Ливия: изучения хроники революции

Революция, произошедшая в Ливии, выявила много интересных фактов, от обладания мусульманами драгоценными металлами, до их непревзойденной религиозной устремленности. Оказалось, что приверженцев светскости можно на пальцах сосчитать, и что в обществе они не представляют никого, кроме себя. Все увидели, что исламисты были на передовых рядах в операции по свержению Каддафи. Поэтому Запад в беспокойстве и не успокоится, пока не осуществит две вещи: 1 – Образование конституции, которая первый свой глоток сделает из его идейных притоков; 2 – Утверждение марионеточных правителей, которых он старается тщательно сформировать и сбыть народу. И мы призываем ливийский народ быть максимально ответственным и выдвинуть исламскую конституцию, в которой Ислам будет единственным источником для законодательства, и не принимать кроме, как только соблюдающего, богобоязненного, добропорядочного и ответственного правителя, согласного на то, чтобы его отчитывали на основе Ислама. И если Ливии не удастся стать место появления Второго Праведного Халифата, то пусть готовит себя к этому долгожданному событию.

Ливия и проводимая там борьба за неё олицетворяют собой уменьшенный образец ближневосточной проблемы. Это связано с тремя факторами; колониализм, стратегически важное географическое месторасположение страны и Ислам. Поэтому необходимо понимать влияния этих факторов, дабы иметь ясное представление о политической арене, мотивах событий и предстоящем политическом сценарии (проект) в них.


Факторы геополитического столкновения


1 – Колониализм: Сверхдержавы и их борьба за богатства Ливии


Площадь Ливии превышает площадь соседнего Египта примерно в два раза, а население его составляет всего 6 млн. 500 тысяч. Ливия является самой крупной страной в Африке по добыче нефти, что делает ее лакомым кусочком для империалистических сверхдержав. В начале 20 века Италии удалось оккупировать Ливию после того, как Османское государство ослабила свои позиции. Затем Италия, Англия и Франция поделили между собой мандаты на бывшие территории этого государства после Второй мировой войны. Тем не менее, львиная доля в этом досталась Британии, которая господствовала над этой страной до приобретения ею «независимости». После того как король Ливии Идрис аль-Махди ас-Сенуси состарился и оказался не в силах управлять страной, не оставив после себя приемника, и решил отправиться в Лучезарную Медину, чтобы дожить оставшиеся ему дни на этом свете, страна оказалась в шатком и уязвимом положении. Америка усмотрела в этом благоприятный шанс для утверждения своего господства над ней путем военного переворота. И это имело место в военном перевороте свободных генералов в Египте в 1967 году.


Британия догадалась об американских планах, особенно если учесть то, что они проходили в контексте лихорадочных попыток Америки по искоренению британского влияния из региона и насаждения туда своего влияния. Тогда и начались те американские попытки, которые коварной сметливостью преуспели в вытеснении британского влияния через переворот, осуществленный Джафар Нимейри 25 июля 1969, в Судане. Поэтому Британия дабы пойти на опережение Америки в Ливии и провела военный переворот во главе с аль-Каддафи 1 сентября 1969 года. И с того времени задачей полковника Каддафи заключалась в ликвидации проамериканских политиков, внутри страны, и саботаже американских проектов в Африке и Ближнем Востоке в интересах Англии, во внешней политике. Британия короновала свою историческую (секретную) связь с режимом аль-Къаддафи в 2005 году. Именно тогда правительство Тони Блэра подписало с режимом аль-Къаддафи официальное соглашение, согласно которому Британия брала на себя защиту режима Каддафи от любой внешней угрозы. Она сделала это лишь после того, как подготовила, внедрила его в международные организации и очистила его от уголовных дел относительно отмывания денег.


Однако неимоверный разворот событий в регионе, особенно в Ливии, заставил Британию быстро пересмотреть свои расчеты, чтобы одержать первенство в процессе свержения этого режима и непосредственном покровительстве нового режима через действенное использование Катара в финансовом, политическом, информационном и безопасном плане. И все это для того, чтобы сохранить свое влияние и не дать шанса для своих конкурентов из числа других империалистических сверхдержав.


2 – Стратегическое месторасположение - география Ливии и Средиземном море


Ливия обладает самой длинной береговой линией среди стран, имеющих выход на Средиземное море (около 1000км). Средиземное море исторически и в настоящее время считается важной позицией (местоположением) на всех уровнях политики, экономики и безопасности, являясь точкой водного соединения между Европой, Северной Африкой, странами Шама и Турцией. Дополнительно к этому Ливия имеет ряд каналов и проливов, соединяющих ее с Атлантическим океаном и т.д. В силу важности этого региона немецкий философ Вильгельм Фридрих сказал: «Это объединяющий элемент центра мировой истории с тремя четвертями земного шара». Ливия в прошлом (в 18 и 19 века) обязывала платить джизью американские и европейские судна, которые проходили на подконтрольных ей водах, взамен на безопасное передвижение. Также эта береговая линия считается основным угрожающим центром, которого боится Европа, если произойдет какой-нибудь сбой в удержании под контролем ситуации в регионе. Это позволит африканским иммигрантам спокойно ринуться в Европу, принять которых она способна только в ограниченном количестве.


