Являются ли учёные нашего времени набожными (раббани) или придворными?

Шейх Иссам Умайра, имам и хатыб мечети ар-Рахман. Бейт Сафафа — Иерусалим, оккупированная Палестина

Хвала Аллаху, мир и благословение Посланнику Аллаха (с.а.с.), его семье, его сподвижникам и всем, кто последовал за ним.

Пришло время расставить точки над «i» в отношении почтенных учёных религии Ислам нашего времени, которых возвысил Аллах по степеням в Своих словах:

يَرْفَعِ اللَّهُ الَّذِينَ آمَنُوا مِنْكُمْ وَالَّذِينَ أُوتُوا الْعِلْمَ دَرَجَاتٍ

«Аллах возвышает по степеням тех из вас, кто уверовал, и тех, кому даровано знание» (58:11).

Это расставление точек не связано с исследованием религиозных способностей и знаний в области права (фикха) и истории, как и не связано с изучением социального статуса современных учёных и их банковских счетов. Однако оно связано со стойкостью их позиции в отношении исламских шариатских дел с точки зрения призыва (давата) и претворения законов Ислама. Занимают ли они правильную позицию с точки зрения религии Ислам, к которой они относят себя в доктринальной (т.е. в убеждениях) и шариатской (законодательной) принадлежностях? У некоторых из них имена связаны с Исламом неразрывной связью, и где бы ни упоминался какой-нибудь шейх или учёный, то в первую очередь на ум приходит, что он — обладатель диплома в области Шариата, который и позволил ему занимать этот пост или минбар, с которого он зачитывает проповеди; и что это — одна из величайших квалификаций, которыми он пользуется, чтобы к его слову прислушивались, желали его внимания и считались с его мнением. А потому мы в этой статье рассмотрим положение современных религиозных учёных с определённого угла зрения: являются ли они набожными (раббани) или придворными? Иначе говоря, являются ли исламские учёные нашего времени на самом деле шариатскими лидерами, правовыми правителями (фикхий султанами), обучающими шейхами, которые воспитывают новые поколения в духе правильности доктринальных и практических дел их религии? Являются ли они учёными, которые хватают за руку угнетателя и тащат его к истине, ограничивая круг его поступков только истиной? Являются ли они учёными, которые находятся среди людей, дабы наставить их на верный путь, ведущий к величию этой религии и всей Исламской Уммы в этой жизни и к блаженному Раю в жизни следующей, благодаря чему они и являются набожными (раббани)? Или же они — лишь верховое животное несправедливых и деспотичных правителей, продвигающее среди людей их ложь под прикрытием Шариата и религии, не придавая при этом значения тому, что люди посредством их лживых фетв, подозрительных заявлений, постыдной и трусливой позиции отправляются в пучину Ада? Эти придворные учёные стали развлечением несправедливых правителей, облегчая им путь обмана, делая себя осью, вокруг которой вращается вся ложь этих правителей, и мостом, через который они продвигают свои беды, лестницей и рупорами их заблуждений, из-за чего эти учёные и стали придворными, а не набожными.

Для понимания этого вопроса, мы станем отталкиваться от двух осей:

1 — Ось нарушения религиозными учёными в наши дни метода набожных учёных-предшественников в выведении шариатских решений и в поведении;

2 — Ось исторической возможности, доступной сегодня, а именно — работать вместе с другими для установления второго Праведного Халифата по методу пророчества.

Если мы говорим о первой оси, то набожные учёные-предшественники опирались на категоричные (каттый) доказательства во время иджтихада для выведения шариатского закона, не придавая значения умственным умозаключениям, как и старались они избегать сомнительных доводов, считая такое мнение слабым и явной ошибкой. Так было потому, что они подписывались от имени Аллаха, а потому никто не осмеливался издавать фетву, не убедившись, что слово, которое он произнесёт, вытекает из Корана и Сунны и категоричных доказательств, на которые они указали. Как и не осмеливались они произносить своего слова иначе, кроме как убедившись, что сделали всё возможное в выведении решения (истинбате), дабы оно было наиболее близким к тому, с чем пришло откровение. В то время как учёные нашего времени — кроме тех, кого помиловал Аллах — стали опираться на предполагаемые (занний) доказательства во время иджтихада для выведения шариатского закона. Они стали брать окружающую действительность (существующую реальность) источником в выведении решений, а потому их фетвы стали издаваться подробно, согласно мерам правителей, которые не правят тем, что ниспослал Аллах. Эти учёные стали грести в лодке правителей, а потому их корабли потерялись (заблудились) в океане ложной ошибочной политики, а неверные пожаловали им величественные одеяния, приблизили их к себе и ввели в лицемерный диалог религий и легализацию существования мелких зловещих государств мусульман, чтобы они оправдывали убийства революционеров и работающих для изменения на шариатской основе.

