Присяга Абу Бакру ас-Сиддику (р.а.) не была неожиданностью (не прошла вскользь), напротив, это было действие, высот которого не достигнуть никакой, пусть даже наилучшей капиталистической системе

Заключение присяги Абу Бакру ас-Сиддику было превосходнейшим делом со стороны сподвижников Посланника Аллаха (с.а.с.), примера которому никогда не найти среди старейших демократических стран, исповедующих порочный капитализм. В той присяге принимали участие мухаджиры и ансары (как представители двух партий нашего времени, однако разногласие между ними проходило в рамках Шариата). Умар и Абу Убайда сняли свои кандидатуры на пост халифа в пользу Абу Бакра (да будет доволен ими всеми Аллах), признавая его превосходство, — и это является тем, чего мы не увидим в капиталистических системах. А задержка в принесении присяги со стороны Али и аз-Зубайра (да будет доволен ими Аллах) и ожидание их подчинения было таким же, как и от других сподвижников. Таким образом, выделяются два различия между Исламом и капиталистической демократией: первое — порядок присяги является божественной системой, к которой не может подкрасться ложь, в отличие от выдуманных человеком несовершенных и несправедливых систем, а второе — порядок присяги был установлен более чем 1400 лет назад, т.е. система Ислама была и не перестаёт оставаться верной системой, в которой нуждаются не только мусульмане, но и весь мир, и это — именно то, что беспокоит Запад в культуре Ислама, заставляя его действительно бояться этой культуры. Относительно присяги приводится следующее.

Передал Хишам ибн Урва от своего отца, что Аиша рассказывала: «Когда Пророк (с.а.с.) умер, Абу Бакр находился на окраине Медины (квартал ас-Синх, где были дома Бану Харис ибн Хазрадж, там же был дом и Абу Бакра). Умар тогда сказал: «Клянусь Аллахом, Посланник Аллаха (с.а.с.) не умер». Умар также сказал: «Клянусь Аллахом, мне ничего другого в голову и не приходило. Я считал, что Аллах непременно пошлёт его, дабы сразить руки и ноги людей». Когда же пришёл Абу Бакр ас-Сиддик, он открыл лицо Пророка (с.а.с.) и поцеловал его, сказав: «Да будут мои отец и мать выкупом за тебя, ты прекрасен живым и мёртвым. Клянусь Тем, в Чьих руках душа моя, Аллах не даст тебе вкусить смерть дважды!». Затем он вышел и сказал: «О клянущийся (указывая на Умара), не спеши!». И как только Абу Бакр начал говорить, Умар тут же сел. И после того, как Абу Бакр прославил Аллаха и воздал Ему хвалу, он продолжил: «Кто поклонялся Мухаммаду, то Мухаммад мёртв. Кто же поклонялся Аллаху, то Аллах — Живой, не умирает». И сказал:

إِنَّكَ مَيِّتٞ وَإِنَّهُم مَّيِّتُونَ ٣٠

«Воистину, ты смертен, и они смертны» (39:30).

И сказал:

وَمَا مُحَمَّدٌ إِلَّا رَسُولٞ قَدۡ خَلَتۡ مِن قَبۡلِهِ ٱلرُّسُلُۚ أَفَإِيْن مَّاتَ أَوۡ قُتِلَ ٱنقَلَبۡتُمۡ عَلَىٰٓ أَعۡقَٰبِكُمۡۚ

«Мухаммад является всего лишь Посланником. До него тоже были посланники. Неужели, если он умрёт или будет убит, вы обратитесь вспять?» (3:144).

