Вместе со Священным Кораном

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

وَإِن كُنتُمۡ عَلَىٰ سَفَرٖ وَلَمۡ تَجِدُواْ كَاتِبٗا فَرِهَٰنٞ مَّقۡبُوضَةٞۖ فَإِنۡ أَمِنَ بَعۡضُكُم بَعۡضٗا فَلۡيُؤَدِّ ٱلَّذِي ٱؤۡتُمِنَ أَمَٰنَتَهُۥ وَلۡيَتَّقِ ٱللَّهَ رَبَّهُۥۗ وَلَا تَكۡتُمُواْ ٱلشَّهَٰدَةَۚ وَمَن يَكۡتُمۡهَا فَإِنَّهُۥٓ ءَاثِمٞ قَلۡبُهُۥۗ وَٱللَّهُ بِمَا تَعۡمَلُونَ عَلِيمٞ ٢٨٣

«Если вы окажетесь в поездке и не найдёте писаря, то назначьте залог, который можно получить в руки. Но если один из вас доверяет другому, то пусть тот, кому доверено, вернёт аманат (доверенное ему) и убоится Аллаха, своего Господа. Не скрывайте свидетельства. А у тех, кто скрывает его, грех поражает сердце. Аллаху известно о том, что вы совершаете» (2:283).

В книге учёного науки усуль аль-фикх (основы фикха), амира Хизб ут-Тахрир Аты ибн Халиля Абу ар-Рашты (да сохранит его Аллах) «Ат-Тайси́р фи усу́ль ат-тафси́р» (Облегчение в основах тафсира) приводится:

В этом благородном аяте Аллах разъясняет о положении, когда заимодавец и должник, находясь в поездке, не могут найти должного писаря для фиксации долга, то в таком случае Он дозволяет заимодавцу взять залог (ар-рахн) у должника в качестве гаранта возврата долга. Если же заимодавец и должник доверяют друг другу, то нет необходимости в писаре, свидетелях и залоге. Должник, которому доверился заимодавец, должен бояться Аллаха и не забывать о добре, которое ему сделали. Он должен соблюдать право заимодавца, не создавая ему проблем и беспокойства, не вынуждать его выпрашивать возврат своих денег. Напротив, должник должен помнить добро заимодавца, а значит, соблюдать его право надлежащим образом.

Далее Аллах побуждает их не скрывать свидетельство, называя это тяжким грехом. В конце аята Аллах разъясняет о Своей осведомлённости о делах каждого человека, а значит, невозможно утаить от Него что-либо. Ведь Аллах — Знающий сокровенное, и даже мельчайшая частица, будь она на небесах или на земле, не может ускользнуть от Него. Аллах воздаст вам за благо благом, за зло — наказанием.

Итак, Аллах говорит:

وَإِن كُنتُمۡ عَلَىٰ سَفَرٖ

«Если вы окажетесь в поездке», — т.е. описывает положения, когда вы — путники.

فَرِهَٰنٞ

«залог», — здесь используется форма множественного числа. В единственном числе оно будет выглядеть так: «رَهْنٌ». По своей форме данное слово является масдаром (отглагольным именем существительным), но, несмотря на это, используется в значении исм мафъуль (страдательное причастие).

مَّقۡبُوضَةٞ

«который можно получить в руки». Это является доказательством отсутствия запрета передачи залога в руки заимодавца.

وَلَمۡ تَجِدُواْ كَاتِبٗا فَرِهَٰنٞ مَّقۡبُوضَةٞ

«и не найдёте писаря, то назначьте залог, который можно получить в руки», — т.е. когда нет возможности зафиксировать долговой договор, то её (фиксацию) может заменить залог. Следовательно, в данном случае хукм залога будет идентичен хукму письменной фиксации долга, т.е. будет мандубом.

Отсюда возникает вопрос: если записать договор в обычное время — мандуб, и взять залог во время поездки — мандуб, то дозволяется ли в обычное время взять залог, даже если присутствует писарь? И дозволяется ли взять во время поездки залог, несмотря на присутствие писаря?