Если же мы говорим о второй оси, то учёные после разрушения Османского Исламского Халифата упустили доступную для них историческую возможность, которую необходимо было использовать для возвращения и возобновления исламского образа жизни. Такая возможность уже была однажды в прошлом, во времена Пророка (с.а.с.) и его благородных сподвижников из числа мухаджиров и ансаров, и она не повторится впредь после установления второго Праведного Халифата по методу пророчества. Это происходит потому, что Пророк (с.а.с.) замолчал после упоминания этого, а он (с.а.с.) не замолкал там, где необходимо разъяснение. И хадис с полным текстом, выведенный автором книги «Мишкат аль-Масабих» от Хасана, который передал со слов Нуъмана ибн Башира (р.а.), говорит, что Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: ««Пророчество продлится столько, сколько пожелает Аллах. Затем, когда пожелает Аллах, оно исчезнет. Затем наступит период Халифата, основанного на методе пророчества. Он также продлится столько, сколько пожелает Аллах. Затем, когда пожелает Аллах, он прекратится. Затем наступит период злой монархии, которая также продлится столько, сколько пожелает Аллах. Затем, когда пожелает Аллах, он прекратится. Затем наступит период деспотичного правления, которое продлится столько, сколько пожелает Аллах. Затем, когда пожелает Аллах, он прекратится. Затем наступит Халифат, основанный на методе пророчества». После чего он замолчал».

Однако измождённый фикх, идейная слабость и политический застой, которые настигли учёных нашего времени, проявились ещё задолго до момента упразднения Халифата. И даже в момент его падения учёные запоздали с осуждением его упразднения на некоторое время. Пусть даже это были и считаные дни, всё же это — порицаемая задержка и большое упущение, по причине которой они упустили возможность собрать (объединить) Умму, чтобы попытаться предотвратить катастрофу и великое потрясение, сделавшее Исламскую Умму подобной пеплу. Ниже приведена картина позиции учёных в то тяжёлое время для истории мусульман: «Заявление научно-религиозного органа Египта по исследованию положения Халифата и призыв к участию во Всеобщей Исламской Конференции, проходящей в Каире во вторник 19 Шаъбана 1342г.х. — 25 марта 1924 г. соответственно (т.е. через 21 день после объявления об упразднении системы Халифата!!!) — со ссылкой на статью под заголовком «Халифат и Исламская конференция», которая была опубликована в одном историческом журнале, автором которой был Мухаммад Рашид Рида. В статье было представлено решение больших официальных учёных Каира — Официальное коммюнике для прессы». А также статья под названием «Возвращение порядка в документах о падении Халифата», автор д-р. Аджиль аль-Нашми, опубликованная в журнале «Аль-Гураба», выпуск №125 одиннадцатого года, изданного в Лондоне 22 Джумада ас-сани 1436 г.х. — 12 апреля 2015 г. соответственно.

«В Главном управлении религиозных институтов собрался высший научно-религиозный орган под председательством Верховного шейха — шейха аль-Азхара, главы исламских научно-религиозных институтов шейха Махмуда Абу аль-Фадля аль-Джизави, при участии председателя Верховного Шариатского суда шейха Мухаммада аль-Мараги, муфтия Египта Абдуррахмана Къараи, заместителя директора мечети аль-Азхара и директора религиозных институтов шейха Ахмада Харуна, генерального секретаря Высшего совета аль-Азхара и религиозных институтов шейха Хусейна Вали. Также присутствовали большие шейхи религиозных институтов, такие как: шейх Мухаммад аль-Ахмади аз-Завахири, шейх Мухаммед Абдул Латиф аль-Фаххам, шейх Абдул Гани Махмуд и Шейх Ибрагим аль-Джибали. Присутствовали шейхи различных факультетов при университете аль-Азхар и многие другие из числа больших учёных, среди которых — шейх Бахит, шейх Мухаммед Шакир, шейх ан-Наджди, шейх шафиитского мазхаба, шейх Ахмед Наср, представитель маликитского мазхаба, шейх Сабиъ аз-Захаби от ханбалитского мазхаба, шейх Абдул Мути аш-Шаршими и многие другие из числа учёных и исследователей религиозных институтов. И после долгих поисков их совет издал следующее решение:

