Глава информационного центра Хизб-ут-Тахрир в Ливане доктор Ахмад аль-Къадари: Хизб-ут-Тахрир… ясность в эпоху лицемерия

«Аль-Ваъй» публикует статью ливанской журналистки Наваль Наср, опубликованной в секретном журнале вооруженных сил Ливана «аль-Масира» под названием: «Хизб-ут-Тахрир открыто провозглашает возвращение христиан к статусу зимма». В своей статье она выразила свое недовольство в отношении того, что выдвигает Хизб. Также «аль-Ваъй» публикует ответ заведующего информационным центром Хизб-ут-Тахрир в Ливане д. Аймана Рауфа аль-Къадри. Ниже следует текст статьи журналистки:

Возращение христиан к статусу зимма

Журнал: «аль-Масира»; вторник 23/04/2007.

Автор: Наваль Наср.

Мы и в правду почувствовали крайне холодную дрожь на своем теле. Услышав их проект, нас обуревали смутные идеи, картины, утопии и тревожные мысли.

Хизб-ут-Тахрир открыто провозглашает

Впервые мы усомнились в том, что живем в двадцать первом веке и почувствовали то, что глобализация, демократия, прогресс, толерантность, сосуществование, открытость и сожительство являются политическим лицемерием и подсмеиванием втихомолку! Мы христиане этого Востока, а они граждане Халифата, которые среди белого дня призывают нас вновь стать зиммиями!

Там, на книжной выставке, где по нашим предположениям должен быть центр сосредоточения знаний, науки и толерантности, мы застали поприще скрытости, скованности и возвращения к языку зиммиев и обвинению в неверии. Мы встретили, как двое бородатых парней, одетых в костюмы, но без галстуков, в открытом отсеке, переполненном черными флагами с надписями «Нет божества кроме Аллаха» раздают белые книжки, названия которых были написаны ярко красным цветом: «Хизб-ут-Тахрир», «Халифат», «Проект конституции государства Халифат», «Программа Хизб-ут-Тахрир относительно перемен», «Демократия – система неверия», «Неизбежность исламского государства», «Система правления в Исламе» и др. 

Что делают агитаторы Халифата на книжной выставке? Как они осмелились средь белого дня призывать к смене режима, подавлению государства и упразднению конституции? Кто они эти жаждущие агитаторы? Как они собираются осуществлять свой проект - мечом и убийством? Что они намериваются предпринять в отношении «зиммиев»? Как они будут назначать халифа для мусульман, который превратит нашу страну в территорию правления Ислама (Дар-уль-Ислам), уничтожив системы неверия?! Какова позиция этих мусульман нашей страны по отношению к правительственной коалиции и оппозиции, к шиитам и суннитам, к Хизбулла и движению аль-Мустакъбаль?

…Из уст приверженцев Хизб-ут-Тахрир льются заранее подготовленные, обученные и схожие друг с другом выражения. Исламская партия Хизб-ут-Тахрир не настолько исламская, согласно нашему пониманию Ислама. Ее цель восстановление Халифата на мусульманской земле! Но где находится эта земля и каковы ее границы? Какое место занимает в ней Ливан? В их сознаниях нет такого объекта, как Ливан, а, следовательно, Ливан не является точкой их опоры. Ливанское государство, с которым мы считаемся, но которое отвергают они, считая его одним из пунктов соглашения «Сайкс Пико». Они постоянно заявляют о том, что Ливан вообще не пригоден для установления любого государства и не заслуживает быть государством.

Как эти «честолюбивые» поступят с ливанским государством и ливанскими властными структурами? 

Ливан будет присоединен к Исламскому миру, точнее к Сирии, Иордании, Палестине и Йемену, поскольку по их словам, исключительно исламский строй способен удовлетворить инстинкты и органические потребности людей, а все иное, согласно их суждениям, ничего не значит. К примеру, приводят распутство Майкла Джексона и нескончаемые запросы его неудовлетворяющегося инстинкта. Начал прелюбодействовать с женщинами, затем перешел к животным, а теперь добрался до детей. Ничто, кроме Ислама, неспособно правильно отрегулировать проблемы людей и удовлетворение их инстинктов!

