Перемены в сирии: Лидер оппозиции Бурхан Галиун на весах

До сих пор машина античеловеческих репрессий сирийского режима несет народу насилие, убийства, разорения и уничтожения, в самой различной форме. Она каждый день десятками забирает невинные души, вот уже на протяжении девяти месяцев, на виду у всего мира. И это в то время, как люди, со всем величием и гордостью, продолжают проявлять терпение что дает надежды на приближение победы и свержения тиранического режима. Но то, что поражает, вопреки всему, что коррумпированные режимы, как арабские, так и неарабские, продолжают скрыто и явно вести сговоры с зарубежными государствами. Все это – для создания выхода или альтернативы режиму, который сохранит интересы Запада, сократит путь перед любым действенным изменением под ложными предлогами как сохранение стабильности в регионе, прав меньшинств и лояльности Запада в отношении мусульман.

Поэтому не удивительно то, что мы видим, как усердствует Турция и Катар в создании сирийского национального совета под предводительством доктора Бурхана Галиуна, который известен своей непревзойденной светской личностью, о которой велась и до сих пор ведется пропаганда. После того как он был избран главой Национального Совета, он призывает к «установлению светского государства в Сирии». Он поясняет, что он «готов согласиться с исламским правительством, но не согласен с исламским государством». Он подчеркивает, что он «хочет светское демократическое государство», а это означает, что его призыв изначально к светскому государству является легкой формой мошенничества против людей для создания светского государства. И это потому, что он осознает, что исламские народы со всем рвением стремятся к преобразованию ведущего к Исламу, и только. И это согласно многократным заявлениям самого Галиуна: «исламское движение заметно господствует над улицей».

Относительно слов Галиуна о согласии с исламским правительством, то это не более чем пыль в глаза. Общественность понимает, что он не против Ислама, с точки зрения того, чтобы исламисты принимали участие в правительстве и образовали его, при условии, что они не будут править по Исламу. И он не согласен, и это тоже его слова, чтобы государство было исламским. Напротив, по его утверждению оно должно быть светским и правящим светскими законами. А нахождение исламистов в правлении – это всего лишь обман, предназначенный для отвлечения исламских народов, как это происходит в Турции, Тунисе, Египте и Ливии.

И то что ставит большой знак вопроса относительно правдивости Галиуна сверх его непревзойденной светской личности это его многократный призыв в СМИ к «работе по требованию международной защиты», что значит повторное открытие дверей для того, чтобы Запад ворвался в нашу жизнь и вмешался в наши дела до мелочей. Он же знает, что Запад является причиной наших бед, и не обязательно вести Умму как стадо из одного загона в другой. Но ее нужно освободить. И жертвы нашего народа это достойная цена для исполнения желания уммы – приобретения независимости и ее освобождения от тиранов.

Галиун, глава Национального Совета, который утверждает, что представляет большую часть сирийцев, любит западную мысль, которая заставляет сомневаться в пригодности Ислама и его шариата для упорядочения жизненных дел. Поэтому он открыто требует отдаления Ислама от государства, власти и законодательства, полагаясь на мысли извлеченные из книг востоковедов. Ему, как одному из их учеников, идущему по этому пути, было даровано кресло для продолжения их дела и преподавания в университете Сорбонна в Париже.

Галиун пишет в своей книге «Политика государства и религия»: «Печально то, что многие враги секуляризма полагают, что оно является синонимом слова «нет религии». На этой почве они изливают свой гнев, в то время, как это слово просто означает: «Религия принадлежит Аллаху, а родина всем». Выводы Галиуна указывают на то, что он размышляет поверхностно и повторяет слова, не задумываясь об их значении. Тот, кто говорит о том, что «родина принадлежит всем, а религия принадлежит Аллаху» утверждает прямой отказ от любой религии, требующей необходимости ее соблюдения во всех сферах жизни.

