Новая религия под эгидой Эмиратов, Саудовской Аравии и Египта

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Правильный смысл обновления религии — «тадждид», — его инструментарии и правила

Обновление религиозного дискурса вовсе не означает изменение или замещение его, как это хотят внушить попавшие под влияние Запада сторонники европеизации мусульман. Напротив, обновление — «тадждид» — это процесс сохранения, которое предусматривает улучшение, а не разрушение. Обновление — «тадждид» — это законное требование и определённая реальность. Множество аятов побуждает мусульман к соблюдению религии и совершению дел в соответствии с ней, не говоря уже о пророческих хадисах, указывающих на нашу потребность в обновлении, понимании и действиях.

Ведь сохранение наследия без понимания или действий не принесёт никакой пользы человеку, каким бы высшим ни было его образование. Следовательно, мусульманам необходимо обновить свой религиозный дискурс и распространять религиозные науки, особенно если учесть фактор уменьшения знаний со смертью учёных. Это приводит к тому, что простые люди впадают в невежество и заблуждение, оказываясь под риском различных опасностей. Для достижения цели обновления религиозного дискурса необходимо принять практические меры, предотвращающие любые сомнения, пропаганду и слухи, что позволит воплотить в жизнь незыблемые принципы исламского вероучения и познать очевидные истины религии — «аль-Маалюм мин-ад-Дин бид-Дарура».

Возможно, одним из наиболее важных правил и инструментариев обновления религиозного дискурса являются:

1. Компетентность в призыве к обновлению. Всевышний Аллах говорит:

وَمَآ أَرۡسَلۡنَا قَبۡلَكَ إِلَّا رِجَالٗا نُّوحِيٓ إِلَيۡهِمۡۖ فَسۡ‍َٔلُوٓاْ أَهۡلَ ٱلذِّكۡرِ إِن كُنتُمۡ لَا تَعۡلَمُونَ ٧

«Мы и до тебя отправляли только мужей, которым внушали откровение. Спросите людей Напоминания, если вы не знаете этого» (21:07).

Обновление религии — «тадждид» — это миссия тех мусульманских учёных, которые имеют твёрдые познания в религии и пользуются большим уважением, почётом в Исламской Умме, а отнюдь не возможность для каждого псевдоучёного, выдающего себя за авторитета.

2. Объективность и беспристрастность. Обновитель — «муджаддид» — должен стараться находить истину, суть и придерживаться правды, сторонясь слепого подражания и влияния темперамента.

3. Приверженность исламским принципам и основам.

4. Предпочтение божественного откровения над человеческими рассуждениями. В процессе обновления религии — «тадждида» — необходимо признавать, что человеческий разум — несовершенный и ограниченный, что он подвержен противоречиям и влиянию окружающей среды. Ему свойственно ошибаться, каким бы ни был высокий уровень образованности. В связи с этим предпочтение над умозаключениями разума отдаётся шариатским текстам из Корана и Сунны.

5. Очищение и правильная подача объяснения религии. Цель обновления состоит в том, чтобы очистить Ислам от всего неисламского, что прилипло к нему, и правильным методом объяснить законы религии на основе незыблемых и неопровержимых доказательств.

6. Приверженность исламским наукам. В процессе обновления религии — «тадждида» — необходимо соблюдать грамматику арабского языка, основы и правила исламской юриспруденции при толковании и объяснении религиозных текстов.

7. Сдержанность и осмотрительность. Не следует выносить заключение относительно чего-либо до полной проверки, исследования и тщательного изучения вопроса.

Искажение религии под предлогом «тадждида»

Любой, кто читает историю исламской юриспруденции, обнаруживает, что многие вопросы юриспруденции и их постановления в книгах по исламской юриспруденции были направлены на лечение некоторых проблемы, которых не было во времена Пророка Мухаммада (с.а.с.). Муджтахид прилагал все свои усилия, чтобы вывести из шариатских текстов правовое заключение, способное решить эти новые проблемы. Однако ситуация изменилась, когда исламское просвещение смешалось с новыми западными понятиями, гласящими о необходимости снисходительного отношения к другим культурам с целью выстраивания веротерпимости между религиями в рамках межконфессионального и межкультурного диалога, а не столкновения цивилизаций.

В дополнение к этому некоторые улемы пошли на послабление в некоторых вопросах, назвав это «неотвратимым испытанием», что вынудило некоторых мусульман по субъективным причинам склониться в сторону западной культуры. Среди мусульман появилось так называемое «просвещение интеллектуального и мыслительного отчуждения», которое начало оказывать влияние на мусульманский менталитет. Это привело к появлению философских тенденций, призывающих к европеизации и модернизации — т.е. к тому, чтобы быть современным мусульманином, — что в конечном итоге вылилось в распространение манеры искажения, подмены и трансформации в следующем виде:

1. Опустошение Ислама. Под этой фразой имеется в виду освобождение Ислама от его содержания, стирание исламской политической системы, законов джихада и неприемлемых в современное время шариатских форм наказания, а также устойчивых норм и правил исламской юриспруденции. Вместо этого целью стало желание быть похожим на безбожный Запад путём принятия рациональной выгоды в основу всего.

