Проблема Южного Судана: возникновение и развитие

Проблема Южного Судана возникла в качестве политической проблемы в период английской оккупации страны и вот как она развивалась:

После установления в Судане так называемого «двойственного» (британо-египетского) правления в 1899 году политика правительства в Хартуме, который находился под властью британцев, в отношении Южного Судана концентрировалась на двух моментах:

1. Ослабление севера на юге под предлогом того, что его присутствие может привести к волнениям, поскольку жители южных провинций смотрят на северян только через призму трагических событий прошлого, когда северяне грабили южан и крали их богатства, из-за чего последние стали смотреть на первых как на нечистых на руку торговцев.

2. Ослабление арабской культуры путем замены языка межнационального общения с арабского на английский либо путем стимулирования развития местных диалектов и придания им письменности, а также воспрепятствование распространению Ислама. Эта задача была возложена на христианские миссии, которым в отличие от севера, на юге была дана полная свобода действий в сфере религии. На севере же их деятельность ограничивалась образованием и предоставлением медицинской помощи.

Основываясь на этих двух моментах, мы можем выделить в британской политике в отношении Южного Судана в период 1899-1956 гг. три этапа:

Первый этап: «подготовка почвы» (1899-1919 гг.).

Британия стала бороться против распространения Ислама в Южном Судане используя христианские миссии путем предоставления им свободы деятельности в сфере религии, ограничив их деятельность на севере предоставлением образовательных и медицинских услуг.

Наиболее важном в этом отношении был 1910 год, который по следующим двум причинам стал как бы начальной точкой осуществления британской политики по отделения юга Судана от севера:

1. На этих огромных территориях (Верхний Нил, Бахр аль-Газаль и Манкала) была установлена действующая администрация. За долгие десять лет имперские власти смогли добиться этого разными способами, в числе которых предоставление лидерам племен отдельных административных полномочий и поддержка христианских миссий в так называемом «насаждении цивилизации для человечества».

2. В указанный год из Конго в администрацию британского Судана был переведен анклав Ладо и тогда возникли противоречия в том, считать ли воскресенье выходным днем, однако местные власти южных провинций из-за страха перед мусульманами-северянами, проживающими на юге, не стали осуществлять этот план.

Избавление от арабо-исламского элемента:

Арабо-исламская составляющая в южных провинциях Судана была представлена тремя группами: силы египетской армии, египетские и суданские чиновники, в которых была нужда на юге, северные коммерсанты, некоторые из которых являлись частниками, а другие работали на северные торговые дома. Для избавления от угроз первой группы правитель Манкалы в 1911 году посоветовал принять меры по призыву в армию южных суданцев и формирования так называемых «экваториальных отрядов». Таким образом, последний солдат из северных суданских вооруженных сил покинул юг 7 декабря 1917 года. После этого не прошло и месяца, как воскресенье было признано выходным днем.

Английское правительство в Судане также постаралось снизить число мусульманов-северян и создало облегченные условия для поступления южан в правительственные школы, однако большой пользы это не принесло и, в конце концов, правительство оставило проведение этой работы христианским миссиям. Англичане также ввели обучение в школах на английском языке и «задушили» торговлю выходцев из севера.

Правитель Манкалы Авин Паша в своем письме вышестоящему руководителю от 10 января 1918 года писал о том, что он преуспел в выдавливании названных им «северных выходцев в армии и бизнесе» и выразил надежду, что они никогда более не вернутся на юг.

Второй этап: «строительство стен» (1919-1949 гг.).

«Ни одно иностранное лицо не может въехать в страну и оставаться в ней без соответствующего разрешения, гражданский секретарь или губернатор провинции может запретить жителям Судана въезжать или пребывать в южных территориях». Это текст британского указа о закрытии южных регионов от 1922 года.

Переворот 1919 года в Египте принес важные перемены в британской политике в Судане, особенно на его юге, который являлся объектом внимания комитета Мильнера, приехавшего расследовать причины переворота. Комитет выделил три меморандума по Южному Судану:

1. Первый, от 15 февраля 1920 года под названием «Децентрализация Судана в целях отделения негров от арабских земель», установил демаркационную линию между неграми и арабскими землями, которая тянулась от востока до запада и проходила по рекам Бару, Субат, Белый Нил и Бахр аль-Джабаль.

