Директор отдела безопасности и энергетики в центре Никсона: «Хизб-ут-Тахрир – «главный воин» в идейной войне»

Зину Баран, директор отдела международной безопасности и энергетических программ в центре Никсона, представила эту тему в своем свидетельстве перед малым комитетом «о терроризме, угрозах и способностях». Этот комитет относится к комитету военных услуг в американском конгрессе. Планировалось, что она прочтет эту тему во время своего свидетельства перед комитетом 16/02/2006, но ее выступление было отложено на 14/03/2006, когда она и представила эту тему перед упомянутым комитетом.

Она обратилась к конгрессу, напоминая ему, как она выразилась, о том, что «Хизб-ут-Тахрир представляет собой совокупность угроз для американских интересов. Он способствует созданию разделения между Западом и мусульманами, как и вносит свою долю в распространение враждебного духа к Америке и семитизму». Предупреждая конгресс, она говорит, что эта партия является «единственной партией, которая говорит об умме и Халифате в объединительном для всей уммы смысле, а не только в государстве или нескольких государствах, где она ведет свой призыв, как это делают другие организации». Она говорит, что Хизб-ут-Тахрир «добился серьезного и опасного прогресса как «главный воин» в идеологической войне».

Исходя из того, что нужно знать своих врагов и понимать их планы, чтобы бить их тем же оружием, аль-Ваъй публикует некоторое из того, что содержится в свидетельстве Зину Баран.

1. Активисты Ислама / вызов идеологий.

По истечении четырех лет со времени начала «международной борьбы против терроризма» многие в Соединенных Штатах не знают – кто враги, не говоря уже об их организациях и методах действия против их деятельности. Следовательно, невозможно одержать победу в этой длительной борьбе без полного понимания сущности врага и того, что он готовит для другой стороны.

Основная проблема кроется в стремительном распространении идеологии, которая полностью противоположна демократической капиталистической системе и западному пониманию свободы. Эта идеология использует некоторые исламские учения с той целью, чтобы побудить исламскую умму к свержению нынешней мировой системы.

Запад начинает притягиваться к войне между двумя соперничающими в исламском мире идеологиями. Приверженцы первой идеологии, которые считают, что Ислам может быть в соответствии со светской демократией, сохраняя основные гражданские свободы, пользуются поддержкой большинства мусульманского народа, религиозным и историческим наследием умеренного Ислама. Что же касается приверженцев второй идеологии, то они намерены заменить нынешнюю мировою систему мировой исламской системой, или Халифатом, и для реализации этой цели они должны усиливать борьбу между мировоззрениями, посредством которой все мусульмане будут вынуждены избрать лишь исламскую религию.

На протяжении прошлых четырех лет акцент делался на деятельности известных террористических организаций, как Каида, Хамас, Хизбуллах, аль-Джамаа аль-ислямийя, и при этом были оставлены без внимания их идеологии и религиозные взгляды, которые бросают вызов Западу. Терроризм – это не более чем одно из многих средств, которые используются исламистами. Чтобы в течение этой длительной борьбы сохранять этот акцент, необходимо обращать внимание на политическую цель, к которой стремятся эти террористы. Если сосредотачиваться лишь на силовых проявлениях этой политической кампании, то это увеличит вероятность продолжительности этой борьбы против радикального экстремизма.

При этом необходимо равномерно сосредотачивать усилия на борьбе с идеологией экстремизма и теми, кто поддерживает ее. Слова, сказанные в октябре 2003 года министром обороны Америки, Дональдом Рамсфельдом: «Стоим ли мы перед победой или поражением в международной борьбе против терроризма?», следует перефразировать так: «Будем ли мы арестовывать и убивать большее количество террористов, чем их ежедневно мобилизуют и выпускают школы и шейхи экстремисты?» Ответ, несомненно – нет.

Для того чтобы наиболее ясно понимать то, как политические исламские движения смогли получить в настоящее время прочное положение, я хочу отметить об известном положении: это положение Хизб-ут-Тахрир, который был основан палестинским судьей, Такыйюддином ан-Набхани в 1953 году. Ан-Набхани отверг все существующие «современные» системы. Для него капитализм считается эксплуатирующей системой, а демократия светскостью. Он заверил, что единственным путем для возрождения исламского общества по образцу Посланника (с.а.с) является освобождение мусульман от мыслей, систем и законов неверия, а также их замена системой государства, которое не знает границ и управляется халифом.