Люди всё больше стали говорить о Халифате после того, как амир Абдул Маджид был изгнан из Стамбула. В силу того, что мусульмане озадачились изучениями и размышлениями о том, что они обязаны предпринять согласно требованиям своей чистой религии, мы посчитали необходимым поднять вопрос закрепления Халифата за Абдул Маджидом, а также то, что следует ли всем мусульманам следовать за ним.

Халифат — или Имамат — это верховное правление в религии, суть которого — в принятии интересов Уммы и управлении делами граждан. Имам — это заместитель (наместник) Посланника (с.а.с.) в религии и претворении законов, а также в управлении жизненными делами людей в соответствии с шариатским взглядом.

Имам становится правителем (Халифом) посредством присяги со стороны влиятельных людей (ахлю аль-халь ва ль-акд), либо по наследству от предыдущего халифа. Непременно вместе с этим должна быть проницательность в правлении делами подданных во избежание притеснения и тирании со стороны его власти. И если люди дали присягу Имаму, но его правление не реализовалось среди них по причине его неспособности совладать над ними, либо же предыдущий халиф оставил его наследником, однако не реализовал его управление среди граждан из-за слабости, то в таком случае он не становится Имамом ни по присяге, ни по наследству. Правление (Имамат) возможно приобрести и посредством преодоления власти предыдущего халифа в одиночку (прим.: насильственный захват власти), и если кто-либо одолел халифа, узурпировал его место и отстранил его, то в таком случае он получает присягу и наследование правления, как это произошло со многими халифами в прошлые века. Всё это очевидно извлечено из ханафитского фикха.

В силу того, что Имам властен распоряжаться всеми делами подданных, все дела и должности государства и вилаятов приобретают власть от него и подчинены ему, а именно: министерства (вазиры), валии областей (вилаятов), судьи, руководители армий и охрана границ.

Договор на Имамат расторгается в случае неспособности халифа нести бремя государства, например, попадание в плен, когда не ожидается его высвобождение, или неспособность управления интересами Уммы и граждан. Как только становится очевидным его неспособность в ведении дел мусульман и претворении религии, мусульманам становится дозволенным устранить его, если это не приведёт к фитне (смуте, расколу). Если же есть вероятность возникновения фитны, то в таком случае учитывается меньшее из двух зол.

Подчинявшиеся халифу Вахидеддину мусульмане согласились с его отстранением по известным им причинам, считая, что эти причины оправдывали его отстранение. Затем младотурки выдвинули на пост Халифа амира Абдул Маджида, провозгласив об отделении всей власти от халифа, уполномочив ей свой Национальной совет, а амира Абдул Маджида они сделали лишь духовным халифом.

Этим своим поступком младотурки внесли новшество, которое прежде не было известно мусульманам. А затем они добавили к ней другое новшество — упразднение престола Халифа. Правление амира Абдул Маджида и обстоятельство, при котором он получил власть, не являлось шариатским (законным) Халифатом, т.к. Исламу неведом Халифат в том смысле, который они дали ему и ограничили его в нём. Как и не была присяга мусульман, данная ему, присягой, верной по Шариату.

И даже если мы не станем обращать внимания на это и скажем, что данная ему присяга была верной, всё же он не приобрёл полной власти и влияния, которое является законным шариатским условием для осуществления (или достижения) смысла его Халифата.

И если мы предположим, что он обрёл полномочия халифа в шариатском смысле, то он потерял их по причине совершенной неспособности вести управление делами религии и жизни и по причине своей неспособности к нахождению в своей стране и в своём правлении, а также по причине неспособности защитить себя и свою семью после того, как младотурки одержали верх над ним.

