Мухаммад, шабб из Хизб-ут-Тахрир – исключительный пример в противостоянии палестинской власти и ее репрессивным органам безопасности

Палестинские службы безопасности, начиная со своей должности служителей оккупации и ее охранников, ведут непрерывные кампании против шабабов Хизб-ут-Тахрир, пытаясь погасить любой голос, издающий истину. А власть не проявляет упущений, реализуя проекты неверия. Это то, что пытается сделать палестинская власть совместно с каждым режимом, который правит мусульманами во всем исламском мире.

Ордер на арест 16 летнего шабба Хизб-ут-Тахрир Мухаммада был в одном ряду с этой вражеской компанией против Хизба и его шабабов. Однако этой власти шабабы Хизба противостоят смелыми и решительными позициями. История Мухаммада является примером, который показывают носители призыва, противостоя этой униженной и подчиненной евреям власти.

Эта власть с ее аппаратами, которые не принадлежат себе, посадила в тюрьму этого шабба после раздачи Хизбом прокламаций в Палестине под заглавием: «Униженная перед евреями палестинская власть арестовывает и осуждает шабабов из Хизб-ут-Тахрир».

Этот шабб в своей позиции был подобен величественной горе перед палачами и угнетателями. Далее следуют самые яркие моменты, произошедшие с этим шаббом. Мы просим Аллаха, чтобы он утвердил нас на истине и дал скорейшую победу, уничтожив систему неверия и установив праведный Халифат.

Органы попытались арестовать этого шабба в субботу 24/01/2010г., но безуспешно. Они оставили ему оповещение о необходимости явиться в центр расследования органов безопасности. В силу того, что шабб не откликнулся на это требование, они через два дня, в понедельник, направились арестовывать его. Они не позволили ему подготовить себя, надев соответствующую одежду и даже не дали одеть обувь. Когда он начал осуждать их за это нечеловеческое обращение, то они стали избивать его ногами, руками и прикладами по голове, спине, по рукам и ногам. А шабб, несмотря на все это говорил: «Довольно мне Аллаха, и какой хороший Он попечитель. Довольно мне Аллаха перед каждым тираном».

Шабб рассказывает сцену, которая с ним произошла внутри одного из штабов служб безопасности куда его привели:

«Затем они завели меня в свой штаб, и меня встречал руководитель штаба. Гнев прослеживался на его лице, и он задал мне вопрос: «Почему ты не явился сразу после оповещения. Ты что насмехаешься над властью?» Я ничего не ответил. Затем он начал задавать другие вопросы: «Считаешься ли ты с властью?»

Я ответил, что не считаюсь с законностью этой власти. Его гнев стал увеличиваться.

- Ты раздавал прокламации?

- Нет, не раздавал. Если бы у меня была возможность, то раздал бы. Но, к сожалению, у меня не было этой возможности.

- Почему ты не признаешь законность этой власти?

- Потому что власть возникла на основе соглашения Осло, а соглашение Осло недействительно по шариату, ибо согласно ему был отказ от Палестины в пользу евреев. А это харам. И все, что строится на хараме, является харамом и незаконным. А как мне признать законность чего-то, в то время как Аллах не считает это законным? Как мне противоречить приказу Аллаха? Затем посмотри на действия вашей власти: совместно с евреями она преследует искренних. Вы сегодня хотите оружия для еврейского государства и для обеспечения его безопасности. И для войны в его рядах, а не для его уничтожения. Вы отказались от уничтожения поселений с корнями и согласились на их постройки на короткое время. Затем проявили упущение в возвращении беженцев на свои территории. Вы дали им право на возвращение. Вы подписали соглашение, согласно которому вы запрещаете стрелять в них. Даже преследуете и сажаете за это в тюрьму, а порой дело доходит до того, что вы убиваете за это. Затем хочешь, чтобы я признал законность всего этого?».

После всего этого, как обычно проиграв идейно, палачи стали отвечать на доводы и категоричные доказательства относительно сущности палестинской власти, прибегнув к пыткам и мучениям. Прислужники приковали парня к стулу и стали избивать его, требуя от него признать законность власти Аббаса. А шабб проявлял стойкость, заявляя свое мнение и говоря: «Я не признаю законность власти и не откажусь от Хизб-ут-Тахрир, который является импульсом моей крови. Если даже перережешь мои вены, то увидишь, как они пульсируют чистой кровью Хизба».

