Сирия и путь выхода

Контексты революции

Наконец сирийский народ сломал стену молчания, преодолел страх и восстал против отвратительного этнического режима тирании. Любительские съемки демонстраций не сходят с экранов телевизоров. Все это происходит под стрельбу автоматов и пушек – самых мощных машин подавления волнений, которые знал Ближний Восток за последние пять десятилетий. Танки, едва выйдя из одного города, тут же нападают на другой, переходят из одного района в другой, разрушая все на своем пути. Но самое страшное из того, что транслируют спутниковые телеканалы – это убийство мирных демонстрантов, которые не останавливаются ни на один день в течение последних девяти месяцев. Дети и женщины погибают также как и мужчины. Тем не менее, единственное, что вселяет успокоение – это стойкость восставших, несмотря на продолжающиеся кровопролитие невинной крови, а также их лозунги, отражающие глубину истинных эмоций. Они желают освобождения от гнета и мрака наряду с исламским подсознанием, хранящимся в них.

Эти революции пришли без лидера и без покровителя, за исключением тех личностей и партий, которых создавали и раскручивали средства массовой информации стран Персидского залива. Известно, что страны Персидского залива связаны с политикой Британии, которая в партнёрстве с Францией стараются воспользоваться этой революцией, чтобы расправиться с режимом Асада, который ликвидировал их влияние внутри Сирии и Ливана, а также потревожил их в большинстве стран региона в пользу Америки после того, как Хафиз Асад избрал проамериканский вектор. Поэтому Британия и Франция пытаются оказать влияние на революцию и её направление в соответствии с собственными проектами частично или в полном объеме, чтобы гарантировать восстановление своего утраченного влияния в Сирии, в случае успеха революции. Британия и Франция выжидают благоприятного времени для атаки по сирийскому режиму с целью свержения его, как это ярко проявилось во время убийства Рафика аль-Харири в Ливане в 2005 году.

 

Межконфессиональные конфликты

Сирийское общество характеризуется этническим и религиозным разнообразием, подобно большинству стран Ближнего Востока. Он включает в себя арабов, курдов, армян, туркменов, как и включает алавитов, друзов, исмаилитов, христиан и подавляющим большинством суннитов. Тем не менее, это разнообразие никогда не составляло проблему в истории Сирии, не говоря уже о регионе в целом, с того времени, как она присоединилась к Дар-уль-Ислам (Халифат). Все жили в гармонии, стабильности и спокойствии, за исключением отдельных случаев, произошедших в результате заговоров европейских стран в период слабости Османского Халифата, например, конфликт между друзами и христианами в горных областях Ливане в 1860 году. И когда сирийский народ восстал против французской оккупации, руководство революции было сформировано из разных национальностей и конфессий.

Отбор по этно-конфессиональному признаку не проявлялся в обществе, за исключением последних десятилетий по вине Хафиза Асад, который начал вести политику дискриминации после того, как ему удалось совершить переворот против своих товарищей-ветеранов и получить власть в контексте реформаторского движения. Он считал, что отбор по этно-конфессиональному признаку является единственным способом удержать государство в своих руках. Поэтому он уволил суннитов, представлявших большинство, с важных должностных постов, принял новую конституцию, гарантирующую ему единоличное управление страной, и определил партию «Баас» символическим лидером для общества и государства, чтобы все «подмять» под себя.

На самом деле, ни эта партия, ни эта новая конституция, не представляли собой никакой ценности, кроме только той, что придавал им сам Хафиз Асад. Поэтому он с лёгкостью, так сказать, одним махом изменил конституцию и передал власть своему сыну Башару. И это, вопреки тому, что Сирия является республикой. Не говоря уже о ненависти народа к этой системе из-за чудовищного массового убийства населения в городе Хама, разращения и повальных арестов, наряду с безудержной коррупцией, несправедливости, произвола, самоуправства и присвоения властных полномочий и богатства страны небольшой бандой развратников, служащих этому режиму.

Международная опека

В период геополитического столкновения между Восточным лагерем в лице СССР и Западным лагерем во главе с США Хафиз Асад выбрал проамериканский вектор, дабы обеспечить своему режиму международное политическое покровительство, которое гарантировало бы ему безопасность на местном и региональном уровне. Это позволило ему удержать власть в Сирии и иметь сильное влияние в регионе. Плоды его привязанности к американскому полюсу проявились в ходе участия его режима в спектакле «Война Судного дня», показанным арабскими государствами 1973 году. Тогда Америка стремилась посредством этой войны разжечь военные фронты для активизации мирного процесса после того, как израильские политики проявили к нему интерес. Именно эта война впоследствии явила на свет Кемп-Девидское соглашение.