2. Второй меморандум правительства Судана касался вопроса негров и говорил о том, что правительство готово принять их в состав правительств других африканских владений вроде Уганды и Восточной Африки и «создать Центральноафриканскую федерацию под британским мандатом, который будет распространяться и на негров Судана».

3. Последний и наиболее откровенный меморандум был написан 14 марта 1920 года и говорил следующее: «Политика правительства заключается в сохранении по мере возможностей юга Судана вдали от исламского влияния. Так, следует назначать на руководящие посты выходцев из чернокожей расы, а при необходимости присылать египетские кадры коптского происхождения, а также принять выходным днем воскресенье вместо пятницы и поощрять проекты христианизации».

В свете этих меморандумов становится понятным содержание отчета лорда Мильнера, в котором он говорит: «Подавляющее большинство населения Египта однородно, а что касается Судана, то он разделен между арабами и неграми и каждая группа имеет свои племена и роды, которые сильно отличаются друг от друга. Что касается суданцев-арабов, то они говорят на том же языке, что и египтяне и их объединяет между собой одна религия».

По прошествии нескольких месяцев, после того, как 28 февраля 1922 года Британия объявила о признании независимости Египта, в сентябре того же года был издан угрожающий указ о «закрытых районах», который включал в себя список определенных провинций, в том числе Бахр аль-Газаль, Манкала, Субат, центр Байбура, Верхний Нил. Южная граница тянулась от Шаркилы до Малкала и далее на восток до границ провинции.

В указе говорилось, что «Ни одно иностранное лицо не может въехать в страну и оставаться в ней без соответствующего разрешения, гражданский секретарь или губернатор провинции может запретить жителям Судана въезжать или пребывать в южных территориях… принятие того, что арабский язык продолжит выполнять свою функцию на юге приведет к распространению Ислама, что позволит северу добавить к себе этот регион, который по размерам не меньше северных территорий» (источник: переписка британского гражданского секретаря м-ра МакМайкла).

Рекомендации и инструкции по отделению юга:

В середине 1929 года Судан посетил чрезвычайный представитель Британии в Каире лорд Ллойд и по возвращении составил секретный отчет под названием «Проблема образовательной политики на юге Судана». В документе речь идет о том, что существует проблема использования языка в регионе между линиями 4 и 12 на севере (юг Судана), а именно в регионе, где проживают суданцы с традиционными верованиями (идолопоклонники).

Что касается сути этой проблемы, то она заключается в том «останется ли арабский язык языком общего пользования?». Ответ на этот вопрос был дан в двух отчетах, первый из которых был написан мистером МакМайклом – гражданским секретарем, а второй – мистером Мэтью – секретарем образовательного управления.

Первый отчет говорит о том, что принятие того, что арабский язык продолжит выполнять свою функцию на юге, приведет к распространению Ислама, что позволит северу добавить к себе этот регион, который, по его словам, по размерам не меньше северных территорий.

Второй отчет указывает на то, что арабский язык, распространенный на юге, является более близким к остальным непонятным диалектам и поэтому предлагается поощрять чиновников к изучению местных диалектов и поскольку использовать эти жаргоны невозможно, английский язык вытеснит арабский.

Опираясь на эти два отчета, лорд Ллойд дал следующие рекомендации:

1. Поощрять чиновников южных провинций изучать местные диалекты и издавать некоторые издания на этих языках.

2. Вести борьбу против арабского языка и стимулировать его замену английским.

3. Приложить усилия для решения растущих потребностей южных провинций в образовании путем основания там одной или двух правительственных школ и подготовкой достаточного количества подрастающего поколения для службы в правительственных учреждениях. Одновременно с этим следует разрешить миссионерским школам продолжать их деятельность.

Лондонское правительство утвердило этот отчет, лишь внеся некоторые поправки, касающиеся методов достижения цели. Это выражено в докладе министра иностранных дел Андерсона, который согласен с инициативами Ллойда по двум причинам: первая касается религии, т.к. Англия «являясь христианским государством, не может участвовать в политике стимулирования распространения Ислама среди народа с традиционными верованиями, численность которого превышает три миллиона». И вторая – политическая, заключается в том, что «учитывая рост опасности возникновения религиозного конфликта между народами, быстрое распространение среди него Ислама может привести к разрушительным результатам».

Что касается противоречий в методах достижения целей, то Андерсон считает, что нужно сократить количество христианских обществ и увеличить правительственную поддержку оставшимся. «Они до сегодняшнего дня продолжают получать помощь и являются единственными образовательными организациями на юге».