Много слов, оскорбляющих Ливан, ливанцев, христиан и Ислам. Но эта партия гордится тем, что агитирует их в ливанском доме просвещения и книги. Разве это демократия, разве это свобода слова и совести? Эта партия не признает никакой демократии и никакой свободы. «Демократия, импортированная неверным западом в мусульманский мир, выступает системой неверия и не имеет никакого отношения к Исламу. Поэтому мусульманам категорично запрещается принимать и претворять ее, а также агитировать к ней. Демократия – утопическая идея, не пригодная для претворения. Свобода личности сделала из общества деградированное стадо скота. В Исламе не существуют пресловутые четыре свободы: свобода вероисповедания, свобода мнения, свобода собственности и свобода личности».

Хизб-ут-Тахрир, получивший известность и образование в Ливане, является запрещенным в ряде арабских стран! Хизб-ут-Тахрир не признает никакие законодательства, кроме исламского законодательства, а также не соглашается ни с какими неисламскими общественными сплочениями. «Посланник Аллах (с.а.с.) узаконил и обязал для мусульман ведение войны (джихада) ради донесения исламской доктрины до людей» - говорят они, приводя речь Абдуллаха Ибн Умара: «Мне было приказано Посланником (с.а.с.) сражаться с людьми, пока не начнут свидетельствовать, что нет божества, кроме Аллаха, и что Мухаммад – Посланник Аллаха, выстаивать намаз и выплачивать закят. Если поступят так, то защитят от меня свои души и имущества, кроме, как по праву, а свой отчет представят перед Аллахом».

Стало быть, христиане вынуждены сделать выбор: либо «меч», либо Ислам?! На этот вопрос один из приверженцев этой странной группировки сказал: «Мусульмане с самого своего образования управляли христианами и иудеями. Христиане долгое время своей жизни были зиммиями, т.е. находились под нашим покровительством и защитой Ислама. Покушение на зиммия расценивается, как покушение на меня, а это значит, согласно утверждению призывающего к Халифату, положение христианина будет безопасней, чем положение мусульманина. Мусульманин сражается в войнах, христианин же предается мусульманину, и все, что от него требуется это выплата подушного налога (джизья) и соблюдение обязанности взамен за его защиту. Сколько сегодня христианин выплачивает налог (TFI) ливанскому государству, столько же будет выплачивать правлению «обещанного» Халифата в качестве джизьи под распоряжение мусульманина».

Проходя возле этой части книжной выставки, христианин испытывает возрастающую тревогу. Ливанское государство для такой группировки подлежит устранению, об этом они публично заявляют средь белого дня в научно-просветительском центре. Меч под свидетельством о пророчестве Мухаммада (т.е. меч, изображенный на флаге) вероятно вновь станет новым средством перед этим открытым предложением. Как осмеливаются они призывать к возращению христиан к статусу зиммиев? «Элементарно, аналогично тому, как коммунистическая партия осмеливается призывать к коммунистическому строю, или как националистическая партия осмеливается агитировать свой проект, а также аналогично нашим братьям в Хизбулла, которые требуют изменить форму государства» - отвечает один из «добрых увещевателей».

Они не отличают шиитов от суннитов и не признают никаких наименований кроме Ислама. Находясь на просветительской выставке, они издают законы и разделяют людей на категории, а также оглашают проект, взятый не из нашего мира. Там, на президиуме культурного центра, мы слышим конституцию, приготовленную для Ливана, под названием государство Халифат, в пятом пункте которого сказано: «В отношении пищи и одежды к немусульманам (из числа христиан, находящихся под покровительством) имеет место отношение в соответствии с их религиями в рамках того, что дозволяют законы шариата». Другими словами, наступит день, в котором мы будем классифицироваться как класс христиан, представляющих угрозу, затем придет тот, кто станет вмешиваться не только в нашу политику, но также и в то, что мы едим и одеваем!!

Такова новая модель Ливана? Ливан, в котором хозяйничают те, кто заявляют: «Мусульмане равноправные в своей крови. Один за всех и все за одного. Они подобны одной руке против других». В завершении рассказа об этом словоблудии, мы хотели бы напомнить компетентным органам то, что эта группировка обетованного Халифата организовывает на выставке симпозиум под названием «Капиталистическая культура – трагедия человечества», в котором будет выступать лидер вилаята по поводу того, что Хизб-ут-Тахрир желает превратить нас в зиммиев.

بِسْمِ اللَّهِ الرَّحْمَٰنِ الرَّحِيمِ

Хизб-ут-Тахрир: ясность в эпоху лицемерия!

