Чёрный терроризм... его цели и задачи

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Международные СМИ выделили в информационном пространстве события 11 сентября и последовавшую за ними цепь схожих событий, когда были произведены похожие друг на друга взрывы в Лондоне, Мадриде, Париже, Берлине, Москве и прочих городах, описав их как итоговый результат исламской идеи, которая, как они утверждают, строится на ненависти, отказе от всего иного, отказе жить современным образом и отказе от всего, что связано с «цивилизованным миром».

Появление организации «ИГИЛ», вектор её направленности и её СМИ в итоге лишь продвигали подтверждение именно такого общественного понятия об Исламе. Любой политический проект, взятый из Ислама и связанный с его идентичностью, акъыдой и методологией, стал объектом нападок. Мир начал вести себя с Исламом как с непосредственной террористической угрозой или как с источником возникновения потенциальных террористических настроений.

Призыв к Исламу и претворению Шариата стал причиной подозрений, преследований и давлений против тех, кто этим занимается, особенно на Западе, где Ислам представляют религией сущего террора, а «новый мусульманин», т.е. мусульманин, приверженный своей религии, уже в основе расценивается как близкий к терроризму. Тот, кто принимает Ислам в поиске спокойствия, так же расценивается как человек, вступивший на путь «чёрного террора». Западные политики, СМИ, идейные и исследовательские центры имеют целые штаты сотрудников, работающих по продвижению таких понятий и их популяризации. Таким образом, участие в подавлении мусульман, не считая замалчивания нарушений их прав или принятия законов, допускающих произвол в их адрес, стало оправданным в глазах западного сообщества.

В связи с вышеперечисленным возникает множество вопросов о самой природе терроризма, о цели кампании, ведомой Западом против Ислама, о том, почему так настойчиво он описывает Ислам как терроризм, с одной стороны, и террор как Ислам — с другой стороны, при том, что западные политики, политтехнологи и сознательные граждане знают, что это ложь, о чём однажды известный австралийский журналист Джон Пилджер заявил: «Я записываю своё признание для истории, чтобы его читали будущие поколения. Мы на Западе — источник глобального терроризма... а мусульмане и есть жертвы». Так почему же они так настойчиво продолжают клеветать? Чего на самом деле желает Запад от мусульман, контролируя их страны либо непосредственно, либо посредством своих агентов и сторонников, грабящих эти самые страны днём и ночью и передающих богатства мусульман в услужение Западу и его политике? Чтобы это понять, нужно внимательно изучить ситуацию, после чего попытаться выявить природу войны, объявленной против Ислама и мусульман, понять, почему мусульман непрерывно убивают и изгоняют либо напрямую, либо втягивая их в мутные войны и конфликты, от которых они только страдают, проливают свою кровь и теряя имущество.

Развёрнутая кампания по т.н. «борьбе с терроризмом» стала качественным сдвигом во взаимодействии целых государств, а также привязанных к ним организаций и институтов, с проблемами глобального и регионального уровня. Этот факт указывает на достигнутую между ними координацию действий глобального масштаба, связанную с планами крупных государств, имеющих вес на мировой арене, продолжающих использовать лозунг «борьбы с терроризмом» в качестве дешёвого предлога для оправдания и продолжения своей политики. Если бы относительно этой «борьбы с терроризмом» не существовало глобальной договорённости, то некоторые государства нашли бы в ней возможность для дискредитации своих конкурентов, потому что эта вымышленная кампания даже внешне выглядит крайне подозрительной, а её аргументы — неоднозначны. Но реальность такова, что под этой кампанией подписались они все, а поэтому данная преступная кампания систематически и тщательно реализуется на практике ради достижения поставленных ею целей, которые, после собрания и изучения происходящих событий, можно свести к трём основным, преследуемым вместе.

Первое: «борьба с терроризмом» является широкой занавесью, за которой ведётся международное соперничество.