Исходя из сегодняшних условий, деятельность по христианизации Судана ничем не ограничена и проповедники путем предоставления медицинских услуг смогли завоевать доверие людей и распространить часть христианских ценностей, избавиться от небылиц, существующих в их верованиях.

В свете этих идей 17 декабря 1929 года правитель Судана составил план выполнения мероприятий, который имел четыре стороны:

1. Обучение чиновников администрации из числа не мусульман в образовательных и научных заведениях.

2. Настойчивость в обучении британских чиновников верованиям, обычаям и языкам племен, проживающих на территориях под их управлением.

3. Твердость в выселении торговцев-выходцев из севера.

4. Проведение политики ограниченного образования. Этот пункт получил особое внимание, т.к. являлся краеугольным камнем в политике «Нет арабизации Южного Судана». Эта последняя сторона политики, которая призвана покончить с использованием арабского языка в некоторых провинциях юга, была описана чиновниками правительства Судана как «расстройство арабского языка».

Затем чиновники в правительстве Судана стали обсуждать вопрос альтернативы и договорились об использовании наряду с английским языком местных диалектов, получивших некоторое распространение из-за ввода их письменности. Согласно этому выбору, чиновники стали предпринимать необходимые меры для выполнения этого плана двумя средствами:

Во-первых, была созвана конференция в г. Раджаф, на которой присутствовали чиновники правительства Судана и специалисты в сфере образования, которые выбрали для использования несколько местных языковых диалектов и определили соответствующие книги и материалы по их внедрению.

Во-вторых, английский язык стал использоваться вместо арабского в тех регионах, где чиновники правительства не знали местного диалекта, как это произошло между силами баланса и силами полиции.

Меры по отделению юга:

В январе 1930 года гражданский секретарь суданского правительства направил губернаторам южных провинций указания по исполнению новой политики, которые включали в себя две стороны. Первая обеспечивала создание серий национальных или племенных структур и режимов, основанных на национальном или религиозном отличии, чтобы тем самым отдалить арабо-язычных чиновников, пусть даже выходцев из юга от управления и сделать английский язык официальным. Также целью ставилось изменение языка военных приказов между старшими и младшими по званию и использование переводчиков вместо изучения самого арабского языка. Торговцы северяне были ограничены в правах и были созданы условия для бизнеса грекам и сирийцам-христианам.

Вторая сторона обеспечивала определение средств измерения прогресса в исполнении упомянутой политики путем подготовки ежегодного графика, который показывал бы соотношение мусульман к общему числу чиновников в правительстве Юга, количество английских чиновников, преуспевших в изучении местных диалектов, количество коммерсантов-северян на Юге, число христианских школ и количество средств, расходуемых правительством на образование. После принятия плана «Нет арабизации Южного Судана» во всех его деталях, осталось лишь выполнить его, что, прежде всего, требовало изгнать из Юга арабо-исламский элемент. План также включал в себя меры, связанные с искоренением арабской культуры и это процесс стал активно проводиться в последующие годы.

В 1929 году, когда началось серьезное планирование по отделению юга от севера, существовало четыре христианских миссии, которые работали в южных провинциях и контролировали три средних и 30 начальных школ с 1907-ю учениками. В 1931 году католическая миссия основала школу для подготовки учителей в провинции Манкала, а также пять новых школ для девочек и три профучилища, две школы по подготовке учителей начальных классов, а кроме того, как их называют британцы «школы под деревом» в деревнях, где учителем является житель этой же деревни.

Кроме того, после того, как местные диалекты получили письменность, они также пошли в употребление. Так были заложены основы языков бари, латока, шиллук, динка и навир. В 1931 году были напечатаны две книги на языке занди и барии и четыре книги на динка. Вышли в свет по одной книге на навир, кариш, мавра и латока и в последующем книгопечатание было увеличено.

Третий этап: «собирание горьких плодов» (1949-1955 гг.):

После того, как Британия подобной политикой отбросила юг назад, она столкнулась с тем, что географические и экономические факторы неминуемо ведут к единству севера и юга для того, чтобы южане в будущем могли опираться на самих себя и быть равными партнерами в социальной и экономической сферах с их коллегами и партнерами на юге.

Во время Второй мировой войны и после создания Законодательного собрания на севере Судана губернатор буферной провинции 14 августа 1943 года написал письмо о необходимости пересмотра политики в отношении юга. В следующем году это же мнение поддержал и министр образования, заявивший, что политика правительства на юге Судана привела к его отставанию по сравнению с севером.