Таким образом, секуляризм является врагом Ислама – он отстраняет его от жизни, и невозможно совмещение претворения Ислама и претворение секуляризма в одном и том же обществе. Наличие одного из них означает ликвидация другого. И после этого, можно ли назвать мыслителем того, кто считает, что мысль «религия принадлежит Аллаху, а родина всем» не направлена против Ислама, который указывает на то, что и религия и родина принадлежат Аллаху? Напротив, вся эта жизнь и последующая, и все, что в этой вселенной принадлежат одному Ему, и нет Ему сотоварищей.

Слова о том, что «религия принадлежит Аллаху, а родина всем» означают отделение религии от жизни таким образом, что религия остается ограниченной взаимоотношениями человека со своим Господом без Его влияния на отношения с другими. Это уже не говоря о запрещенности для государства со всеми его организациями и политикой черпать законность каких-либо действий из религии или ее законов. Такое понимание противоречит Исламу, если не говорить о том, что этого значения нет религии. Вопрос не связан с терминами и определениями, а связан с реальностью, значением и влиянием на реальность.

Слова этого человека: «В шариате нет, и не может быть готовых решений для всех вопросов и сфер» – вызывают удивление. Если бы он ограничился словами, что в шариате нет решений для всех вопросов, то мы бы подумали, что он такой же невежда, как и все остальные. И мы бы разъяснили ему, что его утверждение противоречит сущности Ислама, потому что шариат, в общем, имеет решение на все вопросы и проблемы согласно тексту Корана:

وَنَزَّلْنَا عَلَيْكَ الْكِتَابَ تِبْيَانًا لِّكُلِّ شَيْءٍ وَهُدًى وَرَحْمَةً وَبُشْرَىٰ لِلْمُسْلِمِينَ

«Мы ниспослали тебе Писание для разъяснения всякой вещи, как руководство к прямому пути, милость и благую весть для мусульман» (16:89).

Однако это решение или то на что указывает Галиун, говоря, что в шариате нет и не может быть решений для всех вопросов и сфер достигается муджтахидами, которые выводят его из шариатских текстов (Коран и Сунна). Так происходило на протяжении всей исламской истории без нужды мусульман в том, чтобы они брали законы извне шариата или аннулировали какой-либо закон возложенный шариатом. И книги составленные имамами фикха в ту эпоху только свидетельствуют этому. А что касается смелости Галиун утверждения того, что «Его шариат не способен охватить все сферы жизни», то это вымысел против Аллаха и указывает на крайний атеизм.

Галиун говорит: «Ислам не стремится к государству и вопрос установления не входит в его задачи». Он приводит слова востоковедов и тех, кто находится под их влиянием, таких как Таха Хусайн и Али Абдель Разек утверждая, что в Исламе нет системы правления. Это явная ложь и отрицание аятов в Коране, касающихся правления, равно были ли они со значением судопроизводства или со значением отношения правителей с подопечными. Слова Всевышнего Аллаха:

فَلَا وَرَبِّكَ لَا يُؤْمِنُونَ حَتَّىٰ يُحَكِّمُوكَ فِيمَا شَجَرَ بَيْنَهُمْ ثُمَّ لَا يَجِدُوا فِي أَنفُسِهِمْ حَرَجًا مِّمَّا قَضَيْتَ وَيُسَلِّمُوا تَسْلِيمًا

«Но нет, клянусь твоим Господом! Они не уверуют, пока они не изберут тебя судьей во всем том, что запутано между ними, не перестанут испытывать в душе стеснение от твоего решения, и не подчинятся полностью…» (4:65).