Запад, правящий этим миром и возглавляющий его, не является монолитным сплочением, несмотря на то, что все его государства практикуют капиталистическую систему, несмотря на то, что у него в распоряжении особая, до определённой степени однородная модель правления, опирающаяся на идейную систему, отделяющую религию от жизни и избирающую извлечение пользы путём к господству и первостепенной целью. Запад не является монолитным, несмотря на то, что у него есть своя идейная основа, из которой он извлекает решения идейно-политическим вопросам при поддержке своих государств, обществ и отдельных личностей. Отсутствие единства толкает все западные государства конкурировать между собой, конфликтовать и воевать на уровне личностей, народов, государств и общин. Это послужило причиной погружения мира во множество конфликтов и войн, в том числе — в две разрушительные мировые войны. Но как бы ни были ужасны те войны, они возможны там, где будет применено обычное оружие. Что же касается применения современного вооружения, то понятно, что любое противостояние между крупными силами превышает способности каждой из них до уровня невозможности, потому как такая война современным оружием означает массовое уничтожение из-за его ужасной разрушительности при том, что оно имеется у каждой из этих сторон.

Таким образом, конфликты между этими государствами приобрели новый образ, не подразумевающий прямых столкновений между ними. Именно по этой причине произошла т.н. «Холодная война», «опосредованная война», смена влияния в других странах посредством переворотов и революций, как правило — локальных и субъективных. Когда такое происходит, это указывает на конфликт за влияние в этой стране между двумя крупными государствами, а такие образования, как «Южный Вьетнам» и «Северный Вьетнам», являются лишь инструментами в их руках. Так же и конфликт, вспыхнувший в Афганистане против коммунистического правительства в конце эпохи СССР, был на самом деле конфликтом между США — лидером НАТО — с одной стороны, и СССР — лидером стран Варшавского договора — с другой стороны. То, что на земле, на фронтах в этот момент сражались мусульмане, ничего не меняет. Американские спецслужбы помогали повстанцам, курировали их боевые операции, вооружали и финансировали их, освещая всё в СМИ. В итоге русские вынуждены были уйти из Афганистана, а позднее распался и сам СССР.

Нельзя сказать, что конфликты и соперничество между государствами в этом мире завершены, потому как это невозможно в основе из-за уродства идеологии, которая нынче правит в нём. Конфликты и соперничество между ними могут быть самыми различными, как, например, разжигание экономических кризисов, расширение военных действий, вхождение в альянсы по обеспечению безопасности, те же политические или экономические альянсы. Примеров тому — множество, и среди них — кризис отношений между США с Европой, Китаем и Японией в сфере международной торговли, или кризис отношений между Европой и Россией, или военные конфликты в Северной Африке, на Африканском роге и на Ближнем Востоке под наблюдением Америки, Британии, России и Франции.

Говоря о «борьбе с терроризмом», следует отметить, что эти государства видят в ней ещё один предлог, пригодный для оправдания расширения их влияния, борьбы за него между собой и претворения своих идей. Они используют этот предлог как ширму, прячась за которой обеспечивают безопасность своих интересов без необходимости начинать прямые конфликты между собой. Каждая из этих сторон инициирует свои планы и обрисовывает для себя политику местного, регионального и глобального уровней. Потом они начинают их реализовывать, после чего иногда провоцируют друг друга, а иногда встряхивают один другого, заставляя друг друга идти на сделки и заключать партнёрство ради продвижения своей грязной политики. Мусульмане же тем временем платят за всё это своей кровью, т.к. официально конфликт называется «борьбой с терроризмом».

