Слова немусульманских мыслителей и исследователей о Посланнике Аллаха (с.а.с.)

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

В данной статье мы хотели бы упомянуть высказывания ряда немусульманских мыслителей и исследователей о Посланнике Аллаха (с.а.с.).

Слова этих людей, несмотря на их отличие в религиозной и идейной принадлежности, раскрывают их понимание и осведомлённость о том, что они говорят. Стоит отметить, что статус этих людей признан их народами, и они не похожи на ту чернь, которая сегодня не перестаёт нападать на Посланника Аллаха (с.а.с.). Всем известно, что нападки на Посланника (с.а.с.) политизированы, за ними стоят западные государства и их спецслужбы. Другими словами, это часть безумной кампании против Ислама как цивилизации, культуры, системы для жизни. Что касается самих высказываний:

— Иоганн Вольфганг фон Гёте:

«...Мы, европейцы, со всеми нашими воззрениями не достигли того, чего достиг Мухаммад. Никто не сможет превзойти его в этом ‹...› Я искал в истории наилучший пример, и нашёл лишь Мухаммада ‹...› Истина должна восторжествовать и возвыситься так же, как Мухаммад преуспел в подчинении мира через слова монотеизма».

— В интервью газете «Young India» Махатма Ганди сказал следующее:

«Я хотел узнать качества человека, который имеет бесспорную власть над сердцами миллионов людей ‹...› Я абсолютно убедился в том, что не меч является средством, с помощью которого Ислам получил свой статус. Это произошло через простоту Посланника, его внимательность и правдивость в своих обещаниях, его преданность и искренность со своими друзьями и последователями, его отвагу, его уверенность в своём Господе и Послании. Именно эти качества проложили путь и позволили преодолеть трудности, а не использование меча. После того, как я закончил читать вторую часть о жизни Посланника, я обнаружил в себе тоску из-за того, что не хватает материалов, чтобы побольше узнать о его великой жизни».

— Конеру Рамакришна Рао в своей книге «Мухаммад — Пророк» писал:

«Личность Мухаммада очень трудно постичь полностью. Я могу лишь показать отдельные части его жизни, состоящие из последовательных ярких картин: Мухаммад — Пророк, Мухаммад — воин, Мухаммад — торговец, Мухаммад — политик, Мухаммад — оратор, Мухаммад — защитник рабов, Мухаммад — освободитель женщин, Мухаммад — судья ‹...› Такого рода выдающиеся роли во всех сферах жизни делают его героем».

— Самуэль Маринус Цвемер в своей книге «Восток и его обычаи» писал:

«Несомненно, Мухаммад был одним из величайших религиозных лидеров мусульман. Так же верно будет сказать, что он был способным реформатором, красноречивым, храбрым, великим мыслителем. Недопустимо, чтобы мы приписывали ему те качества, которые противоречат вышеупомянутым. Его Коран, с которым он пришёл, и его история являются ярким свидетельством этого утверждения».

— Джордж Бернард Шоу в своей книге «Мухаммад» писал:

«Мир нуждается в человеке с таким же мышлением, как у Мухаммада. Этот Пророк всегда ставил свою религию на почётное место. Его религия — сильнее всего, она способна одолеть другие религии и быть вечной. Я вижу много соотечественников, которые приняли эту религию на основе доводов. Эта религия получит большое распространение в Европе. Средневековые священнослужители из-за невежества и фанатизма изображали религию Мухаммада в тёмных красках. Они считали его врагом христианства. Я изучил этого человека и нашёл его удивительным. Я пришёл к тому, что он не враг христианства, напротив, необходимо его называть спасителем человечества. Если бы человеку, подобному Мухаммаду, суждено было единолично управлять нынешним миром, он преуспел бы в разрешении его проблем, что, в свою очередь, принесло бы этому миру покой и счастье, которых ему так недостаёт».

— Сенерстен Алясуджи, профессор семитских языков, в своей книге «История жизни Мухаммада» писал:

«Мы окажемся несправедливы к Мухаммаду, если будем отрицать его великие качества и достоинства. Мухаммад лицом к лицу сталкивался с невежеством и дикостью, но продолжал стоять на своих принципах. Он боролся с тиранией, пока не одержал очевидную победу. Его законоположение совершеннее всех других законов, а сам он стоит во главе величайших людей истории».

