Проблема мусульманской эмиграции на Запад: причины, серьёзность и последствия Часть III

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Салих Абуррахман — Алжир

Пробелы в мусульманском просвещенческом наследии (сакофат), которые необходимо заполнить

Ко всем перечисленным ранее проблемам, вызванным мусульманской эмиграцией на Запад, относится также проблема второстепенного значения — образовавшаяся брешь по причине отсутствия на переселяемых территориях тех личностей, которые посвятили себя делу призыва и взяли на себя ответственность за установление государства Халифат на мусульманских землях. Эту брешь необходимо заполнить.

Если говорить о переселении в страны неверия ради нахождения хорошей жизни, стабильности, где в дальнейшем возможен вариант постоянного места жительства, то данное настроение, в отношении мусульман в целом, входит в противоречие с их мусульманской сущностью. Тот, кто покидает свои земли и переселяется жить вместе с неверными на постоянной основе (как об этом говорит сам поступок такого человека), уже вычеркнул себя из списка тех, кто озадачен достижением изменений у себя дома, кто болеет за проблемы и заботы мусульман, наиважнейшей из которых стоит вопрос возвращения Халифата (конечно, исключения всегда имеются). На этом фоне проживание и нахождение на мусульманских территориях носителей призыва ради достижения политического образования Халифат — более весомое обстоятельство.

Правильно — это когда мусульмане не должны находиться за пределами мусульманских территорий (за исключением особых трёх случаев). Зная, что носители бремени установления Исламского Халифата — это те люди, которые посвятили себя тому, чтобы быть отважным защитником Ислама, а мы считаем, что это, в свою очередь, означает твёрдую и искреннюю решимость работать над изменением положения мусульманских стран, а это — первостепенная задача сегодня, и она должна проводиться на соответствующих территориях. Вопрос возобновления исламского образа жизни, с точки зрения места, неизбежно связан с мусульманскими странами и их изменением на Дар уль-Ислям. Эти места ранее находились под исламским правлением, а потом лишились его, и они — отнюдь не Лондон и Париж. Соответственно, сам вопрос мусульманской эмиграции, которому мы здесь ищем решение, должен рассматриваться исключительно с точки зрения обязательности деятельности и приложения усилий над изменением положения Уммы, и никак иначе.

Существуют три исключительных положения, которые оправдывают нахождение мусульман в немусульманских странах:

1 — Временное пребывание, вызванное такими обстоятельствами, как обучение, лечение, торговля, заработок и другие положения (хукмы), о которых мы ранее говорили как о нормах, выведенных прежними поколениями учёных фикха, регулирующих вопрос переселения мусульман в немусульманские страны, каковы условия этого и т. д., иными словами, выезд за пределы Дар уль-Ислям, если таковой имеется. Мы считаем, что этот хукм (закон) применим и сегодня, несмотря на отсутствие Дар уль-Ислям, и этот хукм известен каждому носителю призыва и касается возобновления исламского образа жизни. Он требует, чтобы исходным пунктом для преобразования Дар уль-куфр в Дар уль-Ислям — установления Исламского Государства — должны быть мусульманские страны. Вдобавок известно, что преимущество для переселения, если оно необходимо, отдаётся прежде всего мусульманским территориям, если они подходят исходя из причин переселения. Перечислим здесь то, для чего могут отправляться за рубеж мусульмане: торговля (купля-продажа товаров), обучение, стажировка, лечение, путешествие, ознакомление с делами и жизнью других народов и с их достижениями (всё это так или иначе призвано нести благо для Исламской Уммы). Эти шариатские условия известны со времён первого Исламского Государства, и мусульмане никогда не жили в изоляции от мира и всегда взаимодействовали с другими народами и странами. Перечисленное здесь является временными обстоятельствами и не относится к теме или вопросу, на который мы ищем ответ, и переселения по вышесказанным причинам не являются той эмиграцией, которая составляет суть статьи.