Таким образом, крупные государства, их сторонники и агенты заинтересованы в своей игре, став в ней настоящими профессионалами. Эта игра стала очень популярной из-за простоты её исполнения, в то время как непосредственные столкновения между крупными государствами строго запрещены. Поэтому ты видишь, как эту игру в терроризм разыгрывают в каждом уголке земли, не важно, в большом или малом объёме, преследуя конечной целью распространение своей гегемонии и влияния. Примеров тому не счесть. Иногда можно обнаружить такую игру с крайне запутанным сюжетом. То, что происходит сегодня в Сирии — самый яркий тому пример. США оккупировали треть Сирии под предлогом войны с «ИГИЛ», представляющим из себя глобальную опасность после того, как ранее весь мир оставил «ИГИЛ» два года подряд делать в Сирии и Ираке то, что он пожелает, на глазах у всего международного сообщества. Так же поступила и Россия при вторжении в Сирию, замешав с «ИГИЛ» множество иных группировок, получающих поддержку и помощь от иных государств. В то же время Турция вторглась на север Сирии, расположив вдоль фронтов территории повстанцев длинную цепь военных баз под предлогом борьбы с «YPG» и союзными с нею террористическими организациями (которым помогает Америка). Также вполне официально в некоторых районах Сирии расположены вооружённые силы Британии и Франции под точно таким же предлогом. И это не считая иных государств, чьи военные базы расположены в Сирии.

Таким образом, куда бы ты ни обратил свой взгляд, ты найдёшь, что карта терроризма разыгрывается самими игроками, и каждый из них швыряет ею в лицо другого снова и снова посредством создания альянсов, продающих друг друга. Потом эти альянсы устраивают военные наступления и отправляют свои войска, навязывая другим своё присутствие, оккупируют страны, разворачивают в них свои базы и внедряют свои законы. Поскольку исламский мир является центром международного внимания из-за того, что на его территории сосредоточено огромное количество ресурсов и промышленного сырья, мы обнаруживаем частое появление «терроризма» именно тут, когда это кому-то бывает нужным, как, например, на Синайском полуострове, в Ливии, Тунисе, Западной Сахаре, Мали, Сомали, Кении и т.д.

Изучая эту тенденцию, нужно отметить, что проявление феномена «терроризма» варьируется от места к месту, чтобы соответствовать преследуемой цели. Так, если встала необходимость создать новую международную систему, то «терроризм» должен быть таких масштабов, чтобы демонстрировать полноту силы, необходимую для запуска ответного проекта, а его энергии должно хватить для введения необходимых реформ международной позиции. Для этой цели и были разработаны события 11 сентября, потрясения от которых стали, воистину, глобальными, как того и требовала задача, ради которой они были выполнены, после чего можно было оккупировать Афганистан и Ирак для начала нового мирового порядка.

Если же требовалось что-то иное, как, например, защитить сложную сеть безопасности своих интересов, состоящую из оси нескольких государств под лозунгом «защиты и сопротивления сионистам», поддерживать раскол между мусульманами по принципу «суннит–шиит», уничтожать целые города, менять демографическую структуру региона, то для этого нужно нечто иное, чем взрыв многоэтажных зданий, а именно — нужно объявить о создании «Халифата ужаса», который начнёт наносить удары слева и справа, будет брать женщин в наложницы и продавать их, будет сжигать пленных заживо на видео с качеством постановки, не уступающей Голливуду. Также руки терроризма должны будут непременно дотянуться и до Запада, проводя на его территории свои операции (по большей степени — сомнительного происхождения). Для непосредственной реализации таких планов нужна соответственная плодородная почва, коей является восторженная молодёжь, которую можно мотивировать и направить куда нужно, не показывая им своего лица, под предлогом необходимости этого в целях успеха операции, после чего это, естественно, приводит ко второй цели под названием «война с терроризмом».