— Майкл Харт в своей книге «100 самых влиятельных людей в истории» писал:

«Моё решение поставить Мухаммада во главе списка самых влиятельных исторических фигур может удивить одних читателей, а у других вызвать возражения. Однако это единственный человек в истории, достигший наибольшего успеха как в религии, так и в мирской жизни. Были посланники, пророки и мудрецы, стоявшие у начала великих миссий, однако они умирали, так и не завершив их, например, Иисус в христианстве, или их современники, кто принимал участие в их деле, или те, кто был до этого, как Моисей в иудаизме. Мухаммад — единственный, кто довёл до конца своё религиозное Послание, установил религиозные нормы. В это Послание уверовали целые народы ещё при его жизни. Помимо религии он основал новое государство, объединил племена в один народ, а народы — в одну Умму, и заложил для этой новой нации все жизненные основы, разъяснил ей о мирских делах, предписал ей проповедовать религию остальному миру».

— Лев Толстой:

«Мухаммаду достаточно для почёта то, что он спас униженную, утонувшую в крови нацию из тисков дьявольских обычаев и направил её по пути развития и прогресса. Шариат Мухаммада будет властвовать по всему миру, потому что он гармонирует с разумом и мудростью».

— Австрийский профессор Шпарк:

«Человечество гордится, что есть такой человек, как Мухаммад. Несмотря на то, что он не умел читать и писать, он смог 14 веков назад принести новое законодательство. Мы, европейцы, смогли бы быть счастливы, если бы достигли её вершины».

— Томас Карлейль:

«Для любого человека в эту эпоху стало самым постыдным делом прислушиваться к словам, что религия Ислам является ложью, а Мухаммад является обманщиком и фальсификатором. Мы должны бороться с подобными нелепыми и постыдными высказываниями. Послание, которое принёс этот Посланник, на протяжении 12 веков было светилом для более чем 200 млн. человек. Неужели кто-то из вас думает, что это Послание, с которым жили и умерли миллионы людей, является ложью и обманом?!».

— Филип Хитти:

«Ислам — программа жизни. С этой точки зрения он состоит из трёх основных аспектов: религиозного, политического, культурного. Эти три аспекта переплетаются и взаимодействуют друг с другом. Иногда одни аспекты перетекали в другие, но мы этого не замечали ‹...› Шариат не делает различия между религиозным и мирским аспектами. Шариат повествует о связи человека с Богом, его обязанностях перед Ним и об их регулировании. Это подобно тому, как мы выстраиваем отношения одного человека с другим. Все приказы и запреты Бога касательно религиозных, гражданских и других вопросов берут своё начало из Корана. В Коране имеется 6 тысяч аятов или более, примерно тысяча из них связана с законодательством».

— Насри Сальхаб:

«Ислам — религия всех времён. Он был подготовлен для всех народов, а не только для мусульман или арабов Аравийского полуострова, которые жили и видели Пророка. Этот Пророк не только пророк арабов или мусульман, он Пророк для каждого, кто уверовал в Аллаха, Судный день, пророков, Небесные писания ‹...› Нет другой религии, которая бы как Ислам чтила пророков и посланников, которые были до арабского Пророка. Он обязывает мусульман чтить прежних посланников, верить в них. Нет другой религии, которая бы как Ислам чтила другие прежние Божественные религии до него».

— Гюстав Лебон:

«Сила не была тем фактором, который распространил Коран. Арабы оставили покорённые народы свободными в своих религиях. Если какие-то христианские народы принимали Ислам и брали в качестве своего родного языка арабский, то это потому, что они увидели справедливость арабов-победителей, чего не было у тех, кто захватывал их ранее. В Исламе они увидели такую лёгкость, которую они не видели прежде».

— Зигрид Хунке:

«Нет принуждения в религии» (2:256). Это то, что предписал Коран, поэтому арабы не заставляли принимать Ислам покорённые народы. Христиане, зороастрийцы, иудеи, которые были до Ислама, были наихудшими примерами религиозного фанатизма. Однако мусульмане оставили им их молельные дома, монастыри, не тронули их священнослужителей и учёных мужей. Разве это не есть вершина терпимости? Где и когда история повествует о подобном? Разве нет тех, кто вздохнул с облегчением после вопиющих византийских репрессий, зверств испанцев, гонений евреев? Новые мусульманские правители не вмешивались во внутренние дела этих народов. Так патриарх Байт уль-Мукаддаса в IX веке пишет патриарху византийскому об арабах: «Они отличаются справедливостью, они не притесняют нас, они не применяют к нам никакого насилия».