Доктор Ахмад Рауф аль-Къадари

Заведующий информационным отделом Хизб-ут-Тахрир в Ливане

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В секретном журнале «аль-Масира» 23 апреля 2007 г. журналистка Наваль Наср написала статью под названием: «Хизб-ут-Тахрир открыто провозглашает возвращение христиан к статусу зимма». В своей статье она затронула идейную активность, проявленную ребятами Хизба в отделе «Издания Уммы», где были представлены книги Хизба в рамках участия на пятидесятой арабской книжной выставке в Бейруте.

Хотел бы отметить правоту журналистки в ее признании того, что Хизб-ут-Тахрир является открытой и доступной партией, которая не смывается в потоке лжи, двуличия и пронырливых позиций, а также не надевает маски (примеряет лица) согласно временам года и сезону для очередного обольщения наивного слушателя. Поскольку Всевышний Аллах говорит: 

قُلْ هَذِهِ سَبِيلِي أَدْعُو إِلَى اللَّهِ عَلَى بَصِيرَةٍ أَنَا وَمَنِ اتَّبَعَنِي وَسُبْحَانَ اللَّهِ وَمَا أَنَا مِنَ الْمُشْرِكِينَ

«Скажи: «Таков мой путь. Я и мои последователи призываем к Аллаху согласно убеждению. Пречист Аллах, и я не являюсь одним из многобожников»» (12:108).

Также правильно подчеркнула журналистка, когда призналась в том, что заявления ребят Хизба заранее подготовленные, обученные и схожие друг с другом. Именно этим мы отличаемся в период времени изменения понятий и импровизации позиций, а также перекидывания ружья с одного плеча на другое и пожимания с утра руки «другого», чтобы вечером укусить ее. Мы благодарим ее за пояснения того, что мы слиты в один непреодолимый не враждующий между собой налаженный коллектив. Другими словами, Хизб оградил себя от той болезни, ставшей причиной крушения многочисленных политических сил в Ливане, которые разделились между собой в силу внутренних разногласий в вопросах финансов и лидерства, что порой выливалось в кровопролитные столкновения.

Журналистка считает, что призыв к Халифату не гармонирует с двадцать первым веком! Здесь мы спрашиваем: «Неужели ценности изменяются со временем, и если все обстоит так, то когда происходит изменение, в начале каждого дня, или каждой недели, или каждого месяца, или каждого года, или каждого десятилетия, или каждого столетия…? В действительности идеи и ценности изменяются тогда, когда человек замечает неправильность своего положения, а отнюдь не тогда, когда различествует время. К тому же, разве божественное откровение теряет свою дееспособность с течением времени? Неужели изменчивое время судит над шариатом, ниспосланным Аллахом в качестве печати всех божественных законодательств и посланий вплоть до Судного Дня?». Неужели взамен проекту Халифата, который по ее славам является старым, будем принимать предложенный ей проект демократии – дочери древнегреческой языческой эры, появившейся задолго до нашей эры, т.е. до рождения Исы (Мир ему).

Журналистка задается вопросом: «Что делает Хизб-ут-Тахрир на книжной выставке?», а что, выставка предназначена для владельцев баров, распутников и торговцев наркотиками? Наше естественное место, в виду того, что мы выступаем идейно-политической партией, являются просветительские арены, где имеет место взаимодействие между людьми, представление понятий и выражение мнения. Но то, что она, не раздражаясь, повторяет тезис «демократия» в своей статье, а затем заявляет об отсутствии места для нас в ее демократии, то это ясно свидетельствует о том, что демократия – это блеф, обман, лицемерие и пустые слова. Также это доказывает то, что сами приверженцы демократии ограничивают ею других и воздерживаются от претворения, когда находят ее противоречивой. Если журналистка видит, что демократии не хватает для нас, то почему она осуждает нас за то, что мы не принимаем то, чего она сама сторонится, или что оборачивается против нее. Что слишком тяжким оказалось для нее то, что мы несем?

Журналистка возмущена тем, что мы призываем к изменению строя! Странно! Как это поклонница изменчивости времени требует не трогать этот изживший себя строй? Разве шестьдесят лет существования не достаточно, чтобы обследовать путь этого режима, который стал предметом жестоких гражданских конфликтов, опаснейших политических потрясений, разнообразных политических вакуумов и всевозможных этноконфессиональных конвульсии? Разве солнце освещаемой ею демократии не родилась лишь на останках существовавшего строя в Европе, которая сократила влияние церкви и устранила религиозные представления от всех жизненных дел? Что это за двойственность?