2 — Бегство от смерти, пыток, гонений со стороны тиранов, то есть от гнёта, который может привести к гибели. Здесь прежде всего следует направляться в мусульманские страны, их список богат, однако, тем не менее, дозволяется переезжать и в немусульманские страны при том условии, что человек вернётся в мусульманскую территорию при первой возможности. В таком случае не является важным вернуться туда, откуда выехал, например, суданец не обязан возвращаться в Судан. Здесь необходимо особо заострить внимание на том, что ни для кого из носителей призыва не секрет, что установление агентов-тиранов и их злодеяния в мусульманских странах, особенно — против политически враждующих с ними носителей призыва — это один из методов неверного Запада по контролю и сдерживанию мусульманских народов. Вытесняются любые политически и культурно активные люди, даже интеллектуалы и образованные сыны Уммы, и принуждаются к обращению за убежищем в любое из государств западного мира (где функционируют свободы и права), и, таким образом, они выводятся из «поля битвы», а в дальнейшем поражаются их сердца и нейтрализуется их идейная активность. Сегодня существует множество таких примеров, проживающих в большинстве столиц стран неверия среди врагов Аллаха и Его Посланника (с.а.с.) долгое время, и приводить их мы считаем ниже своего достоинства.

3 — Переезд ради призыва по заданию со стороны ответственных за донесение Ислама лиц. Так, на одного или нескольких лиц могут быть возложены определённые обязательства (подробности мы рассматривать не будем), требующие нахождения вне Дар уль-Ислям от нескольких дней до нескольких лет. Эти обязательства могут возложить люди, назначенные со стороны обладателя власти по Шариату, т. е. халифа мусульман. К этим миссиям можно отнести назначения послов, представителей, разведку, экспертов и другие похожие миссии.

Таковы позиции в предоставленной для изучения носителям призыва нами теме, чтобы все понимали важность и серьёзность этого вопроса. Особенно хотелось бы обратить внимание на то, что Умма в целом должна придерживаться шариатского хукма в этом опасном для неё вопросе, пока эта возможность не упущена окончательно. Затем, что ещё более важно, мусульмане, особенно — носители призыва, должны держаться линии на то, чтобы не покидать мусульманские земли, продолжать жить в них, насколько тяжёлыми ни были бы условия их нахождения там. В нахождении этой категории людей (мусульман в целом, но в частности — тех, кто взял на себя ответственность за деятельность по установлению Халифата) в мусульманских странах в корне является надлежащей нормой Шариата (ахкям вадъ, азима). Если же говорить об отступлении от нормы в рамках дозволенных снисхождений (рухса), тогда речь может идти о выезде и переселении, снова-таки при определённых обстоятельствах, три из которых были упомянуты выше.

Остаётся отметить несколько важных деталей:

1 — Переселение первых мусульман в Эфиопию во времена Посланника Аллаха (с.а.с.) в начале его призыва в Мекке нельзя использовать в качестве оправдания сегодня, как это полагают некоторые, оправдывая своё проживание среди неверных в Европе, Америке, Канаде! Ведь тогда не было Дар уль-Ислям или какой-либо мусульманской страны, вдобавок к этому, переселение в Эфиопию было вызвано гнётом неверных курайшитов, и, соответственно, это относится ко второму пункту нами упомянутых исключений. Также следует отметить, что переселившиеся мусульмане не расставались с мыслью присоединиться к Посланнику Аллаха (с.а.с.) при первой же возможности, что в дальнейшем и произошло.

2 — Таким же образом недействительной и недопустимой является попытка применить шариатский закон, позволяющий Исламскому Государству (при его наличии), т. е. шариатскому правителю, назначать и командировать за пределы мусульманских стран послов, экспертов, дипломатов и других имеющих разрешение на выезд лиц (например, для учёбы и обретения ремесла), к современным национальным государствам-агентам. Несомненно, такое оправдание для проживания среди неверных, основанное на подчинении сегодняшним «обладателям власти», является ошибкой, т. к. сегодняшние «государственные образования», чьими правителями являются данные «обладатели власти» — дело рук колониального Запада, и они абсолютно незаконны с точки зрения Исламского Шариата.

3 — По сути, мусульманские страны очень богаты всем, что нужно человечеству, как материально, так и с точки зрения науки в различных областях. В основе это немусульмане должны приезжать к нам для лечения, обучения, торговли и промышленности, покупки продовольствия и оружия, а не наоборот! Так, когда они встречались с нашей культурой и цивилизацией, желали Ислама, принимали его и становились одними из нас! О, Аллах! Сжалься над нашим положением сегодня!