В следующем году правитель Судана направил британскому послу в Каире меморандум, в котором потребовал обсудить дальнейшую судьбу юга либо путем его объединения с севером или Восточной Африкой, либо разделением между этими двумя сторонами. В 1946 году был создан комитет для рассмотрения этой возможности на юге, который издал итоги работы, жестко критикующие политику правительства на юге, и потребовал «отменить давление на коммерсантов-северян и принять единую политику в образовании, в том числе и ввести изучение арабского языка в школах юга. Кроме того, доклад указывал на «необходимость улучшения инфраструктуры между двумя сторонами, стимулирования ротации чиновников между севером и югом и объединения систем правления между ними». Это потребовало изучить причины, которые привели к изменению британской политики в отношении юга Судана.

Причины изменения британской политики:

Первая: заключается в том, что отчет называет «Важными переменами во всей стране», наиболее опасным проявлением которых является появление немалого числа суданских партий, большинство из которых призывает к единству в долине Нила, а остальные, вроде партии «Аль-Умма», основанной в 1945 году призывают к независимости всего Судана в его географических границах. Поэтому продолжение старой политики сыграло бы на руку проповедникам, выступающим против британского присутствия, и призыв отделиться от Египта попал бы в трудное положение.

Вторая: после прояснения того, что специальный план по созданию сети инфраструктур между Восточной Африкой и югом Судана потерпел неудачу, план по созданию водохранилища на оз. Альберт также был приостановлен и южные коммерсанты в своей торговле также стали вынуждены ориентироваться на север.

Третья: вопрос образования. Британцы увидели, что средних школ на юге существует достаточно, но возникла проблема с гражданами юга, желающими продолжить образование. Решением стал факультет Гордона в Хартуме, а это обусловило то, что ученики среднего и последующего уровня должны были изучать арабский язык.

В итоге этот доклад представил противоречия, существующие в зарплатах и условиях приема на работу и указал на необходимость участия северян в проектах развития юга, закончив доклад тем, что политика правительства Судана строится на основе того, что южане отличаются от северян своим африканским и негритянским происхождением, однако географические и экономические факторы неминуемо ведут к объединению этих регионов для того, чтобы южане в будущем могли опираться на самих себя и быть равными партнерами в социальной и экономической сферах с их коллегами и партнерами на юге. Принятие рекомендаций этого доклада означало отказ от старой политики в отношении юга и это то, что произошло в конце 40-х начале 50-х годов, впоследствии приведя к накалу обстановки на юге.

Таким образом, в 1948 году на юге стало заметно проявляться изменение в политики образования, была создана первая средняя школа, и ученики высших учебных заведений стали отправляться на дальнейшую учебу не на факультет Макрири в Уганде, а на факультет Гордона в Хартуме. Одновременно Законодательное собрание утвердило план пятилетнего образования на юге и обязало педагогический институт в «Бахт ар-Рида» выпускать достаточное количество учителей для юга. После этого события привели к соглашению в феврале 1953 года между Египтом и Британией о необходимости самоопределения суданцев, и это вылилось в неприятные для юга результаты, поскольку южане выражали недовольство тем, что никто из переговорщиков не поинтересовался их мнением. Затем к этому добавилось недовольство выборами, последовавшими за соглашением, поскольку обещания, данные южанам египетской стороной и политическими партиями севера, так и не были выполнены.

Обстановка накалилась до предела в 1955 году, когда северяне начали заново формировать вооруженные силы и решили перевести некоторые экваториальные силы на север, что заставило последних восстать, и этот бунт стал началом взрыва проблемы на юге и ее распространения под властью военной хунты, которой Судан управляется начиная с 1958 года, и до настоящего времени. Это и стало так называемыми «горькими плодами» империалистической политики в Южном Судане.

Этапы подготовки к разделению…после вывода колониальных войск

Британия оставила проблему юга занозой в теле Судана на протяжении всех последующих десятилетий после его независимости. Она заложила семя отделения юга от севера еще прежде того, как покинула Судан. Затем это семя поливали и выращивали государства Запада, добившись того, что взгляды марионеток Британии или Америки на то, что Юг – это нечто особое перестали разделяться. Таким образом, все согласились на то, что юг должен быть отделен, разойдясь лишь в способах достижения этого.

