Готовится ли Эрдоган объявить в Турции Халифат?

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Мусульмане действительно истосковались по Халифату, устремив свой взор из-под руин разрухи и унижения, охвативших весь исламский мир, к тому дню, в котором ожидается великое свершение.

В тот день мусульмане Турции, арабских и всех остальных мусульманских стран перехватят некогда утраченную инициативу, избавятся от любого подчинения, кроме подчинения своему Господу, и от любого порядка, кроме того, который дарует им их религия. Ислам превознёс арабов из состояния жалкого народа на окраине цивилизаций на вершину мирового руководства. С помощью исламских законов, урегулировавших все их внутренние проблемы, народ обрёл превосходную силу в настолько кратчайшие сроки, что их пример до сих пор является предметом исследований политических мыслителей. Арабы выступили против всех вокруг и понесли им Ислам, который принимали друг за другом арабские племена Аравийского полуострова. В первые десять лет государства Мухаммада (с.а.с.) тело Ислама окрепло, и оно выступило против сверхдержав, находящихся за пределами полуострова.

Возникает важный вопрос, на который мусульмане легко находят ответ: а если мы повторим историю и установим Второй Халифат, сможем ли мы стать такими же, как при первом исламском государстве? Если мусульмане без труда отвечают «Да», то не стоит сомневаться в том, что мыслители в государствах неверия так же прекрасно об этом знают, а политики в сверхдержавах страшатся возвращения Ислама. Они боятся возвращения Ислама на мировую арену из такого сильного государства, как Турция, чей народ грезит о восстановлении былой славы Ислама, гордясь историей Османов, когда Стамбул был столицей Исламского Государства и всей Уммы. Неверные боятся повторного возвращения Ислама из могучего государства, такого как Пакистан или Египет, имеющего большую армию, омываемого Средиземным и Красным морями и владеющего мировым торговым коридором — Суэцким каналом. Все эти страхи лишили сна вершителей политики сверхдержав, в особенности — Америки.

Проникнем в суть опасений Америки и Европы перед грядущим сотрясением земли от Халифата. Так сегодня Запад наблюдает состояние непримиримости внутри Исламской Уммы. После того, как в начале прошлого века Запад легко смог схватить в свой железный кулак всё малое и большое в исламском мире, с начала нынешнего столетия сложилось новое и непрерывно нарастающее состояние непримиримости и противостояния Западу в Исламской Умме. Первое крупное наблюдение этого феномена произошло в 2001 году, когда движение «Талибан» в Афганистане отказалось отречься от организации «Аль-Каида», которую США обвинили в терактах 11 сентября. Движение выбрало сражение, и несмотря на то, что оно лишилось власти после американской оккупации Афганистана, тем не менее, «Талибан» отказывается подчиняться. И это было только началом.

В 2003 году Америка оккупировала Ирак и, едва объявив о победе над иракской армией, оказалась в гуще ожесточённого сопротивления, не испытывающего ни малейшего страха перед армией США и «утёршего ей нос» песками Ирака, где Америка оказалась на грани поражения. Далее наступил 2011 год, охваченный восстаниями «Арабской весны» с призывами свергнуть подчинённые Америке и Европе марионеточные режимы, лишившиеся всякой легитимности перед своими народами и оказавшиеся на грани краха. Ни одна американская или европейская разведслужба не смогла предвидеть эти восстания, они были крайне неожиданными для всех. Западные державы били во все колокола, тревожась перед «взорвавшимся» на весь исламский мир мятежом.

Среди всего этого мирового мятежа в 2011 году вспыхнула сирийская революция, занимающая особое место. Призывы к свержению режима сопровождались пылкими и массовыми призывами к установлению Праведного Халифата. Вашингтон с неимоверными усилиями справлялся с революцией в Сирии, используя иранский и русский режимы, как и другие силы, в попытке подавить её. Америка применила политику по созданию впечатления о том, что она выступает против сирийского режима и его русских и иранских союзников. Это был вынужденный шаг с её стороны для того, чтобы ситуация не вышла из-под контроля её и её агентов и не стала опасной. Тем не менее, в целом, сирийская революция заставила содрогнуться Америку, почувствовавшую «дыхание» приближающегося Халифата по методу пророчества.