Ответ: взять в залог будет дозволено в обоих случаях, однако брать залог во время поездки в присутствии писаря будет мубахом, а не мандубом.

Доказательства этому будут следующие:

а) Залог в обычное время. Приводит Бухари от Аиши:

أَنَّ النَّبِيَّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ اشْتَرَى مِنْ يَهُودِيٍّ طَعَامًا إِلَى أَجَلٍ وَرَهَنَهُ دِرْعًا لَهُ مِنْ حَدِيدٍ

«Пророк (с.а.с.) купил еду у иудея до оговорённого срока, оставив ему в залог свою железную кольчугу». В другой версии от Ибн Аббаса говорится:

تُوُفِّيَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ وَدِرْعُهُ مَرْهُونَةٌ عِنْدَ يَهُودِيٍّ بِثَلَاثِينَ صَاعًا مِنْ شَعِيرٍ لِأَهْلِهِ

«Пророк (с.а.с.) ушёл из этого мира, а его кольчуга осталась у иудея в качестве залога за тридцать саъ ячменя, которые он взял для своей семьи» (ан-Насаи, Ахмад, Ибн Хиббан).

Поступок Посланника (с.а.с.) хоть и несёт в себе таляб (требование), однако нет ни категоричных, ни преобладающих карин (посылов), указывающих на обязательность давать залог, более того, залог не относится к вещам, приближающим к Аллаху. Следовательно, взять залог в поездке будет мубахом, когда присутствует писарь. Отсюда вывод: письменно зафиксировать долг в обычное время — мандуб, а взять залог — мубах.

б) Залог во время поездки. Всевышний сказал:

وَإِن كُنتُمۡ عَلَىٰ سَفَرٖ وَلَمۡ تَجِدُواْ كَاتِبٗا فَرِهَٰنٞ مَّقۡبُوضَةٞ

«Если вы окажетесь в поездке и не найдёте писаря, то назначьте залог, который можно получить в руки». Отсутствие писарей во время поездки было обычным делом, поскольку в то время умеющих писать было мало, а значит, найти их во время поездки было нелёгким делом. Следовательно, в данном случае будет неправильно использовать мафхум аль-мухаляфа (обратное понимание), ссылаясь на слова «и не найдёте писаря». Поэтому дозволяется взять залог, не обращая внимания на присутствие или отсутствие писаря, но хукмы залога будут отличаться, когда речь идёт о залоге во время поездки без писаря и когда он есть. Залог во время поездки без писаря заменяет фиксацию долга, а значит, имеет тот же хукм: мандуб. Однако, когда писарь присутствует, то взять залог будет мубахом.

Подводя итог:

• в обычное время фиксировать долг — мандуб, а брать залог — мубах.

• во время поездки, когда нет писаря, брать залог — мандуб. В случае, когда писарь присутствует, фиксировать долг — мандуб, а брать залог — уже мубах.

Далее говорится:

فَإِنۡ أَمِنَ بَعۡضُكُم بَعۡضٗا

«Но если один из вас доверяет другому», — т.е. когда заимодавец доверяет должнику, будь то в поездке или в обычное время, когда он имеет хорошее мнение о должнике, считает его добропорядочным, не затягивающим возврат долгов, то в таком случае можно воздержаться от фиксации долга, присутствия свидетелей и залога. Дать в долг без упомянутых вещей будет мубахом. Другими словами, они могут записать, а могут и не записывать долговой договор.

При этом неправильным будет сказать, что «Но если один из вас доверяет другому» касается лишь поездки и залога, хотя аят и говорит о поездке. Причина этого заключается в том, что этот отрывок дополняется словами «то назначьте залог, который можно получить в руки». Поэтому, упоминание «Но если один из вас доверяет другому» после «то назначьте залог, который можно получить в руки» указывает на связь с письменной фиксацией, свидетельством и залогом как в обычное время, так и во время поездки.

