением против них.

А вторая категория ученых сидит в молельнях, мечетях и говорит из радиоэфира, со страниц газет и различных информационных средств, обучая людей законам шариата, которые не имеют никакого отношения к судьбоносной проблеме мусульман. Этот ученый посвятил большую часть своего времени и утомил себя обучением фикъха, который ограничивается рассмотрением вопросов касающихся отношения человека с его Создателем. Он оставил без внимания изучение фикъха, который связан с взаимоотношениями людей, государством и обществом. Над ними стало преобладать изучение законов намаза, поста, хаджа, брака, развода и наследства. Они оставили без внимания законы джихада, трофеев, халифата, судопроизводства и хараджа. Они стали обучать шариату как состоящему из духовных и моральных вопросов, а не как законам, которые решают проблемы людей.

Эта категория ученых не несет никакой угрозы правителям, а наоборот стелет под них ковры. Правительство не оказывало на них давления, и их не преследовал правитель. Даже они навещают их, помогают им и поддерживают их в их делах. Они несут великую опасность для Уммы, потому что они изучают Ислам частично и опьяняют Умму. Подобным ученым нужно разъяснять, что Ислам – это всеобъемлющая мысль и практические решения для проблем человека, и что ограниченность одним видом фикъха это унижение и умаление шариата. Необходимо изучать шариат всеохватывающим образом, чтобы появилось желание изучать его, и были примеры законов шариата связанных с общественными отношениями как, к примеру, политические законы, и примеры законов шариата, связанных с отношениями людей. А также нужно показание законов шариата связанных с наказаниями и показаниями, для того чтобы проявилась полная картина исламского фикъха.

Разве законы связанные с государством не из фикъха? Поэтому невнимательность к законам шариата связанным с халифатом считается ошибкой и заблуждением. А также является ошибкой не связывание законов шариата касающихся поклонения с методом шариата связанным с их претворением. И это – наличие государства, которое наказывает того, кто оставляет намаз или разговляется во время Рамадана, не имея шариатской причины. Ислам – всеобъемлющая религия, которая охватывает разные сферы жизни: экономическую, политическую, социальную, государство и правление. Не изучение законов таким методом вводит человека в грех, даже если он был ученым, потому что он оставил то, без чего не осуществляется обязательное. Обязательным является образование исламского государства – праведного Халифата согласно методу пророчества, которое будет править Исламом.

Это государство не установится, если не изучать и не обучать людей законам связанных с ним. Потому что осознание этих законов шариата является опорой и основой для построения государства. Такое изучение будет полным и результативным. Оно будет давать знания для учащегося, и давать практику для общества относительно индивида и государства. И будет большое изучение законов халифата, трофеев, джихада и работы по проекту великого Халифата, пока не будет достижения довольства Господа миров. Таким образом мы приобретем эту категорию ученых, если они были из числа искренних и не высокомерных.

Ахмад Абд-уль Фадыль, Умму ДарманСудан