От истинного пути к смерти шахида (4)

Это реальный рассказ об одном шахиде из Узбекистана, повествующий о том, как он пришел к Исламу, работал с Хизб-ут-Тахрир, а затем был арестован, находился в тюрьмах правителя Узбекистана – тирана Каримова, и был подвергнут пыткам, под которыми умер смертью шахида. Да поселит его Аллах в просторах Своих садов вместе с пророками, праведниками и шахидами, и как прекрасны они как друзья!

Журнал «аль-Ваъй» публикует на своих страницах этот рассказ, рассказывая о жизни настоящих мужчин, не страшащихся никаких угроз на пути Аллаха. Их сердца полны верой в Аллаха, а языки не устают упоминать Его и повторяют слова Посланника Аллаха (с.а.с.): «Самый великий джихад - слово истины, произнесенное перед правителем-тираном».

Да смилуется Аллах над Рашидом и дарует его братьям после него победу с установлением Праведного Халифата, и тогда тиран Каримов и все другие подобные ему угнетатели узнают, каков исход им уготован.

(В прошлом номере мы говорили о том, что ребята в тюрьме просили встречи с главой Управления безопасности Иноятовым и начальником тюрем Кадыровом. Также они просили о том, чтобы эта встреча состоялась 15 октября. Полный злобы и ненависти к религиозным мусульманам Кадыров приехал за день раньше).

Приехав в тюрьму, Кадыров велел Кулумбетову спросить у просивших с ним встречи ребят об их цели, сказав ему: «Того, кто посмеет дерзить мне, посадите в карцер». Несколько религиозников слышали эти слова.

Одним из способов неверных – истязание смелого человека без какого-либо повода, только лишь с целью сломать его смелость. Приведя Рашида в Управление безопасности, подвергли его там зверскому избиению и наговорили всякого злословия, словно он участвовал во всех террористических акциях во всем мире. Как только Кадыров вошел в первую камеру он ударил нескольких религиозников и приказал перевести их в карцер. Потом он вошел во вторую и каждое отделение по отдельности стал спрашивать об их проблемах (в тюрьме каждая камера делится на несколько отделений). Они сказали ему, что требуют собрать их всех вместе в одном месте и выслушать, так как их проблема является коллективной, а не индивидуальной.

Тот, кто льстит вышестоящему, требует лести от нижестоящего. Здесь стоит упомянуть о том, что в здешней тюремной системе заключенный подчиняется старшему по отделению, который в свою очередь подчиняется старшему по камере, а тот – тюремному надзирателю камеры. Тюремный надзиратель камеры подчиняется начальнику тюрьмы. Также есть и свои промежуточные звенья между начальником тюрьмы и начальником тюрем, т.е. Кадыровым. Таким образом, для Кадырова заключенный находится на самом низшем звене в цепи, которая связывается с ним, и поэтому он не стерпел такую смелость заключенных, которые в его глазах являются тюремными рабами. Он стал ругать, унижать и бить их, а потом велел посадить в карцер. Подвергшийся пыткам религиозник стал возвеличивать Всемогущего Аллаха словами «Аллах Акбар» и проклинать дьявола, господа Кадырова. В этом его поддержали остальные религиозники.

Кадыров пришел в замешательство и стал кричать: «Кричите, кричите хоть до утра, это вам ничем не поможет. Сейчас я приведу спецвойска и вы будете ползать на животе, а из-за вашей непокорности будут страдать и остальные заключенные». Смысл того, что будут приведены спецвойска, означает, что будут избиты и замучены все заключенные без исключения. Некоторые могут погибнуть, другие получить увечья на всю жизнь. То, что из-за непокорности одних будут замучены все остальные заключенные, тоже относится к одному из способов неверных. Некоторые глупые из заключенных обвиняли своих же сокамерников вместо того, чтобы обвинять настоящего виновника, и говорили: «Если бы ты не поступил так, то с нами этого не произошло бы». Тюрьму немедленно окружили спецвойска с дубинками и щитами. «Если я скажу им «фас!», они сразу же подчиняться моему приказу» – сказал Кадыров. При этом войска молча стояли, словно признавая, что они являются псами.