Ан-Набхани считает, что и социализм, и капитализм неприемлемы и не признали первенство Ислама. Согласно убеждениям своего основателя Хизб-ут-Тахрир счел крах коммунизма положительным шагом и усмотрел, что единственным препятствием перед становлением исламского общества является западная капиталистическая система. Несмотря на неприязнь Хизб-ут-Тахрир к существующим в исламском мире режимам, тем не менее, он не в восторге от попыток Соединенных Штатов «распространять демократию», считая их западным средством, выражающим их постоянную злобу в отношении Ислама. Для Хизб-ут-Тахрир и его последователей «борьба с терроризмом» представляет собой войну против Ислама.

Хизб-ут-Тахрир посвящает свои усилия не для силовой деятельности, а для идеологической борьбы. Его цель – свергнуть режимы в мусульманских странах и установить Халифат. Хизб-ут-Тахрир непричастен к террористическим действиям, хотя его идеология побуждает его последователей совершать террористические действия. Мировая информационная сеть Хизб-ут-Тахрир непосредственно отправляет свои послания мусульманам во всем мире на их родных языках. Таким образом, Хизб-ут-Тахрир смог господствовать на идеологической арене в мусульманских обществах.

До недавнего времени исламские организация считали идею установления нового Халифата не более чем мечтой, но сегодня все большее количество людей считают ее серьезной долгосрочной целью. После десятилетних работ над распространением призыва и объединением исламской уммы, Хизб-ут-Тахрир начал убеждать мусульман в том, что основа их личности исходит из их религии, а не из их этнического или национального происхождения.

В своем стремлении возродить Халифат Хизб-ут-Тахрир старается следовать пути Посланника Мухаммада (с.а.с.) при установлении им первого Исламского государства. Солгано объяснениям этой группы, Посланник (с.а.с.) сделал это в три этапа: первый – терпеливое распространение идей, второе – упорядочение своих последователей, и третье – действия, направленные на получение власти. Таким же методом Хизб-ут-Тахрир планирует процесс, состоящий из трех этапов.

Говоря вкратце, Хизб-ут-Тахрир представляет несколько угроз для американских интересов и особенно, что он в полной мере предоставляет террористам идейные и религиозные оправдания. Хизб-ут-Тахрир участвует в процессе отделения мусульман от Запада и усиливает враждебные чувства к Америке и семитизму. Если Хизб-ут-Тахрир когда-то сможет взять власть в каком-то государстве, то результат этого будет катастрофическим для этого государства и для его интересов, в общем.

Этот результат не далек от реальности, потому что влияние Хизб-ут-Тахрир быстро растет. И, несмотря на то, что Хизб-ут-Тахрир ведет идеологическую войну на протяжении более полувека, тем не менее, он лишь недавно достиг большого развития, используя наиболее современное средство: всемирную информационную сеть. Несомненно, возможность доступа к информации во всемирной сети благоприятствует Хизб-ут-Тахрир, который отвергает законность существования политических границ. Все мусульмане во всем мире имеют легкий доступ к сайтам Хизб-ут-Тахрир, и в том числе те, которые живут в диктаторских обществах.

На протяжении десятилетий Хизб-ут-Тахрир был «единственной партией, которая стремилась к объединению уммы» в отличие от идеи объединения мусульман, относящихся к определенному государству. Лишь недавно цель образования исламской личности, незнающей национальных границ, достигла успеха. С начала войны против Ирака Хизб-ут-Тахрир достиг большого успеха, где был главным воином в «идеологической войне». Нападения на Афганистан и Ирак помогли экстремистам активизировать своих последователей на основе того, что «мусульмане и Ислам подвергаются нападению» и значит, они должны прибегнуть к вооруженному джихаду.

Когда президент Буш сказал, что «эта война является крестовым походом, войной против терроризма и будет продолжаться некоторое неопределенное время» эти слова были услышаны мусульманами так, как будто Америка ведет против Ислама последнюю стадию войны, которая началась в средние века. После показа записей американских атак на мечети и другие священные места в Ираке усилилось понимание того, что Соединенные Штаты хотят разрушить исламское мировоззрение.