3 – Доминирующий общий климат в Ливии – это Ислам


Ислам проник на территорию Ливию, довольно рано, во времена праведного халифа Умара ибн аль-Хаттаба. Подавляющее большинство ливийцев исповедуют и соблюдают Ислам, больше 98%. И это несмотря на злополучные попытки режима аль-Каддафи стереть Ислам на протяжении 40 лет, путем навязывания нетрадиционной системы правления, которая находится в противоречии с Исламом. Тем не менее, Ислам еще больше утвердился в сердцах ливийских мусульман, многие из которых посвятили себя заучиванию Корана наизусть. Согласно некоторым статистическим данным 20%, т.е. одна пятая часть ливийцев знают Коран наизусть!
Революция 18 февраля 2011 года, ее бушующий исламский климат сначала проявился среди простых мусульман и в рядах повстанцев. Это ярко проявилось в их лозунгах, отношении к исламским обрядам поклонения, как намаз, дуар и призыв к джихаду и мученической смерти на пути Аллаха.

Также эти исламские настроения в обществе объясняют то, что глава временного совета Мустафа Абдуль Джалиля совершил земной поклон (саджда) по случаю объявления об освобождении Ливии от режима Каддафи. Также он объявил о том, что Ислам должен быть единственным источником для законодательства, в соответствии с которым упраздняются все законы, которые противоречат исламским принципам. Он вернул к действию закон, разрешающий иметь несколько жен. И обратил внимание на опасность взаимодействия с ростовщичеством и выразил желание о том, чтобы постепенно избавиться от него. Также наличие господствующего исламского климата в Ливии прослеживается в заявление Абдуль Джалиля во время его встречи с первым министром печати Туниса относительно трансляции тунисским телеканалом иранского мультфильма, в котором изображается Бог. Он сказал тогда: « Если бы подобное произошло в Ливии, то мы сразу отрубили бы голову».


Проявление Ислама в таком виде является ощутимым свидетельством неправильности воображаемого утверждения о том, что вхождение в неисламские политические режимы, существующие в мусульманских странах, несет большую пользу для исламского призыва, нежели отторжение и избегание их. Ливия, Тунис и другие страны, в которых предпринимались попытки искоренить Ислам, привели к противоположному результату. Люди сконцентрировали свое внимание (осознание) на этой религии. Их соблюдение своей религии усилилось, нежели в других странах, в которых истина смешалась с ложью. Очевидно, что подавляющее большинство народных масс в этих странах, с нетерпением ожидают тот день, когда они вновь смогут с полной свободой вдохнуть свою религию – Ислам. Они ждут, когда смогут претворить Ислам и жить с достоинством и честью.


Именно эта реальность застала врасплох многих врагов Ислама, бросив их в трепет от того, к какому исходу могут привести эти революции.
 
Политическая арена в Ливии


1 –Переходный совет и борьба сторон


Ливийский переходный совет был сформирован при непосредственной поддержке, покровительстве и финансовой помощи Катара. Столица арабского эмирата Катара – Ад-Доха, стала приютом для каждого, кто отошел от Каддафи и работает против него. Она стала политической, информационной и безопасной кухней, где была разработана ныне существующая в Ливии альтернатива. Общеизвестно, что Катар не является сверхдержавой, как и не является крупной региональной державой. Это всего лишь небольшой остров, из которого Британия сделала Эмарат, добившись лояльности его правителей и их служения её интересам. Поэтому роль Катара, как в Ливии, так и в любой другой стране, определятся той стратегией, которую прочерчивает ему внешнеполитическое ведомство Британии.


Тем не менее, разгорелась борьба между членами переходного совета, особенно между основными членами исполнительного комитета. С одной стороны сторонники светского блока, как премьер-министр Махмуд Джибриль, министр печати Махмуд Шаммам и министр нефти Али Тархуни, с другой стороны сторонники исламского блока в целом, как шейх Али Салябий, Абдуль-Хаким Балхадж. Каждая из сторон пыталась возразить и подавить другую. Например, блок Махмуда Джибриль попытался обвинить Абдуль-Хакима Балхаджи в том, что он имеет собственную исламскую программу. А после этого со своей командой попытались сместить Абдуль-Хакима Балхаджи с командования Военного Совете в Триполи. Но, когда потерпели неудачу, то постарались утопить его административными делами (ответственностью) и еженедельными проблемами жителей Триполи, при этом, специально не выделяя ему никакой помощи, необходимой для выполнения его обязанностей, т.е. пытаясь доказать его провал, чтобы свергнуть его.