Журналистка пытается представить то, что мы стремимся отменить конституцию, чтобы у читателя сложилось впечатление, будто бы мы хотим государство без всяких департаментов и конституции, определяющей форму государственности и задачу госорганов! Во-первых, хотим спросить: «Разве не эта оберегаемая журналисткой конституция является бездейственной конституцией в практике? Разве она не подчиняется двум противоборствующим силам в Ливане, вместо исполнения своего предназначения – роли третейского судьи, которую ей определили ее установители?». Во-вторых, правильным высказыванием будет то, что мы призываем к смене изжившей себя конституции на другую конституцию. Мы призываем к упразднению сегодняшней формы конституции, которая была сформулирована в период французской колонизации этой страны.

Будет неправильным управлять народом согласно законам, навязанным его врагами, а также рассуждать в вопросах своего судопроизводства согласно тем установкам, которые разрушили эту страну и унизили ее достоинство и верховенство. Возвращаясь к критерию журналистки «быть в ногу со временем», мы спрашиваем ее: «Что изменилось в конституции Ливана с 1926 года? Прошло восемьдесят с лишним лет, тем не менее, все внесенные поправки в конституцию не представляют даже ее незначительную часть. Так зачем, освещать эти навязанные колонизатором тексты и принижать уважающих себя людей, которые требуют конституцию, выражающую чаяния народа (уммы) и основанную на его родной доктрине?»

Говоря же о нашем методе в проведении желаемой нами реформы, то в этом мы прибегаем лишь к прекрасному слову, которое возвеличил Всевышний Аллах в своей Книге, когда сказал:

أَلَمْ تَرَ كَيْفَ ضَرَبَ اللَّهُ مَثَلًا كَلِمَةً طَيِّبَةً كَشَجَرَةٍ طَيِّبَةٍ أَصْلُهَا ثَابِتٌ وَفَرْعُهَا فِي السَّمَاءِ تُؤْتِي أُكُلَهَا كُلَّ حِينٍ بِإِذْنِ رَبِّهَا وَيَضْرِبُ اللَّهُ الْأَمْثَالَ لِلنَّاسِ لَعَلَّهُمْ يَتَذَكَّرُونَ

«Разве ты не видишь, как Аллах приводит притчи? Прекрасное слово подобно прекрасному дереву, корни которого прочны, а ветви восходят к небу. Оно плодоносит каждый миг с дозволения своего Господа. Аллах приводит людям притчи, – быть может, они помянут назидание» (14:24,25).

Мы прибегаем к разумному обсуждению, спокойному целенаправленному диалогу и выражению убедительных доводов. Отчего это она спрашивает: «Как вы собираетесь осуществлять свой проект; мечом и убийством?» Хизб-ут-Тахрир чуть ли не единственная сторона в Ливане, руки которой не запачканы кровью людей. Именно те, кто проливали кровь, все набирают в качестве трофеев разграбленное имущество и захваченные посты в состоянии войны и мира в Ливане. Знает ли журналистка кто они и где они? Знает ли она нашу позицию по отношению ко всем ним, о том, как мы не оставляли их без разоблачения, как и не позволяли себе входить в союзничество с ними?

К тому же журналистка, сверх своих демократических убеждений, удивляет вопросом о том, что мы получаем образование и опыт в Ливане и после этого призываем к Халифату в нем. Словно журналистка не знает карту региона! Разве Лучезарная Медина не была когда-то столицей Халифата? Разве Дамаск не был столицей Халифата в свое время? Разве Багдад не был столицей Халифата в прошлом? Разве Ливан не был одним соединяющим звеном этих времен? На протяжении веков он находился под покровительством Халифата. Неужели отречение от истории – это закономерность, а отречение от изначальности – это выносливость? Неужели Ливан утратил свое исламское лицо настолько, чтобы мы выглядим, как те, кто призывают к новшествам!?

По мнению журналистки, христиане испытывают тревогу от этого призыва! Мы, в свою очередь, знаем о возникновении этой встревоженности, и того, кто подпитывает ее, не имея на это никаких оснований из истории и жизни мусульман. Напротив, история свидетельствует об обратном, что Исламский Халифат в действительности выступал государством-приютом для всех людей, невзирая на их религиозность. Даже иудеи Европы в свое время получили в Халифате безопасное убежище, защитившее их от европейских репрессий и гонений. Реальная действительность Ливана показывает, что настоящими зачинщиками этноконфессиональных конфликтов между мусульманами и христианами, бесспорно, были пропагандисты светского образа жизни, а также то, что разногласия имелись исключительно в отношении политики внутри геополитической игры. Ливанские христиане не раз подвергались кризисам в сфере безопасности во время светского режима государства, в управлении которого находился христианин. В рядах приверженцев исламского проекта нет такого, кто бы вызывал в христианах чувство тревоги, ни своим присутствием, ни идеей, ни практикой.