Второе: война с Исламом

Ислам вышел из засушливой пустыни, разгромив империи римлян и персов, захватив важнейшие регионы этого мира на трёх континентах, он побратал народы и племена, принявшие его как религию и увидевшие его милость, верность и спокойствие. Ислам направил своё обращение в мир после того, как возвёл государство справедливости и прощения, став великой силой, не занимающейся колонизаторством, порабощением, нарушением прав людей, а наоборот, обучающим людей жертвенности и братству, устанавливая справедливость и соблюдая права людей в любой ситуации. Даже злоупотребления некоторых личностей не изменили сути этого государства за тринадцать веков его существования. Лидирующим государством этого мира было именно Исламское Государство, а если кто-то из его правителей злоупотреблял своими полномочиями, то тем самым отклонялся от приказов самого Ислама, как, например, когда они силой захватывали власть или передавали её по наследству. Если бы тогда они понимали, к чему это приведёт в будущем, то Исламская Умма ни за что бы не оказалась в том положении, в котором она находится сейчас. Ислам приводит к лучшему всё вокруг. Тот, кто ориентируется по нему — придерживается здравого курса. Тот, кто уклоняется от него — направляется прямиком в пропасть. Эта идея является основополагающей в акъыде мусульман. О ней высказывался ещё праведный халиф Умар ибн аль-Хаттаб, фразу которого часто повторяют мусульмане вплоть до наших дней: «Мы — народ, который Аллах возвеличил Исламом, а тот, кто будет искать величия в чём-то ином, будет унижен Аллахом».

Но, несмотря на поразившее нас, сила Ислама по-прежнему состоит в его акъыде, его системе и решениях, которые он предоставляет. Он всё ещё присутствует в Священном Коране и сире Пророка (с.а.с.), в наследии мусульман, память о котором придаёт нам уверенности, в его культуре и достижениях, которые будут изучаться и изучаться последующими поколениями мусульман.

Ислам по своей природе твёрд и силен, и Запад, принимая решения, знает об этом очень хорошо, а поэтому не ограничивается лишь колонизацией мусульман и их эксплуатацией, разрушением их единого государства и образованием вместо него искусственных политических образований, основывающихся на национализме или мазхабе. Запад не ограничился только этим, а начал вызывать среди мусульман сомнения в их религии и вносить раскол среди них где только можно, сделав себя, свои институты, ценности, организации и законы управителями дел мусульман. Запад стал пристально следить за поведением мусульман, заведомо пытаясь предотвратить их развитие и независимость от него. Но со временем Запад отчаялся в попытках отделить мусульман от их религии точно так же, как до этого отчаялись в этом деле многобожники. Сказал Аллах Всевышний:

ٱلۡيَوۡمَ أَكۡمَلۡتُ لَكُمۡ دِينَكُمۡ وَأَتۡمَمۡتُ عَلَيۡكُمۡ نِعۡمَتِي وَرَضِيتُ لَكُمُ ٱلۡإِسۡلَٰمَ دِينٗا

«Сегодня неверующие отчаялись в вашей религии. Не бойтесь же их, а бойтесь Меня. Сегодня Я ради вас усовершенствовал вашу религию, довёл до конца Мою милость к вам и одобрил для вас в качестве религии Ислам» (5:3).

Тогда Запад начал наносить удары по мусульманам, дойдя в итоге до стратегии грязной «войны с терроризмом», в рамках которой он смог начать угнетение мусульман и их ослабление, по сути связывая их и ввергая в отчаяние. Под этим предлогом он смог навязать им свою политику, вводить среди них свою учебную программу, которую считает подобающей для них, стал побуждать мусульман стыдиться Ислама под предлогом того, что это — варварская религия, призывающая к жестоким убийствам, грабежам, хаосу и разрушениям. По сей день Запад использует эту уловку, пытаясь всеми силами исказить образ Ислама и мусульман, дабы в итоге достичь своей третьей цели, ради которой ведётся «борьба с терроризмом».

Третье: защита господства капитализма

Тот, кто наблюдает за ситуацией в мире сегодня, находит, что мир погружен в хаос и беспорядки. Не будет преувеличением сказать, что человечество убивает сегодня само себя каждый день по причине господства над ним корыстного капитализма, управляющего жизнями людей. Высокие гуманные ценности покинули этот мир, человек стал по сути товаром, ценность которого оценивается согласно тому, насколько его можно использовать или эксплуатировать как раба. Мир наполнился высокомерием и лицемерием, потерял нравственность, семейные ценности отброшены, духовность ушла, а инстинктивные ценности и связанная с ними похоть, наоборот, были открыто возвышены. Мир утратил спокойствие и стабильность, в нём правят законы обычной силы и критерии выгоды. Справедливость и сострадание отсутствуют напрочь.

