Арабские революции и методы опеки Западом: «Умеренный Ислам», раскручивание темы меньшинств и межмазхабная смута

Арабский регион является свидетелем отличительной фазы продвижения по пути свержения порочных режимов, зависимых от зарубежных сил. Речь идет о тех режимах, которые угнетали исламскую общину, расхищали её богатства и разрушали её потенциалы, сделав её легкой добычей для алчных врагов.

Хотя некоторые из них преуспели в свержении истрепанных престолов, жители Сирии с полной решимостью и настойчивостью продвигаются вперед к свержению своего диктатора, сталкиваясь с более значительными трудностями и более насыщенным напряжением, нежели другие страны революций. В обоих случаях текущий процесс изменения сталкивается со сложностями, проблемами и вызовами на разных уровнях.

Процесс изменения, идущий с большим энтузиазмом, лишен единого виденья, вытекающего из вероучения (акъыды), просвещения и наследия исламской общины. Даже силы, которые выдвигают себя на передовую линию и претендуют на представление исламской общины, не имеют никакого виденья. Более того, все предложенные альтернативы выглядят немощными даже в сравнении с предыдущими режимами, и более критическими даже на уровне урегулирования обычных дел повседневной жизни людей.

Все это происходит на фоне озабоченного отслеживания Западом этих процессов. Запад пытается сдержать их посредством всевозможных рычагов и внедрить разработанные им силы, чтобы обуздать политическую арену и повести массы в идейном, движенческом, политическом и информационном плане. Запад старательно и ясно стремится направить этот прорыв через навязывание западного проекта процесса изменения, предлагая отклоненное представление об Исламе, которое отвечает чаяниям народа, а также задевает их чувства и желания, под пресловутым названием «умеренный Ислам». Запад вновь провоцирует тему меньшинств и разжигает предчувствия страха и ужаса среди людей, дабы иметь возможность влиять на направление процесса изменения. Также Запад работает над созданием большой пропасти враждебной ненависти между суннитами и шиитами, посредством известных и влиятельных режимов, правительств, организаций, партий, ассоциаций и персон, вращающихся в орбите западной политики.

«Умеренный Ислам»

Что касается «умеренного Ислама», который с гордостью представляет движение «аль-Ихван аль-Муслимун», то отведенная ему Западом роль заключается в выдвижении проекта, который несет в себе западную мысль в исламском одеянии, в качестве альтернативы подлинному Исламу. Умеренная модель Ислама выдвинута, чтобы противопоставить ее подлинному Исламу, который идеален в своей политической системе, а также своими моральными, социальными и экономическими решениями различным аспектам жизни. Следовательно, Запад умышленно старается подорвать идею Ислама, как системы, путем презентации тех, кого он поддерживает и кому он симпатизирует в образе представителей Ислама. И это несмотря на то, что они опираются на стандарты, нормы и системы Запада, а также вопреки тому, что данный опыт не имеет никакого отношения к Исламу.

Поэтому любое потенциальное достижение сторонников «умеренного Ислама», подымающих лозунг «Ислам — это решение» при таком раскладе ситуации и сил, контролирующих её, может быть достигнуто не иначе, как вдали от Ислама. Это значит, что сегодняшние решения будут неисламскими, противоположными подымаемому лозунгу. Другими словами, будет закрепляться отделение религии от жизни. В случае эскалации ситуации и роста проблем, как это происходит сегодня, все произошедшее припишут к неспособности и несостоятельности Ислама, хотя Ислам, как уже упоминалось, не имеет отношение к «умеренному Исламу», в целом и в частности.

Так сторонники «умеренного Ислама», а фактически — противники Ислама, создают предлог для того, чтобы объявить несостоятельность Ислама быть системой правления путем практического воплощения, а также, чтобы снять лозунг «Ислам — это решение» руками тех, кто возвышает его. Естественно, этот провал (или несостоятельность) явился не по причине Ислама, как это преподносит Запад и кричит во всеуслышание. Причиной стало искажение Ислама и сокрытие его правильных законов, т.е. их попытки подстроить Ислам под западное просвещение, западное представление о жизни и тому образу поведения, который опирается на относительную выгоду, в качестве ориентира во всех своих политических делах и решениях.