Результатом всего этого является то, что у мусульман не было присяги амиру Абдул Маджиду по причине исчезновения (падения) шариатского смысла его Имамата. А потому было неразумно и не соответствовало чести Ислама и мусульман продолжать провозглашать о наличии на мусульманах присяги человеку, не имеющему возможности проживать в своей стране, как и не имели они возможности поселить его у себя в стране.

А в силу того, что центр Халифата, в видении религии Ислам и в видении всех мусульман, обладал огромным, не имеющим аналогов значением в силу того, что на него опиралось величие этой религии и её нации, а также единство мусульманского сообщества и прочной сильной связи в нём, то мусульманам необходимо было размышлять о системе Халифата и об установлении его основ на правилах, чётко соответствующих положениям Ислама, а не отдаляться от исламской системы, с которой мусульмане были согласны как с системой правления.

Тем не менее, то сильное давление, которое образовали младотурки упразднением Халифата и низложением амира Абдул Маджида, привело исламский мир к суматохе, в которой мусульмане так и не смогли решить проблему в рамках этой системы, как и не смогли сформировать в ней зрелого мнения относительно халифа и Халифата. А также не смогли они решить, как правильно должен быть выбран халиф, кроме как после успокоения, углубления в суть проблемы и глубокого взгляда на ситуацию, а также после понимания разных мнений в различных сферах.

По этим причинам мы считаем, что необходимо провести исламскую религиозную конференцию, в которой будут собраны представители всех мусульманских народов, чтобы решить, на кого должна быть возложена обязанность Исламского Халифата. И чтобы конференция проходила в Каире под председательством Шейх уль-Ислама в Египте, учитывая отличительный статус Египта среди исламских народов. И чтобы конференция была проведена в месяц Шаъбан 1343 г.х., что соответствует марту 1925 г.

Мы должны публично поблагодарить всех, кто проявил исламское религиозное рвение в отношении Халифата и проявлял интерес к этой обязанности.

Мы также благодарим народы, которые исповедуют иные религии, а также государства тех народов за то, что они проявили отстранённость и невмешательство в вопросе Исламского Халифата. Мы просим их обратить внимание, что вопрос Халифата — это чисто исламский вопрос, который не должен переходить свой круг, как и не должен интересоваться им никто, кроме мусульман. Исламский мир полностью желает жить в мире с другими народами и оберегать основы своей истинной религии и системы, далёкой по своей природе от духа агрессии.

Это исходит из того, что мы посчитали своей религиозной обязанностью объявить всему исламскому миру в разных частях земли и всем другим народам, дабы все были осведомлены об этом деле. Ниже следуют подписи».

«Позиция учёных Александрии относительно решения учёных аль-Азхара: собрался совет учёных Александрии, и утвердили они следующее заявление после того, как участились разговоры об их розни с учёными аль-Азхара. Мы, учёные Александрийского института, изучив постановление, утверждённое почётными учёными, которые собрались в Главном управлении религиозных институтов под председательством Верховного Шейха — шейха аль-Азхара, а также главы религиозных институтов, усмотрели в нём две составляющие:

Первое: шариатское постановление относительно Халифата амира Абдул Маджида.

Второе: необходимость проведения Всеобщей Исламской конференции в отношении того, к кому должен перейти Халифат после того, как младотурки отказались от него.

Что касается первого, то мы обратились к постановлениям Национального Собрания в Анкаре и изучили их решение от 1 ноября 1922 г., опубликованное в газете «Мукаттум» (ежедневная политическая газета, издаваемая в период с 1888 по 1952 гг.) от 16 ноября 1922 г., гласящее об отзыве законодательной и исполнительной видов власти от халифа, и сделать их особым правом упомянутого Собрания. А также решение оставить Халифат в семействе Османов, а защиту Халифата возложить на Собрание. Постановление также гласит об освобождении халифа от любого участия или вмешательства в управление делами подданных и от охраны мусульман, что также включает в себя шариатское рассмотрение их интересов. Мы также обратились к постановлению упомянутого Национального Собрания от 18 ноября 1922 г., опубликованного в газете «Аль-Ахрам» (крупнейшая египетская газета, основана в 1875 г.) под номером 13917, изданной 8 декабря 1922 г., где говорилось о снятии амира Вахидеддина и инаугурации амира Абдул Маджида халифом с учётом положений, предусмотренных в вышеупомянутом постановлении от 1 ноября. Мы также обратились к копии телеграфного послания амира Абдул Маджида к руководству Великого Национального Собрания (высший однопалатный законодательный орган (парламент) Турецкой Республики, зачастую называемый просто «меджлис»), опубликованной в газете «Мукаттум» под номером 10262 от 9 декабря 1922 г., направленного в ответ на телеграфное послание Великого Национального Собрания, изданного 18 ноября 1922 г., в котором говорится: «Умма сохраняет за собой власть в Турции без ограничений и условий в соответствии с положениями Конституции, которая объединяет в себе две силы — законодательную и исполнительную, объединённые в Великом Национальном Собрании, и благодарит Собрание за проведение выборов на пост халифа вместе с отдалением халифа от законодательной и исполнительной ветвей власти».