2. Межконфессиональное сближение. Под этим словом имеется в виду призыв к сближению религий в соответствии с западной философией и объяснение некоторых сокровенных вопросов религий — гайб — исключительно с точки зрения экспериментальной науки. Говоря иначе, продвижение новой общечеловеческой религии.

3. Культ вестернизации. Это идеологическое движение, призывающее к принятию Запада в качестве образца для подражания во всех сферах жизни. Оно началось в начале XIV века по хиджре.

4. Пропаганда современности. Это явление впервые появилось в середине XIV века по хиджре, когда начался призыв к новому прочтению исламских текстов и переосмыслению их в соответствии с достижениями современной науки и интеллектуального развития. Одним из методов, используемых в этом, является утверждение, что суть заключается в ценности, а не в содержании, в форме или в названиях. Сторонники этого призывали к раскрепощению женщины и отходу её от целомудрия, а также к лишению Ислама его политической системы и рассмотрению его сугубо в образе священнической религии подобно остальным конфессиям, не имеющим системы для жизни. Они придумали для этого новые правила понимания шариатских текстов и выведения законов, соответствующих духу времени.

Помимо этого, они начали призывать к религиозному плюрализму и уважению других вероучений, а точнее — к тому, чтобы не называть кяфирами последователей других помимо Ислама религий. Явным проявлением этого служит пропаганда египетских СМИ, которые осуждают и обвиняют в отсталости каждого, кто называет христиан неверующими. Это происходит в дополнение к представлению западной модели в качестве идеального примера применения демократии, которой необходимо следовать в нынешнюю эпоху.

5. Принятие глобализации. После краха Восточного лагеря в конце восьмидесятых годов ХХ века Америка в одиночку возглавила мир и принялась продвигать термин «глобализация», а также смогла затянуть все народы в свою единую идеологическую, просветительскую и моральную систему, навязав им безоговорочное её принятие и изменение всего своего, что не соответствует ей.

6. Навязывание «тадждида» силой. Запад не стал скупиться и оказал полную поддержку тем, кто был готов сотрудничать с ним из числа лояльных в его адрес правительств в вопросе обновления религиозного дискурса путём разработки новых школьных программ, которые будут отвечать западным ценностям жизни. Помимо этого, Запад активно поддерживает процессы преобразования трибунной риторики и массмедийной информации в соответствии с западными ценностями и терминами, а также содействует тем, кто популяризирует свободную половую жизнь, ростовщические банки, международные резолюции относительно женщины, гомосексуализм и признание хиджаба вопросом личной свободы, а не шариатским предписанием (ибо, по их утверждению, женская одежда регулируется традициями и обычаями, а не Шариатом), и требует отмены закона о мужской опеке над женщиной. Основная цель всего этого — изолировать Ислам от жизни и закрепить секуляризм в мусульманских странах.

Три позорных режима в наших мусульманских странах — Эмираты, Саудовская Аравия и Египет — подхватили эту идею обновления — «тадждид» — в соответствии с западным пониманием, чтобы реализовать её и адаптировать её для мусульман. Для доведения этого дела до финального конца эти три режима предоставили безбожному Западу в распоряжение все свои материальные возможности, чтобы снискать его признательность, утвердить его идеологическое, политическое и военное господство над мусульманскими странами и в то же время обезопасить своё пребывание во власти.

Роль ОАЭ в искажении религии

Движения политического Ислама впервые на землях ОАЭ появлялись ещё до объединения Эмиратов. Это произошло благодаря «Ассоциации Реформы и Социальной Ориентации» (араб. — Джам‘ийя аль-Ислах ва-т-Тауджих аль-Иджтима‘и), основанной эмиратскими студентами, вернувшимися из Египта. Однако правители ОАЭ, добившиеся своего единства на сложном и хрупком союзе, быстро осознали угрозу этой ассоциации для своей власти. В тот период времени новообразованное государство ещё не обладало достаточной силой, чтобы справиться с ношей потенциальной борьбы.

Поэтому в первом и втором правительствах ОАЭ исламисты смогли найти для себя место. Их пик пришёлся на тот период, когда «Братья-мусульмане» (араб. — Аль-Ихван аль-Муслимун) в Эмиратах добились одного министерского портфеля при формировании первого правительства в 1971 году, когда представитель «Братьев-мусульман» Саид Абдуллах Сальман, основатель «Ассоциации Реформы», был назначен министром жилищного строительства.

В 1977 году на пост министра юстиции по делам Ислама и пожертвований назначается Мухаммад Абдур-Рахман аль-Бакр, выдвинутый на должность по инициативе шейха Рашида ибн Саида. Таким образом, аль-Бакр становится вторым представителем «Ассоциации Реформы», получившим министерский портфель в правительстве. При формировании третьего правительства в июле 1979 года Сальман занял пост министра образования и дошкольного воспитания, а затем стал ректором Эмиратского университета через два года после его учреждения. При формировании нового кабинета министров в июле 1983 года эти два министра были сняты с должностей.

Государство ОАЭ понемногу начало оказывать давление на «Братьев-мусульман», пока на арене не появился первый эмиратовец — Мухаммад ибн Заид Аль Нахайян — человек, о котором бывший посол Британии в Эмиратах сэр Джон Дженкинс сказал: «Возможно, наследный принц Эмиратов Мухаммад ибн Заид больше всех в мире ненавидит «Братьев-мусульман».