И люди стали плакать навзрыд. Затем ансары собрались у Сада ибн Убады под навесом Бану Саида и сказали: «Пусть будет один амир из нас и один из вас». Тогда Абу Бакр, Умар и Абу Убайда отправились к ним, и Умар начал говорить, однако Абу Бакр остановил его и продолжил речь сам. «И клянусь Аллахом, — вспоминал позже Умар, — моё желание выступить раньше Абу Бакра объяснялось лишь тем, что я к тому времени уже подготовил речь, и она мне очень понравилась, и я боялся, что Абу Бакр не скажет этого. Однако он стал говорить и сказал всё, что собирался сказать я». В своей речи он произнёс: «Правители будут из нашего числа, а из вашего — советники». Тогда Хубаб ибн аль-Мунзир сказал: «Нет, клянусь Аллахом, мы никогда не согласимся с этим. Правитель будет из нас и из вас!». Абу Бакр ответил: «Правители будут из нашего числа, а из вашего — советники, ибо курайшиты — самые лучшие из арабов по месту проживания и лучшие по происхождению. Присягните Умару или Абу Убайде!». Услышав такие слова, Умар воскликнул: «Нет, мы присягнём тебе, ведь ты — самый почтенный и самый благой из нас, а Посланник Аллаха (с.а.с.) любил тебя больше всех». Сказав это, он взял Абу Бакра за руку и присягнул ему, а за ним присягу принесли остальные люди. Один из людей сказал: «Вы убили Сада ибн Убаду». На что Умар ответил: «Аллах его убил» [комментарий Ибн Хаджара в «Фатх аль-Бари» (7/384): «Слова «Вы убили Сада ибн Убаду!» означают: «Вы были близки к тому, чтобы убить его». Говорят также, что это — метафора, и имеется в виду, что они отвернулись от него, бросили его, оставили без поддержки. Однако эту версию опровергает сказанное в версии Мусы ибн Укбы от Ибн Шихаба. Кто-то из ансаров сказал: «Оставьте Сада ибн Убаду, не попирайте его!». Умар же сказал: «Убейте его, да убьёт его Аллах!». Да, он сказал это, но не имел в виду веление действительно убить его. В хадисе Малика Умар сказал: «Я сказал, охваченный гневом: «Да погубит Аллах Сада! Поистине, он — источник зла и смуты!»»]»» (передал Бухари).

Передал Малик со слов аз-Зухри, который передал от Убайдуллаха, а тот — от Ибн Аббаса, что Умар, произнося проповедь, сказал людям: «Дошло до меня, что некоторые говорят: «Если бы умер Умар, то я присягнул бы тому-то». Так пусть не обманывается человек, говоря, что присяга Абу Бакру была неожиданностью, так как нет среди вас того, ради которого стоило бы рубить головы так, как ради Абу Бакра. Он был лучшим из нас. Когда Посланник Аллаха (с.а.с.) умер, собрались мухаджиры, а Али и аз-Зубайр оставались в доме Фатимы, дочери Посланника Аллаха (с.а.с.), а ансары оставались под навесом Бану Саида. Тогда я сказал: «О Абу Бакр, пошли с нами к нашим братьям-ансарам». Мы шли к ним, и нам встретились двое благочестивых мужей из них. Они рассказали нам, о чём сговариваются люди (т.е. ансары). Один из них спросил: «Куда направляетесь, о мухаджиры?». Мы ответили: «Мы идём к нашим братьям-ансарам». Они сказали: «Вам не следует идти к ним, о мухаджиры! Утверждайте своё дело! (т.е. решайте сами вопрос правления)». Но я сказал: «Клянусь Аллахом, нам обязательно надо пойти к ним!». Мы пошли дальше к ним во двор Бану Саида. Среди них был человек, закутанный в плащ. Я спросил: «Кто это?». Мне ответили: «Сад ибн Убада». Я спросил: «Что с ним?». Они ответили: «Он болен». Когда мы уселись, их хатыб (проповедник) произнёс слова исповедания веры, прославил Аллаха, а потом сказал: «Мы — помощники Аллаха и отряд Ислама. Вы, о мухаджиры, — лишь группа людей, живущая среди нас. Вы отделились от вашего народа». (Умар объяснил эти слова, говоря, что) они хотели лишить нас нашего рода (т.е. принадлежности к племени курайшитов) и отнять у нас власть. Когда проповедник умолк, мне захотелось высказаться. Я уже подготовил про себя те слова, которые собирался сказать, и они мне понравились. Я хотел высказать эти слова раньше, чем начнёт говорить Абу Бакр. Ибо я скрывал от него некоторую горячность своих слов. Абу Бакр сказал: «Не горячись, о Умар!». Я не захотел его сердить. Начал говорить Абу Бакр, ибо он знал больше меня и был солиднее. И, клянусь Аллахом, он сказал в своей импровизированной речи те же самые слова, которые собирался говорить я, или похожие, или даже лучше, пока не закончил. Он говорил: «Всё то, что вы сказали о себе хорошего, — вы этим обладаете. Но арабы признают власть только курайшита, ибо курайшиты — это самая сердцевина арабов по происхождению и по месту проживания. Я предлагаю вам этих двух мужчин на выбор. Присягните тому, кому захотите». Абу Бакр взял мою руку и руку Абу Убайды ибн аль-Джарраха — он сидел между нами. Из всего сказанного Абу Бакром мне не понравились только эти слова. Я был готов, клянусь Аллахом, чтобы мне отрубили голову, но только чтобы не стать правителем над людьми, в числе которых будет Абу Бакр. Один из ансаров сказал: «Пусть у нас будет свой амир. А у вас — свой, курайшиты!». Поднялся шум, стали кричать. Я испугался, что произойдёт раскол, и закричал: «Протяни руку, о Абу Бакр!». Он протянул руку, а я присягнул ему, после чего присягнули мухаджиры, а затем присягнули ансары, отняв свои руки от Сада ибн Убады (падая на него и перешагивая через него). Один из людей сказал: «Вы убили Сада ибн Убаду». На что Умар ответил: «Аллах его убил». Умар сказал: «Клянусь Аллахом, из всего, чему мы были свидетелями, мы не видели более согласованного дела, чем присяга Абу Бакру. Мы боялись, что если оставим людей без присяги, то она состоялась бы в наше отсутствие, и тогда нам либо пришлось бы дать им присягу в том, чего мы не одобряли, либо мы отделились бы от них, и тогда распространилась бы порочность»».

