Значение свидетельства «Нет божества кроме Аллаха» 4 ч.

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Роль учёных и исламских движений в осуществлении полного поклонения

Шариатские тексты выделяют учёным особое место в Исламе. Вместе с этим, на них ложится и большая ответственность. Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал:

مَنْ سَلَكَ طَرِيقًا يَطْلُبُ فِيهِ عِلْمًا، سَلَكَ بِهِ طَرِيقًا مِنْ طُرُقِ الْجَنَّةِ، وَإِنَّ الْمَلائِكَةَ لَتَضَعُ أَجْنِحَتِهَا رِضًا لِطَالِبِ الْعِلْمِ، وَإِنَّ فَضْلَ الْعَالِمِ عَلَى الْعَابِدِ كَفَضْلِ الْقَمَرِ لَيْلَةَ الْبَدْرِ عَلَى سَائِرِ الْكَوَاكِبِ، وَإِنَّ الْعَالِمَ لَيَسْتَغْفِرُ لَهُ مَنْ فِي السَّمَوَاتِ وَمَنْ فِي الأَرْضِ، وَكُلُّ شَيْءٍ حَتَّى الْحِيتَانِ فِي جَوْفِ الْمَاءِ. إِنَّ الْعُلَمَاءَ وَرَثَةُ الأَنْبِيَاءِ، إِنَّ الأَنْبِيَاءَ لَمْ يُوَرِّثُوا دِينَارًا، وَلا دِرْهَمًا، وَأَوْرَثُوا الْعِلْمَ، فَمَنْ أَخَذَهُ أَخَذَ بِحَظٍّ وَافِرٍ

«Если кто-то выйдет в путь, стремясь обрести знания, того Аллах направит на одну из дорог Рая. Ангелы, довольные человеком, ищущим знания, простирают над ним свои крылья. И всё на небесах и на земле просит прощения за учёного, даже рыбы под водой. Превосходство учёного над поклоняющимся подобно превосходству полной луны над остальными ночными светилами. Учёные — наследники пророков. Поистине, пророки не оставляют после себя ни динаров, ни дирхемов, а оставляют знание. И кто возьмёт его, тот возьмёт великую долю» (Абу Дауд, Тирмизи, Бухари).

Следовательно, учёные имеют определённый статус среди мусульман из-за уважения религии в Умме. Люди любят учёных. От них люди берут религию и её понимание. Учёные живут среди людей. Они посещают мечети и возглавляют людей в намазе. Учёные произносят пятничные проповеди, проводят уроки, издают фетвы по различным вопросам, таким как закят, пост, хадж, умра, брак, развод и другие индивидуальные проблемы, которые соблюдаются мусульманами. Так учёные являются лидерами в религии.

Однако взамен на это Ислам возложил на учёных большую ответственность, вменив им в обязанность говорить истину, распространять её, действовать согласно ей и не скрывать её, стоять в первых рядах в установлении истины и уничтожении лжи. Всевышний Аллах говорит:

إِنَّ ٱلَّذِينَ يَكۡتُمُونَ مَآ أَنزَلۡنَا مِنَ ٱلۡبَيِّنَٰتِ وَٱلۡهُدَىٰ مِنۢ بَعۡدِ مَا بَيَّنَّٰهُ لِلنَّاسِ فِي ٱلۡكِتَٰبِ أُوْلَٰٓئِكَ يَلۡعَنُهُمُ ٱللَّهُ وَيَلۡعَنُهُمُ ٱللَّٰعِنُونَ ١٥٩ إِلَّا ٱلَّذِينَ تَابُواْ وَأَصۡلَحُواْ وَبَيَّنُواْ فَأُوْلَٰٓئِكَ أَتُوبُ عَلَيۡهِمۡ وَأَنَا ٱلتَّوَّابُ ٱلرَّحِيمُ ١٦٠

«Воистину, тех, которые скрывают ниспосланные Нами ясные знамения и верное руководство после того, как Мы разъяснили это людям в Писании, проклянёт Аллах и проклянут проклинающие, за исключением тех, которые раскаялись, исправили содеянное и стали разъяснять истину. Я приму их покаяния, ибо Я — Принимающий покаяния, Милосердный» (2:159,160).