В начале 2011 года власти Эмиратов развернули широкомасштабную кампанию арестов среди оппонентов, за которой последовал Федеральный закон № 2 от 2015 года, дающий государству право распускать ассоциации и арестовывать их учредителей в соответствии с общими критериями, которые имеет право интерпретировать только правительство. Данная бесчинствующая кампании прошлась по всем 15 эмиратам (областям ОАЭ) и позволила властям лишить неугодных лиц, большинство из которых оказались исламистами, гражданства согласно данным Международной федерации по правам человека (FIDH).

В июле 2018 года Департамент государственной безопасности Федерального Верховного суда в Абу-Даби, ОАЭ, приговорил 69 других исламистов к тюремному заключению по обвинению в попытке свержения правительства. Государство наказало всех обвиняемых по делу образования ячейки «Братьев-мусульман». 30 египтян и один эмиратовец были приговорены к тюремным срокам от 3 месяцев до 5 лет. Один обвиняемый был оправдан по двум пунктам обвинения. Двадцать один обвиняемый были оштрафованы на 3000 дирхамов. После отбывания своего срока египтяне были выдворены из ОАЭ. Так группа «Братьев-мусульман» практически была ликвидирована в ОАЭ. Все их офисы были закрыты, а техника и всякие устройства в офисах и в домах представителей «Братьев-мусульман» были изъяты правоохранительными органами Эмиратов.

ОАЭ не перестают считать исламистов камнем преткновения перед проектом модернизации, принятого сыновьями Заида — проекта, превратившего Дубай в столицу распития спиртных напитков и торговли людьми в пучине цементной современности, воплощённой в гигантских небоскрёбах с заполонёнными центрами безнравственности и разврата. По сегодняшний день эта тенденция продолжает мотивировать стремления сыновей Заида, взявших на себя миссию по распространению идей светскости.

Об этом свидетельствует заявление посла ОАЭ в Вашингтоне Юсефа аль-Отайбы в его комментарии по поводу введённой в отношении Катара блокады: «Разногласие с Катаром — не столько дипломатическое, сколько философское относительно видения ОАЭ, Саудовской Аравией, Иорданией, Египтом и Бахрейном будущего Ближневосточных стран, — далее посол отметил: — Три правительства Ближнего Востока на протяжении десятков лет являются светскими». Эмираты обвинили исламские движения в экстремизме и терроризме, принявшись бороться с ними повсеместно.

Но этим Эмираты не ограничились; они вступили в сговор против исламских движений, работающих в Европе и Америке, и обвинили служителей мечетей в европейских городах в пропаганде терроризма, подстрекательстве и разжигании ненависти. Министр толерантности шейх Нахайян Мубарак аль-Нахайян заявил, что «к разгулу экстремизма и терроризма в европейских странах привёл ненадлежащий мониторинг властей в работе с мечетями». Он призвал европейские страны ужесточить законы при выдаче разрешений на строительство мечетей и выдворить многих имамов, а также предложил помощь ОАЭ в обучении соответствующих имамов для работы в мечетях в Европе. Между тем, власти ОАЭ поддержали такие подозрительные международные исламские ассоциации благотворительной помощи, как «ТАЙБА», которая придерживается суфийского учения.

Это является ответом на американскую стратегию противостояния исламскому терроризму, которая нацелена на создание альтернативного Ислама под руководством секуляристов, либералов и умеренных мусульман, в т.ч. — суфиев. Этим и объясняется популяризация в Эмиратах символов суфизма — таких как «Аль-Джифри» — и некоторых сторонников исламского рационализма и гуманизма — таких как Аднан Ибрагим и покойный Мухаммад Шахрур. Однако самым худшим проявлением этой стратегии стало открытие буддийского храма в ОАЭ в то время, как буддисты чинят самые ужасные преступления против мусульман в Бирме.

Заговор Эмиратов против Исламской Уммы не ограничился финансированием, планированием и дипломатическими методами воздействия, а перешёл в прямое военное вмешательство. В сообщениях говорится о причастности ОАЭ к операциям по убийству и чисткам, проводимым французскими войсками против мусульман Мали и Центральной Африки. Об этом признался бывший президент Франции Франсуа Олланд, который заверил, что наследный принц ОАЭ оказал финансовую помощь французским силам в их военной интервенции в Мали для борьбы с исламистами. Власти ОАЭ выразили Франции обеспокоенность в связи с приходом исламистов к власти в Центральной Африке и подтвердили свою готовность профинансировать процесс свержения этих исламистов с власти.

Это потому, что власти ОАЭ считают исламистов идеологически близкими к исламским джихадистским течениям, что вынудило французов на вооружённую интервенцию, которая привела к чудовищным массовым убийствам, учинённым христианами при поддержке французских войск против мусульман Центральной Африки. В послужном списке ОАЭ также есть кровавая история военных интервенций в Афганистане и Пакистане на службе крестового колониального проекта. Говоря о заслугах Эмиратов, бывший американский генерал Дэвид Петреус заявил, что «ОАЭ являются страной, наиболее способной воевать с радикальными исламистами в силу своей богатой истории в Афганистане».