Религиозники ответили ему словами: «Мы готовы стать шахидами на пути своей религии и своей чести. Делай, что хочешь».

Такой ответ вывел Кадырова из себя. Он слышал о том, что члены Хизб-ут-Тахрир не щадят своей жизни, но не ожидал услышать такого. Он пришел в ярость, когда услышал слова Ниъматова Садыка:

– Мы требуем от тебя, собрать нас всех вместе и выслушать.

– Схватите его и посадите в карцер – в гневе вскрикнул Кадыров. Он мог спокойно разговаривать только среди тех, кто льстил ему. Больше всего его раздражало то, что он не мог сделать свободных людей льстецами. Садыка повели на пытки, а он стал выкрикивать: «Аллах Акбар!», словно, исход в его пользу. Все религиозники присоединились в такбире к Садыку, поддерживая его. Кадыров не смог стерпеть этого и чуть не умер от гнева среди свободных людей. Он поменял свою позицию и, отменив пытки для Садыка, сказал:

– Говори, какая у тебя проблема?

– Мы требуем, чтобы ты собрал нас всех вместе и выслушал наши слова.

– По вашему требованию?! Вы не заслуживаете требования.

– Не гордись, ты будешь спрошен перед уммой и перед Аллахом.

– Я каждый день трачу на вас 6 долларов, а люди на воле не могут найти простой еды.

– Аллах – Тот, Кто дает нам удел.

– Нет, я даю.

– Из-за этих своих слов ты стал неверным. Ты говоришь о том, что ты мусульманин, но не перестаешь материться.

– Я признаю, что привык разговаривать матом. Я и на них матерюсь (показал на своих помощников, а те сделали знак в подтверждение его словам). Я не знаю религиозных слов (имеет в виду культурные выражения), но я мусульманин. Скоро будет амнистия, и все выйдут на волю, кроме пятисот смертников из вас. Вы получите свою желанную шахидскую смерть.

Он испытал удовольствие от своих слов и горделиво улыбнулся, а потом, показав на Садыка, сказал начальнику «Жаслик»:

– Отправь его в тюрьму «С-9» в Нукус (бойня еврея Каримова). Пусть немного отдохнет там, а потом отправишь его в тюремную больницу.

Это тоже один из способов неверных, когда сначала заключенного избивают и истязают, а потом, унижая его, отправляют в больницу. В Управлении безопасности такое происходит ежедневно. Этим самым они как бы стараются соединять душевную боль с физической. Но эти ужасные мучения не влияют на мусульманина, который верит в то, что за ними есть великая награда. Его душа не испытывает боли, а наоборот, испытывает наслаждение. Однако если он попадает под воздействие пыток и мучений, теряет терпение и начинает работать с тюремными надзирателями, тогда он начинает ощущать душевную боль. До этого он ее не ощущает. Одним словом мусульманину причиняет боль лишь страх за его грехи. Увидев, что религиозники боятся проявить слабость при мучениях и пытках, но не боятся самих мучений, Рашид восхвалил Аллаха за то, что Он поместил его в группу тех, кто не боятся мучений, а боятся слабости.

Один из религиозников сказал:

– Вы не сможете устрашить нас. Мы готовы умереть шахидами на пути нашего Господа.

Кадыров разгневался и громким голосом вскрикнул:

– Выведите их всех и переведите в карцер.

Здоровые псы стали набрасываться на религиозников, а они произносили слова «Аллах Акбар». Когда Кадыров понял, что его угроза не принесет пользы, он отменил этот приказ и сказал:

– Садитесь, здесь поговорим о вашей проблеме.

– Мы требуем, чтобы ты собрал всех нас.

– По вашему требованию?! Я приехал сюда по другим делам, а не для того, чтобы отвечать на ваше требование. Я помощник министра, а вы заключенные, которые не достойны требования.