В этом аяте ясно прослеживается обязанность людей обращаться к законам Аллаха, и даже довольствоваться ими. Это подтверждается словами Аллаха, где есть осуждение некоторых лиц, желающих прибегнуть не к законам Аллаха и тех, кто поступает подобным образом и не правдив в своей вере как приводится в словах Аллаха:

أَلَمْ تَرَ إِلَى الَّذِينَ يَزْعُمُونَ أَنَّهُمْ آمَنُوا بِمَا أُنزِلَ إِلَيْكَ وَمَا أُنزِلَ مِن قَبْلِكَ يُرِيدُونَ أَن يَتَحَاكَمُوا إِلَى الطَّاغُوتِ وَقَدْ أُمِرُوا أَن يَكْفُرُوا بِهِ وَيُرِيدُ الشَّيْطَانُ أَن يُضِلَّهُمْ ضَلَالًا بَعِيدًا

«Разве ты не видел тех, которые заявляют, что они уверовали в ниспосланное тебе и в ниспосланное до тебя, но хотят обращаться на суд к тагуту, хотя им приказано не веровать в него? Сатана желает ввести их в глубокое заблуждение» (4:60).

Более того, к обязательности повиновения Аллаху и Посланнику (с.а.с.), в каждом приказе и запрете, приводимых в Коране и Сунне, Аллах приказывает повиноваться правителям. Однако им нужно повиноваться до тех пор, пока они придерживаются законов Аллаха, потому что нет подчинения в грехе. А если возникло разногласие между правителями и подопечными, то судьей в этом случае является шариат Аллаха, как об этом говорит Всевышний:

يَا أَيُّهَا الَّذِينَ آمَنُوا أَطِيعُوا اللَّهَ وَأَطِيعُوا الرَّسُولَ وَأُولِي الْأَمْرِ مِنكُمْ ۖ فَإِن تَنَازَعْتُمْ فِي شَيْءٍ فَرُدُّوهُ إِلَى اللَّهِ وَالرَّسُولِ إِن كُنتُمْ تُؤْمِنُونَ بِاللَّهِ وَالْيَوْمِ الْآخِرِ ۚ ذَٰلِكَ خَيْرٌ وَأَحْسَنُ تَأْوِيلًا

«О те, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Посланнику и обладающим влиянием среди вас. Если же вы станете препираться о чем-нибудь, то обратитесь с этим к Аллаху и Посланнику, если вы веруете в Аллаха и Последний день. Так будет лучше и прекраснее по значению (или по вознаграждению)!» (4:59).

Вдобавок к вышесказанному всем известно, что Посланник Аллаха (с.а.с.) основал государство и посредством него разъяснил нам законы, которые необходимо соблюдать в отношении других государств и других религий, не говоря уже об отношении этого государства с самими мусульманами. Также он ясно провел черты этого государства равно в экономике, судопроизводстве, войне, мире и других делах. После всего этого Галиун утверждает, что Ислам не стремился к государству?! Галиун говорит: «В истории нет ничего того что не подвергалось бы изменениям...

Следовательно, большой ошибкой является то, что мы забываем об этом и пытаемся решить наши проблемы решениями прошлых времен». Мы осознаем, что постоянно происходят изменения, однако это происходит в материальных вопросах и средствах жизни, то есть в сфере, называемой технологией и управлением, но не в самом человеке. Человек, его инстинкты и органические потребности не изменяется. Отсюда законы шариата связанные с человеком, его потребностями, инстинктами и методами удовлетворения не изменяются.

Затем Аллах сотворил вселенную, человека и жизнь и указал на пригодность своей религии для всех времен и мест. Как мы последуем за Галиуном и оставим религию Аллаха?! Аллах сказал:

وَأَنِ احْكُم بَيْنَهُم بِمَا أَنزَلَ اللَّهُ وَلَا تَتَّبِعْ أَهْوَاءَهُمْ وَاحْذَرْهُمْ

«Суди между ними согласно тому, что ниспослал Аллах, не потакай их желаниям» (5:49).

А также сказал:

وَمَنْ أَعْرَضَ عَن ذِكْرِي فَإِنَّ لَهُ مَعِيشَةً ضَنكًا

«А кто отвернется от Моего Напоминания, того ожидает тяжкая жизнь» (20:124).

И слова посланника Аллаха (с.а.с.): «Я оставил после себя две вещи, и если будете держаться за них, то не заблудитесь никогда: Книгу Аллаха и мою Сунну».