4 — Перед носителями призыва к возобновлению исламского образа жизни стоит важная задача показать всем остальным людям разницу между понятиями «исламские страны» и термином «Дар уль-Ислям» (которые заняли своё место в фикхе со времён появления государственности у мусульман). Появилась острая нужна напомнить людям о тонкостях этих понятий:

Аль-биляд аль-Ислямийя (среди них — и арабские страны, аль-биляд аль-арабийя) и противоположный ему термин — биляд уль-куффар (страны неверных). Аль-биляд аль-ислямийя — это все территории, которые хотя бы один день находились под исламским правлением, над которыми применялся Шариат и куда назначался правитель со стороны халифа мусульман, независимо от того, как были открыты данные территории, миром или войной. К аль-биляд аль-ислямийя относятся также территории, чьи жители приняли Ислам и присоединились к Исламскому Государству и находились под исламским правлением. Территории, ставшие в дальнейшем Дар уль-куфр, т. е. даже после того, как неверные взяли их войной, оккупацией или с помощью разделения, такие как Палестина, Индия, Андалузия, Кипр, все балканские страны, Южный Судан, Чечня, огромные территории Китая и другие относятся к аль-биляд аль-ислямийя.

Дар уль-Ислям — противоположный термин Дар уль-харб или Дар уль-куфр. В определении этих терминов здесь следует заострить внимание и привести ряд цитат:
Ибн Каййим: «Большинство учёных сказали, что Дар уль-Ислям — это территория, где проживают мусульмане и применяются законы Ислама. Та территория, где не применяются законы Ислама, не является Дар уль-Ислям, даже если эти земли примыкают к нему. Так, Таиф, являясь поселением, очень близким к Мекке, не стал Дар уль-Ислям при открытии Мекки».

Алауддин аль-Касани аль-Ханафи (умер в 587 г.х) комментирует слова аль-Кадия Абу Юсуфа (умер 182 г.х.) и Мухаммада ибн аль-Хасана аш-Шайбани (умер 189 г.х.), которые привёл ас-Сарахси аль-Ханафи (умер 286 г.х.), следующим: «Любая территория относится или к Исламу, или к куфру (неверию). Если на ней применялись законы Ислама, то — к Дар уль-Ислям, если же не применялись, то — к Дар уль-куфр, подобно тому, как люди называют Рай «Дар ус-Салямом, местом, где царит мир», а Ад — «Дар уль-Баваром — местом гибели людей», потому что Ислам или куфр проявляются каждый по своим законам». Так, Алауддин аль-Касани в своём определении Дар уль-Ислям и Дар уль-куфр сослался на законы, которые там претворяются.

Ибн Кудама аль-Ханбали (умер в 620 г.х.) говорит: «Если население какой-либо территории Ислама отходит от религии, отказывается от Ислама, начинает практиковать новые законы, ими установленные (не исламские), тогда эти люди становятся подобными населению Дар уль-харб. Захват их имущества в качестве трофеев, пленение детей и жён, ставших свидетелями этого события (вероотступничества), приобретает хукм дозволенности. На Имама возлагается обязанность воевать с такими. Абу Бакр ас-Сиддик вместе со сподвижниками воевал против вероотступников, т. к. Аллах в Коране приказал воевать с неверными, а вероотступники — это та категория людей, кто больше остальных неверных заслуживают того, чтобы против них была открыта война. Если оставить вероотступников в покое, то это может послужить злостным примером для им подобных и подстрекнёт к тому же, и вред от них будет расти. Если Имам вышел против вероотступников с войной, то убивает всех, кого настиг, преследует сбежавших, добивает раненных и отбирает имущество, так же считает имам аш-Шафии».

Из всего сказанного старыми учёными по этому поводу, а их немало помимо тех, кого мы упомянули выше, становится ясным, что применение Исламского Шариата и обеспечение безопасности властью мусульман делает территорию Дар уль-Ислям, и не иначе. Так, все территории помимо Дар уль-Ислям являются Дар уль-харб. Существуют некоторые, кто отдельно выделяет третью категорию — Дар уль-ахд, т. е. страны, против которых не совершается джихад по определённым временным соображениям взамен на что-либо или без этого. Всё же эта категория так же относится к Дар уль-харб.

Что касается большинства факихов современности (говоря языком одного из исследователей), то они полагают, что мусульманские страны сегодня разнятся между собой в классификации: Дар уль-Ислям это, или нет? Только малая часть мусульманских государств претендует на то, что большинство законов в их стране соответствовало нормам Шариата, тогда как остальные ограничиваются применением Шариата сугубо в рамках семейного кодекса (брак, развод, наследство — не более), или же отвергают и это! Выходит, согласно их же взглядам, понятие «Дар уль-Ислям» в том смысле, который определён в исламском фикхе и сакофате, не распространяется на большинство государств, расположившихся сегодня на мусульманских землях. Однако ряд современных факихов склоняется к тому, что все мусульманские государства, где большинство населения — мусульмане, считаются Дар уль-Ислям. Отсюда проводятся параллели и существует попытка перетащить законы, связанные с Дар уль-Ислям, на современные мусульманские государства, при условии, что у правителей сохраняется стремление жить по Исламу!