Парадоксом явилось то, что «исламисты» согласились приступить к эксперименту на тех основах, условиях и правилах, которые были установлены другими, а не ими. Это привело к наблюдаемым нами беспорядкам, проблемам и отвращениям друг к другу между различными политическими силами и их активистами на площадях массовых акций. Это превратило борьбу ради установления и претворения Ислама в борьбу за правительственные кресла во власти. Исходя из своего такого ошибочного понимания религии и политики, «исламисты» в Тунисе, Египте, Ливии и Йемене пошли вперед и получили власть, после того, как отодвинули Ислам в сторону и согласились с тем, чтобы остатки рухнувших режимов принимали участие и соперничали во власти вместе с ними. Более того, ситуация дошла до того, что эти остатки отняли у них право принятия решений и руль в управлении страной. В такой острый момент следовало бы наоборот, очистить страну от каждого, кто тянет её на дно или вверяет её в руки врагов в идейном, экономическом и политическом плане.

Сверх того, исламисты не попытались провести реальные или существенные изменения в конституции, праве, философии правления и политике государства. Они оставили страну в тисках алчных западных держав, пожирающих ее, и международных организаций, которые парализуют страну и её граждан, лишая их возможности прийти к развитию и подъему, дабы держать их в качестве рабов этих держав. Как ни прискорбно, но «исламисты» делают это осознанно, под предлогом того, что это единственный возможный путь к изменению в свете господства сверхдержав над ситуацией в наших странах. Поэтому, не стоило от них ожидать предоставление светлого образа Ислама или исламского решения. Максимум, что они предприняли, это внесли ряд формальных конституционных и законодательных поправок, которые не угодны ни Всевышнему Аллаху, ни Его рабам.

Эти поправки не что иное, как дешевые попытки, которые время от времени вносили их несчастные предшественники для усмирения народа. Также они оказались неспособными предоставить системы, законы и решения Ислама относительно общества, государства и отношений с другими государствами. Последовав за примером своих предшественников, они обратились к Всемирному банку за кредитом путем, запрещенного по шариату, ростовщичества и обязались блюсти требования и политику Международного валютного фонда.

Как и обратились они к Совету Безопасности и законам Организации Объединенных Наций и начали относиться к общим проблемам мусульман, подобно тому, как относились их предшественники. В этом отчетливо прослеживается прозападная зависимость и прагматизм с дешевым меркантильным мышлением, в котором преследуется исключительно материальная выгода. Это и заставило президента Египта Мохамеда Мурси, например, принять обязательство на защиту все пактов, договоров и международных соглашений, в том числе и тех, которые признают и стоят на страже безопасности израиля, в сопряжении с присутствием израильского посольства в центре Каира и обеспечением полной его защиты. Затем он пошел на радушную встречу и теплое приветствие Ахмадинежада, несмотря на то, что Иран открыто и чудовищно проливает кровь невинных мусульман в Сирии.

Возбуждение темы меньшинств

В свете заметного успеха в смене некоторых правителей на волне революции в ряде арабских государств, как Тунис, Египет и Ливия, а также продолжающего процесса изменения в других странах, как Сирия, западные государства немедля прибегли к реализации своей «старо-новой» первостепенной задачи в перенаправлении текущих революций. Называя вещи своими именами, они стали разжигать смуту и внутренние конфликты, представляя их, как естественное стечение обстоятельств, а не как навязанную извне действительность. Эти государства вновь выдвинули проект переустройства революционных стран согласно своим интересам и с целью защиты своего имперского влияния в них. Для этого они развернули процесс раскручивания вопроса прав меньшинств и разжигания страха немусульман, живущих в исламских странах, по отношению к приходу Ислама к власти. Эта стратегия показала себя в ряде событий, произошедших в Тунисе и Египте, и попытке спровоцировать эту проблему в инфраструктуру новой власти, которую установит революция в Сирии. Это отчетливо прослеживалось в заявлениях западных политиков.

Так экс-госсекретарь США Хиллари Клинтон 13.09.2011г. по случаю издания 13-го ежегодного доклада о религиозной свободе в мире, заявила: «Процессы демократических преобразований на Ближнем Востоке и в Северной Африке обратили на себя внимание всего мира. Однако, наряду с этим, они подвергли этнические и религиозные меньшинства новым рискам». Также при встрече с делегацией сирийской оппозиции 12.06.2011г., после того, как она заверила, что изменение не должно обуславливаться уходом Башара Асада из власти, она сказала: «Это означает, утверждение Сирии на правовом пути и пути защиты международных прав для всех граждан, независимо от их религиозного или этнического происхождения или пола». При этом она добавила, что оппозиция осознает тот факт, что сирийские меньшинства должны получить гарантию о том, что будут жить лучше в режиме «толерантности и свободы».