Поэтому наш мир стал остро нуждаться в новом государственном образовании, в новой системе, в новом взгляде на жизнь, которые бы вернули человечество на здравый путь. С закатом всех идеологий и нематериальных философий Ислам становится единственным убежищем для осиротевшего понятия человечности, но не просто как религия с возвышенной духовностью, а и как образование, несущее комплексное видение жизни, в котором есть системы для неё и решения насущных проблем человека в этом мире. Да, только Ислам может сыграть роль, которая изменит ход истории человечества снова точно так же, как это было ранее, особенно если учесть, что врата ниспослания откровений закрылись и не будет больше послан пророк с новым посланием. Кроме того, сегодня в глазах людей пали все остальные идеологии и философии, которые ранее обещали свободу, социализм, справедливость и равенство, а также после того, как капитализм избавился от маски гуманности, прикрывавшей его ранее, потому как теперь он победил все цивилизации и больше не нуждается в ней. Такое положение в мире привело к возникновению аномалий в обществе, к порокам и непристойностям всех видов.

Раз обстоятельства стали такими, то это значит, что мы нуждаемся в установлении новой глобальной системы, которая бы могла реально уничтожить господствующее зло, преобразовав окружающее на прочном основании, подобающем человеку, для которого были подчинены этот мир со всем что в нём есть. Но никто не может взять на себя руководящую роль в подобном процессе, кроме Исламской Уммы, обладающей наибольшим восприятием, растущим изо дня в день. Умма имеет способность создать высокоморальное государственное образование, потому как является верующей Уммой, обладающей посланием от Аллаха к людям, и это выделяет её среди остальных. Проблема лишь в том, что сегодня Исламская Умма не имеет власти на земле, у неё нет государства, которое было бы представителем её послания.

Поэтому установление государства должно стать её первостепенной целью при том, что она самостоятельно может вернуть себе былое положение. Несмотря на жестокие атаки на Исламскую Умму, ужасную боль и страх, которые она испытывает, чем больше бедствий ей выпадает, чем больше опасностей ей угрожает, тем скорее растёт в ней и осознание нужды в государстве. Умма желает этого, на что указывают её попытки достичь подобной государственности каждый раз, когда выпадает возможность, как это было в Алжире, Египте, Турции, Ираке, Сирии, Афганистане, Чечне, Боснии и т.д. Каждый раз стремление установить исламское государственное образование отчётливо выделялось в её выборе.

إِنَّ ٱلَّذِينَ كَفَرُواْ يُنفِقُونَ أَمۡوَٰلَهُمۡ لِيَصُدُّواْ عَن سَبِيلِ ٱللَّهِۚ فَسَيُنفِقُونَهَا ثُمَّ تَكُونُ عَلَيۡهِمۡ حَسۡرَةٗ ثُمَّ يُغۡلَبُونَۗ وَٱلَّذِينَ كَفَرُوٓاْ إِلَىٰ جَهَنَّمَ يُحۡشَرُونَ ٣٦

«Воистину, неверующие расходуют своё имущество для того, чтобы сбить других с пути Аллаха. Они будут расходовать его, а затем будут сожалеть об этом, а вслед за тем они будут повержены. Неверующие будут собраны в Геенне» (8:36).

Перспектива того, что Исламская Умма вернёт себе государственность на мировой арене, пугает Запад, потому как она станет, с одной стороны, угрожать его цивилизации, а с другой стороны — напрямую затронет его материальные интересы. Ранее исламский мир с его положением, ресурсами и народами, входящими в его состав, имел решающее слово на международной арене. Это положение вернётся с возвращением государства. Исламский мир раскинут на несколько континентов, без него не будет ни торговли, ни политики, ни спокойствия, ни жизни. Поэтому Запад строит козни против Исламской Уммы, пытается её подчинить, разделить, расколоть, пустить глубокие разногласия внутри неё, пытаясь проглотить её так, чтобы словно её и не было.