В одном из писем из взломанной хакерами почты посла ОАЭ в Вашингтоне Юсефа аль-Отайбы эмиратский чиновник пишет обозревателю «New York Times» Томасу Фридману: «Абу-Даби двести лет боролся с саудовцами из-за ваххабизма. У нас с саудитами больше всего чёрных страниц в истории, чем с любой другой страной. Однако с приходом к власти Мухаммада ибн Сальмана мы видим, как происходят настоящие изменения. Вот почему мы испытываем эйфорию. Наконец-то мы начинаем видеть надежду, и нам нужно, чтобы она увенчалась успехом».

Инструментарии, используемые Эмиратами в борьбе с политическим Исламом

1. Фонд «Верующие без границ»

В результате военного путча в Египте, в частности — в мае 2013 года, при поддержке Эмиратов был учреждён этот исследовательский фонд со штаб-квартирой в Магрибе, Марокко. Должность главного директора занял сириец Мухаммад аль-Ани. Данный фонд имеет два филиала в Каире и Аммане. Исполнительным директором фонда является доктор Ахмед Файез из Иордании. Сотрудниками фонда «Верующие без границ» (араб. — Муминун биля худуд) служит большое количество арабских и зарубежных исследователей и писателей. Фонд издаёт три журнала:

1. «Аль-Баб» — ежеквартальный рецензируемый журнал, посвящённый религии, политике и морали.

2. «Ятафаккарун» — ежеквартальный просветительский журнал.

3. «Завват» — арабский просветительский электронный журнал.

Фонд «Верующие без границ» ставит целью бороться с идеологией исламских движений, заявляя об общечеловеческой универсальности религии. Сотрудники этого фонда сосредоточили своё внимание на изучении совокупности идей общего культурного сознания в регионе, а на практике приступили к «проверке теоретических выводов относительно культурных, идейных и социальных явлений в арабском мире с практическим применением этого против тенденций политического Ислама». Они применили «методы открытой критики в процессе объективного рассмотрения всех идей и принятия только того (той идеи), что реализует интерес человека к своей реальности и жизни». Своими целями они обозначили, как указано на официальном веб-сайте журнала, следующее:

• Разрушение интеллектуальных основ замкнутой идеи и некоммуникабельных просвещений.

• Поддержка социальных, интеллектуальных и религиозных исследований, основанных на научных и рациональных принципах.

• Создание профессиональных кадров и исследовательских рабочих групп, способных проводить тщательные и беспристрастные научные исследования в вопросах культурного и религиозного обновления.

• Координация и поддержка общения и сотрудничества между исследователями, мыслителями и учреждениями, чьи интересы и работа пересекаются с миссией ассоциации.

• Доведение голоса серьёзного обновляющего тренда различным слоям общества.

Фонд стремится воспроизвести идеи тех, кто, по его мнению, имеет просветительские взгляды, таких как суданец Мухаммад Абу аль-Касим, Хадж Хамад — автор книги «Аль-Хакимия», Мухаммад Шахрур, Хасан Ханафи, известный как применивший идеи еврея Баруха Спинозы о Торе к Священному Корану. А также фонд пытается оживить публикации Хамида Абу Зайда, которые были главными темами полемики 90-х годов прошлого века.

Помимо этого, фонд начал публиковать статьи таких псевдоучёных, которые известны своими искажениями исламского просвещения, как Абдуль-Маджид аль-Шарафи, а также своими прозападными взглядами, как ливанец Ридван ас-Саийд, который участвовал в «Форуме по содействию гражданскому миру в исламских обществах» и неоднократно говорил о неизбежности провала движений политического Ислама. «Опыт «Братьев-мусульман», «салафитов» и «проповедников Вилаят аль-Факих» доказал ущербность политического Ислама», — сазал Ридван ас-Саийд, призвав к сохранению лишь традиционных религиозных учреждений, таких как аль-Азхар в Египте, аз-Зайтун» в Тунисе, аль-Карауин в Марокко или официальные учебные учреждения в Саудовской Аравии с проведением в них реформ и чистки от влияния исламистов и диктаторской власти.

2. Информационная структура

К сезону месяца Рамадан в 2019 году телевизионный канал «Abu Dhabi TV» выпустил два исторических сериала о жизни двух самых известных суфийских шейхов — Халладжа1 и Ибн Араби2. Первая работа получила название «Ашик... Сырау аль-Джаварий» (Любовник и борьба рабыни), а последняя работа, которая описала жизнь Мухиддина ибн Араби — «Макамат аль-Ашк» (Степени любви). Ни для кого не секрет, что сподвигло Эмираты на возрождение подобных исторических фигур. Именно такую модель Ислама ОАЭ хотят представить мусульманской молодёжи, которая будет далёкой от модели таких воинствующих мусульманских учёных, как Ибн Таймийя3, Иззуддин ибн Абдуссалам4 и им подобные.

ОАЭ также запустили новый веб-сайт, направленный на искажение исламской религии и действия мусульманских диаспор в Европе под названием «Европейский взгляд на проблемы Ближнего Востока», которым непосредственно управляет Али Рашид аль-Нуайми, один из руководителей службы безопасности и разведки Эмиратов, а также один из ближайших соратников наследного принца Абу-Даби Мухаммада ибн Заида. Работа сайта зависит от скандального саудовца Камиля аль-Хаттия, известного своей враждебной позицией к неваххабитским мусульманским общинам и своей заявленной и необъявленной атакой на деятельность мусульманских диаспор в Европе.