Поскольку его избрание на пост халифа происходило при том условии, что он не имеет контроля над чем-либо, и он согласился с ними и поблагодарил их за это, то стало очевидным, что его избрание на этот пост не оставило за халифом никаких законных по шариату дел, а потому полученная им от мусульман присяга на Халифат не считается действительной. Да, мусульмане не были в неведении об этом, когда присягали ему, однако к присяге, или к скорейшему её принесению, их подтолкнули трудные обстоятельства и бедственное положение, окутавшее мусульман по причине бегства Вахидеддина в иностранном транспорте, заявляя, что он — всё ещё халиф. И никто не сомневался, что вскоре он окажется, к примеру, в Индии с этим прозвищем (или титулом). Это ослабило бы Ислам и его последователей и привело бы к страшному расколу в строении Ислама. И в то же время на больших (ведущих) турецких правителей обрушились требования о назначении полномочий нового халифа, чтобы добиться основ Халифата в рамках Шуры. И тогда их ответ был единогласным в том, что халиф в настоящее время ограничен войсками союзных армий в Стамбуле, а потому не исключено, что они (союзные войска) могут взять контроль над халифом силой оружия в отместку младотуркам, а потому после эвакуации союзных войск были ограничены его полномочия. Эти обстоятельства заверили мусульман, что Халифат будет законным (т.е. будет функционировать согласно Шариату), и что лишение халифа реальной власти является временным. Это и заставило их поспешить в даче присяги, дабы обрезать пути перед предавшим мусульман Вахидеддином. В силу того, что присяга амиру Абдул Маджиду была дана в таких обстоятельствах, и он при этом не обладает в управлении мусульманами ничем, а младотурки не осуществили своих обещаний мусульманам в отношении него, а напротив, выслали его из страны — то мы согласны с решением, гласящем об отсутствии на мусульманах присяги ему, и утверждаем, что пост халифа на данный момент свободен.

Что же касается второго, т.е. необходимости проведения Всеобщей Исламской конференции, то мы полностью одобряем это решение, т.к. ситуация, в которой оказались мусульмане, обязывает нас по Шариату воспользоваться всеми полезными средствами для спасения мусульман от этого самого затруднительного положения, в которое они попали. Как и не осталось перед ними ничего иного, кроме проведения Всеобщей Исламской конференции, где будет решаться эта дилемма и разоблачится это бедствие. И пусть Всевышний Аллах сопутствует мусульманам своей заботой и поспособствует им в том, что станет счастьем для них в этой жизни и в следующей…».

«Это заявление было подготовлено почётными учёными Александрии 27 Рамадана/ 2 апреля и оглашено среди шейхов Александрии, а также распространено среди людей корреспондентами газеты «Аль-Ахрам» 19 апреля».

