Поездка в хадж во времена Османского Халифата

Халифы, пришедшие после Посланника Аллаха (с.а.с.), продолжали традицию назначения амира хаджа, делая это мероприятие глобальным исламским саммитом мусульман всего мира. В данной статье мы прольем свет на поездку в хадж во времена Османского государства, когда еще не было механических средств передвижения.

Благодаря своему географическому месторасположению страны Шама являлись центром сбора направляющихся в Мекку мусульманских паломников: арабов, персов, тюрков, пакистанцев, афганцев, боснийцев, албанцев и других народностей с разных концов мира. Потому что сухопутный маршрут между Дамаском и Хиджазом служил самым кратчайшим маршрутом для паломников, направляющихся для исполнения обязанности хаджа, а также для торговых караванов, еще с давних доисламских времен.

Подготовка и приготовления к хаджу начинались за три месяца до наступления сезона хаджа. Османское государство, во главе с османским Султаном (Халифом мусульман), приступало к организации этого мероприятия с большим вниманием и особой заботой. Верховный диван назначал специальную центральную комиссию, которая непосредственно находилась под юрисдикцией главы дивана. Задача этой комиссии заключалась в проверке всех дел хаджа в исламских регионах и издание указа валиям (губернаторам), чтобы ответить потребностям паломников, обеспечить им безопасность и комфортную поездку. Поскольку уважение паломников — это престиж и авторитет государства.

Вслед за этим самые известные мусульманские города, как, Каир, Багдад и Дамаск, приступали к подготовке и приготовлению своих групп паломников. Затем валий назначал амира хаджа из числа авторитетных людей, известных своей компетентностью и богобоязненностью. Затем амир хаджа выбирал себе помощников и служащих, как судья, на случай разногласий среди паломников, и командира отряда охраны, секретаря «эмин», главного писца «баш катиб», заведующего за провизией и снабжением, а также заведующего за организацию «хамледар», который несет ответственность за поваров и работников.

Затем проводились выборы ответственного за флаги и барабанную процессию «Байракдар» и знаменосца «Байракчи». Затем амир хаджа «Хадж Паша» представлял валию имена будущих паломников на утверждение. После всего этого начиналась комплексная программа хаджа с первого дня Ид аль-Фитр (Ораза байрам) в Дамаске. Работа начиналась с приготовления знамени «Санджака», который представлял собой кусок твердой ткани с золотой росписью коранических аятов. Его помещали в центр сбора паломников. Затем начинали собирать «масла, факела и багажи», чтобы перевести их в Мекку и Медину. Выстраивались военные подразделения перед Омейядской мечетью и воздавали приветствие валию города, амиру вооруженных сил и другим высокопоставленным госслужащим. После завершения парада праздничная процессия вытаскивала масла и маслины, приготовленные для отправки с паломниками, в две святыни мусульман — Мекку и Медину. Они следовали хадису Пророка, где говорится, что он приказывал отправлять масло в специальный склад принадлежностей гостей Заповедной мечети в сезон хаджа.

«Явм-уз-Зейт» (День масла) — это второй день месяца Шавваль. В этот день проводилось торжество по случаю отправки масла в специальные склады принадлежностей паломников в Мекку.

«Явм-уш-Шамъа» (День факела) — это третий день месяца Шавваль. В этот день собирали свечи и розовую воду, чтобы отправить их в Достопочтимую Мекку и Лучезарную Медину. В этот же день, вытаскивали благородное знамя и торжественно переносили его в генеральный военный штаб, затем празднично вручали его фельдмаршалу, который водружал это знамя над дворцом.