Известно, что эти учёные, когда совершают иджтихад или издают фетвы относительно различных проблем мусульман, то говорят закон Аллаха, а не своё мнение. Например, когда они говорят, что дозволен мир с сионистами, то они и все мусульмане воспринимают это как закон Аллаха; или когда они дозволяют проценты (риба), то все воспринимают это как закон Аллаха; или когда они дозволяют исламским движениям участвовать в системах неверия, то все воспринимают это как закон Аллаха. Учёные, ответственные лица в исламских движениях и все мусульмане должны знать это и не упускать из виду то, что единственным законодателем для них является Аллах и что никто не может соучаствовать с Ним в законотворчестве.

Однако большинство нынешних учёных отличается от прежних, и они уже не такие, какими были в прошлом, кроме тех, кого помиловал Аллах. Сегодня учёных постигло недопонимание религии, и они не осознают её полноценным образом. Они приучили людей к тому, чтобы те интересовались только индивидуальными вопросами. Поэтому мы видим, что праведным мусульманином стал тот, кто соблюдает намаз, пост, хадж, закят и почитает своих родителей. А что касается судьбоносных проблем Уммы, то здесь они ограничиваются обращением к Аллаху, сбором финансовой, а иногда гуманитарной помощи для своих мусульманских братьев.

Когда они слышат о массовых убийствах рохинджа, оккупации Палестины или убийствах мусульман в Ираке, Сирии и Йемене; или когда неверные оккупируют страны мусульман и совершают массовые убийства, — слыша всё это, учёные ограничиваются тем, что призывают мусульман давать пожертвования и обращаться к Аллаху с мольбами, чтобы Он спас мусульман. На их уроках или проповедях вы не услышите ни слова о законах Шариата относительно таких важных проблем. Следовательно, возникает вопрос: достаточно ли молиться о победе над врагами, и разве только это требуется Шариатом? Разве нет других шариатских законов, за выполнение которых отвечают мусульмане, учёные и их движения? Разве это не свидетельствует о недостаточном понимании религии? Да, это очевидно!

Что касается неполноценного понимания учёными религии, то, несомненно, оно вытекает из образовательных программ, навязанных Западом. Эти программы призваны заставить нас понимать нашу религию по западной модели, то есть черпать из неё только то, что дозволено в западной идеологии, основанной на отделении религии от жизни. То есть, согласно их идеологии, мы должны брать из своей религии только те положения, которые связаны с личностью, не принимая во внимание проблемы общественной жизни, связанные с жизнью мусульман в целом, такие как политика, экономика и управление.

Запад, который навязал мусульманам свою идею и образ жизни, навязал и это неполноценное понимание религии путём создания шариатских институтов на основе образовательных программ, составленных согласно западной точке зрения. Для этого Запад создал министерства по религиозным делам и отделы вакфов, чтобы они следили за приверженностью шариатских институтов западным образовательным программам. Выпускникам этих учреждений они стали давать статус учёных, а более лояльных к куфру и приверженных этим образовательным программам стали назначать на посты муфтиев, нарекать высокими званиями, назначать членами Совета старших учёных или отводить места в центрах по изданию фетв.

В этой связи Запад обязал мусульманских правителей проводить надзор над этими департаментами и министерствами, а занятость и зарплаты учёных, окончивших эти институты, привязать к отделам вакфов, а также сохранить приверженность учёных изучаемым знаниям. К сожалению, учёные в своих доходах стали полагаться на эти кресла, считая их источником своего удела. Это сделало их покорными пленниками, не отступающими от изученной программы, кроме той малой части людей, которую уберёг Аллах. Некоторые из них пошли далеко, когда подчинили себя какой-нибудь светской политической партии, не считая зазорным участие в парламентских выборах в соответствии с выдуманными законами страны, а не законами Шариата. Другие же учёные стали последователями неисламских политических партий.

Когда учёные перестали понимать религию в правильной форме, то передали это ошибочное понимание мусульманам. После этого мусульмане стали понимать и воспринимать религию точно так же, как её понимают и воспринимают их учёные. Поэтому можно сказать, что ошибочное понимание религии среди людей (т.е. понимание по западному методу) возвращается к учёным, кроме малой их части. И, к сожалению, всё это отражается на людях.