Попытки повторялись для того, чтобы лишить его этого признания, и каждый раз ты видишь стойкость и вызов, которые пошатнули следователей изнутри. Я приведу вам немного из его яркой позиции, о которой мне рассказал шабб Мухаммад. Он говорит: «После расследования они поместили меня в помещение для арестованных, и в конце ночи ко мне пришел глава штаба и с ним один из прислужников. Он спросил меня о легитимности власти, но мой ответ не поменялся. Затем он спросил: «Ты уверен в том, что приводится в прокламации?». Я ответил: «Я полностью уверен в этом и уверен за каждую букву, которая издается Хизб-ут-Тахрир с 1953г. Сколько бы вы не пытали и сколько бы ни мучили, мое убеждение не изменится». Его лицо покрылось гневом, затем он стал бить меня вторично вместе с прислужником изо всей силы».

Обнаружилась их поддельная сила и видишь, как они слабы. Этот трусливый и устрашающий способ не дал результата. Они прибегли к лживому и обманчивому способу – способу, который указывает на то, что они являются американо-израильскими учениками. Они, несмотря на все это, надеются победить этого терпеливого парня и сломать его твердость и смелость. Они говорят шаббу, что один из его друзей признался и дал показания против него, и что отрицать что-либо не имеет смысла. Шабб потребовал от них привести его друга. Они ухищряются, и ухищряется Аллах. И в этот раз проваливаются их надежды. Их хитрость провалилась, и тираны были унижены.

Далее Мухаммад рассказывает: «Я сказал им, что даже если и признался мой друг, я не дам показаний против кого-либо. Даже если придет и скажет: я дал тебе прокламации, я все равно не выдам никого. Они направили меня к другу, дабы мы узнали, кто лжет. Привели моего друга и попытались запутать нас. Мне стало ясно, что они сказали моему другу, что я признался. Однако истина прояснилась во время встречи. Их позиция была низкой, что даже мой друг сказал им: «Поистине, вы народ лживый».
Они провалились и на этот раз. Что дальше?

Они попытались повлиять на него с другой стороны и потребовали от него поставить подпись на бумаге. Торги и требования увеличивались, но каждый раз они разочаровывались. Тираны попытались использовать некоторые обстоятельства, такие как болезнь матери шабба, и давление исходило от некоторых родственников. Они упрекали шабба, а он говорил им: «Не давите на меня, я в порядке. Я ожидал, что вы мне поможете вместо того, чтобы давить на меня. Я не ожидал подобной позиции от вас. Я никогда не буду подписывать, даже если подхвачу инфекцию в тюрьме».

Этот шабб продолжал проявлять терпение и стойкость, пока не встретился с главным прокурором, неся идею Хизба и бросая ему вызов. Как и в прошлые разы, все расследования, давления и торги заканчивались гневом и руганью в адрес Хизба. Я передаю вам то, что сказал этот шабб: «Меня спросили насколько я уверен в Хизбе, к которому принадлежу. Я ответил, что я принадлежу к великому Хизбу, идея которого ясна, а метод известен и легитимен. Она несет благо для всего человечества и стремится для освобождения человечества от несчастья. Придет день и этот великий Хизб освободит вас от того унижения, в который вы ввели себя. Прокурор сильно разгневался и стал ругать Хизб, амира, ребят. И я разгневался и ответил ему. Его гнев увеличился и стал он угрожать мне моим будущим. Затем он приказал закрыть меня на 15 дней. И потом вновь посадили меня в тюрьму».

Они дошли до того, что, будучи униженными, стали уговаривать шабба: «Подпиши обязательство и проблема решена». Они делали это любыми способами, как будто они искали выход, дабы сохранить свои лица в этом злом соглашении. Однако они не смогли одолеть этого молодого 16 летнего шабба, иначе как при помощи этого свидетельства, которого они добились посредством пыток и притеснений на пути Аллаха, где он своими руками написал:

«Я такой-то, из города такого-то, из числа шабабов Хизб-ут-Тахрир, чем и горжусь и к чему и принадлежу. Я признаю, что останусь вместе с Хизб-ут-Тахрир, неся призыв к благому и приказывая одобряемое и запрещая порицаемое. Ведя идейную и политическую борьбу, принимая участие во всех деятельностях Хизб-ут-Тахрир». Затем подписал это.

Этого шабба, который нес призыв, бросая вызов, отпустили. Его воля и стремления не были сломлены запугиваниями и побуждениями. Мы просим Аллаха утвердить нас на истине, нести бремя призыва и устранить нашу печаль. А также даровать победу и облегчение нашим братьям в тюрьмах тиранов и почтить Умму Мухаммада (с.а.с.) победой от Него и утверждением Его религии посредством установления праведного Халифата. Поистине, Он – слышащий и внемлющий!

И в завершении хвала Аллаху Господу миров!