«Явм-уль-Махмаль» (день паланкинов) — это четвертый день месяца Шавваль. В этот день паломническое шествие вместе с паланкинами и знаменем выходили на парад в центр Дамаска, демонстрируя подготовку к поездке в Хадж. Паланкины насаживались на спины самых красивых и сильных верблюдов, предназначенных исключительно для хаджа. Вдобавок к паланкинам на верховых животных грузили подарки Султана мусульман — специальное покрывало, надеваемое на Достопочтенную Каабу. Затем паломники съезжались на выставку паланкинов, и каждый паломник покупал одного или несколько верблюдов. Также верблюдов выкупало государство для своих служащих и воинов, сопровождающих паломническое шествие в хадже во главе с амиром хаджа.

На официальном государственном уровне в эти дни съезжались фельдмаршал, валии, военнослужащие высокого ранга, ученые, госслужащие, шейхи (тарикатов), различные подразделения вооруженных сил и представители учебных заведений, чтобы торжественно провести почетное шествие в хадж. Так это шествие под исламским знаменем празднично отправлялось в путь.

Что касается благородного покрывала, надеваемого на Каабу, то оно изготовлялось искусными мастерами из Дамаска, которые находились на особом государственном содержании. Османское государство все расходы хаджа брало на себя. Оно назначало на ведение делами хаджа одного из лучших высокопоставленных деятелей государства. Этот амир готовился к этой поездке за три месяца до наступления сезона хаджа. Он начинал сбор необходимых средств, разрабатывал специальный план для поездки с целью обеспечения безопасности и спокойствия паломников. Почти все высокопоставленные деятели государства в разных уголках Османского государства мечтали заслужить это звание, понимая значимость этой должности, и ценности предписания (столпа) хаджа.

Караваны хаджа Шама состояли из нескольких групп, отвечающих за обслуживание паломников. Днем и ночью они обеспечивали им безопасности и спокойствие. Каждая из этих групп имела свои задачи:

«ас-Сукъат» (обеспечение водой) — эта группа несла с собой бурдюки и меха для воды, чтобы доставлять воду из водоемов и колодцев до паломников.

«аль-Баррак» (погонщики мул) — эта группа отвечала за верховых животных: мул и азиатских коней, переносивших паломников.

«аль-Аккамат» (погонщики верблюдов) — эта группа отвечала за верблюдов и паланкины для женщин, укрепляемые на спинах верблюдов.

«аль-Машаиль» (осветители) — это носители освещающих путь ламп и факелов, сделанных из масел.

«аль-Хиям» (палаточный отряд) — эта группа отвечала за разбивание палаток и размещение шатров.

Каждая из групп имела своего управляющего, который мог брать себе любое количество помощников, необходимое для обеспечения безопасности и спокойствия паломников. Всю дорогу паломническое шествие сопровождали воины, которые днем и ночью находились на страже.

Амир хаджа во главе паломнического шествия выходил в путь 15–17 Шавваля. Он выбирал самую легкую дорогу. По пути к нему присоединялись другие паломнические караваны из других регионов Османского Халифата. Паломнический поход Шама занимал по времени четыре месяца, начиная с месяца Шавваль и, заканчивая месяцем Сафар.

Что касается проверки, то Османское государство назначало одного из своих визиров или валиев, присуждая ему звание «Сердар аль-Джарда», для подготовки проверочного конвоя, который представлял собой службу безопасности, обеспечивающую скорую помощь паломникам на пути по возвращению в Шам, на случай исчерпания продовольственного запаса.

«аль-Джухдар» — это один из помощников амира хаджа, который опережал паломнические караваны и прибывал в Дамаск, чтобы обрадовать местных жителей вестью о том, что паломники благополучно возвращаются. Он отделялся от шествия в местности Табук и направлялся в Дамаск в сопровождении солдат, опережая паломнические караваны на семь дней.

«аль-Катиб» (почтальон) — это человек, на которого амир хаджа возлагал обязанность донесения писем паломников до их родственников. Он отправлялся после Джухдара, и пребывал в Дамаск спустя три дня после приезда Джухдара.

По завершению ритуалов хаджа паломники собирались в Лучезарной Медине вокруг паланкинов и знамени «аль-Санджакъ». Затем возвращались с тем же шествием, с которым они пришли. Когда шествие паломников приближалось к Дамаску, правительство, родственники паломников и местное население готовилось к масштабной торжественной встрече.