В последнее время участилась полемика вокруг вопроса о меньшинствах и позиции Ислама в отношении этого вопроса. Сторонники светскости из числа немусульман начали поднимать эту тему при интенсивной информационной поддержке различных СМИ, особенно тех, которые утверждают, что освещают все противоположные взгляды или убеждения. Хотя, на самом деле, они никогда не предоставляют идеям Ислама возможность пояснить реальность этого вопроса и то, как Ислам решает её. Напротив, полемика ограничивается между ультралевыми секуляристами, с одной стороны, и секуляристами, обличенными в Ислам, с другой стороны, но не выдвигающими решения Ислама. Несмотря на многочисленные признаки того, что западные сверхдержавы и их прислужники в мусульманских странах стоят за подобными провокациями, тем не менее, они пытаются придать поддельную объективность этому мерзкому предложению. Для этого они приглашают людей или внешне нейтральные стороны, которые не имеют политической привязанности и не отвергают Ислам, и выглядят невинными, чтобы спровоцировать в них опасения по поводу будущего.

Они транслируют искаженные труды востоковедов об истории Ислама, подменяют понятия и ложно заявляют, что Ислам не гарантирует немусульманам их права, что в сени правления Ислама они подвергнутся дискриминации, гнету и репрессиям. В дополнение к этому, правители, против которых восстала Умма, чтобы вернуть свою узурпированную власть, возбуждают проблему меньшинств, пытаясь вселить страх у людей к исламскому правлению. Они используют эту проблему в качестве рычага давления, чтобы утвердить свое правление и удалить людей от настоящего изменения, а также услужить этим своим хозяевам в надежде, что последние оставят их у власти.

Поэтому носителям исламского призыва следует разоблачить этот отвратительный элемент в ходе текущих революций, исследовать понятие меньшинства и обстоятельства его возникновения, и пояснить позицию Ислама относительно данной темы и практику того, как мусульмане относились к меньшинствам на протяжении всей истории Ислама. Также необходимо пояснить нынешнюю ситуацию, в которой безбожный колонизатор смог устранить исламское правление от жизни, а также факт того, как враги мусульман в прошлом использовали вопрос меньшинств, и какие последствия ожидали меньшинства в результате разжигания этого вопроса.

Также необходимо обратить внимание на то, удалось ли светскости, т.е. секуляризму, сплотить воедино различные народы в обществах, как в странах происхождения самой светскости, так и в мусульманских странах. Вопрос в том: заключается ли решение этой проблемы в светскости или все же в Исламе? Также следует подчеркнуть, что проживание немусульман в мусульманских странах под властью Ислама было в порядке вещей — нормальным явлением, они никогда не испытывали потребность покинуть территории Исламского государства и переселяться в другие страны, где господствуют их религии. Так было, поскольку они чувствовали стабильность, спокойствие, безопасность и гармонию в своей жизни рядом с мусульманами.

Межрелигиозная смута (сунниты и шииты)

Межрелигиозное деление часто используется как орудие под предлогом меньшинств. Однако раскол, который прочерчивается вот уже десятки лет, между суннитами и шиитами, и который начал увеличиваться и накаляться в течение последних нескольких лет, стал разделять две стороны друг от друга в политическом, идеологическом и эмоциональном плане. Идет процесс больше похожий на попытку зародить шиитскую умму в противоположность суннитской умме! Это предвещает очень серьезную опасность, особенно на фоне перехода отношений из состояния идейной конвульсии, эмоциональной напряженности и информационного столкновения в состояние кровавого военного конфликта, как это имеет место в Ираке, Сирии, Ливане, Бахрейне и Йемене.

Немало представителей с обеих сторон увлеклись разжиганием огня смуты и подстрекательством к войне в попытке завладеть властью. Они используют для этого одну из сторон, дабы она выступила против другой стороны, её намерений и враждебных проектов против нее.

Несмотря на то, что участниками создания такого раздора путем оживления исторических распрей и их применения к нынешней реальности являются представители обеих сторон, тем не менее, здравомыслящий наблюдатель понимает, что образование этого раскола служит замыслу западной стратегии по расчленению исламской Уммы и недопущению её единения и возобновления исламской жизни посредством Халифата.