В соответствии с этим, данные правители сами вправе определять, какие из стран следует считать Дар уль-харб, а какие — Дар уль-ахд! В итоге, в связи с тем, что все мусульманские правители вступили в ООН, значит, весь мир и все страны стали ими расцениваться как Дар уль-ахд. Мы же говорим здесь, что такое понимание, без всякого сомнения, отвергается Шариатом, и это — полное подчинение воле и господству западной капиталистической системе на Земле.
Что касается мнения «школы» богослова современности Юсуфа аль-Кардави, которому пытаются придать максимальную популярность и распространённость, то оно заключается в том, что страны всего мира с точки зрения мусульман являются Дар ад-даъва (страна призыва). Здесь факихи поделили мир на «Умма ад-даъва» (нации, к которым обращён призыв) и «Умма аль-иджаба» (нации, принявшие призыв). Согласно их видению, весь мир является Уммой Мухаммада (с.а.с.), ведь в Коране говорится:

وَمَآ أَرۡسَلۡنَٰكَ إِلَّا رَحۡمَةٗ لِّلۡعَٰلَمِينَ ١٠٧

«Мы отправили тебя только в качестве милости к мирам» (21:107). Мухаммад (с.а.с.) пришёл наставить на истину весь мир, кто-то ответил на его призыв и, таким образом, стал Уммой аль-иджаба, а некоторые — ещё на стадии призыва, т. е. они — Умма ад-даъва, следовательно, территории, на которых проживают последние, их государства — это Дар ад-даъва без лишних разговоров. Так мы видим, как подлинные шариатские термины искусно подменяются кардавийской школой.

Прежде всего, деятельность, откуда должен получить своё начало сам призыв, приобрести там популярность и последующее установление государственности, изначально нуждается в том, чтобы некоторые исламские страны (не попавшие под оккупацию) были выбраны площадкой для этого. Это происходит естественно, с учётом присутствия подобной деятельности на той либо иной территории, насколько она там прогрессивна, имеет массовость и воздействие — с одной стороны. С другой же стороны, это происходит с учётом существования всех необходимых составляющих факторов и возможностей для воссоздания этой политической субъектности и её дальнейшего прогрессивного существования на этой территории (даже за счёт варианта присоединения соседних стран). При всех этих факторах, точнее — при их наличии, появляется возможность успешно провести эту деятельность, установить политическое образование мусульман, Халифат, и обеспечить его дальнейшую жизнедеятельность (затем может идти речь о присоединении остальных исламских стран). Отсюда в каждом уголке обозначенной нами территории, пригодной для несения призыва, весь этот этап проходит в полноценной форме, к нему же относится вопрос талаб ан-нусра (просьбы о помощи), учитывая то обстоятельство, что ведение политической борьбы за рамками мусульманских стран и прошением о помощи (талаб ан-нусра) у стран неверия (что более чем нелогично), таких как Германия, Швеция или Англия, не представляется возможным.

5 — Вопрос, вызывающий недоумение, следующий: «Каково положение мусульман, родившихся и выросших в странах Запада, или тех, кто принял там Ислам? В частности, мы будем говорить о положении тех, кто осознал главную проблему мусульман сегодня и необходимость действовать ради установления государства в мусульманских странах, тогда как проживание мусульман целыми диаспорами среди неверных — уже свершившийся факт. Требуется ли от них то же обязательство, как и от остальных мусульман — находиться в мусульманских странах?». Отвечая на этот вопрос, прежде всего следует подчеркнуть, что носителю призыва категорически запрещается «сдаться» и смириться со сложившимися, точнее — устроенными со стороны неверных обстоятельствами, в которых оказались мусульмане. Нельзя упускать из виду, что эмиграция как политический феномен в том контексте, о котором мы говорим, полностью спланирована Западом и направлена на уничтожение Ислама и мусульман. Исламский призыв не должен переживать то же, что переживают мусульманские диаспоры — взгляд на проблему эмиграции и кропотливый призыв к изменению положения не должен адаптироваться под реалии эмигрантов на Западе. От носителей призыва требуется призывать всех мусульман, какими бы ни были реалии, подчиниться шариатским законам во всех вопросах, включая вопрос с эмиграцией в страны Запада и проживанием там. Носители призыва должны разъяснять всю опасность и неизбежные последствия хиджры на Запад, а мусульмане, избравшие там себе постоянное место жительства (в качестве коренного жителя или мигранта), обязаны знать, что деятельность по возращению исламского правления, а это — величайшее обязательство сегодня, должна вестись в мусульманских странах, а их выбор противоречит этому. Исключение могут составить те люди, кто имеет приемлемые с точки зрения Шариата оправдания, которые, в целом, сводятся к вышесказанным нами причинам:

невыносимый гнёт и гонения в мусульманских странах, вынудившие человека бежать в страны неверных после того, как не осталось ни одной мусульманской страны, куда можно было бы совершить хиджру;
лица, имеющие рухса для проживания в странах Запада, пусть даже на долгие годы, с определённой миссией и обязанностями, что связано с призывом, кандидатуры которых были выдвинуты и одобрены вышестоящими компетентными, уполномоченными в деле призыва людьми, согласно нормам Шариата в этом вопросе.

Как первая, так и вторая категория людей должны выполнять свои обязательства по несению призыва и его бремени, где бы они ни находились, пробуждать политическую сознательность в мусульманах по поводу того, чего от них и от Уммы в целом хотят недоброжелатели, просвещать мусульман, проживающих в странах Запада, Исламом (сюда же относится необходимость предостерегать мусульман от растворения в среде неверных по причине долгого проживания вместе с ними, не становиться частью западного общества в полном смысле этого слова. Их необходимо предостерегать от всего зла и того дурного, которое может настигнуть мусульман на чужбине). Также на эти две категории людей, в частности, возлагается обязательство подготовить почву в странах, где они находятся, для встречи с мусульманскими открывателями, день прихода которых неизбежен. И именно из понятия чувства собственной ответственности перед Всевышним за сохранение Ислама, за то, что необходимо приложить максимум усилий на пути достижения заветной цели, которая заключается в возобновления исламского образа жизни и в установлении Халифата, мусульманину следует придерживаться Шариата как подобает. А что касается тех, кто живёт в неверных странах Запада без какого-либо оправдания и рухсы, то им следует объяснять то, что они, без всякого сомнения, находятся не там, где от них требует находится Ислам и дело призыва. Только так можно достигнуть связи с той активной и необходимой деятельностью, которая проводится там, где требует этого Шариат, до тех пор, пока не установится государство там, где должно установиться, и проблема не решится в корне, а сам вопрос на этот раз станет вопросом применения законов международной политики с точки зрения Ислама, который превыше всего.

6 — Погружение мусульман на Западе в западный образ жизни превзошло местное неверное население в разы, что можно наблюдать в еде, одежде, во взаимоотношениях между собой, переплетённых с западным обществом. Дошло до вступления в политические и общественные организации и до службы в армии неверных, где от них в большинстве случаев требуют выполнять грязные дела в отношении мусульманских стран, например, как в американской и других армиях. Разве такое положение мусульман не идёт вразрез с их религией, с их лояльностью, любовью к своей родине, земле, народу? Определённо, да.

7 — Тот, кто следит за политическими событиями в мире, со всей очевидностью видит, что мир сегодня движется к возвращению государства мусульман более скорыми темпами, нежели когда-либо ранее, и это, скорее всего, — самое доходчивое объяснение беспрецедентной яростной борьбы Запада против Исламской Уммы. Степень этой борьбы мы видим в каждой мусульманской стране! Станет ли проживание мусульманских диаспор в государствах — врагах Ислама — фактором, способствующим, как утверждают некоторые, укреплению основ Исламского Государства, когда оно взойдёт? Нет! Более того, для каждого благоразумного и понимающего положение Уммы и реалии диаспор человека совершенно очевидно, какой вред может ожидать (а он уже дал о себе знать) Умму от нахождения и проживания этих диаспор, со всей своей разностью, отличными настроениями и направленностью, в странах Запада. Минимум, чему будут подвержены индивиды этих общин — так это искажённому взгляду на жизнь, а самое губительное, что их может ожидать, — потеря самого себя, своих семей и отказ от своей веры, что есть:

ذَٰلِكَ هُوَ ٱلۡخُسۡرَانُ ٱلۡمُبِينُ

«Воистину, это и есть явный убыток!» (39:15). Всё это неизбежно негативно отразится на Исламской Умме, т. к. переселившихся людей будут использовать в качестве инструмента сверхдержавы в борьбе с мусульманами. Мы воочию стали свидетелями того, как представителей политической и культурной элиты и лидеров секуляристских, либеральных, патриотических, даже исламских и прочих движений, вскормленных на протяжении десятков лет в объятиях Запада, водрузили на мусульман во время последних арабских революций, как это произошло в Тунисе, Египте, Ливии и в других странах, а ранее — в Ираке. Мы видели, как Запад привёл эту «элиту» в подходящий момент и внедрил её в политические круги каждого государства, выступившего против жалкого положения, собственноручно устроенного самим же Западом для того, чтобы обуздать революционные движения, сбить их с пути, сохранить свои интересы путём обмана чаяний мусульманских народов, управлять процессами и сдержать конфликты. Несомненно, эти «лидеры» были подготовлены именно для этой роли после мониторинга за изменениями в мусульманских странах, чтобы «оседлать» революционные движения и, направив их в нужную сторону, покончить с революциями. Члены сирийской коалиции (Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил) — тому явный пример.

Что касается членов мусульманских диаспор на Западе в общем, то они скатились в крайне низкое положение с поведенческой и культурной точки зрения; мыслями и чувствами оторвались от мусульманского мира, а политически вообще перешли на сторону врага, особенно — в судьбоносных проблемах Исламской Уммы, главной из которых, конечно же, выступает вопрос восстановления Халифата, который занимает центральное место в конфликте с западным миром сегодня. Этот упадок отражается на мусульманских странах мыслительно, политически и даже экономически, исходя из суждения о том, что данные диаспоры, которые едва ли осознают это, проникнуты проблемами Уммы и живут в «стабильности» и «безопасности», предоставленной неверными — живут, в соответствии с их неверным образом жизни, под властью безбожников, неверных, язычников, атеистов и секуляристов. Представители этих диаспор обладают гражданством стран Запада, что также вызывает большой вопрос с точки зрения Шариата (конечно, нам не следует здесь рассматривать это), и у них (кроме тех, кого помиловал Аллах) напрочь отсутствует понимание обязательности возобновления исламского образа жизни согласно Шариату в лице государства, которое претворяет Ислам. Они не видят обязательства перед Аллахом нести Его религию во все уголки мира, методом чего служат даъват и джихад, который возлагается на армии государства. Так какую же позицию после этого они займут тогда, когда установится Халифат? Какой будет позиция Запада и его политиков, которые «не соблюдают по отношению к верующим ни родственных, ни договорных обязательств»? Переселившиеся на Запад мусульмане являются мишенью для оказания разного рода давления на исламский мир и использования их в качестве инструмента в угоду интересам колонизаторов против мусульман. Среди представителей мусульманских диаспор есть те, кто явно отвергает Исламский шариат и даже издалека возражает против его применения в мусульманских странах, не говоря уже об остальных, наряду с тем, что они призывают к секуляризму, демократии, отделению религии от государства и к светскому обществу. Разве находящийся в таком положении человек может продолжать считать себя мусульманин? Аллах Тааля говорит:

فَلَا وَرَبِّكَ لَا يُؤۡمِنُونَ حَتَّىٰ يُحَكِّمُوكَ فِيمَا شَجَرَ بَيۡنَهُمۡ ثُمَّ لَا يَجِدُواْ فِيٓ أَنفُسِهِمۡ حَرَجٗا مِّمَّا قَضَيۡتَ وَيُسَلِّمُواْ تَسۡلِيمٗا ٦٥

«Но нет — клянусь твоим Господом! — они не уверуют, пока они не изберут тебя судьёй во всём том, что запутано между ними, не перестанут испытывать в душе стеснение от твоего решения и не подчинятся полностью» (04:65).

Наряду со всем вышесказанным мы понимаем, что решение проблемы, а точнее — дилеммы мусульманской эмиграции, в нынешних реалиях невозможно до тех пор, пока в мусульманских землях не установится государство, основой которого будет Ислам. Если мусульмане в своих странах займутся политикой на основе Ислама и своей мусульманской идентичности, то их государство взойдёт, а их тяжёлое положение исчезнет:

وَلَيَنصُرَنَّ ٱللَّهُ مَن يَنصُرُهُۥٓۚ إِنَّ ٱللَّهَ لَقَوِيٌّ عَزِيزٌ

«Аллах непременно помогает тому, кто помогает Ему. Воистину, Аллах — Всесильный, Могущественный» (22:40).

Хвала Аллаху, Господу миров!