Однако сегодня мы видим, что это положение начало меняться среди мусульман. Сегодня они перестали видеть в своих учёных то, что видели вчера. И это связано с тем, что люди обнаружили небрежное отношение к религии со стороны учёных, а также они увидели то, что учёные не выдерживают правильных позиций относительно различных текущих общественных проблем, стоящих перед мусульманами. Можно сказать, что Умма находится в стрессовой ситуации, что ей не хватает тех, кто поведёт её, и Умма ищет их. Теперь искренние и сознательные учёные должны выйти вперёд, чтобы возглавить Умму и спасти её от этого ужасного положения. Основной заботой этого руководства должен стать полный призыв, основанный на правильном следовании Исламу. Это произойдёт посредством правильного понимания Ислама, что устранит любое влияние Запада на ошибочное понимание религии.

Да, всё это стало результатом обнаружения людьми ошибочного понимания религии среди учёных. Сегодня видно, что в результате упущений и неполного понимания религии этими учёными люди перестали видеть в них и в исламских движениях своё спасение. Вследствие этого люди перестали ценить их и начали искать других искренних и сознательных учёных. Теперь настало время появления настоящих учёных и движений, которые станут лидерами, унаследуют пророчество и поведут за собой людей, как это было в революциях, а не станут сами ведомыми. Однако эти слова, которые мы говорим открыто, очень сложны с точки зрения их осуществления. Запад и правители, предавшие свою веру, оказывают сильное давление на мусульман, чтобы отдалить их от истинного понимания религии, к которому мы призываем, и заставить их бросаться к ногам власть имущих. К сожалению, мы видим проявление слабости у некоторых так, что они отказались от политических действий во имя религии. В этом отношении мы говорим со всей уверенностью, что в Умме есть много почётных и достойных учёных, и они должны встать в первые ряды, ведь Умма ждёт их. А тех, кто не заслуживает быть руководителем, ожидает затруднительное положение.

Что касается исламских движений и групп, то они влияют на мусульман в целом, в отличие от учёных, которые влияют на мусульман как на отдельных лиц. Это связано с коллективными действиями и заботой об общих проблемах мусульман. Эти движения, естественно, создают для себя программы, призывая к ним мусульман, и считают себя настоящим воплощением коллективного духа мусульман, говоря о проблемах Уммы.

Однако призыв исламских движений не отличается от призыва учёных и основывается на ошибочном понимании религии. Программы этих движений базируются на принципе отделения религии от жизни и, следовательно, от государства, даже если всё это замаскировано.

Кроме того, исламские политические движения и группы, действующие в разных мусульманских странах, не проводят никакой работы для смены правящих режимов, которые правят на основе систем светскости и неверия, заменив системы Ислама. Более того, эти группы опустились до такой степени, что позволили себе участие в правлении неверием. Если взглянуть на их программы, то в них приводятся основания, которые, по их утверждению, являются шариатскими и которые позволяют мусульманам принимать законы неверия, если в них заключается достижение своих интересов.

Они оправдывают это утверждением, что «мудрость — это утраченная вещь верующего, и где бы он ни нашёл её, он больше остальных имеет право на неё», «где выгода, там и Шариат Аллаха», «с изменением времени и места допускается изменение законов». Судя по их словам, можно оставить 90 % шариатских законов, а взамен принять законы из других источников. Если углубиться в этот вопрос, то обнаружится, что их утверждения являются одной из форм отделения религии от жизни и от государства. Для них Ислам заключается в соблюдении только 10 % законов Шариата. Эти 10 % законов касаются только личной жизни человека, и Запад позволил оставить их за пределами общественной жизни. Если мы возьмём, к примеру, салафитов в Саудовской Аравии, то они договорились, что политика принадлежит правителям, а фетвы и законы религии — учёным под руководством семейства Аль Шейх.

Это явно указывает на отделение религии от политики, как будто это — две абсолютно разные и не смешивающиеся области. Учёные же в этом несправедливом разделении смотрят на правителей КСА как на попечителей мусульман, которым следует подчиняться. Таким образом, мы видим скрытое влияние на этих учёных, чтобы они принимали религию, отделяя её от жизни и, следовательно, от государства. Мы также видим, что среди этих групп есть те, которые призывают к добрым делам и нравственности, не обращаясь к остальным законам Ислама, которые регулируют все другие индивидуальные и общественные дела мусульман, связанные с Исламским Государством. Следует отметить, что подобные движения не воспринимают это на уровне убеждения, иначе это было бы куфром, но воспринимают только на практике, оставаясь глубоко убеждёнными, что религия охватывает все вопросы жизни. Их толкование является всего лишь ошибкой, а не убеждением. Кто говорит, что можно оставить 90% шариатских законов, ссылается на то, что в религии разрешено это делать.