На сирийской арене возникли две проблемы: первая — это то, что Турция стала сотрудничать с Америкой для того, чтобы сдержать сирийскую революцию, при этом главный «резерв» Турции заключался в том, что её правящая партия характеризуется как «исламистская», а её глава Эрдоган имеет большую популярность среди так называемых «умеренных» исламских групп; вторая — это объявление ложного «халифата» в городе Мосул. На основании двух этих проблем в Америке возник новый взгляд под названием «Османская Турция», который может стать ключом к успеху для того, чтобы положить конец состоянию непримиримости в исламском мире.

В подтверждение серьёзности Америки агентство «CNN Arabic» 12 июня 2014 года в своей статье на тему «вновь усилившихся предостережений относительно будущего региона Ближнего Востока» отметило, что «в течение многих лет эксперты говорили, что факторы, некоторые из которых кроются в глубине истории, а некоторые связаны с недавними важными решениями, могут ещё больше подлить масла в огонь в и так полыхающем регионе», а также привело слова члена Атлантического совета в Иордании Рамзи Мардини о том, что идея «создания Халифата на обширной территории», ради которого сегодня «прилагаются дипломатические усилия», погрузит арабский регион в хаос. Наряду с этим, в 2016 году американские эксперты предупредили о начале двух крупных войн против Америки: одной — в исламском регионе, а другой — в Китае. Смысл этого заключается в том, что Америка ради сохранения своего влияния и международного статуса очень серьёзно смотрит на вероятность непредвиденного «столкновения» лицом к лицу с государством Халифат и готовится к этому.

В этой статье нам предстоит взглянуть на реальность формы правления в Турции, рассмотреть подчинённость Эрдогана Америке, изучить то, в чём заключается суть привлечения так называемых «умеренных исламистских групп» в Стамбул и Анкару, а далее мы должны разобраться в серьёзности взглядов Америки на идею «Османской Турции» и в том, как Вашингтон содействует Анкаре ради воплощения этой идеи. Затем мы должны проанализировать «османские» признаки, которые демонстрирует Эрдоган. Всё это необходимо для того, чтобы выяснить, насколько серьёзно обстоит эта крайне опасная идея, и уберечь мусульман от попадания в крупную политическую ловушку.

Реальность формы правления в Турции

В Турции по сей день применяется исключительно светская форма правления, установленная Мустафой Кемалем на руинах разрушенного им Османского Халифата. Форма государства, будь она президентской, которой добился Эрдоган на референдуме 2017 г., или парламентской, в которой правит премьер-министр, — обе формы являются производными капиталистической системы, не имеющей никакого отношения к нашей религии. Это — неисламская форма правления. Говоря о политике турецкого государства, следует отметить, что внутри страны применяется капиталистическая, а не исламская политика. Сегодняшние законы в Турции — рукотворные, изданные парламентом, а не шариатские. За исключением ряда личных положений, а их очень мало, даже многие вопросы, разрешённые Исламом, такие как многожёнство, в турецком законодательстве запрещены, при этом, например, мусульманке разрешено выходить замуж за немусульманина. Судебная система основана на светских законах, шариатских судов нет.