Затем проблема юга поэтапно развивалась под сменяющими друг друга правительствами Судана и каждая марионетка неверных играла свою роль и выполняла мерзкие сценарии колонизаторов… пока не была подготовлена почва для раздела великой исламской страны – Судана. Самыми заметными этапами являются:

– Конференция круглого стола 1965 года;

– Соглашение в Аддис-Абебе 1972 года;

– Соглашение Кокдам – Содик Гаранг 1986 года;

– Соглашение Миргуний – Гаранг 1988 года;

– Конференция по самоопределению 1995 года;

– Объявление о принципах урегулирования 1994 года, окончившееся Мешакосским протоколом 2002 года;

– Соглашение о всеобъемлющем мире 1995 года, известное как Соглашение в Найваше;

Круглый стол…подготовленный колонизаторами для его жертв

Начиная с октября 1964 года политической проблемой, как ее смогли представить англичане своим ставленникам из числа правителей и политиков в Судане, стала проблема поиска решения вопроса юга, решения, которое включало бы в себя какую-то форму автономии. Первая попытка создать эту автономию стала мерзким и хитроумным планом англичан по проведению Конференции круглого стола в 1965 году. После того, как конференция окончилась неудачей, попытки продолжались: последовало создание Комитета двенадцати, затем Конференция политических партий Судана и создание Национального конституционного комитета. Все это делалось лишь для удовлетворения аппетитов колонизаторов путем предоставления югу автономии и осуществления преступных этапов по подготовке его отделения от севера страны.

Британия атакует региональные власти и объявляет о новом этапе

Политика самого большого игрока в Судане – Британии, в декабре 1967 года привела к попыткам создать в стране конфедеративное правление с полным отделением юга от севера путем создания двух республик.

Британцы начали этот новый план разделения Судана путем того, что их старый представитель Исмаил аль-Азхарий начал известную кампанию по атаке на региональное правление в декабре 1967 года. Затем в короткий промежуток времени к нему присоединились марионетки на конференции «Аба». События показали, что англичане возложили задачу по отделению юга на ас-Санаий (партию Азхарий и партию «Аль-Умма» Хадий), которые достигли соглашения о разделе власти. Азхарий достался пост президента республики, а Хадий – премьер-министра. Затем они стали пересматривать конституцию, предусматривающую региональное управление и должны были провести новые выборы для создания партийной коалиции для продолжения попыток отделить юг страны.

С момента создания англичанами и их марионетками коалиционного правительства Хадий в мае 1967 года, они провели несколько маневров для создания мест, которые могли бы стать отправными точками для атак на Южный Судан. Они работали над созданием общественного мнения, подстрекая их марионетку Банду напасть на правительство Судана и описывать ситуацию на юге как трагическую. До этого они заявили о создании названного ими правительства Манфы и изнутри призывали созвать конференцию по безопасности Южного Судана для извращения реальности в глазах мировых СМИ.

Это делалось для того, чтобы их мнение приняли повстанцы, затем они искусственно создали противоречия между Суданом и Угандой для того, чтобы Уганда дала прибежище правительству Манфы и стала плацдармом для атаки юга страны. Теперь у них практически не осталось преград для начала процедуры отделения, и они спланировали действия через Конституционный комитет, подняв через политиков партии «Сана» и «Южного фронта» вопрос о светскости конституции. Марионетки англичан в ответ заявили, что придерживаются исламской конституции и противоречия стали нарастать, став первой искрой пламени. Это стало первыми шагами англичан и их марионеток по новым попытками отделить юг Судана.

Правление Нимейри…э тап роста неясностей и запутанности

25 мая 1969 года началось правление Нимейри, и в этот период проблема юга еще более запуталась и усложнилась, чему также способствовало неуделение внимания югу и его развитию со стороны последующих правительств, которые считали необходимым придать ему особый статус. Это было ловушкой, которая привела южан к мысли о принятии идеи о праве на самоопределение.

Затем на международной арене появился новый игрок (Америка), которая внушила своей марионетке Нимейри подписать соглашение с повстанцами в Аддис-Абебе 27 марта 1972 года. Тем самым она открыла новый акт в преступном спектакле, поставив повстанческое движение на одну ступень с государством и признав их в качестве политической структуры. Согласно новому соглашению она дала им автономию в трех регионах: Экваториальной провинции, Бахр-эль-Газаль и Верхнем Ниле, поставив во главе президента, который назначается с согласия местного совета вилаятов и который в свою очередь назначает совет министров этого нового политического образования. Америка также через это соглашение сделала английский язык официальным языком государства и пошла на ряд других уступок, которые углубили кризис между севером и югом.