Также сообщил Асым ибн Бахдаля от Зарра, который передал от Абдуллаха следующее: «Когда Посланник Аллаха (с.а.с.) умер, ансары сказали: «Пусть будет один амир из нас и один из вас». К ним пришёл Умар и сказал: «О ансары! Разве вам не известно, что Посланник Аллаха (с.а.с.) оставил Абу Бакра имамом для людей?». Они ответили: «Да, нам известно». Он сказал: «Так кто же из вас осмелится выступить перед Абу Бакром?» (имея в виду в намазе). Они сказали: «Мы прибегаем к Аллаху от того, чтобы кто-то из нас выступил перед Абу Бакром»» (передало большое количество людей от ещё большего количества).

Передал Яхья ибн Саид аль-Ансарий от аль-Къасима, что «когда Посланник Аллаха (с.а.с.) умер, ансары собрались у Сада. Тогда к ним пришла группа людей с Абу Бакром. Хабаб ибн аль-Мунзир встал, а он был из воинов Бадра, и сказал: «Пусть будет один амир из нас и один из вас»». Передал Вухайб со слов Дауда ибн Абу Хинда, от Абу Надра, от Абу Саида, который сказал: «Когда Посланник Аллаха (с.а.с.) умер, хатыбы (проповедники) ансаров стали призывать людей. Среди них были те, кто говорил: «О мухаджиры, когда Посланник Аллаха (с.а.с.) желал выполнения какого-либо дела, то использовал для этого человека из вас и человека из нас. А потому мы считаем, что управление нами должно перейти к двум мужам — один из вас и один из нас». Их проповедники стали всюду распространять это. Тогда встал Зайд ибн Сабит и сказал: «Посланник Аллаха (с.а.с.) был из мухаджиров, а потому и Имам должен быть из мухаджиров, а мы будем его ансарами, как были ансарами (помощниками) Посланника Аллаха (с.а.с.)». Тогда встал Абу Бакр и сказал: «Да воздаст вам Аллах благом, о ансары, он сказал верно. И если бы вы сделали иначе, то мы не согласились бы с вами». Затем Зайд взял за руку Абу Бакра и сказал: «Это — ваш правитель, так присягните же ему». Когда же Абу Бакр сел на минбар и обвёл присутствующих взглядом, то не увидел Али. Тогда он позвал Али ибн Абу Талиба, и тот пришёл. Абу Бакр сказал: «О двоюродный брат Пророка Аллаха и муж его дочери, неужели ты желаешь раскола единства мусульман?». Тогда Али ответил: «Отнюдь нет, о халиф Пророка Аллаха». Затем он встал и присягнул ему. Затем он (Абу Бакр) обвёл присутствующих взглядом, но не увидел аз-Зубайра. Тогда он позвал его, и тот пришёл. Абу Бакр обратился к нему: «О сын тёти Пророка и его апостол, неужели ты желаешь раскола мусульман?». Аз-Зубайр ответил: «Отнюдь нет, о халиф Пророка Аллаха». Затем он встал и присягнул ему…».