«Влияние решения ведущих учёных и хаос науки и религии в этой стране»: «Говоря о разглашении газетами титула «халиф», предоставленного правительством Анкары Абдул Маджиду Эфенди, потомку Абдул Маджида I, при его согласии на отделение религии от государства и отделение Халифата от правления, многие из учёных аль-Азхара и учёные других религиозных институтов, подконтрольных аль-Азхару, выступили с инициативой присягнуть Абдул Маджиду на Исламский Халифат Пророка (с.а.с.). Они распространили текст своей присяги в ежедневных газетах, как это сделали и другие категории (классы) общества, которые не знают положений Исламского Имамата и его условий. Напротив, большинство людей обманулось этими присягнувшими учёными и последовало за ними. Мы же твёрдо знаем, что данная их присяга — вздор, который не несёт в себе никакой законной силы, как и совершенно не делает данного мужчину халифом или Имамом, за которым должно следовать турецкое государство, а остальные страны — тем более. Это происходит потому, что они не являются влиятельными людьми (ахлю аль-халь валь-акд) ни там, ни здесь — и мы прекрасно осведомлены об этом. Мы пострадали от дачи ими данной присяги. Дорожа честью учёных Египта, мы сожалеем, что от многих из них имела место эта недействительная по Шариату присяга и, как следствие, поддержка ими группы Анкары (младотурков), забавляющихся этим высочайшим местом в среде Исламской Уммы. И мы были крайне удивлены тем, что учёные осмелились приступить к этому делу, и мы не нашли никакого иного объяснения этому поступку, кроме одного из двух мотивов, как и не исключено объединение их обоих:

1 — Абсолютная халатность к законоположениям, касающимся Халифата, и небрежная забывчивость о них в силу невнесения этого вопроса в исследуемую тему и работу.

2 — Или же движение в общем политическом потоке в ногу с окружающей действительностью.

Мы желаем для них почёта и непричастности к подобным вещам, однако нам пришёл на ум первый мотив в силу произошедшего у нас разговора с двумя самыми проницательными учёными аль-Азхара: один из них является шариатским судьёй, а второй — преподавателем. Как-то они навестили нас ещё за два года до распада Халифата, и из разговоров между нами поднялся вопрос о Халифате и условии причастности халифа к роду Курайша. Эти два шейха сказали: согласно взгляду ханафитского мазхаба, это условие не является обязательным. Я сказал: в этом вопросе нет разногласий среди учёных четырёх мазхабов и даже среди других учёных. Более того, они единогласны в этом вопросе. Но они возразили этому моему утверждению, и тогда я принёс им тексты толкования сборника Бухари, а также книги «Аль-Мавакъиф ва аль-Макъасид» и другие. Тогда мы подробно разобрали положения, связанные с Халифатом, и опубликовали их в газете «Аль-Манар», как и поговорили с некоторыми азхаровцами об их ошибке, приведя им аргументы о недействительности того, что они сделали, однако они продолжали настаивать на своём. Затем Анкара жестоко распорядилась и упразднила свой Халифат в его основах и ответвлениях и изгнала обладателя титула халифа из страны, а также всю султанскую семью индивидуально и в целом. Однако наши присягнувшие учёные остались верны своей присяге, вообразив, что Абдул Маджид Эфенди, депортированный в страны Европы (в Швейцарию), по-прежнему остаётся тем, кем его назначили они и им подобные не из его народа — Имамом мусульман, халифом Посланника Господа миров (с.а.с.). Они продолжали воображать, что присяга ему всё ещё существует на мусульманах, что послушание ему народов и индивидов является обязательным, как и помощь ему в неизбежном правлении страной, пусть даже посредством сражения. А потому мы вернулись к этому вопросу в своих изданиях и опубликовали несколько статей в газете «Аль-Ахрам», как и пожелали, чтобы шейх аль-Азхара избежал этого беспорядка и сохранил достоинство учёных. Затем встретились большие учёные под его руководством (при наличии мотива для данной встречи) и вынесли своё решение, опубликовав его во всех ежедневных изданиях, и их поддержали в этом некоторые большие александрийские учёные. Они извинились за принесение присяги большинством учёных, как мы открыто сказали об этом во второй мотивации. Данная мотивация распространяется на некоторых из них, что подтверждается событиями, произошедшими далее, а именно — отрицанием множеством из них необходимости следовать решению больших учёных. Они организовали Комитет Конференции и призвали на неё некоторых из египтян (прим.: Александрии и Каира), и тогда последние отказались от своих мнений и слов. Другие же стали настаивать и стали распространять статьи в газетах в ответ на это решение, и им последовали в этом другие слои населения, в особенности те, кто предшествовал в создании комитета или органов для проведения предлагаемой конференции. Эта неразбериха нас крайне огорчила, как и огорчило противостояние некоторых азхаровцев решению их шейхов и больших учёных, даже прибегая ко лжи и переходя грани приличия. А потому мы в конце Рамадана приступили к написанию статьи в поддержку и защиту больших учёных без какого-либо нарекания на других, однако от завершения написания этой статьи нас удержал хаос, который привёл к «свободе» публикации в стране. Кого Аллах собьёт с прямого пути, для того нет наставника!».