На обратном пути к паломническому каравану присоединялся «Амин ас-Сур». Это человек, который прибывал с имущественным грузом, выделенным османским государством вилаятам, знати Хиджаза и главам племен, проживающих, и, стоящих на страже пути паломников, а также некоторые подарки, которые раздавались бедным мусульманам в Мекке и Медине. Этот груз содержал различного рода предметы обихода: обувь, одежда, платки, халаты, носки и т.д., которые изготовлялись в Дамаске или Стамбуле.

Государство на официальном уровне определяло день встречи паломников из хаджа. Люди со всех городов и селений приходили, скандируя «ля иляха илля Аллах» и «Аллаху Акбар». Они выстраивались вдоль дороги. Затем пушки из крепости Дамаска делали двадцать звуковых выстрелов с небольшим интервалом в честь прибытия паломников из хаджа. И когда паломники из хаджа спускались со своих верховых животных под возгласы «Ля иляха илля Аллах» и «Аллаху Акбар», им хором говорили: «Хаджан Мабруран ва Съаян Машкуран ва Тиджаратан лан Табур» (Поздравляем вас с благочестивым хаджем, с достойным благодарности стремлением и беспроигрышной торговлей!!!).

Османское государство старалось обеспечить максимальный комфорт паломникам хаджа. Оно провело хиджазовскую железную линию. И первый поезд прибыл на станцию Лучезарной Медины из Дамаска двадцать второго августа 1908 года по григорианскому календарю. Поездка длилась пятьдесят пять часов. Во времена султана Абдульхамида Второго проведение хиджазовской железной линии «Дамаск — Медина» считалось самым важным делом в интересах мусульманских паломников, чтобы облегчить перемещение между странами Шама и Хиджаза.

Султан Абдульхамид заявил о проекте строительства железнодорожной линии от Дамаска до Лучезарной Медины в апреле 1900 года, и параллельно ей телеграфную линию. В этой связи он провел широкомасштабную рекламу, чтобы, вдобавок к этой религиозной цели, а именно облегчение поездки паломников и обеспечение их безопасности посредством соединения исламских стран живой и упрощенной линией, устранить признак немощности Османского государства перед иностранными государствами и укрепить власть султана Абдульхамида над вилаятами, через которые проходила линия.

А также для того, чтобы держать эти регионы под своим личным контролем, используя инновационные коммуникации того времени, застроить и развить регионы, расположенные вдоль этих линий, усовершенствовать сельское хозяйство, активизировать экономику Арабского полуострова через соединения их со странами Шама и побережьями Средиземного моря. Также оказать помощь жителям и племенам населенных пунктов, расположенных вдоль железнодорожной линии.

Передается, что после провозглашения данного проекта и его целей, султан Абдульхамид Второй открыл благотворительный фонд по стране, который собрал 320000 золотых османских лир. Иранский шах выделил пятьдесят тысяч. Хедив1 Египта выделил большие объемы строительных материалов. Были образованы много общин для оказания помощи этому проекту. В Индии были сформированы 166 общин для оказания помощи посредством сбора пожертвований для этого проекта. Жители города Лакхнау отправили 32000 золотых османских лир. Жители города Рангун собрали 73000 лир. Мирза Али из Калькутта направил 5000 лир, и так далее. Затем султан объявил о присуждении орденов (знака отличия), медалей и званий тем, кто жертвовал своим имуществом для строительства железнодорожной линии.

Госслужащие пожертвовали полной месячной зарплатой. Были изданы памятные открытки и марки, популяризующие этот проект. Были собраны и проданы кожи и шерсти жертвенных животных, а полученные деньги переданы в фонд данного проекта. Также средства поступали с вакуфных земель и таких важных проектов, как источники минеральных вод и порт Хайфа. Проект достиг блистательных результатов, превзошедших все ожидания самых ярых оптимистов. Если бы не изменение политической ситуации, в частности смещение султана Абдульхамида Второго с поста халифа, железнодорожная линия была проложена до самой Достопочтимой Мекки, Джидды и Йемена, как это планировали разработчики данного проекта.