Материалы сайта редактирует ультраправая итальянская писательница Сара Березовскивич, которая называет себя докторантом Католического университета Святого Сердца в Милане. Она работала в качестве приглашённого исследователя в программах по борьбе с экстремизмом в Университете Джорджа Вашингтона. Бюджет, выделяемый сайту, превышает один миллион триста тысяч евро в год. ОАЭ надеются, что этот сайт укрепит присутствие Эмиратов в Европе и усилит их борьбу с любой деятельностью своих противников, не говоря уже о его помощи в дискредитации организаций политического Ислама.

3. Обновление модели образования в соответствии с западными стандартами

Власти Эмиратов стремятся навязать такую модель образования, которая противоречит тому, во что верят люди, как внутри, так и за пределами ОАЭ. Данная модель образования включает в себя исторические идеи, ценности, устои и личности, поскольку ОАЭ через исследовательские центры, издательские дома и ток-шоу вносят свой вклад в продвижение сторонников обновления религиозного дискурса и перестройки исламского сознания. Это такие люди, как Наср Хамид Абу Зайд, Мухаммад Аркун, Басем Юсеф, Аднан Ибрагим и другие. Американский проповедник Хамза Хансен5 также фигурирует среди тех, кого привлекли Эмираты.

Известно, что Белый дом назначил Хамзу Хансена советником по отношениям с исламским миром после событий 11 сентября 2001 года. Он посетил ряд арабских стран в поисках знаний и принял суфийский Накшбандийский тарикат. Хансен очень хотел посетить шейха Накшбандийского ордена на Кипре Назема Хаккани6 и поддерживает тесные отношения с председателем Совета Фатвы ОАЭ и президентом Форума содействия миру в мусульманских обществах шейхом Абдуллахом ибн Байя.

4. Фонд «Таба» (Tabah Foundation)

Об этом фонде заговорили ещё до его образования в 2005 году, которое совпало с восхождением звезды проповедника Али аль-Джифри, который имеет хадрамаутские корни и является воспитанником древней суфийской школы в Йемене. ОАЭ начали вливать большие деньги в дело шейха Али аль-Джифри, чтобы расширить его связи, подружить с весомыми исламскими фигурами и признанными шариатскими инстанциями в исламском мире. Членами консультативного совета этого фонда были такие личности, как доктор Мухаммад Саид аль-Бутый и Абдуллах ибн Байя.

Фонд имел в своём распоряжении несколько издательских центров. Наиболее известными стали «Дар уль-Факих» в Абу-Даби, «Дар уль-Вабель ас-Сайиб», а также «Дар уль-Мокаттам» в Каире. А также было запущено множество проповеднических программ в Египте. Али аль-Джифри позволили установить дружественные отношения с некоторыми влиятельными шейхами аль-Азхара во главе с бывшим муфтием Али Джумаа, благодаря которому ОАЭ смогли реализовать ряд проектов в аль-Азхаре взамен на щедрые пожертвования в его адрес.

Стоит отметить, ни для кого не секрет, что аль-Джифри постоянно выражает свою поддержку правящему режиму в Сирии — Башару Асаду — против сирийского народа, подвергающегося систематическим убийствам и изгнанию. Впервые он заявил об этом 24 сентября 2011 года во время своего участия на Каирской конференции «Суфизм — классический подход к реформе» в поддержку режима Асада. Помимо него на этом мероприятии участвовали другие видные представители фонда «Таба». Участники конференции заявили, что происходящее в Сирии — это не революция, а, скорее, фитна, что указывает на то, что данная проблема является общей суфийской позицией, а не ошибкой индивидуума.

Отсюда нам кажется, что суфийское течение перестало быть религиозным направлением, миссия которого состоит в поиске истины и воспитании человека в поклонении Богу. Напротив, оно превратилось в оперативную группу, которую задействуют в области политики и реализации политических планов, наиболее важным из которых является поддержка правителя и призыв к повиновению его указам.

«Арабская весна» и усиление контроля Эмиратов над университетом аль-Азхар

Все мы знаем, что никто не мог занять важную должность в аль-Азхаре без одобрения режима Хосни Мубарака и его «Национально-демократической партии». Все помнят, как Мубарак издал своё решение назначить Ахмада ат-Тайеба шейхом аль-Азхара, который в то время был членом политического комитета «НДП». Ахмад ат-Тайеб отказывался покидать ряды партии, пока Мубарак не вернулся из своей медицинской поездки в Германию, чтобы взять у последнего разрешение на уход из партии. Именно поэтому силы революции 25 января возмутились нахождению Ахмада ат-Тайеба на своём посту, ведь последний считался одним из пережитков режима Мубарака.

Возможно, связь шейха аль-Азхара, известного политической риторикой «Национально-демократической партии» и антиреволюционной позицией, побудило шейхов аль-Азхара искать новую политическую руку помощи, которая могла бы поддержать их. И здесь появилась рука Эмиратов, которая сдружилась с советом учёных (шейхами) аль-Азхара и использовала их в своих интересах. Первые признаки эмиратского желания использовать аль-Азхар в противовес исламскому продвижению стали заметны в следующих двух проектах:

1. «Миссия аль-Азхар»: Так называемое отделение «Миссия аль-Азхар» ставит своей задачей пересмотреть религиозный дискурс и принятые ранее резолюции аль-Азхара, а также провести ревизию в академических коридорах университета аль-Азхар. Ответственным за эту миссию был назначен Осама аль-Азхари (ученик Али Джумы аль-Мукарраб), который имеет прямой контакт с Али аль-Джифри. Сразу после военного путча Сиси назначил Осаму аль-Азхари на должность советника по религиозным вопросам при президенте республики, и он продолжает занимать его, несмотря на свой юный возраст и отсутствие опыта по сравнению с другими фигурами в аль-Азхаре.