Последний кризис, который последовал после опубликования карикатур, предоставил стратегическую возможность исламистам утверждать о том, что они правы в том, что Запад на самом деле ведет войну против Ислама, ведь как можно комментировать изображение Посланника Мухаммада (с.а.с.) одетого в шапку в виде бомбы с горящим фитилем? В заявлении Хизб-ут-Тахрир, вышедшем 4 февраля в Лондоне под заглавием «Защита чести Посланника (с.а.с.): послание исламскому обществу» говорится: «Это не свобода слова. Оскорбительное изображение благородного Посланника (с.а.с.) с бомбой на голове – это еще один ясный знак на существование связи между Исламом и «терроризмом». Осквернение Корана в Абу Грейбе и Гуантанамо, а сегодня оскорбления в адрес Посланника (с.а.с.), изображая его как террориста, с очевидностью подтверждает сущность этой войны. Она не имеет отношения к безопасности, это нападение на Ислам, потому что сегодня в исламском мире он стал представлять собой единственную замену продолжающемуся на протяжении десятилетий колониализму».

Эти всемирные заявления, которые происходят в Англии, которая является главным союзником в войне против радикального экстремизма, дают мне возможность коснуться второго пункта: Западная Европа стала главной ареной идеологической войны между умеренными мусульманами и мусульманами-экстремистами.

2. Европа / арена идеологической войны.

С 70-х годов Европа стала местом численного роста экстремистов. Экстремистские имамы и активисты не могут развивать свои организации или распространять свои мысли в своих странах по причине репрессивной политики местных правительств и, следовательно, переселились в Европу. Здесь они воспользовались защитой, которую предоставляют европейские законы – особенно закон о свободе слова и объединениях в группы – и стали собирать большое количество своих последователей в школах и мечетях. Таким образом, на протяжении трех десятилетий Европа закрывала глаза на то, что происходило в ее мусульманских диаспорах.

Сегодня мусульмане составляют примерно 5% жителей Евросоюза, где проживает 460 миллионов человек. В Европе мусульмане представляют самую быстро растущую группу населения в 25-ти европейских странах. В этих всевозрастающих мусульманских массах происходит идеологическая война, в которой до сих пор побеждают экстремисты. Они достигли в этом успеха не только из-за того, что правительства не смогли бороться с ростом активности экстремистских организаций, но и потому что Европа не смогла интегрировать мусульманских граждан в свои общества. Сегодня правительства признают необходимость развития наиболее эффективных программ для интегрирования эмигрантов. Однако это признание появилось в то время, когда мусульмане уже ощущают усиливающуюся отдаленность от обществ, которые принимают их.

По причине трудности, с которой столкнулась Европа в интегрировании мусульманских эмигрантов, эти мусульмане перестали ощущать какую-либо принадлежность и существование цели, в то время как исламисты полностью снабжают их этим ощущением.

Деятельность политиков и аналитиков в сфере безопасности на Западе и в Америке внутри системы была неспособной взаимодействовать с религиозным экстремизмом. Они взаимодействовали с консервативными мусульманами, которые не вмешиваются в политику и с мусульманами-экстремистами, которые считают либеральную демократию запрещенной, а ее исход – гибелью. Правительства долгое время находили себя бессильными в том, чтобы действовать против экстремистов, которые работают, чуть ли не при полной свободе в виду отсталой техники безопасности и закона.

Обычно ведутся разговоры о том, что суть темы и ее решение кроются не в Европе и, следовательно, бесполезно сосредотачивать внимание на будущем Ислама в Европе, потому что это связано с развитием Ислама на Ближнем Востоке.

Если любая исламская реформа должна охватить Ближний Восток, то Европа не может ждать, когда эта реформа постепенно примет свое действие, так как она проходит на Ближнем Востоке очень медленно. Происходят непредвиденные проблемы, которые ставят реальность крайнего экстремизма, и которые не оставляют для Европы иного выбора кроме как питать рождение европейского Ислама. Значит, вызов перед Европой заключается в развитии реакций на угрозу, исходящую от исламского экстремизма. При этом Европа должна избегать быстрой и жесткой реакции, которая ведет к регрессу отношений между религиями на мировом уровне.

3. Советы в области политики.

а) Борьба с радикализмом в Европе.

То, в чем мы сегодня нуждаемся, это программа, которая ведет к проявлению достоинств культурного различия и действует по пути в двух направлениях, позволяющему сформировать настоящий европейский Ислам. В первом направлении будет определена потребность европейских обществ в пересмотре своих ценностей и основных законов, а также потребность в их защите посредством культурных, образовательных, судебных, военных и полицейских путей. Что касается второго направления, то здесь следует сосредотачиваться на интеграции путем построения культуры, строящейся на европейских основах, как демократия, закон и права человека. В этой новой программе Европа должна отходить от своего патриотического прошлого и позволять существованию религиозных различий или расширять свое понимание о том, кто может считаться европейцем. Девиз европейского проекта должен быть таким: «Единство в разнообразии».