В заключение я предоставил эту судьбоносную проблему почтенным учёным нашего времени, чтобы они обратили на неё необходимое внимание для принятия чёткой однозначной позиции, которая вернёт всё на свои места, чтобы поиск решения проблем мусульман вернулся на свой шариатский уровень, а именно — запретность пребывания мусульман более двух дней и трёх ночей без Халифата или халифа, который бы правил Шариатом Аллаха. А иначе все будут оставаться в грехе, и нет нужды для приведения обширных доказательств в отношении этого хукма и других шариатских законов, которые побуждают говорить правду, особенно — перед несправедливым правителем. Поистине, общеизвестное не нуждается в определении, о уважаемые господа-учёные. Если вы примете правильную позицию, в соответствии с которой станут работать шариатские институты и университеты в исследовании и изучении этого чувствительного вопроса, а после этого воспламенится энергия всей Уммы для серьёзной целеустремлённой работы вместе с усердствующими на пути возвращения Халифата и установления Исламского Государства на руинах тронов угнетателей, тогда объединятся мусульманские земли под одним флагом — флагом Укаб, сжигая флаги Сайкс-Пико, и понесут призыв Господа миров всему миру путём джихада на пути Аллаха после того, как он был приостановлен правителями на долгие десятилетия или даже век! Если вы сделаете это, то в таком случае вы — действительно набожные учёные. Если же гордыня подтолкнёт вас на грех, и вы, игнорируя, потопите это великое шариатское требование, то в таком случае вы — придворные учёные. Вы упустите эту историческую возможность и будете сожалеть об этом. Тогда мы с вами будем спорящими сторонами на суде у Великого Аллаха, мимо которого не пройдёт и пылинка на небесах и на земле (и не меньше этого, и не больше). У религии Аллаха есть мужи, которые заключили завет с Аллахом, что они будут жить и умрут с одной чёткой конкретной целью — поднятие знамени «Ля иляха илляЛлах, Мухаммад РасулюЛлах», чтобы установить второй Праведный Халифат по методу пророчества. Они всецело отданы этой исторической почётной светлой работе, пока Аллах не осуществит дело, которое уже предрешено. Халифат непременно установится по велению нашего Всевышнего Господа и по Его обещанию, а также по благой вести Его Пророка (с.а.с.), который не говорит по пристрастию, однако это — внушаемое откровение. И признаки этого дня уже очевидны. Всевышний сказал:

وَعَدَ ٱللَّهُ ٱلَّذِينَ ءَامَنُواْ مِنكُمۡ وَعَمِلُواْ ٱلصَّٰلِحَٰتِ لَيَسۡتَخۡلِفَنَّهُمۡ فِي ٱلۡأَرۡضِ كَمَا ٱسۡتَخۡلَفَ ٱلَّذِينَ مِن قَبۡلِهِمۡ وَلَيُمَكِّنَنَّ لَهُمۡ دِينَهُمُ ٱلَّذِي ٱرۡتَضَىٰ لَهُمۡ وَلَيُبَدِّلَنَّهُم مِّنۢ بَعۡدِ خَوۡفِهِمۡ أَمۡنٗاۚ يَعۡبُدُونَنِي لَا يُشۡرِكُونَ بِي شَيۡ‍ٔٗاۚ وَمَن كَفَرَ بَعۡدَ ذَٰلِكَ فَأُوْلَٰٓئِكَ هُمُ ٱلۡفَٰسِقُونَ ٥٥

«Аллах обещал тем из вас, которые уверовали и совершали праведные деяния, что Он непременно сделает их наместниками на земле, подобно тому, как Он сделал наместниками тех, кто был до них. Он непременно одарит их возможностью исповедовать их религию, которую Он одобрил для них, и сменит их страх на безопасность. Они поклоняются Мне и не приобщают сотоварищей ко Мне. Те же, которые после этого откажутся уверовать, являются нечестивцами» (24:55).