Несмотря на все характеристики правящей «Партии справедливости и развития» (ПСР) Эрдогана как «исламистской», тем не менее, это — всего лишь картинка, которая ни одного рукотворного закона не поменяла и даже не пыталась это сделать. Ряд исламских групп даже подхватил идею «постепенного» применения шариатских законов. Но даже если учесть самое примитивное понимание смысла «постепенное претворение» и не обращать внимания на законность этой идеи с точки зрения Шариата, то при «постепенном претворении» государство должно внедрять какую-то часть шариатских законов, а какую-то оставлять на потом, ежегодно добавляя что-то новое. По-другому этого не понять. Однако президент Турции Эрдоган и его «исламистская» партия с момента прихода к власти в 2002 году не внедрили ни одного шариатского закона, и никакого прогресса в этом не наблюдается (за исключением того мизера, касающегося, как мы говорили, индивидуальных обстоятельств, да и то, все эти законы уже существовали в Турции до Эрдогана).

Сам же президент Эрдоган вообще не предлагает идею «постепенного перехода», никогда не говорит об этом и не включает её в свои предвыборные программы. Эрдоган — явный секулярист, не скрывает и не стыдится этого, он даже призвал к секуляризму движение «Братья-мусульмане» в Египте. «Премьер-министр Реджеп Тайип Эрдогана призвал египтян работать над созданием светского государства, подчеркнув, что «светское государство» не означает «атеистическое». В ходе интервью египетскому телеканалу «Dream TV» Эрдоган призвал к созданию конституции на принципах секуляризма, отметив, что Турция является образцом для светского государства. «Я — мусульманин, но в то же время я являюсь премьер-министром светского государства», — сказал он» (немецкое агентство «DW», 13.09.2011).

Эрдоган и его партия упорно борются против шариатских законов: «Правящая «Партия справедливости и развития» в Турции приняла решение направить двух депутатов города Ризе для проведения официального расследования в связи с тем, что член партии и мэр города Ризе Халиль Бакырджи в средствах массовой информации требовал разрешить многожёнство в Турции в нарушение конституции страны», — сообщил портал «dotmsr.com» 14.11.2014.

Вдобавок ко всему этому, идея турецкого национализма является неотъемлемой частью турецкого режима. Курдские мусульмане, а также арабы являются меньшинствами в стране, на которых в плане государственных должностей смотрят не так, как на турок. Государство не скрывает свой неисламский националистический характер, словно пророк Мухаммад (с.а.с.) не говорил:

دَعُوهَا فَإِنَّهَا مُنْتِنَةٌ

«Оставьте это, ведь она (племенная приверженность) зловонна!» (вывел Бухари).

Ислам отвергает и запрещает любой фанатизм, который вносит раскол в единую Исламскую Умму.

Что касается внешней политики Турции, то она совершенно не основывается на Исламе. Не наблюдается никаких действий турецкого государства по призыву к Исламу за пределами страны. Тем же, кому нравится строительство мечетей в Америке и открытие исламских центров на Западе, следует обратить внимание на то, что все режимы, установленные в исламском мире, как, например, мелкие государства Персидского залива, Египет и другие, делают то же самое, и это не является чем-то особенным для Турции. Наряду с этим, мусульманские общины за рубежом строят себе мечети при поддержке государств исламского мира или без неё. Турция во внешней политике не помогает в разрешении проблем мусульман, она строит крепкие дипломатические и военные отношения с еврейским образованием, несмотря на ежедневные убийства палестинского народа, о поддержке которого любит хвалиться Эрдоган. Напротив, уровень турецкой поддержки народу Палестины не превысил и десятой доли поддержки, которую оказывают европейские страны, да и вся поддержка туда оказывается в рамках западной стратегии по достижению мира с еврейским образованием. В Сирии Башар убил сотни тысяч людей. Туда вмешались далёкие от региона Америка со своими европейскими союзниками и Россия.

Соседняя Турция же вошла в Сирию в интересах преступника Башара спустя годы непрерывных убийств мусульман. Она оказывает давление на лояльные ей военизированные отряды для того, чтобы они сели за стол переговоров с Башаром в Анкаре, Астане и Женеве, или выводит их из полей сражений против режима и направляет в другие места, как, например, на войну с «ИГ» во время операции «Щит Евфрата» или на войну с курдскими группировками во время «Оливковой ветви». Каждое вмешательство Турции приводит к победе Башара над остатками искренних революционеров. Во время кризиса мусульман Аракана, по которым плакал весь мир, Турция поручила армии живодёров Мьянмы, учинившей резню, довести гуманитарную помощь, о которой она объявила, до мусульман-рохинджа. Голоса некоторых европейских государств в поддержку мусульман-рохинджа порой были громче, чем голос турецких властей.

