Неизбежное примирение с государством Пятый Халифат. Послание Джо Ши президенту Обаме

В очередной раз проект «Халифат» возвращается к обсуждению на международной арене вопреки принятому решению об игнорировании его упоминания. Сколько правдивых и истинных слов было сказано устами тех, которые не ищут правды и не верят в истину. В этой связи нам хотелось передать то, что говорят им подобные, чтобы посредством этого подтвердить то, что проект «Халифат» является реальным проектом, утверждающим себя на самом высшем уровне международного стандарта, а вовсе не фантастическим проектом, как это хотят представить некоторые наемники, желающие затмить его.

Ниже приводим вашему вниманию послание Джо Ши американскому президенту Обаме, как это приводилось в его статье «Война против Халифата»: 

Джей Толсон является одним из ведущих американских публицистов в вопросах культурологии, идеологического просвещения и религиоведения. В настоящее время пишет статьи в журнале «U.S. News & World Report». В прошлом он был главным редактором «The Wilson Quarterly». Написал ряд статей в таких известных газетах и журналах, как «The Washington Post», «Wall Street Journal» и др.

Он окончил Принстонский университет, является автором двух книг, а также получил две премии в качестве одного из самых ярких писателей в литературных исследованиях.

Второго января 2008 года Толсон написал статью, в которой он попытался объяснить мотивы усиленной работы многих современных исламистов по восстановлению этого классического исламского института, который упразднил Кемал Ататурк в 1924 году и объявил на его останках современное светское турецкое государство. И этот институт – исламское государство Халифат.

По мнению Толсона, Халифат – это религиозно-политическое правление, которое в своих корнях возвращается к первому наместнику Аллаха на земле – Пророку Мухаммеду (с.а.с.) в начале седьмого века по григорианскому календарю.

Толсон говорит: «Джихадовские организации постоянно повторяют, что их основной целью является возвращение исламского Халифата. При этом в действительности, эти джихадовские организации не являются единственными на поприще стремления к осуществлению этой цели. Существует ряд других организаций, но они мирные организации. В некоторых из них превалирует идейная деятельность, нежели военная».

Толсон считает, что «Запад пренебрег пониманием идеи Халифата и посчитал его расплывчатым понятием, угрожающим ему. В то время как он имеет глубокие корни в культурной памяти исламского мира. В разных формах он существовал на протяжении более 1300 лет. Власть Халифата простиралась на трех континентах от Пакистана через весь Ближний Восток и Северную Африку до ныне известных стран, как Испания и Португалия. Также большая часть мусульманской истории прошла под сенью государства Халифат. Это подтверждают последние опросы, проведенные в четырех мусульманских странах, которые показали, что две трети населения в них поддерживают воссоединения исламских стран в одном государстве или в едином Халифате».

Толсон задает вопрос, «что значит Халифат для его приверженцев и противников, равным образом, являются ли они мусульманами или нет? Содержит ли в себе этот Халифат политическую программу, пригодную для реализации? Либо это просто риторический с политической точки зрения и комфортный с психологической точки зрения термин? Либо это зов войны, сплачивающий за собой всех тех, кто желает укрепления Ислама или просто стремится к переменам?»

Отвечая на эти вопросы, Толсон говорит: «Большинство исследователей и аналитиков полагают, что последняя версия является основной причиной. Но, при этом, они единодушны в том, что спор по поводу Халифата кроится в нынешнем кризисе, который переживает исламский мир и его руководители. Ситуация с кризисом еще больше усугубляется тем, что многие мусульмане, в частности исламисты, убеждены, что в Исламе религиозная и политическая власти неделимы».

Профессор по религиоведению из колледжа «Уильяма и Мэри» Тамара Вильсон говорит: «Идея возрождения государства Халифат берет свое начало со времен борьбы мусульман против колониализма в период колониальной эпохи и последующие десятилетия, что отражает недовольство мусульман по отношению к политике послевоенного периода.

Много мусульманских просветителей в конце девятнадцатого века и в начале двадцатого века видят, что преобразование исламских стран достижимо только в случае, если исламское законодательство «шариат» будет основным источником политического и социального вектора государственной политики. Поскольку оно освободит наши страны от навязанных нам европейских организаций и законов.

Хасан аль-Банна был одним из просветителей, которые старались возродить то духовное и политическое единство, которое имело место в эпоху четырех праведных халифов после смерти Пророка Мухаммада (с.а.с.).