При внимательном рассмотрении инструментов геополитической борьбы, т.е. таких государств, как Иран, Саудовская Аравия, Иордания, Ирак и в других, а также тех международных организаций, сообществ и персон, с которыми они имеют тесные связи, становится понятным, что для доведения ситуации до грани пропасти выдвигается план иностранного вмешательства. Страны, организации и персоны, замешанные в данном конфликте, являются либо агентами, либо наемниками, либо теми, чье состояние нервозного и слепого отчаяния, лишило здравого ума. Подтверждает этот факт то, что сосуществования и родство между суннитами и шиитами с различными ответвлениями имело место, и фактически существует вот уже 1400 лет. За всю историю никогда не предпринималась попытка оживить «суннитскую умму» против «шиитской уммы», как это стараются изобразить нам.

И это указывает на то, что существующий раскол является отражением желаний и планов, выходящих за пределы обеих сторон. Ведь не секрет, что Иран придерживается политики США — вождя неверия. То же самое в Афганистане, Ираке, Сирии и Ливане, не говоря уже об открытой привязанности рода Сауда с Западом. Следовательно, их конфликт отражает западный регламент и искажает Ислам, преподнося его в образе кровавого межрелигиозного противостояния, которому, ни в коем случае нельзя доверять власть, чтобы не вспыхнуло еще больше религиозных и мазхабных конфликтов. И если Ислам, по их утверждению, не приемлет различные мнения среди своих приверженцев, то, как он примет другие народы и вероисповедания?! Поэтому Запад предполагает, что необходимо наложить опеку на Ислам и мусульман под предлогом предотвращения появления государства, черпающего свою систему из Ислама, которое приведет к неотвратимым конфликтам, по их утверждению.

Да, вышеприведенное не опровергает наличие проблемы и разногласий, возникающих между последователями различных мазхабов. Но мы пытаемся направить исследование в правильное русло, дабы не лишиться верного ориентира. Мусульмане являются частью одной исламской общины (Уммы), которая верит в Единого Бога, в одно божественное послание — Коран, в одного Пророка, в одно Руководство — Ислам, и стремится распространить милосердие и спокойствие среди всех людей, мусульман и немусульман. И если свет исламского правления охватывает последователей других религий, то тем более, он охватывает каждого, кто верует в Аллаха, Его Посланника (с.а.с.) и Его послание — Ислам.

Вывод

Запад в поте лица и настырно работает над искажением Ислама и разработкой «новой модели» Ислама, которая будет стоять на страже его влияния и интересов. Также он работает над тем, чтобы приручить к себе мусульман, обуздать их активность и революции под всевозможными предлогами и многочисленными способами и средствами. Также он всеми силами пытается не допустить установление Исламского государства и рождение исламского проекта, который не приемлет исправлений и половинчатых решений (компромиссов), обладая собственным идеальным виденьем в экономике, политике, ценностях и законодательстве. Это виденье полностью противоречит западному виденью, а именно, его капитализму, демократии, свободам и всем его основным и ответвленным принципам. Поэтому необходимо предостерегаться западных предложений.

Ситуация исправится лишь с выдвижением Ислама в виде единого кардинального культурного проекта исламской Уммы, который сможет спасти её и весь мир в целом. Поэтому необходимо с полной решительностью и непреодолимой стойкостью придерживаться этого пути, который является правильным вектором, ведущим к свершению пророческого обещания — установления Праведного Халифата. Необходимо всеми возможными путями, способами и средствами противостоять Западу, дабы провалить его планы и проекты, а отнюдь не быть на его стороне, не говоря уже о содействии ему. Отсюда следует противостоять проекту разжигания межрелигиозных смут (фитны), которые перемещаются между мусульманскими странами.

Необходимо вновь выдвинуть Ислам в своем первозданном виде, идентичности, доктрине и методе в правлении и политике, а не умеренную или радикальную модель «Ислама». Необходимо выдвигать Ислам, который защищает Умму и покровительствует всем гражданам государства Халифат, мусульманам и немусульманам, обеспечивает им достойную жизнь, безопасность и спокойствие, не относится к своим гражданам из числа немусульман, как к чуждым людям или к «пятой колонне». Напротив, они воспринимаются, как часть жителей державы. Необходимо делать ставку на принятие этого всеобъемлющего предложения Уммой и воплощение его в реальной жизни. Воистину Аллах — наставляющий на прямой путь.