Четыре имама — это светила прямого пути во все века 1 ч.

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Число мусульманских учёных, достигших степени имама в знаниях, фикхе, богобоязненности и поступках, настолько велико, что трудно пересчитать их всех.

И более того, обилие учёных в истории Уммы усложнит исследование, поскольку, говоря об имаме, придётся говорить и о его наставниках, соратниках и учениках, каждый из которых, в свою очередь, несёт свет имамата в умах и сердцах, а его уста являются источниками знаний.

Всё же, наш выбор пал на четырёх известных имамов, поскольку они являются примером для большинства мусульман. Жизненный путь, события, иджтихады и жертвы каждого из них сделали их образцами для подражания для учёных и простых мусульман. Мы можем найти много удивительных примеров в праведной жизни этих имамов с самого раннего возраста до достижения ими степени имама.

Стоит заметить, что в жизни троих из них есть заслуга их матерей, которые направили их на путь знаний и которым мы как мусульмане обязаны за такой дар человечеству. Это больше всего относится к матерям Имама Малика и Имама аш-Шафии. Мать Имама Малика, когда он был ещё ребёнком, надела на него чалму и одежду учёного, а затем сказала: «Иди к Рабиъа и научись у него адабу прежде знаний». Маленький Малик хотел заниматься пением, но его мать мудрым образом отговорила его от этой затеи. Мать же Имама аш-Шафии находилась в Газе, где и родила его незадолго до смерти его отца. А когда ему было около двух лет и он уже мог перенести поездку в земли своих предков, в Хиджаз, она отправилась с ним в Мекку, где ему открылась возможность изучать фикх так, как нигде больше.

В жизни этих имамов ясно прослеживается устремление к поиску знаний в готовности путешествовать, кроме, пожалуй, Имама Малика, который предпочёл не покидать Дар уль-Хиджру (Медину), кроме случая паломничества в Байтуллах. Имам Абу Ханифа, к примеру, ездил по городам Ирака, а затем провёл в Мекке несколько лет, посвятив себя знаниям и проживая в Байтуллахе. Имам аш-Шафии странствовал по Йемену, Ираку, Шаму и Египту, останавливаясь в местах изучения знаний и оставляя за собой книги, учеников и последователей, в особенности — в Мекке и Багдаде, а в последнее время — в Египте. Имам Ахмад странствовал по исламскому миру в поисках знаний, а также чтобы узнать хадисы Посланника Аллаха (с.а.с.). Он объездил весь Ирак, совершил хадж в Мекку, получил там знания. Затем он направился пешком в Йемен, чтобы услышать хадис от Абдурраззака ибн Хаммама. Имам Ахмад объездил Шам и многие персидские города. Таким образом, имамы учат нас, что к знаниям нужно идти, и достичь их можно в пути, а также стоит приложить усилия и средства для их получения.

У каждого из этих четырёх имамов были свои мадраса (школы) с огромным количеством учеников и студентов. Эти мадраса, говоря современным языком, напоминали своего рода научные центры или академии. В них проходили различные прения и дискуссии между учениками в присутствии их шейха — Абу Ханифы. Дискуссии и прения иногда длились до рассвета. Подобное касается и лекций Имама аш-Шафии в Мекке, затем — в Багдаде, а затем — в мечети Амра ибн аль-Аса в Фустате (Египет). Его лекции на различные темы из области Корана, фикха, хадиса, языка и литературы проходили по утрам после утренней молитвы. Каждый из четырёх имамов в начале своего пути вооружился знаниями Корана, хадиса, языка, фикха и литературы, и, возможно, некоторые из них также изучили науку калам, но лишь как науку, не прибегая к ней.

Каждый мусульманин, тем более — учащийся, должен знать, что принцип выдачи стипендий студентам был заложен руками Имама Абу Ханифы. Его ученики должны были заниматься лишь изучением знаний. Им было запрещено промышлять чем-либо из ремёсел во время учёбы. Люди того времени, как учёные, так и не учёные, жили за счёт торговли. Абу Ханифа с некоторыми людьми осуществлял ежемесячные выплаты своим студентам. К примеру, Абу Юсуф, который вырос в бедной семье: его родители хотели отдать Абу Юсуфа для изучения знаний, и тогда Имам Абу Ханифа покрыл финансовую нужду как Абу Юсуфа, так и его родителей.