Звезда Джона Гаранга взошла на юге в конце правления Джафара Нимейри, который отправил Гаранга, служившего офицером суданской армии, на юг для обеспечения безопасности. Однако Гаранг отмежевался от правительства и при поддержке Уганды и координации со стороны Америки создал особую милицию, призванную стать христианской силой, противостоящей распространению Ислама на юге. Движения Гаранга стало инструментом давления Америки на правительство Судана и, таким образом, начался новый спектакль по смене правительств и выполнению американских сценариев.

Затем правительство Махдий начало диалог на основе автономии или регионализма, правительство Нимейри осуществляло региональное управление и назначило Верховный совет по управлению Юга, а правительство Национального спасения под руководством Башира осуществляло федеральную власть и выдвигало идею права на самоопределению Южного Судана. Политические оппозиционные партии не выступали против этой идеи под предлогом так называемого национального демократического единства – группы оппозиционных партий в правительстве Спасения, которое предоставляло право на самоопределение жителям Южного Судана, Джабаль Нуба на конференции созванной в Асмаре в 1995 году. Затем последовало объявление принципов урегулирования в 1994 году, Мешакосский протокол в 2002 году и соглашение о праве южан на отделение на основе принципа самоопределения. Затем пришла очередь объявить начало дорожной карты в Найваше.

Соглашение в Найваше… дорожная карта по отделению Южного Судана

Это соглашение 2005 года дало право южанам провести референдум после шестилетнего переходного периода, который был нужен для подготовки общественного мнения и подготовки новых правителей для нового государства, которая осуществлялась новым игроком в Судане – Америкой, что она и начала осуществлять на практике. Суданская газета «Ас-Сахафа» в № 5933 опубликовала заявление председателя правительства Южного Судана, в котором он сказал: «Администрация США начала формировать рабочую группу в Белом доме, которая будет заниматься задачами поддержки и строительства нового государства на Юге и подготовкой к референдуму».

На этом последняя стадия по подготовке вопроса официального отделения Южного Судана заканчивается. Это соглашение в Найваше – последняя стадия, состряпанная по сценарию преступных американцев, устанавливающих дорожную карту по отделению юга страны от севера. Разделение Судана – это инициатива, начатая британскими империалистами и получившая продолжение в руках Америки.

Заключение

Таким образом, проблема Южного Судана была заложена главным на то время игроком – империалистической Британией, а сейчас, после ее вывода войск и вступления на сцену Дяди Сэма, она находится в руках Америки – врага мусульман, которая планирует свои грязные цели против уммы, стараясь погрузить ее во мрак:

أَلَا سَاءَ مَا يَزِرُونَ

«Как же скверно то, что они понесут…» (6:31).

Поистине, отчет этих в этом мире будет тяжелым, когда они предстанут перед шариатскими судьями Праведного Халифата, который назначит им жестокое наказание, пусть даже оно и не будет соответствовать совершенным им злодеяниям и преступлениям в отношении человечества, но в Судный день, с дозволения Аллаха:

وَيَوْمَ الْقِيَامَةِ يُرَدُّونَ إِلَىٰ أَشَدِّ الْعَذَابِ

«В День воскресения они будут подвергнуты еще более ужасным мучениям» (2:85).

Это то, что касается правителей-марионеток, а что касается неверных колонизаторов, то Праведный Халифат ответит им не словами или угрозами, а военными ударами рабов Милосердного на поле джихада, которые заставят их забыть наущения шайтана и разорвут их в клочья. И тогда над всем миром взовьется знамя «Укъаб» – знамя Халифата, которое объявит о новой эре света и добра для всего человечества после многих веков тьмы под властью капитализма и тирании.

فِي بِضْعِ سِنِينَ ۗ لِلَّهِ الْأَمْرُ مِن قَبْلُ وَمِن بَعْدُ ۚ وَيَوْمَئِذٍ يَفْرَحُ الْمُؤْمِنُونَ ﴿٤﴾ بِنَصْرِ اللَّهِ ۚ يَنصُرُ مَن يَشَاءُ ۖ وَهُوَ الْعَزِيزُ الرَّحِيمُ

«В тот день верующие возрадуются помощи Аллаха. Он помогает, кому пожелает и Он – Могущественный, Милосердный»! (30:4-5).


Инженер Хасбуллах ан-Нур