Однако Галиун не знает всего этого. Также он не знает, что такое иджтихад, который считается шариатским орудием для выведения решений на новые реальности из текстов шариата. И как я говорил ранее это то, чем занимались ученые в прошлом и занимаются в настоящее время, и будет продолжаться до Судного дня. Поэтому возражение Галиуна в отношении претворения решений прошлого времени на наши современные проблемы отвергается потому, что если, эти проблемы те же, что и были раньше, то нет сомнения в том, что мы решим их теми же решениями без учета времени и места. А если возникли новые проблемы, то необходимо вывести решения из книги Аллаха и Сунны, а не из понимания немощных, ограниченных людей, которые живут в противоречиях и гонятся за желаниями и страстями.

В книге «Тупик государства между исламистами и либералами», в написании которой принимал участие Бурхан Галиун (издана в 2010г.), он говорит в определении гражданского государства, к которому он призывает: «Государство – это необходимость собрания. Оно рождено собранием и построено им, а не наоборот. Это значит, что собрание развивается и изменяется согласно времени, положению, обстоятельству и событиям. Если изменится сущность самого собрания, то соответственно изменится и его роль.

Соответственно, это должно повлиять на форму государства, его роль и источник законодательства, согласно произошедшим изменениям в структуре общества». Мы не будем спорить с Галиуном в том, что государство вызвано необходимостью собрания, т.е. наличием людей и возникновением взаимоотношений меж ними. Возникновение общества требует наличия системы, которая упорядочивает взаимоотношения, и наличия решений для проблем, которые могут возникнуть. Следовательно, необходимо наличие государства, претворяющего эту систему и управляющего делами людей на основе законов этой системы.

Можно только поразиться, как Галиун утверждает о социальной необходимости для возникновения государства, а затем говорит, что Ислам не стремится к государству вопреки неизбежной потребности для упорядочения дел новой исламской уммы и исламского общества, которые начали развиваться с приходом Посланника Аллаха (с.а.с.) в Медину. Как назовет Галиун мединский акт или договор, который написал Посланник Аллаха (с.а.с.) для урегулирования отношений между различными жителями Медины: мусульманами, евреями и многобожниками? Разве не знает Галиун и ему подобные, из числа секуляристов, что посланник Аллаха (с.а.с.) не говорит по своей страсти? Напротив, то, что он говорит и делает, является откровением от Аллаха и мусульмане обязаны следовать за ним согласно словам Аллаха:

وَمَا آتَاكُمُ الرَّسُولُ فَخُذُوهُ وَمَا نَهَاكُمْ عَنْهُ فَانتَهُوا ۚ وَاتَّقُوا اللَّهَ ۖ إِنَّ اللَّهَ شَدِيدُ الْعِقَابِ

«Берите же то, что дал вам Посланник, и сторонитесь того, что он запретил вам. Бойтесь Аллаха, ведь Аллах суров в наказании» (59:7).

Может быть, самая большая ошибка, которую совершает Галиун и ему подобные, из числа носителей идей секуляризма в исламском мире, заключается в том, что они не изучали Ислам с точки зрения образа жизни, из которого вытекает индивидуальная система правления. Мы видим, что большинство их изучили Ислам из уст их преподавателей-востоковедов, которые вели крестовую войну против исламского мира и изучали Ислам, чтобы исказить его и внедрить в него то, что не из него. Выросли носители этой мысли, конечно же, несведущими в Исламе, и в тоже время, враждуя с ним. Мы увидели их идейные и политические атаки против Ислама.

Если бы Галиун был благородным мусульманином, то критиковал бы западную мысль, которая разожгла войны и уничтожила человечество, и разъяснил бы насколько нуждается мир, который стонет от порочности капитализма, в Исламе и государстве Халифат. Если бы он был благородным мусульманином, то проявлял бы симпатию к своему народу и Исламу, в который он бы уверовал вместо того, чтобы быть острием копья против исламского проекта развития.

 

Фуад аз-Зухайри