Имамами были заложены основы этики в ведении прений и дискуссий между собой, если они жили в одно и то же время, между ними и людьми, между ними и их учениками, а также учеников друг с другом. Если аш-Шафии видел, что его ученики вошли в дискуссию, которую он не приемлет, то он отстранялся от них и не выходил к ним, что одновременно было и воспитанием, и не ранило учеников с учётом того, что они были уже взрослыми, а не детьми.

В следующих изречениях заметно, что он обучал их этике прений, говоря: «Я ни с кем не вёл диспута ради победы», «Я никогда не дискутировал, чтобы выявить чью-то ошибку», «Я всегда говорю с кем-то лишь ради примирения и нахождения правильного пути». Абу Ханифа жил раньше Имама аш-Шафии и тоже закладывал основы этики дискуссии своим ученикам. Ему принадлежат слова: «Мы вели споры так осторожно, будто на головах у нас сидели птицы, ибо боялись, что наш товарищ допустит ошибку». Он учил их методу ведения правильного научного обсуждения. Он говорит: «Не дозволено издавать фатву из моих книг, не зная, где я это сказал». Однажды он сказал своим ученикам: «Вы являетесь радостью моего сердца и успокоением моей печали». Кружки Абу Ханифы и аш-Шафии напоминали научные собрания, но в них присутствовало больше этики и традиций, чем сегодня. Поэтому они переросли из учёных и факихов в имамов. Можно также многое сказать и об учениках и соратниках этих четырёх имамов.

Также уместным будет упомянуть о кружках (халка) Имамов Малика и Ахмада, которые собирали настолько множество слушателей, что во время совершения хаджа Маликом пришлось назначить стражу у входа, а уроки Ахмада в багдадской мечети посещали тысячи учеников и слушателей. Стоит отметить, что традиции халка Имамов Малика и Ахмада отличались от халка Имамов Абу Ханифы и аш-Шафии. За исключением лишь нескольких случаев на уроках Малика и Ахмада ученики слушали без прений в силу огромного почёта к имамам. Их уроки подарили Умме не меньшее число учёных и имамов, чем уроки Абу Ханифы и аш-Шафии. Эти четыре имама заслужили имамата не только за счёт своих знаний. У каждого из них были школы и кружки по изучению фикха, где воспиталось множество великих факихов и имамов. Уроки Абу Ханифы подарили нам Абу Юсуфа и Мухаммада ибн аль-Хасана; уроки Малика — аш-Шафии, Ибн Ваххаба и Ибн аль-Касима; уроки аш-Шафии — имама Ахмада в Ираке, а также аль-Бувайты, аль-Музани и ар-Раби в Египте.

Имамы были хорошими примерами в знаниях, но одних знаний недостаточно, чтобы стать настоящими эталонами для подражания. Они были образцом для подражания во всём, что связано с религией, правлением, властью и жизнью.

Они были образцами подражания для учёных в отношении знаний и тех, кто ими владеет. Однажды Харуну ар-Рашиду захотелось услышать хадис Посланника Аллаха (с.а.с.), и он вызвал Имама Малика, который находился в Медине. Малик настоял на том, чтобы урок прошёл у него дома, а не в доме халифа. Он сказал ар-Рашиду: «К знаниям нужно идти, а не ждать, что они придут к тебе». Когда халиф пришёл, то сел рядом с Маликом. Имам Малик попросил его сесть напротив, как это делает любой другой ученик, чтобы присутствие ар-Рашида не сделало маджлис заседанием высокопоставленных государственных лиц. Но когда Имам Малик зашёл на Совет халифа аль-Махди в Медине, то он, остановившись, спросил халифа: «Где сидит твой шейх?», — а затем сел рядом с халифом.

Также они были образцами в наставлении халифов и правителей. Аль-Мансур аль-Аббаси попросил Ибн Тавуса рассказать ему об отце аль-Мансура в присутствии Имама Малика. Он процитировал хадис:

إنَّ أَشَدَّ النَاسِ عَذَابًا يَوْمَ الْقِيَامَةِ رَجُلٌ أَشْرَكَهُ اللهُ تَعَالَى فِي سَلْطَانِهِ فَأَدْخَلَ عَلَيْهِ الَجوْرُ فِي حُكْمِهِ

«Наихудшему наказанию в Судный День подвергнется человек, который приравнивал себя к Аллаху и был жесток в правлении». На что Имам Малик сказал: «Я заправил свою одежду из страха, что его грехи затронут и меня».