Исламисты наблюдали за тем, как Хасан аль-Банна основал движение «Аль-Ихван аль-Муслимин», которое сосредотачивалась больше на благотворительных проектах и фондах, стремясь к социальной справедливости, но в спектре существующего политического устройства. Исламисты поняли, что движение Хасана аль-Банна не придало должного значения Халифату, затронув лишь отдельные аспекты его жизни.

Исламисты пережили и провал призыва к «арабскому национализму». Лидер национального движения Гамаль Абдель Насер отказался от претворения шариата, а затем выступил против движения «Аль-Ихван аль-Муслимин», которое, по его мнению, представляло угрозу его правлению».

Джон Волл, профессор истории в университете Джорджтаун, говорит: «В самый пик этого импульса возникла идея глобального джихада после провала идеи и войны национализма против исламистов. Именно тогда идея «Халифата» вновь пробудилась среди мусульман».

По мнению Толсона: «Некоторые мирные организации, призывающие к Халифату, частично сходятся с этим джихадовским предложением, но они считают, что эти джихадовские движения не думали никогда о том, что будет после установления государства Халифат. Поэтому эти мирные организации взяли на себя эту задачу и определили для себя специальную программу и разработали временную конституцию для нового государства Халифат, где халиф от имени исламской нации будет претворять эту конституцию во власти и исполнять шариатские законы. Этот халиф и есть государство.

Он будет обладать полномочиями всех дел государства. Он будет гарантом исполнения принятых шариатских законов, которые станут общественными нормами, требующими неукоснительного соблюдения и запрещающими нарушения их. Он ответственный как за внутреннюю, так и за внешнюю политику государства. Он берет на себя обязанности главнокомандующего вооруженными силами. Он имеет право объявлять войну, заключать мирные соглашения и другие договора.

Эти мирные организации преуспели в образовании идеологического представления, принципы которого размещены на многих сайтах интернета. Были проведены ряд конференций, в которых приняли участие более ста тысяч людей. Количество их последователей и сторонников превысило миллионы мусульман, которые проживают в сорока странах мира. Некоторые государства поняли угрозу этих мирных организаций и запретили их деятельность, арестовав немало членов этих организаций и подвергнув многих из них различным видам пыток.

Несмотря на этот успех, который удалось достичь этим мирным организациям, тем не менее, они подверглись резкой критике. Их обвинили в том, что они одержимы идейной стороной, нежели джихадом, склонны к мутазилитскому учению тем, что превозносят разум над преданиями, что в настоящее время не придают особого значения основополагающим различиям между суннитами и шиитами, как и прославляют исламскую революцию Хомейни. В свою очередь западные аналитики полагают, что эти мирные организации являются ничем иным, как оазисом для разочарованных адептов, ищущих альтернативу капитализму и либеральной демократии».

Возможно, эти критические отзывы стали прямой причиной того, что Зина Баран, директор «Фонда Хадисон», пришла к выводу о подозрении этих организаций в вербовке и воспитании адептов, которые, в конечном счете, переходят в джихадовские организации.

Jay Tolson, Caliph Wanted why an old Islamic institution resonates with many Muslims today, January 2, 2008
www.muslimbridges.org/index.php 

Эта неравная параллельность опасности в отношении как мирных, так и боевых организаций, призывающих к Халифату, толкнула других публицистов к сосредоточению внимания на наиболее опасных организациях на нынешнем этапе, а это боевые организации. И они попытались предложить решения для борьбы с так названной ими «идеей государства Халифат».

11 января 2010 года ведущий американский публицист и главный редактор журнала «The American Reporter» Джо Ши (Joe Shea) в 16 журнале за № 3851 написал статью под названием: «Война против Халифата». Статья включила в себя послание президенту Обаме относительно так названного им «государства пятого Халифата».

Свою статью автор начал с упоминания заседания президента Обамы со своими советниками из самого высшего военного и гражданского руководства по обсуждению вопроса отправки дополнительных вооруженных сил в Афганистан. Джо Ши пишет:

«После нескольких месяцев обсуждений президент отдал приказ об отправке 30000 дополнительных солдат в Афганистан. И что теперь можно сказать, когда солдаты фактически уже в пути туда?! Афганистан – это страна, которая почти после десятилетнего периода поставлена закладом в игре, которую играют джихадисты.