Абдуррахманов Адхам встал и сказал:

– Почему вместо того, чтобы выслушать нас, ты грубишь нам, будучи начальником.

– Говори, какая у тебя проблема?

– У нас нет личной проблемы. Мы не посажены в тюрьму из-за личных интересов. И то, что мы хотим сказать тебе – это проблема уммы, и опять же не личная проблема.

– Ты знаешь кто я? Я помощник министра. Люди ждут неделю и больше, чтобы встретиться со мной. Я пришел к вам и сказал: какая у вас проблема? Чего вы еще хотите? Хотите выйти из тюрьмы или, чтобы я перевел вас в тюрьмы поближе к вашим домам? Каково ваше положение здесь? Почему не говорите об этом?

– Мы сказали тебе, что у нас нет личной проблемы.

– А какая у вас проблема?

– Сотрудники полиции и Управления безопасности изнасиловали нашу сестру.

– В Андижане? Да, я слышал, что была изнасилована женщина. Это дело было расследовано, и преступники были наказаны. Вы тоже будете наказаны за свой такбир. Я вновь сделаю то, что было в 1999 и 2000 годах. Я уберу этого (т.е. начальника Жаслика) и поставлю другого. Тот заставит вас ползать на животах.

– Достаточно нам Аллаха, Он – прекрасный Доверенный, прекрасный Покровитель и прекрасный Помощник!

– Почему вы не понимаете. Мы, я и он (имеет в виду начальника Жаслика) спрашиваем о вас и вашей просьбе. Я тоже маленький человек и не могу решить вашу проблему.

Рашид начал размышлять и сравнивать между представителем в Исламе и представителем у неверных. В прошлом предводитель персов Рустам удивился, услышав от мусульманского воина, что он может остановить войну на три дня. Здесь же помощник министра не может решить проблему с изнасилованием женщины. Это одновременно и смешно и больно. Разве они не должны защищать честь и достоинство людей?

Рашид разделил дайюсов (те, у кого нет чувства ревности) на три категории: низшая категория - человек видит изнасилование и молчит; средняя категория - человек видит того, кто стремится остановить преступника, и не помогает ему; высшая категория - человек сам помогает преступнику. После этого Рашид стал про себя взывать к Аллаху с мольбой: «О Аллах, смилуйся над уммой Мухаммада (с.а.с.) и избавь ее от руководителей приспешников и дайюсов». Он смог заснуть лишь в полночь, потому что в нем вспыхнул огонь ненависти к тиранам и страх из-за ответственности, которая лежит на нем. Во сне Рашид увидел Кадырова и, подойдя к нему, сказал:

– Позволь мне спросить тебя?

– Спрашивай, – искривив лицо, ответил Кадыров.

– Как ты смотришь на то, если бы изнасиловали твою жену или дочь?

Кадыров воспылал от гнева и хотел ударить Рашида, но по какой-то причине сдержался.

– Мы потом разберемся с тобой, – он хотел показать в своем голосе гнев и угрозу, но не смог. Это был стон, в котором чувствовалась слабость и бессилие.

Тут появился Мухаммад, друг Рашида, и сказал: «Ты попал в цель друг мой!»

Кадыров вышел из равновесия, не смог сдержать себя и свой голос. Потом позвал своих псов и, показывая на Рашида, что-то приказал им. Рашид проснулся радостным.

Кадыров не смог смириться с поражением и отправил Абдулкарима Шодиева отомстить им. В тюрьмах Узбекистана из-за жестокости и зверства его называют «ломщик». Этот тиран пришел в тюрьму 19 октября в 10 часов, собрал вокруг себя пьяных солдат, а потом начал один за другим истязать религиозников. Когда попавшие под поток ударов религиозники стали вскрикивать «Аллах Акбар», он приказал порвать им рты. Так и было сделано. Несколько человек получили увечья на всю жизнь. Они взяли Ибрахима и пустили его через т.н. «живую стену» (около 30 человек с дубинками становятся друг против друга по обе стороны дороги, между ними проходит заключенный, и они без всякой жалости начинают избивать его). Ибрахиму, который уже потерял сознание, сломали правую руку из-за того что, подняв ее вверх, он разговаривал возле Кадырова. 26 октября его голодным в наручниках отправили в Нукус, в тюрьму «Т-9». Рашида в бессознательном состоянии бросили в карцер.