Наше мнение также подтверждается упоминанием:

وَلَا تَكۡتُمُواْ ٱلشَّهَٰدَةَ

«Не скрывайте свидетельства». Ведь свидетельство не упоминается в контексте о залоге во время поездки, напротив упомянутое здесь свидетельство связано с 282 аятом, где говорилось о записывании долга в обычное время. Хоть в аяте «Если вы окажетесь в поездке...» и упоминается свидетельство, однако то, что приходит после слов «залог, который можно получить в руки», вероятней всего связано с темой «долг в обычное время и во время поездке».

Следовательно, смысл будет следующим: в случае, когда заимодавец уверен в честности должника, уверен в возврате им долга, уверен в том, что он не будет затягивать его возврат, в таком случае можно не прибегать к фиксации долга, не искать свидетелей и не брать залог как в обычное время, так и во время поездки. Повторюсь, во время поездки взять залог будет мандубом, если нет писаря, но если заимодавец доверяет должнику, то в таком случае взять залог будет мубахом, и не важно, происходит это во время поездки или в обычное время.

فَلۡيُؤَدِّ ٱلَّذِي ٱؤۡتُمِنَ أَمَٰنَتَهُ

«то пусть тот, кому доверено, вернёт доверенное ему», — т.е. пусть должник вернёт долг заимодавцу. Стоит отметить, что в данном положении долг называется аманатом (доверенным), поскольку есть доверие к должнику, а значит, нет необходимости фиксировать долг.

Таляб (فَلۡيُؤَدِّ) о возврате долга указывает на обязательность (ваджиб). Другими словами, долг должен быть возвращён, т.к. на это указывает карина «доверенное ему», а исполнять аманат (доверенное) — фард. Ведь Посланник (с.а.с.) сказал:

لَا إِيمَانَ لِمَنْ ‏لَا أَمَانَةَ لَهُ

«Нет веры у того, кто не соблюдает аманат (доверенное)» (Ахмад). Имеются и другие хадисы об аманате. В аяте упоминается слово «аманат», которое является разъяснительным описанием (васфом муфхимом), и выполнение его является фардом. Приравнивание долга к аманату делает выполнение аманата тем, на что падает таляб (требование). Всё это будет кариной о том, что приказ «فَلۡيُؤَدِّ» указывает на обязательность исполнения.

وَلَا تَكۡتُمُواْ ٱلشَّهَٰدَةَ

«Не скрывайте свидетельства». Здесь обращение — общее, а значит, оно относится к свидетелям, заимодавцу и должнику, т.е. они не должны скрывать или искажать произошедшее. Данный запрет является категоричным (джазим), поскольку на это указывают слова Всевышнего:

وَمَن يَكۡتُمۡهَا فَإِنَّهُۥٓ ءَاثِمٞ قَلۡبُهُ

«А у тех, кто скрывает его, грех поражает сердце». Упоминание сердца после греха указывает на тяжесть греха. Также упоминание органа, который чувствует, после его действия (скрытие) усиливает значение. Например, слова «это то, что видели мои глаза», будет сильнее по значению и указанию, чем выражение «это то, что я увидел». Другой пример, «это то, что слышали мои уши» сильнее по значению, чем выражение «это то, что я услышал». Следовательно, «А у тех, кто скрывает его, грех поражает сердце» будет сильнее по значению, чем «А те, кто скрывает его, будут грешниками».

И в конце Аллах говорит:

وَٱللَّهُ بِمَا تَعۡمَلُونَ عَلِيمٞ

«Аллаху известно о том, что вы совершаете», — т.е. Ему известно всё, что вы совершаете тайно или открыто. Ни одна тайна не может быть сокрыта от Аллаха, ведь Он — Тот, Кто знает и ведёт подсчёт вашим делам, Он — Тот, Кто наказывает за грехи и вознаграждает за благое.