Таким образом, становится ясно, что Турция является светским государством по форме своего правления и внутренней и внешней политике, которая нисколько не направлена в сторону Исламского Шариата для того, чтобы мы могли заметить какой-то «подъём» по ступеням «постепенного внедрения», даже если опустим факт противоречия такого метода самому Шариату. Раз дело обстоит так, то каждый, кто ведётся на «исламизм» Турции/Эрдогана, обманывает сам себя. Турция не отличается от других государств, установленных в исламском мире, преследует носителей исламского призыва и заключает их в тюрьмы. Она не терпит призыв к претворению Ислама в Турции, клеймит тех, кто призывает к этому «экстремистами» и «террористами» точно так же, как это делает Запад.

Подчинённость президента Эрдогана

Говоря о подчинённости Эрдогана во внешней политике, стоит отметить, что здесь нет необходимости углубляться в раздумьях. Турция как до Эрдогана, так и при нём является членом НАТО, т.е. официально находится под военным американским руководством. Одна из самых больших военных баз НАТО расположена в турецком Инджирлике, откуда поднимаются американские самолёты для убийств мусульман в Сирии и Ираке. С другой стороны, Турция на протяжении нескольких десятилетий стремится войти в Европейский Союз, заявляя о том, что она является европейским государством и подчиняется всем условиям членства в ЕС вопреки тому, что европейские страны отказывают ей из-за мусульманского большинства населения. Несмотря на этот факт, Турция не отказывается от вступления в европейский клуб. Поэтому Турция — проевропейски настроенное государство, и Эрдоган не поменял эту тенденцию. Что касается укреплений отношений с исламским миром, то это — всего лишь реакция на хронические отказы ЕС в членстве, к тому же, все эти отношения с искусственными режимами в мусульманских странах строятся в рамках существующих режимов, а не ради того, чтобы что-то в них поменять. Это — факт, и для этого не нужно много доказательств.

Более внимательные люди, изучающие политику государств, без особого труда увидят связь турецкого государства с Америкой. Америка поддержала Эрдогана и его партию для прихода к власти в Турции посредством множества политических и финансовых средств и других инструментов. США пытались обуздать генералов турецкой армии, лояльных Европе, и смогли это сделать после неудачной попытки военного переворота в 2016 году, несмотря на то, что всё сопровождалось театральной постановкой по обвинению движения Гюлена и, частично, Америки как ответственных за организацию провального путча. Вероятно, события в Сирии являются самым ярким примером подчинённости Турции/Эрдогана Америке. Турецкая разведка открыто принимала офицеров-беглецов из сирийской армии и плечом к плечу вместе с американской разведкой пыталась создать из них для Временного правительства Сирии (правительство в изгнании, находится в турецком городе Газиантеп) «тело» под названием «Генштаб оппозиции» и «Верховное командование военизированных отрядов» для того, чтобы сбить сирийскую революцию и её военные отряды с пути, направленного на свержение режима и установление государства Ислама. Турция и Америка вместе и открыто действовали на конференциях сирийской оппозиции в Стамбуле и Анкаре, которые возглавлял посол США в Дамаске Роберт С. Форд.