Также связь асадовского режима с Америкой заметно проявилась в его непосредственной помощи американцам в их первой войне в Ираке в 1991 года. Более того, этот режим стал одним из первых союзников США в так называемой войне против терроризма. И это не говоря уже об усилиях по устранению антиамериканских политических сил в Ливане во время его оккупации, и посильной поддержке американского мирного процесса в Ираке после падения режима Саддама Хусейна. Для того, что еще больше защитить себя и получить гарантии на отсутствие всяких угроз, сирийский режим предпринял немало мер по обеспечению безопасности израиля на местном уровне, после сдачи Голанских высот во время войны в 1967 году. К примеру, он запретил на долгие десятилетия проведение любых военных действий, способных прорвать этот фронт.

Последствия свержения

В силу сложившихся переплетенных отношений сирийского режима с Ливаном, Палестиной, Ираком, Ираном и Турцией его ослабление (сирийского режима), не говоря уже о падении, означает автоматическое заражение всего региона. Нужно учитывать, что Америка опирается на этот режим в исследовании актуальных вопросов и реализации определенных планов. И это независимо, касается ли это вопроса урегулирования мирного процесса с израилем, или, как декларируется в рекомендациях Бейкера-Гамильтона о выводе американских войск из Ирака, возложение на Иран и Сирию задачу по обеспечении безопасности ее интересов в регионе.

Поэтому падение сирийского режима окажет прямое влияние на американские планы в регионе. Происходящее в Сирии отличается от того, что произошло в Тунисе, Египте, Ливии и Йемене. Это масштабнее, чем падение режима Саддама Хусейна в Ираке под натиском американской армии, потому что иракский режим на тот момент уже утратил влияние в регионе. Свое былое влияние он потерял постепенно, еще начиная с конца Ирано-иракской войны, затем война «Буря в пустыне», и заканчивая блокадой, устранением и отсутствием на региональной арене, на протяжении 13 лет.

Американская позиция

С самого начала урагана перемен в арабском регионе Америка пустилась в поиск формальных альтернатив для проамериканских режимов, которым она покровительствовала и поддерживала на протяжении десятилетий ради сохранения стабильности своих политических, экономических и военных интересов в регионе. Замена Мубараку в Египте была готова – это египетская армия, которая является основой американского влияния. Поэтому Высший совет вооруженных сил взял на себя полномочия Мубарака после того, как последний стал ненужной ношей. От него избавились в течение каких-то 18 дней, во избежание угрозы интересам и влиянию Америки.

Подобное провести не так-то просто в Сирии, где влияние Америки ограничено верхней частью пирамиды правящего режима и службой безопасности страны без непосредственного самостоятельного влияния в армии, в качестве проамериканского военного института, как это имеет место в Пакистане и Египте. Такой расклад сил ставит Америку в затруднительное положение, а именно, не позволяет с легкостью провести в Сирии перемены, даже формальные, не задевая систему в целом. Это и объясняет нерадивое поведение Америки в оказании реального давления на Асада с требованием уйти в отставку, как она поступала с другими президентами. И это несмотря на жестокость и зверство сирийского режима в отношении своего народа, который требует его отставки днем и ночью.

Америка всеми силами пытается отложить падение сирийского режима как можно дольше. Поэтому она прикрывает его на международном уровне через срыв усердных попыток Европы задействовать международные институты в сирийской проблеме, как это имело место в Ливии. В этом ей помогают позиции Китая и России, учитывая их статус в Совете Безопасности, и в силу пересечения их интересов с политикой США по этому вопросу. Если бы Америка захочет купить их молчание и согласие на международное вмешательство, вместо использования право вето, она сможет сделать это. Каждая из этих стран имеет тесные отношения с Америкой, и они заинтересованы в сохранении благоприятных отношений с ней.

Например, Китай является самым крупным внешним кредитором США в мире. Также Америка имеет возможность взять их партнерами в ряде экономических, политических и гуманитарных вопросах. И если добавить к этому тот факт, что Китай и Россия не имеют никакого существенного влияния на Ближнем Востоке, то становится трудно представить безрассудное вмешательство Китая и России в политические дела этого региона на фоне нынешних реалий. Максимум, что им под силу, это сохранение своих интересов в контексте услужения интересам Америки, т.к. сирийский режим вращается на политической орбите США.

Таким образом, меры, предпринимаемые Америкой, указывают на старание сдержать кризис в Сирии настолько, насколько это возможно. К примеру, через объявление того, что ливийский сценарий к Сирии не подходит, и повторять это по мере необходимости. А это, на самом деле, означает предоставление режиму еще дополнительных возможностей урегулировать ситуацию внутри страны и провести формальные реформы.

Также, подозрительная роль Турции, которая не предпринимает ничего, кроме пустых громогласных заявлений. Скорее всего, она решится стать эффективным игроком только тогда, когда принимающие решения в турецкой политике решат замять превалирующую вероятность неотвратимого падения сирийского режима. Вот тогда Турция и решится вмешаться в ситуацию, чтобы, так или иначе, принять участие в формировании замены.