Нужда этого мира в новой системе, о которой мы упомянули, ощущается многими на Западе, как и ощущается мусульманами. Но если мусульмане живут в печали и горе по причине унизительных бедствий, обрушившихся на них, из-за оккупации их земель и тяжёлого экономического состояния, то ведь в это же время множество людей на Западе тоже живут несчастливо, они полны психологического, социального и духовного расстройства. Более того, многие из них также живут в скверных экономических условиях, отчего уходят в криминал, а некоторые кончают суицидом. Они остро нуждаются в том, чтобы увидеть Ислам и получить надежду, получить возможность спастись от пустоты, тривиальности и морального разложения, в котором живут. Обстоятельства их жизни уже сами по себе будут толкать их к Исламу, о чём прекрасно знают западные политики. Поэтому борьба с терроризмом была задана в таком контексте, чтобы исказить образ Ислама в глазах людей и чтобы они не увидели в нём альтернативу их режиму, чтобы они не уверовали и не спаслись от скверны капитализма.

Запад указывает на любое событие или инцидент, который совершает какой-либо мусульманин (даже если он сделал это по ошибке, даже если этот инцидент был мелочью), чтобы потом заявить, что это и есть Ислам. Они пытаются представить Ислам в глазах западного общества как образец убийств, пыток и разрушений, тем самым оправдывая свои собственные убийства мусульман, объясняя своему народу, что так нужно и без таких мер не обойтись, несмотря на то, что этим они нарушают свои же собственные лозунги о правах человека, свои ценности и моральные устои. Они оправдываются перед своими народами тем, что такими действиями защищают их, а это значит, что Запад не ограничится войной с Исламом и мусульманами, но и работает в том же направлении со своими людьми, т.к. «борьба с терроризмом» стала отличительным лозунгом, под которым утверждается подозрительная политика Запада и вырабатываются гнусные законы, вводящие мусульман в незавидное положение.

Последнее слово

«Борьба с терроризмом» является по большей степени западной стратегией, у которой есть ряд целей, на которые она смотрит с определённого угла, прочерчивая свою глобальную политику и используя для этого необходимую силу крупных государств, способную предоставить поддержку для продвижения её политики. Кроме того, эта мерзкая политика предоставляет возможность крупным государствам и более мелким, сотрудничающим с ними, «право» вытворять всевозможные виды угнетений и притеснений, не боясь никаких последствий, которые бы непременно их настигли, не будь у них подобного оправдания. С другой стороны, злоба, с которой ведёт себя Запад по отношению к Умме, его презрение к ней и работа день и ночь против неё толкают Умму к тому, чтобы, наконец, проснуться, начать бороться за своё существование и роль в этом мире, а также осознать свою задачу в нём.

Роскошная жизнь, которую ведёт Запад за счёт средств мусульман, экстравагантность, с которой он чинит преступления против них, его пренебрежение к Исламской Умме и грабёж всех её богатств в своих интересах поначалу рождает среди мусульман горечь, но вскоре она перерастает в энергию и волю к действиям с целью покончить с такой ситуацией. Кроме того, всё человечество нуждается сегодня в Исламе как в замене западной цивилизации, и эта нужда куда сильнее, чем нужда в новых изобретениях и открытиях, она даже более сильна, чем нужда в еде и питье, потому как без еды и воды человек умирает один раз, а без Ислама — тысячу. Об этом говорит французский философ Мишель Онфре: «Наша цивилизация — в агонии, и она начала идти к своему завершению со Второй мировой войны. Эта цивилизация достигла своего предела, а значит, мы, естественно, должны объявить о нём. Но есть иные пригодные цивилизации. Так, Ислам — это цивилизация без предела... Но наша цивилизация связана с христианством, мы страдаем из-за истощения христианства. Мы больше не в состоянии что-то с этим поделать и больше ничего (нового) не произведём».

Хасан аль-Хасан