После того, как с приходом Трампа Америка отказалась вести переговоры с Россией по Сирии и вышла из них, она назначила Турцию своим заместителем на переговорах в Астане. Астанинские встречи завершились тем, о чём мечтала Америка — прекращением огня, созданием «зон деэскалации» и идеи о «государствах-гарантах» режима прекращения огня, одна из которых — Турция. Однако Башар и Россия не прекратили боевые действия, а Турция ничего не выполнила по «гарантиям», поступив так же, как поступает Америка в Совбезе ООН, выражая свою озабоченность перед массовыми убийствами химоружием в Гуте и в других местах, а до этого — в Алеппо. Всё это — зоны «деэскалации» под контролем Турции. Её политика ничем не отличается от американской: «Не вмешивайся, пусть режим победит». Очевидно, что лояльность Эрдогана к Америке искренна и полностью соответствует внешней политике Турции.

Привлечение групп «умеренных исламистов» в Турцию

Активные действия Турции по привлечению групп «умеренных исламистов» имеют ярко выраженный характер, учитывая то, что Турция является большой «суннитской» страной, и это аналогично тому, как Иран поляризует вокруг себя шиитские группы, поэтому становится возможным привлечение сюда суннитских исламских групп в соответствии с западной политикой «разделяй и властвуй». Тем более, «исламистский» характер правящей партии упрощает эту задачу. В этой атмосфере наблюдается активность арабских «умеренных исламистов» в Турции, где Стамбул стал своего рода Каабой для «Братьев-мусульман», в особенности — бежавших от режима Сиси после военного переворота 2013 года против президента Мурси в Египте. Видя большое количество конференций, грантов на образование и поддержку «умеренных исламистов», напрашивается вывод о том, что это будто является новой политикой, которую избрал Эрдоган для Турции, не видавшей ничего подобного ранее, начиная с мрачных времён Мустафы Кемаля. Отсюда — и всяческая поддержка, и содействие. В среде групп «умеренных исламистов» Эрдоган заимел огромную популярность и титул «великого исламского лидера»; так, например, лидер тунисской партии «Возрождение» («Ан-Нахда») Рашид Ганнуши хвалит и воспевает его, а глава Всемирного союза мусульманских богословов Юсуф Кардави называет его «султаном». Наряду с этим, Турция стала прибежищем для многих лидеров «ХАМАС», оказавшихся в затруднительном положении после блокады Саудовской Аравией и Египтом Катара, потребовавшего от них покинуть территорию страны.

Внимательно изучая политические манёвры, мы видим, что каждое государство, имеющее силу в регионе, пытается влиять на внутреннюю политику соседних слабых государств через партии, оппозицию или вооружённые группировки в горячих точках. Сверхдержавы имеют сильное влияние на слабые государства, но и слабые государства на уровне партий и различных групп имеют довольно сильное влияние на своих соседей. Турция (а за ней — Америка) желает перевести эти группы на свою сторону, пусть даже скрытно от всех, благодаря чему те не будут стоять на пути американской политики, а иногда желает использовать их как один из политических инструментов для своих политических манёвров. Например, финансовая и политическая поддержка, предоставление медиаплатформ, содействие в виде обеспечения политическим убежищем и безопасностью лидеров, находящихся в бегах от своих правительств, имеет следующие плюсы:

1. В Палестине Америка желает добиться турецкого влияния на «ХАМАС» в противовес влиянию Катара, исполняющего интересы Европы, мешающей осуществить американские проекты по решению палестинской проблемы. Турция может этого добиться только путём заманивания финансовой поддержкой и созданием благоприятных условий.

2. В Сирии, используя финансовую поддержку и свою репутацию в «умеренном Исламе», Турция фактически сумела перетянуть на свою сторону большинство сирийских военизированных группировок, принадлежащих к «умеренным исламистам», посадить их за стол переговоров и заставить прекратить огонь. Она «выудила» их в Астану на переговоры с русскими и с режимом, ввела их в заблуждение о том, что стоит на их стороне и является «государством-гарантом», потащила их на запретную Шариатом войну против курдских мусульман вместо того, чтобы сражаться против преступного режима и свергнуть его. В этом заключается одна из тайн выживания сирийского режима, которому посодействовала в этом Америка через Турцию и другие государства.