Скорее всего, Осама является одним из тех, на кого опираются ОАЭ, чтобы усилить своё влияние на аль-Азхар через устранение любой фигуры, которая может повлиять на эмиратское присутствие в аль-Азхаре. Осама получил такие широкие полномочия, что может даже отчитать самого шейха аль-Азхара, если последний попытается выйти из-под контроля. На страницах египетских газет Осама аль-Азхари развернул жёсткую войну против шейха аль-Азхара Ахмада аль-Тайеба за то, что последний отказал Сиси в просьбе издать фетву, запрещающую устный развод.

2. «Международная ассоциация выпускников аль-Азхара»: Вторым проектом было создание «Международной ассоциации выпускников аль-Азхара», которая позже превратилась в «Международную организацию выпускников аль-Азхара». Цель этой организации, возглавляемой шейхом аль-Азхара — собрать вокруг себя студентов аль-Азхара, особенно из числа иностранцев, и снарядить их религиозным дискурсом, продвигаемым Эмиратами, а также удержать их от знакомства с исламским движением через дискредитацию последнего.

Эта организация представляла собой фактор притяжения многих учёных аль-Азхара благодаря зарубежным поездкам и финансовым вознаграждениям, которые делали этих учёных лояльными к этой тенденции. Организация начала открывать свои филиалы в разных мусульманских странах. Если ознакомиться с программой этой организации, становится ясно, что она борется с течениями политического Ислама под предлогом борьбы с терроризмом и экстремизмом.

Это происходит в дополнение к другим проектам, таким как создание спутниковых телеканалов — «Азхаровский канал», — издательских и исследовательских центров, в первую очередь — «The Islamic Manuscript Association» (Исламская ассоциация рукописей) и «Дар уль-Фульк» (Астрономический центр под руководством Ашрафа Саада аль-Азхарий — одного из приближённых Али Джумы). Все эти институты привлекали к себе студентов и доцентов аль-Азхара тем, что в них вливались Эмиратами огромные финансовые средства.

Грозненская конференция «Ахл-юс-Сунна ва аль-Джамаа» и Совет старейшин мусульман

После проявления на публике особенностей саудовско-эмиратского альянса и влияния Мухаммада ибн Заида на Мухаммада ибн Сальмана всё это вылилось в сокращение салафитского дискурса, за исключением мадхалитской интерпретации салафизма, которую продолжают использовать в некоторых горячих точках, как, например, в Ливии для поддержки военного проекта Хафтара. Такое сближение подтолкнуло ОАЭ к продвижению своего проекта, проведя в 2016 году Грозненскую конференцию под названием «Ахл-юс-Сунна ва аль-Джамаа», которая прошла на основе ограниченной религиозной исключительности.

Целью конференции стало ограничение термина «Ахл-юс-Сунна ва аль-Джамаа», который лежит в основе принятого Эмиратами политико-религиозного вектора. Конференция послужила удобным случаем для маргинализации салафизма и дискредитации других исламских движений. Ещё одной целью конференции был поиск возможностей получить доступ в древние исламские учебные учреждения (такие как аз-Зайтуна в Тунисе и Мадраса Хадрами в Йемене), чтобы использовать их на передовой наряду с аль-Азхаром путём привлечения студентов и выпускников этих учреждений и использования их в качестве прикрытия своей эмиратской тенденции.

Несмотря на ограниченную религиозную исключительность конференции, тем не менее, одной из её рекомендаций стало создание совета старейшин мусульман под руководством Ахмада Мухаммада аль-Тайеба, который можно рассматривать как религиозное прикрытие эмиратской политики в регионе и её пропагандистского рупора.

Религиозный дискурс в эмиратском проекте

Проект ОАЭ по контролю религиозных институтов, особенно аль-Азхара, и использованию их на службе своей политики стал реакцией на подъём исламистов, который достиг своего пика после «Арабской весны». Было бы наивно полагать, что ОАЭ имеют настоящий исламский проект. При изучении и наблюдении за дискурсом и программами этого проекта можно заметить, что он сосредоточен на:

1. Проблемах терроризма и экстремизма в контексте возложения на группы политического Ислама ответственности за этот терроризм и экстремизм. Это очевидно прослеживается в программах «Всемирной ассоциации выпускников аль-Азхара» и «Форума по содействию миру в мусульманских обществах», который периодически проводится в Абу-Даби и представляет исламские течения как фактор хаоса и дестабилизации обществ.

2. Улучшении мистического суфийского дискурса и стирании его практического смысла, а также попытке сделать религию сугубо духовной связью между рабом и его Господом, не имеющей никакого отношения к жизни, особенно к политике.