Проблема заключается в том, что президент и его советники не хотят признать тот факт, что игра теперь принимает новый оборот. Они не хотят признать, что джихадисты не стремятся нападать на исламские страны. Потому что они имеют там широкую народную базу, т.е. сторонников, которые видят в них и их руководстве духовных лидеров в Исламе. Вместо вышеупомянутого они стремятся построить государство «Пятый Халифат», которое вберет в свое политическое управление только Ислам. Халиф – это вождь и духовно-политический лидер. И все мусульмане согласны с этим.

Что это значит для президента? Это означает, что новые и старые солдаты воюют с новым противником – более враждебным и неустрашимым. Этот противник непобедим. Все очень просто, ведь он является «идеей».

Эти боевые организации не стремятся к свершению побед для приобретения земель. Напротив, они стремятся переделать светских и умеренных мусульман в адептов совершенно «нового Ислама». Это Ислам, который требует от мусульман соблюдения строгих толкований Корана. Это тот Ислам, который приняли в основу сотни похожих друг на друга исламских организаций, распространенных по всему исламскому миру, особенно после успешной атаки на Соединенные Штаты 11 сентября 2001 года.

Идея «Халифата» требует достижения военных побед, которые позволят добиться единогласия среди обычных мусульман, склонив их к идее этих организаций, равным образом, как с точки зрения формы, требуемой Исламом, или принятия нового руководства, которое поведет эти организации, осуществляющие эти победы. Приобщение достаточного количества простых мусульман к этой мысли и это руководство означают, что «направление ветра» против американцев стало меняться.

Мое личное представление сценария этой перемены выглядит следующим образом: «Националистические правительства в странах Ближнего Востока потеряют свою и без того слабую законность. Указы больше не будут издаваться в столицах этих правительств, они будут издаваться там, в этих горных склонах, где скрываются лидеры боевых организаций. Наиболее важной переменой станет преобразование шиитов. Они последуют за руководством суннитских организаций. И это не говорит о том, что Аятолла и лидеры в Иране, в том числе президент Ирана, потеряют свое влияние среди шиитов, или их власть попадет под воздействие. Просто они окажутся в такой ситуации, когда им придется подчиниться суннитскому пониманию шариата, которое лидеры боевых организаций вменят в обязанность.

Эти лидеры, которые настаивают на сопротивлении, будут умышленно проигнорированы в первое время после провозглашения государства Пятый Халифат руководителями этого государства. Их попытаются склонить к своему вектору (программе). И в случае отказа их будет ждать либо тюрьма, либо смерть.

Первыми признакам грядущего Халифата стал тот факт, что слово «Халифат» охотно вошло в обращение среди мусульман. Многие не заметили то, как на многих сайтах исламских фундаменталистов это слово вошло в нормальный обиход.

Пока западные наблюдатели следили за динамикой этих сайтов, как проявлением борьбы против Запада, на другой стороне осуществлялись другие победы на поле реальной битвы, которые, можно сказать, подготавливают рождение государства Халифат.

Вряд ли боевые организации следовали ранее той стратегии, которой они следуют сегодня. И даже если сотни тысяч американских солдат и их союзников займут свои позиции в Афганистане, эти организации и их лидеры прибегнут к использованию ораторов и своей духовной власти, чтобы преобразовать миллионы мусульман, фактически вставших под их знамена, в солдат, воюющих с врагами Ислама.

Когда мы вступили на землю Афганистана в первый раз, афганцы вместе со своим правительством, которое мы сделали для них, приветствовали нас. Но это было вчера. Завтра же будет все совершенно по-другому. Избранные советы нового государства Халифат, которые контролируют большую часть страны, потребуют с каждого мусульманина выйти на джихад против нас. Вот тогда изменится наше положение: от воинов, получивших относительную славу, до плененных воинов. Это, в действительности, крайне опасная ловушка, которая день за днем сужается против нас.

Это очевидный факт: ни одна армия в мире, никакая военная сила – как бы она ни была вооружена – не смогут одержать победу над идеей.

Мы должны признать то, что не в силах ликвидировать лидеров этой идеи в каждой стране Ближнего Востока, и не в состоянии сжечь все книги и публикации по ней, как и не в силах распространить её секреты. Поскольку существует единогласие среди мусульман относительно этой идеи.

Сегодня Ближний Восток сталкивается с единой экономической мощью европейских государств. Это верно. Но нам следует понимать, что завтра Западу придется столкнуться с единой мощью государства Пятый Халифат.

С позволения президента Обамы, мне хотелось бы отметить несколько актуальных примечаний.