Работа по реализации данного проекта началась в сентябре 1900 года. То есть спустя шесть месяцев после ее провозглашения. Работа шла в двух направлениях: Дамаск — Дара и Дара — Мезариб. Работы по строительству полной железнодорожной линии заняли приблизительно семь лет. В 1908 году строительство первой железнодорожной линия в Лучезарную Медину было окончательно завершено. Дальше планировалось строительство железнодорожной линии в Достопочтимую Мекку, затем на втором этапе — в Джидду, и на третьем этапе — до Йемена.

Однако, в дальнейшем, эта идея осталась без внимания. Все материалы для реализации работ второго и третьего этапа лежали в складах Лучезарной Медины до 1916 года. Затем были использованы для ремонта дорог и строительства железнодорожной линии Палестина — Египет, которым занялось британское правительство.

Во время Первой мировой войны в 1914 году Османское государство использовало эту железнодорожную линию для перевозки своих солдат и военной техники. Это толкнуло продажную арабскую революцию, с участием полковника Лоуренса и короля Хусайна против Османского правления, взорвать большую часть этой железнодорожной линии, в частности на землях Хиджаза.Таким был хадж во времена халифов, когда ему уделялось должное внимание. Они уделяли большое внимание этому делу, считая его глобальным политическим собранием, вдобавок к его величественному религиозному статусу.

Так давайте же вернем хаджу его коллективную степень и вытащим его из заточения личных расходов, которые желают несправедливые правители, а за ними и империалистические силы. Обстоятельства сегодня позволяют сделать это. Активность Исламской уммы дала блистательные результаты. Сегодня Умма вычеркнула из своего лексикона язык страха, комплекса, изолированности и подвластности зарубежным силам. Она сломала собственными руками мнимую преграду страха, которая держала её в заточении в течение многих лет. Она начала избавляться от этапа деспотичного правления. Исламская умма, которая объединилась вервью Аллаха, противостоит любому, кто хочет изолировать её религию, это живая община со своей живой доктриной, делающей из мусульман плотное здание, где все мусульмане поддерживают друг друга, имея одни и те же чувства. Именно эта доктрина единобожия побуждает их принять присущую мусульманам позицию, а именно сплотиться согласно хадису, в котором говорится, что мусульмане в своей взаимной любви, уважении и солидарности, подобны единому организму.

И это вопреки всем попыткам безбожного Запада и его агентов, которые по сей день используют СМИ, мыслителей и интеллигентов, одурманенных западным просвещением, которые не видят другого решения кроме, доктрины отделения религии от политики. Сегодня они интерпретируют эту политическую активность Исламской уммы, как шаг на пути к демократии и гражданскому государству, а также к еще большим свободам. В то время как это реальное отражение устремлений Уммы, вытекающих из её исламской доктрины.

Сегодняшние революции — это лишь первый шаг, по дозволению Аллаха, на пути к развитию Исламской уммы и её возвращению к былому статусу через её призыв к одобряемому (мааруф), удержание от предосудительного (мункар) и распространению религии Аллаха. Этот шаг является практическим сигналом навстречу к её правильной работе над возобновлением исламского образа жизни по средствам установления Исламского государства.

Всевышний Аллах говорит:


قُلْ هَذِهِ سَبِيلِي أَدْعُو إِلَى اللَّهِ عَلَى بَصِيرَةٍ أَنَا وَمَنِ اتَّبَعَنِي وَسُبْحَانَ اللَّهِ وَمَا أَنَا مِنَ الْمُشْرِكِينَ

«Скажи: «Таков мой путь. Я и мои последователи призываем к Аллаху согласно убеждению. Пречист Аллах, и я не являюсь одним из многобожников» (12:108).