Передал Абу Бакр аль-Хузали от аль-Хасана, который передал от Къайса ибн Убады и Ибн аль-Кива, что Али (р.а.) как-то упомянул о своём пути и о присяге мухаджиров Абу Бакру и сказал: «Посланник Аллаха (с.а.с.) не скончался внезапно. Он болел уже несколько ночей… К нему приходил Билял, спрашивая разрешения для объявления намаза, а он (с.а.с.) говорил: «Передайте Абу Бакру, пусть возглавит намаз». Тогда одна из его жён захотела, чтобы намаз возглавил кто-нибудь другой, но он (с.а.с.) разгневался от этого. Пророк (с.а.с.) сказал: «Вы подобны женщинам Юсуфа». Когда же Посланник Аллаха (с.а.с.) умер, мы, мухаджиры и все мусульмане, выбрали для своей ближайшей жизни (правителем) того, кого Посланник Аллаха (с.а.с.) выбрал нам для дел религии» (намаз в те времена был самым важным делом и важнейшим атрибутом религии).

Передал Валид ибн Муслим со слов Мухаммада ибн Харба, который сказал: «Мне передал аз-Зубайди от аз-Зухри, от Анаса, что он слышал проповедь Умара. Анас сказал: «Когда на следующий день после смерти Посланника Аллаха (с.а.с.) Абу Бакр сел на минбар Пророка (с.а.с.), Умар произнёс слова свидетельства, а затем сказал: «Вчера я произнёс слова, которые были неверны. Я не нашёл им доказательства ни в Книге Аллаха, ни в Сунне Посланника Аллаха (с.а.с.). Однако я надеялся, что он (с.а.с.) будет жить среди нас до последнего — т.е. Посланник Аллаха будет последним из нас. Однако Аллах предпочёл для своего Посланника то, что у Него, над тем, что у вас. И хотя Посланник Аллаха мёртв, но Аллах оставил среди вас Книгу, посредством которой Он вёл прямым путём Мухаммада. Так держитесь же крепко за неё, и тогда вы будете на прямом пути так же, как был на прямом пути Мухаммад (с.а.с.)». Затем он упомянул Абу Бакра — сподвижника Посланника Аллаха (с.а.с.) и второго из двух (в пещере), — что он — наиболее достойный среди людей в деле правления над ними. Тогда люди встали и стали давать ему присягу. Это была общая присяга (на подчинение), т.к. группа (влиятельных) лиц присягнула ему перед этим под навесом Бану Саида»».

«Али и аз-Зубайр были спрошены о присяге, и они ответили: «Мы были лишь разгневаны, потому что опоздали на совет. Мы видим в Абу Бакре самого заслуживающего для этой должности человека после Пророка (с.а.с.). Он — сподвижник, который был в пещере, второй из двух, и мы знаем его достоинство и степень. И Пророк (с.а.с.) приказал ему возглавлять молитву, в то время как он всё ещё был жив»».