3. Создании общественного мнения, ограничивающего исламских учёных исключительно вопросами духовности и проповеди, чтобы люди ассоциировали первых (т.е. этих учёных) с религиозными деятелями других религий в попытке превратить Ислам в священнослужительскую монашескую религию. Возможно, самым ярким проявлением этого выступает встреча Папы Франциска с имамом аль-Азхара д-р Ахмадом ат-Тайебом 4 февраля 2019 года в Абу-Даби, на которой они подписали совместную декларацию «Человеческое братство для мира во всём мире и для совместного сосуществования».

4. Игнорировании, а иногда и оправдании светских и просвещенческих тенденций, выступающих против Шариата и пытающихся исказить его под предлогом «тадждида» — обновления. Актуальность этого пункта прослеживается в политических вопросах. Эти тенденции также поддерживаются Эмиратами, в частности — фондом «Верующие без границ» (араб. — Муминун биля худуд), как об этом упоминалось выше.

5. Обеспечении религиозного прикрытия для продвижения политики нормализации отношений с сионистским образованием, которую режимы Эмиратов, Саудовской Аравии и Египта проводят в полном разгаре, а также для скрытия политической деспотии посредством фетв и развеянного теоретизирования фикха.

6. Активном участии в проводимых аль-Азхаром форумах и конференциях под названием «Обновление религиозного дискурса». Эмираты участвовали в последней конференции, проведённой аль-Азхаром в начале 2020 года, на которой председатель Главного управления по исламским делам и пожертвованиям Объединённых Арабских Эмиратов Мухаммад Матар Салем ибн Абид аль-Кааби призвал «исправить у молодых людей ошибочные понимания сути веры, Ислама, вопросы принадлежности к отчизне, джихада, приказа к одобряемому и запрета порицаемого, а также адекватно и деликатно объяснить тему вероотступничества, чтобы не дать террористическим группировкам возможности манипулировать и обманывать людей через неправильное толкование текстов и выдёргивание их из контекста».

Во время своего выступления на заседании, посвящённом роли академических религиозных институтов в обновлении исламской мысли, аль-Кааби добавил: «Неправильная интерпретация текстов, распространяемая террористическими группировками среди молодёжи, и призыв их к насилию во имя религии вызвали стереотипный образ, будто Ислам враждебно относится к другим, разрушает достояния человеческой цивилизации и жаждет крови тех, кто не согласен с ним. Вдобавок к этому, неправильная интерпретация привела к непризнанию принципов отечества и разделению мира на Дар-уль-Ислям и Дар-уль-куфр».

7. Атаке на сборники достоверных хадисов Бухари, называя их «отсталыми книгами» и «пережитками прошлого», удерживающими мусульман в заложниках у 1400-летней истории. Об этом открыто заявила эмиратский академик Моза Гобаш в присутствии Нахайяна ибн Мубарака Аль Нахайяна, министра толерантности ОАЭ. Ранее, до неё, эмиратский проповедник Васим Юсуф заявил публично, что он полностью не верит ни в сборники хадисов Бухари, ни в пророческую Сунну, указав, что его вера основана только на Священном Коране.

Контроль за мусульманами и их притеснение, а также терпимость к представителям других религий

Газета «Washington Post» недавно сообщила, что контроль государства над Исламом в ОАЭ всё глубже проникает в повседневную жизнь мусульман. Правительство отбирает и проверяет всех имамов, а также предоставляет им еженедельные рекомендации для пятничных молитвенных проповедей. Даже неофициальное преподавание исламского обучения должно быть одобрено правительством. Газета отмечает, что ОАЭ считают исламские движения главной угрозой своей политической системе и национальной безопасности, особенно после революций «Арабской весны» 2011 года. Согласно статье «Washington Post», ОАЭ при этом проявляют снисходительность к публичному празднованию крупных христианских и индуистские праздников и китайского Нового года, а также к открытой пропаганде немусульманской религиозной деятельности.

Отношение с сионистским образованием

Сионистское образование жаждет того дня, когда оно станет признанным естественным субъектом в регионе. Добиться этого будет нелегко, пока в сердце Исламской Уммы живут законы и идеи Ислама, которые обязывают мусульман не соглашаться с этим злокачественным и отвратительным образованием на теле Исламской Уммы, а точнее — на благословенных и священных землях мусульман. Этого можно добиться только путём искажения Ислама и призыва мусульман к смирению со сложившейся реальностью. Именно к этому стремятся прозападные правители в мусульманских странах во главе с правящими режимами Сиси и ОАЭ, к которым недавно присоединился и Ибн Сальман.

Эмиратско-сионистские отношения добились существенного прогресса и достигли пика тесного сотрудничества, приведшего к назначению палестинца Мухаммада Дахлана советником по безопасности наследного принца Эмиратов Мухаммада ибн Заида. Как известно, Мухаммад Дахлан в 2011 году был обвинён в шпионаже в пользу Тель-Авива и в отравлении Арафата, а также считался представителем «ФАТХ» в секторе Газа, где он организовал тюрьмы и преследовал активистов «ХАМАС» арестами, убийствами и шпионажем в интересах «Израиля».

Секретная координация планов между сионистским образованием и властями Эмиратов стала достоянием общественности совсем недавно. Власти ОАЭ официально приняли несколько официальных лиц, представляющих оккупационные власти. Эти встречи сопровождались секретными обсуждениями путей расширения сотрудничества между странами в экономической и культурной областях. В июне 2019 года глава сионистского МИДа Исраэль Кац (известный своими левыми взглядами) посетил столицу ОАЭ Абу-Даби с официальным визитом в рамках участия в конференции ООН по окружающей среде.