Турция очень важна в попытке преодоления проблемы отказа мусульман интегрировать в европейское общество. Лишь турецкий режим, который близок к Исламу, достоин того, чтобы изучить его с целью рассмотрения возможности существования согласия между ним и европейским Исламом. На протяжении более восьмидесяти лет турецкий Ислам уживается со светским государством и большая заслуга в этом принадлежит единственному учреждению «Управлению по делам религий». Управление по делам религий ответственно за 75 тысяч мечетей в Турции кроме религиозных диаспор разнообразных религиозных турецких сообществ.

Это управление берет на себя ответственность за умеренное комментирование Ислама через свои учебные программы для имамов и свои религиозные миссии. Все имамы из «Управления по делам религий» должны завершать свою подготовительную учебу и успешно сдать экзамены и затем оберегать турков от опасностей радикалистских проповедей. Будет полезным, если министерство религий станет участвовать в реформировании и развитии европейского Ислама благодаря своему большому опыту и своему богатому религиозному опыту.

Например, турецкий Ислам считает, что между учениями Ислама и принципами демократии нет никакого противоречия. Лидер турецко-голландской организации на севере Милли-гуруш, Гаси Карасир, бросая вызов тем, кто призывают к шариату, заявил: «Я верю в Аллаха, как верю в голландскую справедливость. Голландская конституция – это мой шариат». Для будущего Европы очень важно, чтобы подобные высказывания стали основополагающими в мусульманских программах.

б) Наиболее широкая борьба.

Борьба с ростом исламской активности будет успешной лишь в том случае, если Запад сможет завоевать сердца и умы мусульман.

Соединенные Штаты (и Запад, в общем) смогли добиться победы во время последней идеологической борьбы и холодной войны, после того как пришли к постоянной стратегии, основанной на детальном изучении коммунистической идеологии и ее тактики. Эта стратегия представляла собой военную угрозу и предоставление лучшей идеологической замены, устроенной на политической и индивидуальной свободе вдобавок к экономическому процветанию.

Необходимо признавать, что наступила другая такая борьба, и что она требует постоянной стратегии. Но сегодня разница в том, что преследуемая сторона полностью осознает западную замену и решительно отвергает ее. Большинство мусульман – и не только террористы – верят, что никогда не станут равными игроками в западной системе. Более того, они верят в то, что «свобода и демократия» Америки не что иное, как обман, используемый для западни, чтобы Америка смогла сохранить свое мировое господство.

Первоначальная задача для нейтрализации этого вызова состоит в том, чтобы лишить мусульман возможности сделать Соединенные Штаты и Запад лжецами. Это не легко сделать. Власть Америки с ее союзниками полностью лишилась доверия после войны с Ираком и отношений с заключенными в Абу Грейбе и Гуантанамо. В действительности процесс реабилитации американского образа может затянуться на десятилетия, и может потребуется идеологическая кампания, концентрирующаяся на общих ценностях для двух миров: западного и исламского.

Лучшими союзниками в этой борьбе служат умеренные мусульмане. Им необходимо предоставить политическое пространство, чтобы распространением Ислама не занимались лишь экстремисты, тогда как умеренные мусульмане остаются как бы в стороне. Ни Соединенные Штаты, ни европейские государства не могут вступить в идеологическую войну внутри Ислама. Но они могут поддерживать настоящих умеренных мусульман, чтобы последние, как в своей речи сказал экс-президент Индонезии, Абд ар-Рахман аль-Вахид, смогли «распространять правильное объяснение Ислама и в результате обосновать неправильность экстремисткой идеологии».

Для того чтобы дать возможность умеренным мусульманам лидировать в объяснении Ислама – это потребует времени и средств – необходимо находить пути подавления активности исламистов и борющихся организаций. Но при этом не жертвовать гражданскими свободами. После этого им необходимо искать пути защиты своих обществ не только от терроризма, но и от косвенного подстрекательства к нему.

Продолжая свою военную кампанию против вооруженных экстремистов, мы одновременно должны сосредотачивать свое внимание на уничтожении идеологической основы наших врагов. Поскольку в ином случае в западных обществах не будет полной безопасности.

http://www.nixoncenter.org/Baran/Baran-CongressTestimonyFeb06.pdf