Добавим к этому, протяжные отсрочки со стороны Лиги Арабских Государств (ЛАГ) в виде бессодержательных инициатив и протоколов. Причем, страны Персидского залива пытаются по мере возможности (на фоне слабости и озадаченности египетского режима, распада сирийского режима и устремления саудовских монархов в сторону Британии) толкнуть ЛАГ к эскалации ситуации с сирийским режимом в услугу Британии, а не в интересах свободы, безопасности и стабильности в Сирии, как она утверждает. Даже если предположить, что это так, то почему сами эти государства, члены ЛАГ, не отнесутся с заботой к своим гражданам, вместо того, чтобы подавлять и уничтожать их, как это происходит в Бахрейне или Саудовской Аравии. Ведь лучший из вас это тот, кто лучше всех относится к своим гражданам.

Путь выхода

Революция в Сирии проходит в злобной муке ожесточенной схватки между тремя путями развития событий:

1) Американский процесс сдерживания через проведения формальных реформ под управлением действующего режима. Имеются в виду такие реформы, как снятие чрезвычайного положения, разработка новой конституции, формирование правительства национального единства, отмена конституционной статьи относительно единоличного управления партии «Баас» и другие. Это дает Америке время и силы для расклада своих карт в таком виде, чтобы происходящее не оказало влияние на её планы в регионе. Поэтому она всякий раз направляет угрожающее послание через заявления американских первых лиц о том, что опасности и последствия падения режима охватят весь регион, и что разгорятся межэтнические конфликты. Именно это старается неустанно повторять сирийский режим, а также все его агентства и представительные центры.

2) Интернационализация кризиса. Именно над этим, не покладая рук, работают европейские страны. Это подтвердил и Набиль эль-Араби, генеральный секретарь ЛИГ (Лиги Арабских Государств). На своей пресс-конференции он открыто заявил, что отвергает требование ЕС направить сирийское дело в Совет Безопасности, которое высказали ему министры иностранных дел ЕС во время его встречи с ними в Брюсселе 1 декабря прошлого года. В случае если их попытки преуспеют, а именно, сирийский режим вступит в противостояние с так называемым международным сообществом, то тогда Британия и Франция наложат эмбарго на воздушные перелеты над сирийским воздушным пространством. Они образуют буферную зону в пограничных территориях, чтобы иметь возможность организовать вооруженный переворот при помощи некоторых соседних государств.

Это различие между европейской и американской позициями ярко прослеживалось на встрече Башшара Асада с сирийской диаспорой в Кувейте, которая прошла 25.09.2011. Как сообщает кувейтская газета «аль-Рай» за 25.09.2011, на этой встрече Башшар Асад с похвалой отозвался об американской позиции, назвав её позитивной. Он выразил свое удовлетворение в отношении позиции президента Обамы и госсекретаря Хиллари Клинтон, в отличие от европейской позиции, которую он считает чрезмерно радикальной.

3) Это бдительность армии и ее единение с народом в решительном противостоянии с асадовским режимом до полного свержения. Тогда обрушатся все планы империалистических сверхдержав. Они не рискнут вмешаться для защиты этой несчастного режима после того, как весь мир стал свидетелем ужаса его преступления и степени его презрения собственного народа. Сумеет ли Дамаск освободиться от гегемонии Америки и избавиться от произвола правящей банды? Сумеет ли отказаться от интернационализации своей внутренней проблемы, избрав для себя и всего региона путь освобождения и истинной независимости в силу своего местоположения, истории, возложенных на него ожиданий и того, что является центром тяжести Шама? Мы надеемся, что именно таким будет исход сегодняшних событий.

Мы обращаемся и взываем к Всевышнему Аллаху с просьбой помочь и даровать успех приверженцам истины, веры, мудрости, профессионализма и благоразумия в свершении этой великой цели. Однако пройти этот путь можно только через принятие исламского представления данной проблемы в целом. Спасение от правящей банды в Сирии и готовность жертвовать самым дорогим можно будет достичь лишь в том случае, когда Ислам войдет в сердца революционеров, когда они осознают, что эта проблема – проблема всей уммы, а не просто сирийская проблема. Всего этого не достичь, пока не будет ясного осознания того, что решение возможно только посредством принятия Ислама целиком, вознесения его знамени и несения его послания, чтобы представить истинную модель, которая оживит умму и прочертит путь спасения для всего человечества. Есть ли тот, кто ответит этому призыву?! Всевышний Аллах говорит:


وَلَيَنصُرَنَّ اللَّهُ مَن يَنصُرُهُ ۗ إِنَّ اللَّهَ لَقَوِيٌّ عَزِيزٌ

«Аллах непременно помогает тому, кто помогает Ему. Воистину, Аллах – Всесильный, Могущественный» (22:40).