После переворота 2013 года в Египте многие руководители «Братьев-мусульман» бежали в Турцию как в страну с правящей «исламистской» партией. Это жизненно важно для Америки, стремящейся контролировать движение «Братьев-мусульман» после переворота против Мурси и предотвратить любую серьёзную опасность для проамериканского режима Сиси. Если движения находятся под надзором, то им можно противостоять или привести их к краху. Помимо этого, Америка желает, чтобы Катар был не единственным, кто влияет на движение «Братьев-мусульман».

Затрагивая арабские государства Северной Африки, следует отметить, что расположенные здесь движения «умеренных исламистов», такие как тунисская «Ан-Нахда», движение «Аль-Адль валь-Ихсан» («Справедливость и духовность») в Марокко и другие объявили о том, что крайне впечатлены достижениями Эрдогана, готовы применить его опыт и установить прочные отношения с Турцией. А это, по сути, «парадный вход» для турецкого влияния (а за ней — и Америки) и ещё одно средство среди прочих инструментов воздействия, которые есть в наличии, на арабские страны Северной Африки, как и предоставляет оно дополнительные возможности внедрить туда американское влияние вместо нынешних британского или французского. Это — опасная игра, заигравшись в которую «умеренные исламисты» могут внезапно обнаружить себя в гуще международных и региональных конфликтов, не имеющих никакого отношения к их религии и к заявленным ими принципам. В результате их постигнет участь многих светских движений, оказавшихся топливом для пламени конфликтов, от которых нет никакого толку для Уммы. В основе, изменение светского строя на другой светский строй — это вообще не изменение с точки зрения Шариата, но это крайне важно в международных конфликтах, в особенности когда Америка стремится выкорчевать пробританские или профранцузские режимы любыми путями, хоть выборами, хоть вооружёнными конфликтами.

Турция привлекает «исламистских» оппозиционеров из множества стран, тем более что она время от времени в угоду американским проектам по расколу региона по мазхабным признакам заявляет о том, что является центром для «суннитов», как это было во время войны в Мосуле.

Серьёзность проекта «Османская Турция» и американское содействие в создании ему такого имиджа

— Тенденции по формированию «османского образа» внутри страны:

Со времён Мустафы Кемаля светская Турция обрубила все связи с Османами, но в последние несколько лет можно заметить, как Эрдоган расшатывает эту турецкую политику, а иногда, возможно, пытается её сломать. Однако все попытки президента встречают ярое сопротивление со стороны правых движений кемалистов, с которыми Эрдоган вынужден считаться. Эти течения критиковали жену тогдашнего президента Абдуллаха Гюля за хиджаб — по их мнению, первая леди не должна «подрывать» секуляризм страны, а хиджаб — это проявление Ислама. Тем не менее, в последние годы Эрдоган осмелился пойти дальше. В Турции стали проявляться некоторые османские черты, такие как почётный караул Эрдогана в османских нарядах и возрождение османского наследия.

Как передаёт агентство «Анадолу», президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, выступая 10.02.2018 на мероприятии, посвящённом столетию кончины последнего османского правителя султана Абдуль-Хамида II, подверг критике враждебность некоторых к истории этого султана и призвал соотечественников не забывать об истоках государственности. «Определённые силы долгий период делали всё возможное, чтобы целые поколения жителей Турции забыли о периоде османского правления. Граждан пытались уверить в том, что история Турции начинается с 1923 года, когда была объявлена Республика», — сказал Эрдоган, заметив, что на это делалась ставка и при подготовке учебных пособий по истории. «Окружение, в котором находится лидер оппозиционной партии (лидер «Народно-республиканской партии» Кемаль Кылычдароглу), считает главным критерием преданности республике вражду со своими предками. По их мнению, Турецкая Республика — это новообразование без корней и истории, не унаследовавшее ничего, хотя даже нынешнюю географию мы унаследовали от Сельджуков и шестивекового правления Османов», — заявил Эрдоган.