Так или иначе, можно смело сказать, что приверженцы светскости не имеют серьезного электората в стране. И достаточно в нынешней доминирующей атмосфере сказать, что тот-то (как Махмуд Шаммам) из блока Джибриля не выстаивает намазы и не постится, чтобы опустить его в глазах общественности. Поэтому перед светскими политиками не остаётся ничего кроме, как склонить голову и согласится с тем, к чему призвал советник Мустафа АбдульДжалил, заявив, что Ливия – исламское государство, а Ислам – главный источник законодательства и т.д.


2 – Блок умеренных исламистов


Ведется усиленная попытка объединить всех исламистов в один блок под названием «умеренный Ислам», который объединит «аль-Ихван» (Братьев мусульман), «ас-Салаф», «аль-Джамаат аль-Мукъатала» (воюющая группировка) и др. под предлогом противостояния приверженцам светскости. И это не для установления исламского государства, которое будет править Исламом, а всего лишь для установления демократического гражданского государства в рамках исламской идентичности. Ведется усиленная пропаганда лидеров и видных деятелей этого блока в СМИ. По всей видимости, пример Эрдогана впечатлил различные массы, даже если и в неоднозначном процентном соотношении. И подобно тому, как Тунис пытается перекопировать сегодня турецкую модель, также хотят, чтобы и Ливия пошла по тому же пути. Так модель «умеренного Ислама», которую подтверждает Мустафа Абдульджалил всякий раз, когда говорит о роли Ислама в Ливии, стала частью текущего процесса.


3 – Альянс друзей Ливии


Поистине смерть Каддафи и кончина его режима – это закрытие черной страницы в новой истории Ливии. Но проблема кроется в том, что НАТО является тем, кто сломал спину Каддафи, несмотря на все бесстрашие и неодолимое желание повстанцев в борьбе с ним и избавлении от его режима. Североатлантический альянс (НАТО), как известно, является военным рычагом западного колониального союза во главе с Америкой. Поэтому не стоит ожидать и не логично думать, что сверхдержавы собираются покидать Ливию после того, как ликвидировали режим полковника. Это не благотворительная организация, занимающаяся проведением гуманитарных проектов. Это империалистические державы, которые нещадно готовы грабить богатства других народов.

В связи с этим на конференции «Друзья Ливии», прошедшей в Дохе 26.10.11. было объявлено о создание нового международного союза, состоящего из членов североатлантического альянса и союзнических государств. В него вошло 13 стран, в том числе США, Англия и Франция. Союзом будет управлять Катар. Основные задачи союза: предоставление помощи ливийцам в сферах обучения военному делу, формирования ливийских военных институтов, урегулирования вхождения повстанцев в эту общую систему. Также эта организация будет заниматься обеспечением безопасности границ и удержанием нелегальной миграции в Европу. Таким образом, этот международный союз займется практическим опекунством Ливии пока сверхдержавы не удостоверяться в том, что все под их контролем.


Заключение


Не секрет, что решение о том, что Катар возглавит новый союз, указывает на отрицательную позицию жителей региона относительно западного вмешательства и тех негативных последствий, которые оно оставило после себя в прошлом. Особенно в Ираке и Афганистане. Более того, общественное мнение в регионе испытывает отторжение к любым вмешательствам со стороны Америки и Британии, даже под предлогом «помощи». При этом они соглашаются с ролью Катара и Саудовской Аравии, несмотря на то, что они являются марионетками сверхдержав, олицетворяя их политику и интересы. К тому же усердное стремление перекопировать турецкую модель в Ливии успокаивает Запад за безопасность его интересов.

Особенно после того, как партия Справедливости и Развития во главе с Эрдоганом успешно превзошла все ожидания многолетнего эксперимента. И это подтверждается тем, что его партии удалось взять внутреннее положение под свой контроль и заполучить существенное влияние в своем окружении в сочетании с политическими, культурными и экономическими интересами Запада. Как иначе, ведь он призывает к миру с Израилем, претворяет капиталистическую систему экономики и побуждает принятие светскости и так далее. Именно это позволило геополитическим силам опираться на него в качестве инструмента и модели защиты их интересов в регионе. Особенно, если учесть, что данный подход требует намного меньше затрат, чем проведение прямой военной оккупации, и выглядит относительно восприимчиво для общественного мнения, и более стабильней, чем положение диктаторских режимов, которые правили регионом после Второй мировой войны.


Как бы там ни было, все это не даст ливийцам и всем жителям региона желаемых результатов. Максимум, что может произойти это «косметическая операция», которая произведет на свет вновь прозападные режимы, которые будут вращаться в западной орбите и использовать свои ресурсы и богатства во благо империалистического проекта по-новому.


Неужели искренние мусульмане еще не проснулись и не поняли, какой злостный заговор строят против них?! Пришло время осознать им, что миссия Ислама – это не просто политический проект, который преуспеет или потерпит неудачу. Поистине, это вопрос о донесении Послания всему человечеству, а не трансформирование его в постоянно изменчивый политический проект. Возможно, и добьется краткосрочной победы тот, кто использует его, дабы возбудить массы людей. Но эта краткосрочная победа очень скоро обернется бременем для мусульман и для самого Ислама.