Жители Медины пожаловались халифу Абу Джафару на своего валия аль-Хасана ибн Зайда ибн Мансура в присутствии факиха Ибн Абу Зиба. Они сказали халифу: «Спроси Ибн Абу Зиба о нём». Ибн Абу Зиб сказал: «Я свидетельствую, что он правит несправедливо и следует своим страстям». Тогда вали посоветовал халифу спросить его мнение о себе. Халиф Абу Джафар спросил: «Что ты скажешь обо мне?». Ибн Абу Зиб ответил: «Помилуй, правитель правоверных». Халиф сказал: «Поведай обо мне, ради Аллаха!». Ибн Абу Зиб ответил: «Я свидетельствую, что ты взял имущество не по праву». Абу Джафар соскочил со своего места и, положив руку ему на затылок, сказал: «Клянусь Аллахом, если бы не я, то персы, византийцы, турки и дейлемиты отобрали бы у тебя твоё место. Клянусь Аллахом, если бы я не знал, что ты прав, то казнил бы тебя».

Однажды при входе халифа аль-Махди в мечеть Пророка (с.а.с.) все люди встали, кроме Ибн Абу Зиба. Мусаййиб ибн Зухайр сказал: «Встань, это правитель правоверных!», — на что Ибн Абу Зиб ответил: «Люди встают только перед Создателем миров!». Халиф аль-Махди сказал: «Оставь его, все волосы на моей голове встали дыбом от его слов».

Халиф ар-Рашид спросил аль-Фудайля ибн Ийяда: «Не аскетичнее ли (зухд) я тебя?». Однако в аль-Фудайле зухда было больше. Он ответил: «Да, ты аскетичнее меня». «Почему?». Аль-Фудайль ответил: «Потому что я веду аскетичную жизнь в этом мире, а ты будешь аскетом в Последующем. Этот мир бренен, а последующий — вечен!».

Имамы также показали стойкость во мнениях, которых они придерживались. К примеру, имам Ахмад ибн Ханбаль пострадал со стороны трёх халифов из династии Аббасидов из-за непринятия мнения о том, что Коран был сотворён. Его отпустили лишь во времена правления аль-Мутасима.

Имамы также были образцом для подражания в политике. Они не потакали интересам правителей и поступали в соответствии с религией и нравом. Их жизнь проходила на дистанции от правителей. Имам Абу Ханифа подвергался притеснениям по причине отстранения от правителя. Имам Ахмад сравнивал учёного, сближающегося с повелителем, с человеком, который идёт навстречу болезни. Он говорил: «Этот мир и правитель — это недуг, а учёный — лекарь. И если ты видишь, что лекарь не защищается от недуга, то остерегайся его».

Имамы также были примером в отказе от денег правителей. Сохранилось немало поучительных историй об этом из жизни Ахмада и Абу Ханифы. Абу Ханифа постоянно отказывался от денег халифа аль-Мансура, пока его не оклеветали в том, что Абу Ханифа питает вражду к халифу и не считает имущество аль-Мансура халяль. Имам Ахмад, будучи в тяжёлом материальном положении, отклоняет и велит своим детям не принимать деньги, отправленные аббасидским халифом аль-Мутаваккилем после всего содеянного его отцом аль-Мутасимом. Тогда дело дошло до Ибрахима аль-Харби, ученика Имама Ахмада. Он, в свою очередь, сказал человеку, отправленному халифом с тысячью динаров: «Передай правителю правоверных, чтобы он оставил нас в покое, иначе мы отвернёмся от него». Халиф ар-Рашид пожаловал Имаму аш-Шафии несколько тысяч динаров после того, как тот оправдал его в судебном процессе. Имам аш-Шафии, не успев выйти из дверей дворца, раздал все эти деньги придворной прислуге.

Четыре имама были имамами в науке, религии, нравственности, добродетели и поведении. Также они были лучшими примерами учёных и простых мусульман, желающих подражать им в частных и общих вопросах. В книгах об их биографиях присутствует множество рассказов об их аскетизме, поклонении, благочестии и набожности.