Эпилог

«Мучения на пути Аллаха – милость, которая известна лишь тому, кто испытал ее».

Рашид обрадовался, что ему вспомнились эти слова, и его сердце обрело спокойствие от их смысла. Он захотел взять омовение и совершить намаз благодарности, но из-за сильных болей после избиений не мог двигаться. Если он садился или вставал, или хотел прилечь на несколько минут, это движение оказывалось очень мучительным, причиняя сильную боль. Человек, о котором невозможно сказать, что он встанет на ноги, поднялся. С душевным спокойствием и довольством человек может совершить то, что кажется невозможным. Взяв омовение, он приступил к совершению намаза, уединяясь с Аллахом. Какое наслаждение, спокойствие и радость! Рашид стал думать: «Наслаждение намаза – какое это наслаждение! В этом мире оно вскоре проходит, то каково тогда наслаждение в жизни Последующей, которое не проходит и не исчезает! О Господи, разве могут сравниться непрерывные мучения на Твоем пути на протяжении всей жизни с наслаждением от удивления Твоим могуществом, даже на одно мгновение?!»

Открылась дверь, и вошли два чудовища в облике человека. Они притащили Рашида в место, где были другие такие же, как они чудовища. Озверевшие от алкоголя они стали жестоко избивать Рашида, который и без того был в таком крайнем бессилие, что если бы его оставили с самим собой, то через короткое время он, наверное, умер бы. Один из них сказал:

– У тебя острый язык. Мы изобьем тебя так, что тебя не узнает даже мать, которая родила тебя.

Рашид вспомнил стихи, которые ему однажды прочел Мухаммад:

Мне все равно, когда меня убивают мусульманином,

На каком боку я встречу гибель на пути Аллаха.

Смерть моя в руках Аллаха.

И если пожелает Он благословит растерзанное тело.

Рашид потерял сознание. Та же самая картина предстала перед его глазами. Он увидел людей со светлыми лицами, и один из них сказал ему: «Да благословит тебя Аллах, ты достиг своей цели».

Озверелые чудовища продолжали избивать тело, душа которого уже покинула этот мир.

يَا أَيُّهَا الَّذِينَ آمَنُواْ اسْتَعِينُواْ بِالصَّبْرِ وَالصَّلاَةِ إِنَّ اللّهَ مَعَ الصَّابِرِينَ ، وَلاَ تَقُولُواْ لِمَنْ يُقْتَلُ فِي سَبيلِ اللّهِ أَمْوَاتٌ بَلْ أَحْيَاء وَلَكِن لاَّ تَشْعُرُونَ 

«О те, которые уверовали! Обращайтесь за помощью к терпению и молитве. Поистине, Аллах с терпеливыми! Не говорите о тех, которых убивают на пути Аллаха: «Мертвые!» Нет, живые! Но вы не чувствуете» (2:153,154)

Аль-Ваъй: «Это был реальный рассказ, который был написан кровью шахида, а не мусульманским писателем, напоминая нам о первых мусульман из сподвижников и первых шахидах. В заключение мы не можем сказать иного, кроме как произнести слова Всевышнего Аллаха:

مِنَ الْمُؤْمِنِينَ رِجَالٌ صَدَقُوا مَا عَاهَدُوا اللَّهَ عَلَيْهِ فَمِنْهُم مَّن قَضَى نَحْبَهُ وَمِنْهُم مَّن يَنتَظِرُ وَمَا بَدَّلُوا تَبْدِيلًا 

«Среди верующих есть люди, которые правдивы в том, в чем заключили с Аллахом завет. Из них некоторые уже умерли, а некоторые еще в ожидании и не нарушили свой завет» (33:23)