Господин президент:

Борьба между Исламом и Западом является неминуемой борьбой, которую невозможно обойти. Она идет с незапамятных времен. Сегодня нам необходимо поставить конец этой борьбе. И ничего нет перед нами кроме, как только начать переговоры с Исламом.
Я полагаю, некоторые скажут вам, что неуместно вступать в переговоры с виртуальным врагом с именем «Пятый Халифат». Но вы, как главнокомандующий вооруженными силами, который формируют свою политику по взаимодействию с Исламом, должны признать абсурдность утверждения о свойственности Ислама к делению, а также признать вполне обоснованную возможность объединения исламских стран под командованием одного харизматичного вождя.

Следует признать, что трудно бороться с призраком, которого не видишь, или даже представить его существование. Но самое худшее, это увидеть то, как этот призрак стал реальной действительностью, которую ты не брал в свои расчеты. И если это произойдет – а именно к этому стремятся боевые организации – мы окажемся в куда более опасной ловушке. Миллионы мусульман встанут против нас. Вот тогда нам будет трудно отступить.

Большинство американцев не любят переживать длительные войны ради утверждения и гаранта свободной демократии в Афганистане или для поддержки правящих режимов в Пакистане и Ираке. Как и не любят американцы идею постоянного американского присутствия в целях предотвращения решающих побед боевых организаций, которые могут лишить нас нашего образа жизни. Мы народ с сильной волей. И поэтому не должны ждать, пока сломится эта воля усилиями врага, обладающего более сильной волей.

Мы переживаем этап борьбы эмоций с идеологией. Поэтому ситуация требует от нас инициировать совместимость с Исламом, прежде чем польются реки крови американцев. Это может произойти в ближайшее время. И нам следует быть мудрыми, не бросать себя на погибель в самый центр войны с «Пятым Халифатом». Нам лучше находится у его границ. Нам следует подходить ко всему взвешенно и обдуманно, на основании нашей американской совести. Будет не мудро поддерживать недемократические и самые коррумпированные правящие режимы против государства Халифат, которое определяет свою политику согласно доктрине борьбы с коррупцией и нечестным руководством куда жестче, чем это обстоит в иудейских и христианских принципах, отличающихся терпимостью и сочувствием одинаково, как к греху, так и к грешникам.

Господин президент:

Мы не должны бояться образования честного правительства независимо от характеристики. То, что нам следует бояться, так это руководителей, предающих свои основополагающие принципы.

Мы несем ответственность, господин президент, за ряд договоров, которые потакают увеличению коррупции в странах Ближнего Востока, а также за ряд нецелесообразных мер, которые мы предприняли, чтобы обеспечить существование порочных правительств. У нас еще есть шанс выйти из этого конфликта вместо того, чтобы продолжать битву с невидимой армией, а точнее против идеи. Если мы не признаем этот факт, то нам следует ждать поражения или неизбежного отступления. Мы должны знать: с кем и ради чего мы боремся? То, за что мы боролись? День за днем нас атакует вооруженный своей религией враг. Мы воюем за утверждения контроля над землями и провинциями, или боремся с идеей, время которой пришло для того, чтобы взять реванш у нас? И стоит ли нам убивать сотни тысяч невинных людей?

На самом деле, сегодня мы ведем войну в Афганистане, в самой лидирующей стране мира по торговле героином и во благо самого коррупционного правительства в мире. Мы вышли из Ирака в то время, когда национальное перемирие начало давать плоды. Несмотря на это теракты в отношении солдат и мирного населения возросли. К большому сожалению, правительства, которые были сформированы по нашей инициативе и образцу, сами по себе рассматриваются мусульманами как новая форма правительств, которые потворствуют нарушению и разрушению принципов свободной демократии.

Мы не можем диктовать будущую политику на Ближнем Востоке или строить нашу политику в рамках обеспечения существования правящих режимов или обеспечения продолжительности нашей гуманитарной помощи из одного и того же источника. Наше будущее заключается в торговле с миром, который блаженствует миром и согласием. Где существуют рабочие места для людей. Именно это станет причиной прогресса в области технологий и изобретений. Именно это и образовывает разницу. Так давайте будем воевать ради этого, а не ради дьявольских правительств.

Господин президент!

Благодарю за внимание. Я горжусь тем, что голосовал за вас на последних выборах.

JOE SHEA, THE WAR AGAINST THE CALIPHATE, American Reporter Vol. 16, No. 3857 – January 19, 2010