— Американское содействие в создании «османского образа» Турции за её пределами

Америка предоставляет прекрасные возможности для Турции строить военные базы за рубежом, что создаёт вид большой державы. Всё началось с того, когда Турция в 2014 году направила своих военных в лагерь Башика в Ираке для подготовки отрядов Пешмерга. Затем, в разгар блокады Катара, Турция направила туда солдат на свою новую турецкую базу. Примечательно, что турецкие военные приземлились на большой американской авиабазе аль-Удейд в Катаре, что невозможно без согласия американцев. Видно, что Америка согласно стратегии-2012 планирует передислоцировать две трети своих войск в воды, омывающие Китай, и желает, чтобы надёжные государства, такие как Турция, полностью или частично заняли её базы, такие как аль-Удейд в Катаре, за которой последовала турецкая база в Сомали.

У маленьких стран нет военных баз за рубежом. База придаёт стране величие. Однако полагать, что Турция является сверхдержавой, означает думать вразрез политическому мышлению, т.к. Турция не способна решить свои жизненные проблемы, такие как вооружение курдских формирований со стороны Америки, сплошь и рядом. Турция не способна эффективно вмешаться в соседнюю Сирию так, как это делают Иран, Россия и страны международной коалиции во главе с Америкой. Если она не в состоянии решить свои жизненно важные проблемы в непосредственной близости, то она не способна устроить свой интерес ни в Катаре, ни в странах Персидского залива, ни в Сомали. Цели её военных баз в этих странах нельзя понять иначе, кроме как в интересах Америки.

24 декабря 2017 года в ходе визита в Судан Эрдоган посетил остров Суакин, который до XIX века принадлежал османскому флоту, базирующемуся в Красном море. На острове Турция принялась за масштабные реставрационные работы и восстановление инфраструктуры. Поступали сообщения о передаче Суакина Турции в аренду сроком на 99 лет, а также о том, что Анкара планирует превратить его в военную базу. Весь визит сопровождался массивной медиакампанией вокруг «чести принять президента большой и сильной державы», а президент Судана Умар аль-Башир заявил о том, что видит в Эрдогане «продолжение Османского государства». Другими словами, Эрдоган обходил страны, подчинённые Америке, такие как Судан, для усиления нового «османского» имиджа Турции. Такое невозможно без предварительной подготовки почвы со стороны США. Те, кто думает, что арабские лидеры независимы в своих решениях и могут давать разрешение Турции для строительства военных баз, глубоко ошибаются. Каждый правитель выполняет политику своего хозяина, а аль-Башир следует политике Америки, поэтому он оказывает содействие Эрдогану исключительно согласно политике США, занятых сегодня поднятием имиджа Турции.

Во время визита в Чад на совместной пресс-конференции с президентом Идрисом Деби Эрдоган заявил: «Отношения между Турцией и Чадом установились ещё в XVI веке, когда Османское государство распространяло своё влияние на регион», — на что Деби ответил: «Турция — большая страна. Существует долгая история. Во всём мире знают о Турции как о стране, игравшей на протяжении всей истории важную роль во имя человечества и исламского общества» («Анадолу», 26.12.2017). Это иллюстрирует новую турецкую ориентацию на «Османскую Турцию», которая не существовала в первые годы правления Эрдогана, а возникла недавно.

— Серьёзность США по отношению к проекту «Османская Турция»