Кто говорит, что нынешние правители в Саудовской Аравии являются попечителями мусульман, тот говорит это, считая, что они правят Исламом, в то время как они не претворяют его. Кто ограничивается призывом к добрым делам, тот оправдывается тем, что если этот призыв будет успешным, то он приведёт к полному претворению религии и установлению Ислама. Поэтому мы говорим, что имеется скрытое влияние. Тем не менее, существование таких призывов остаётся крайне опасным для устремлений Уммы и её развития. Исламская Умма должна знать, что она преуспеет лишь посредством того, посредством чего преуспело её первое поколение.

Таким образом, мы видим, что Запад смог исключить Ислам из правления и отдалить его от умов мусульман. Например, когда иудеи оккупировали Палестину, исламские вооружённые и политические движения стали сопротивляться в то время, когда Умма была повержена. Ни одна программа этих движений не включала освобождение Палестины и установление исламского правления в одно и то же время. Их мышление не было глубоким, и они пришли к выводу только о том, что Палестина будет освобождена посредством Ислама, учитывая предательство правителей, их косвенное участие в оккупации и борьбу с любым сознательным и искренним исламским движением. Также мы обнаруживаем, что наибольшую помощь в этом Запад получил от исламских учёных и движений, кроме тех из них, которых уберёг Аллах.

В первую очередь, призыв должен быть к поклонению только Аллаху и должен основываться на том, что это поклонение касается всех жизненных дел мусульманина. Также призыв должен быть направлен на установление Исламского Государства, чтобы воплотить это поклонение или подчинение как внутри государства, претворяя законы Шариата, так и за его границами, распространяя призыв посредством даъвата и джихада.

Чтобы достичь установления Исламского Государства, необходимо следовать пути Посланника (с.а.с.) в создании Первого Исламского Государства в Медине, поскольку именно государство воплотит подчинение так, как того требует Шариат. Метод Пророка (с.а.с.) заключался в призыве мусульман, чтобы создать сплочение с целью поставить религию на ноги посредством образования Халифата и правления тем, что низвёл Аллах. Поэтому призыв нынешнего сплочения должен быть направлен к Исламскому Государству, через которое воплотится полное подчинение Аллаху. И поскольку метод Пророка (с.а.с.) был основан на создании общественного мнения, исходящего из общественного сознания и требования Исламского Государства, необходимо вести призыв к тому же самому, чтобы осуществить полное подчинение Аллаху во всех жизненных делах.

Чтобы добиться успеха в своих целях, призывающие должны позаботиться об учёных, поскольку они, не ведая об этом, стали камнем преткновения на пути создания Исламского Государства, хотя они больше остальных должны работать над его установлением. Когда их спрашивают об обязательности установления Исламского Государства, от них звучит отрицательный ответ, в то время как они должны находиться в первых рядах призывающих к его установлению. Если бы они выполняли свою правильную шариатскую роль, то повели бы за собой людей, находясь внутри групп, работающих над установлением Шариата Аллаха на земле.

Поэтому призыв к установлению Исламского Государства должен основываться на осуществлении полного подчинения Аллаху и должен распространяться среди учёных, чтобы они видели опасность призыва к ограниченному поклонению, т.е. опасность принятия одной части Ислама и оставления другой. Также исламские движения должны быть предупреждены об опасности ограничения своего призыва частью Ислама, об опасности их участия в правлении тиранических режимов, взаимодействия с этими режимами и рассмотрения этих правителей в качестве попечителей мусульман. Они должны осознать, что подобное понимание искажает религию и уничтожает призыв к правлению законами Шариата, как это происходит сегодня. Призыв исламских движений должен основываться на полном поклонении Аллаху, понимая, что это поклонение осуществится только с установлением Исламского Государства.

Призыв к исламским учёным и движениям должен быть мягким, потому что в основе эти учёные являются приверженцами Ислама и ревностно относятся к своей религии. Многие из них ответят на этот призыв, ведь они — это лидеры Уммы, они должны быть вместе с истинным призывом. Они даже могут стать ядром этого сплочения и влиять на общественное мнение.

Что касается исламских движений, чья деятельность затрагивает массы мусульман, то призыв должен быть распространён среди активистов и членов этих групп, потому что если на него не ответят ответственные лица этих движений, то обязательно ответят остальные.

Аллах указывает на прямой путь.