В октябре 2018 года министр культуры и спорта сионистского образования Мири Регев прибыла в эмират Абу-Даби вместе с «израильскими» спортсменами, которые впервые участвовали в арабской стране под своим флагом на турнире Большого шлема по дзюдо. Не говоря уже о сообщениях ливанской газеты «Аль-Акбар» о том, что глава генштаба Армии обороны «Израиля» генерал-лейтенант Гади Айзенкот дважды посещал ОАЭ в декабре 2018 года.

Нормализация отношений охватила и воздушное пространство после того, как один из самолётов государственной компании «Dubai Ports World», которая входит в пятёрку крупнейших международных компаний по управлению портами, несколько раз приземлился в «израильском» аэропорту имени Бен-Гуриона. Вышеупомянутая компания имеет коммерческие связи с сионистским образованием.

В первую очередь, это совместные инвестиции, которые объединяют её с сионистской судоходной компанией «Zim Shipping Company», которая имеет прямую причастность к преступлениям сионистского образования против палестинских мусульман от трагедии «Накба» до сегодняшних дней. Компания «Dubai Ports World» основательно работает над укреплением коммерческих отношений с сионистским образованием. Подтверждением тому служит визит генерального директора этой компании, султана Ахмада ибн Сулайема, в Тель-Авив в августе 2019 года для обсуждения путей расширения этого сотрудничества.

Нормализация отношений не остановилась у черты коммерческой нормализации под покровительством властей, а переступила на уровень безопасности. Как сообщает «Bloomberg» со ссылкой на собственные источники, расследование «Bloomberg» выявило проект инфраструктуры безопасности, разработанный «израильской» компанией с «израильскими» инженерами в ОАЭ на сумму 6 миллиардов долларов. В свете утаивания военных сделок в сфере безопасности, заключённых между оккупационным государством и некоторыми авторитарными режимами Персидского залива, в очередном отчёте «Haaretz» говорится о сделке, заключённой между сионистским образованием и ОАЭ, о приобретении ОАЭ двух самолётов радио- и радиотехнической разведки с «израильским» оборудованием на сумму 846 миллионов долларов.

В 2016 году ОАЭ и сионистское образование приняли участие в совместных учениях «Red Flag» в Соединённых Штатах, в которых также участвовали пилоты из Пакистана и Испании. В 2017 году ВВС «Израиля» и ОАЭ приняли участие в совместных учениях в Греции «Iniohos 2017» с коллегами из США, Италии и Греции.

Всё вышеприведённое стало прелюдией к официальному объявлению Эмиратами о нормализации своих отношений с «Израилем» 13 августа 2020 года, которое, по сути, означает отмену всех существующих табу.

 

Хамид Абдульазиз

1. Абу́ Абдулла́х аль-Хусе́йн ибн Мансу́р аль-Халла́дж, известный как Мансу́р аль-Халла́дж (араб. منصور الحلاج‎; 858 — 26 марта 922 г. (казнён) — богослов и мистик из южного Ирана (Фарс), представитель суфизма.

2. Мухйидди́н Абу́ Абдулла́х Муха́ммад ибн Али́ аль-Андалу́си (араб. محي الدين محمد ابن علي ابن محمد ابن عربي الحاتمي الطائي الأندلسي‎, 28 июля 1165, Мурсия — 10 ноября 1240 г., Дамаск) — богослов из мусульманской Испании, крупнейший представитель и теоретик суфизма. Разработал учение о единстве бытия (вахдат ал-вуджуд), отрицающее различия Бога и мира. Отстаивал концепцию совершенного человека (аль-инсан аль-камиль).

3. Таки́юддин Абу́ Абба́с А́хмад ибн Абдулхалим аль-Харрани, более известный как Шейх уль-Ислям Ибн Тайми́я (араб. ابن تيمية‎;) (1263, Харран, совр. Турция — 1328 г., Дамаск, совр. Сирия) — арабо-мусульманский теолог, правовед ханбалитского мазхаба, критик «нововведений» в религии.

4. Иззу-д-ди́н Абу Муха́ммад Абду́-ль-Ази́з ибн Абду-с-Саля́м ас-Суля́ми (араб. عز الدين بن عبد السلام) (1181, Дамаск, совр. Сирия — 1262 г., Каир, совр. Египет) — исламский богослов, факих шафиитского мазхаба. Известен также под прозвищем «Султан аль-Улема» и «Шейх уль-Ислям».

5. Хамза Юсуф (Марк Хансон; 1958 г.) — американский исламский учёный, соучредитель колледжа Зайтуна, советник Центра исламских исследований Высшего теологического союза в Беркли, вице-президент Глобального центра руководства и обновления, который был основан и в настоящее время возглавляется Абдуллахом ибн Байя, а также является вице-президентом находящегося в ОАЭ Форума по содействию миру в мусульманских обществах.

6. Шейх Назим (араб. شيخ ناظم‎; 21 апреля 1922, Ларнака — 7 мая 2014 г., Лефкосия) — шейх Накшбандийского ордена, 40-й хранитель тайны цепи преемственности Накшбандийского тариката.

Связанные материалы