Остаётся рассмотреть последний вопрос о серьёзности Америки по отношению к идее и проекту «Османская Турция». Если мы понимаем, что опасения Америки вокруг «содрогания» земли от Халифата — реальные, то на основе этого непременно сформируются политические шаги, которые будут осуществлять американские руководители. Такие опасения не останутся лишь на уровне предложений от исследовательских центров и американских «генераторов идей». Да, Америка решительно «использовала» в своих целях мнимый «халифат», объявленный Багдади в Мосуле, внеся сумятицу на сирийской арене, призывающей к Халифату, и выставила его в виде смеси кровопролитий, удовольствий от невольниц и законов о гробницах и кладбищах, искажая истинный образ великого Халифата. С другой стороны, политика Америки (и Запада — в целом) по предоставлению правлений «умеренным исламистам» полностью провалилась. Частичное правление «Ан-Нахды» в Тунисе и правление в Йемене рухнули, опыты в Газе и «Братьев-мусульман» в Египте оказались для мусульман неудачными, однако самый явный американский провал оказался в том, что приход «умеренных» к власти не позволил обуздать так называемый «радикальный Ислам», а ведь в этом заключалась главная цель приведения «умеренных» групп к правлению. Поэтому Америка отказалась от этой идеи.

С третьей стороны, состояние непримиримости Исламской Уммы растёт до ужасающих Америку размеров. Она охвачена страхом перед возможными неожиданностями, такими как события «Арабской весны». Америка — сверхдержава, экспериментирующая с различными проектами, которые она реализует напрямую или через своих последователей для того, чтобы обезопасить свои международные интересы. Поэтому она находится в поисках новых проектов, благодаря которым сможет решить проблему непримиримости исламского мира и не допустить чрезвычайных ситуаций, которые могут привести к великому сотрясению — к истинному Халифату по методу пророчества.

Америка извлекла много пользы из объявления мнимого «халифата» в Мосуле, поэтому нельзя исключить, что идея «фальшивого халифата», спонсируемая Америкой, будет использована вновь. Уже проявилось достаточное количество признаков тенденции президента Турции Эрдогана связывать нынешнее турецкое государство с тем, что было перед объявлением об упразднении Османского Халифата в 1923 году и множество содействий, оказываемых Турции со стороны Америки в Судане и других странах, подчинённых ей. Всё это указывает на то, что американский план, возможно, находится на стадии подготовки, а Эрдоган «прощупывает» то, насколько реально его реализовать. В пользу этого мнения также говорят «стычки», в которые ввязалась Турция с европейскими государствами, словно она уподобляется Османскому государству. Так, Эрдоган охарактеризовал Германию и Нидерланды «остатками нацизма», как будто он неожиданно отвернулся от них.

В заключение следует отметить, что неразумно игнорировать все признаки крайне опасного американского проекта по превращению Турции в «фальшивый халифат» в противовес любому истинному Халифату, который содрогнёт весь мир. С помощью такого «фальшивого халифата» США внесут сумятицу в умы мусульман, в особенности — в головы последователей «умеренных» течений, лидеры которых работают над тем, чтобы создать уверенность в Эрдогане, или, как описывают его некоторые, в «султане», даже если турецкий лидер не скрывает своих отношений с неверными, включая еврейское образование. Подобные проекты невозможно осуществить за считаные месяцы, необходимо провести много подготовительных работ за пределами Турции и с кемалистскими партиями внутри страны.

Однако самым важным является то, что требуется от искренних людей, объединившихся на основе шариатских доказательств вокруг верви чистого и прозрачного Ислама и желающих поступать искренне в угоду только Аллаху; от них требуется усилить шаги к установлению великого государства Ислама — Второго Праведного Халифата по методу пророчества, чья преданность будет обращена к своему Господу, чьи законы будут из Его прочной религии. Появление Праведного Халифата сотрясёт Америку и Запад, он немедля примется убирать их влияние и базы из исламского региона и очищать тело Исламской Уммы от их агентов подобно тому, как смывают наджас с одежды. Праведный Халифат претворит законы великого Ислама, и люди увидят их благодать, он исправит сегодняшнее состояние Уммы, вернёт его таким, как в былые времена, соберёт все свои силы и наведёт ужас на врагов Аллаха и мусульман. Всё это — вовсе не далёкое будущее. Для каждого срока есть предписание, и мы просим Аллаха о том, чтобы это свершилось в ближайшие дни. В тот день верующие возрадуются помощи от Господа и могуществу великого Ислама.