Мы должны понимать, что Ислам призывает своих последователей верить в Ису, сына Марьям (мир ему), а также в то, что ему была ниспослана книга - Инджиль (Евангелию). Ислам не запрещает им совершать ритуалы своей религии и не заставляет их отречься от своей доктрины. Исламский проект несет в себе всеобъемлющую идею о Вселенной, человеке и жизни, а также охватывает решения политических, экономических и международных проблем, чего мы не находим в христианстве с признанием самих его последователей. Неужели христиане выберут для своей жизни капиталистический строй, который запретил церковь и заковал ее волю внутри четырех стен? Или выберут коммунистический социализм, который усердствовал в ликвидации всех религий и тысячами убивал служителей религии? Почему бы не избрать оптимальный вариант – Ислам, который не упраздняет их идентичность в веровании, религиозных ритуалах, венчании (бракосочетании), разводе, наследстве и других вопросах, не касающихся государственных дел? Здесь хотелось бы зачитать несколько текстов, свидетельствующих о первенстве мусульман в доброжелательном отношении к христианам во времена исламского правления.

В книге «Призыв к Исламу», автор Томас Эрнальдо, английский востоковед (1864-1930), на страницах 82-83 пишет: «…нравы и доблестная жизнь Салахуддина, оказали неизгладимое магическое впечатление на сознания христиан, что в итоге привело к тому, что часть христианской кавалерии отреклась от христианской религии…».

Немецкий востоковед Зигрид Хонка (умр. 1999г.) в своей энциклопедической книге «Солнце арабов пускает свои лучи на Запад» [См. издание типографии «Новые границы», Бейрут, 1981 г., стр. 412] пишет: «Странным выглядит поведение Запада, олицетворяемое в действиях крестоносцев, которые вели войну против всякого инакомыслия и пролили реки крови в окрестностях Святого дома и Димьяте. Тем не менее, они забыли свои обычаи и традиции и слились с арабами». Впервые за всю историю христианского мира Норманны проявили снисхождение к иноверцам, подражая арабам в их великодушии и мужестве.

Несомненно, это поведение стало секретом процветания их государства по сравнению с другими существующими в то время государствами на Западе» – и продолжает – «…арабы позволяли побежденным народам блюсти свои обычаи и традиции…» [Предыдущий источник стр. 413]. Она добавляет: «Призывы к религиозной терпимости, возглашаемые западными мыслителями, последовали вслед за словами Салахуддина, обращенные к Ричарду Львиному сердцу, которые стали первыми в этой сфере» [Предыдущий источник стр. 428]. Также она подчеркнула то, что церковь выступила с критикой в адрес короля Фридриха Второго за его призыв к религиозной терпимости во взаимоотношении с мусульманами [Предыдущий источник стр.429].

Заметно, что журналистка обеспокоена сложившейся вседозволенностью у нас, косвенно призывая к сокращению простор свободы. Мы согласны с ней в этом деле, хотя оно противоречит ее демократии. Тем не менее, она заявляет это, направляя свою стрелу в нашу сторону за открытое провозглашение своих мнений, вытекающих из нашей религии. Но, разве мы не имеем право на разъяснения своих аргументов и нашего проекта с требуемыми доказательствами. Пусть аргумент борется с аргументом, а мнение с мнением. Тогда станет ясным для общественного мнения: «Где он верный проект спасения, осуществляющий подлинные интересы?». Что же касается высказывания того, что все стало допустимым, то мы не причастны к тем, кто бросил страну в бездну вседозволенности. Пусть журналистка критикует тех, кто открыл ворота страны перед иностранными вмешательствами, сделав посольства зарубежных государств пунктами нового мандата. Именно, это представляет серьезную и настоящую угрозу, на которую мы должны обратить внимание и предотвратить ее.

В завершении, надеемся на то, чтобы были проведены доскональные и основательные исследования относительно обсуждения нашего исламского проекта. Язык возмущения не принесет пользу, а попытка аннуляции не даст успеха. Мы несем проект, отражающий понятия, критерия и убеждения уммы, мы несем прозрачный призыв без всякого вмешательства корыстных внешних сил. Мы верим, что люди прислушаются к этому призыву и примут его. Ведь в этом есть добро для них и всей страны.

9 Раби-уль-ахир 1428 г.х.

26 апреля 2007 года