Хизб ут-Тахрир – самое яркое заглавие в предстоящем этапе, по воле Аллаха

Гонка, борьба или соперничество между народами считается естественным процессом, по причине различия идей, регулирующих их жизнь. Когда народ долгое время придерживается, верит в какую-либо идею, то ему очень тяжело отказаться от нее только по причине появления другой идеи у другого народа, который стучится в двери, желая войти. Если какой-то народ, подобно исламской умме, убедился в справедливости и истинности идеи, которой он живет, то этот народ пожертвует самым драгоценным, чтобы донести эту идею до других народов, не говоря уже о защите этой идеи.

Когда появился Ислам, принятый новым народом, он смог конкурировать и бороться с другими идеями, и исламская умма продолжала расширяться с помощью призыва и армии, до тех пор, пока ее не остановили моря и океаны. За короткий период времени Ислам и его призыв распространились глобально широко, покорив народы и нации, которые приняли Ислам и стали частью великой исламской уммы. И при таком широком, распространении среди разных народов, Ислам не встретил на своем пути соперника, или, другими словами, международного конкурента исламской идее. Ислам оставался доминирующим на международном уровне, на протяжении более десяти веков. В течение этих столетий, несмотря на прошедшие периоды военных вторжений на исламские территории монголо-татар и крестоносцев, мысли и доктрина уммы никогда не были под угрозой, а некоторые враги, одержавшие физическую победу над мусульманами, даже принимали Ислам, как это произошло с монголо-татарами.

Появление капитализма

Появление капитализма было одновременно с, уже долго длящимся, упадком в исламской умме. Этот упадок привел к потере связи уммы с идеей, что впервые образовало идейную угрозу. Османское исламское государство было, на то время, единственным, кто стучался в двери Европы, чтобы открыть эти страны и распространить там свою религию – Ислам. Естественно, что новоявленные европейские страны накинулись на исламскую умму. Поскольку капитализм, как идеология, закрепил колониальные амбиции его приверженцев, а исламские страны являются странами блага и богатств, европейские кампании, будучи носителями капиталистической идеи, активизировались против Ислама и его уммы. В результате, европейские государства расширили свое влияние на исламскую умму в различных формах, и практическое претворение Ислама встало под серьезной угрозой. Ислам постепенно выводился из власти, а атаки на его идеи усиливались. В результате, Ислам был полностью выведен из общественной жизни, хоть он и пустил глубокие корни в отдельных личностях.

Исламское пробуждение

После того, как исламская умма была разделена на маленькие народы, над нами претворялись и претворяются капиталистические законы во всех своих формах. Однако исламская умма не взаимодействовала с новой системой, которая противоречит ее доктрине. Отсутствие взаимодействия с новой идеологией привело к еще большей отсталости исламской уммы. Когда умма ощутила свою новую реальность, то, что она попала под иго колониализма, внутри нее появились движения, призывающие к Исламу и к возобновлению исламского халифата. Понимание и осознание в этих движениях и партиях, которые после десятилетий падения Османской Халифата снова приняли Ислам как руководство, были различными.

Мы хотим остановиться на том периоде, но, тем не менее, отметим, что понимание Ислама и его идей в исламской умме стало расти. Общий внешний вид мусульманских улиц стал меняться, стали видны проявления исламских норм – хиджаба, бороды и частых посещений мечетей. Это было реакцией уммы, показывающей ее не согласие с капитализмом, который претворяется силой. Западный колонизатор почувствовал надвигающуюся опасность, но он видит, что она еще далеко. Американский мыслитель, который провел долгое время в Каире и других исламских городах, наблюдая за этими проявлениями в обществе, после проведения анализа, написал в 1992 году книгу: «Исламская угроза: миф или реальность?» он проводил анализ того, что если эти проявления будут увеличиваться, будут ли они нести в себе политическую опасность для Запада или нет.

С падением коммунизма в Восточной Европе, приверженности исламской уммы своей религии стало значительно больше, а вместе с этим, стало больше исламских движений. В результате народ и партии, популярные в Узбекистане и всей Центральной Азии, в бывших постсоветских странах стали провозглашать идеи исламского Халифата. Таким образом, исламские движения во всех этих проявлениях, представляют значительную политическую опасность, признается Запад.

В девяностых годах прошлого века выросла уверенность и доверие к исламским идеям, в результате чего, исламские движения стали сильнее, а с другой стороны, произошел распад левых партий, которые рассыпались после распада восточного блока и громкого падения коммунизма. Что же касается Запада, то в эти решающие десятилетия укрепилось международное убеждение в том, что Ислам, наряду с исламскими движениями, стал международной угрозой первого класса. В это время и начались великие интриги против Ислама, его уммы и движений.

Самые популярные ухищрения, влияние западного мира на исламский, которое Запад продвигал через своих агентов правителей, не могут встать перед лицом большой исламской экспансии, растущей в мусульманском мире. А эти правители становятся все слабее и уязвимей внутренне, ведь они изменили своему народу и все больше сотрудничают с Западом для подавления уммы.

Реальность в мусульманском мире, на пороге двадцать первого века заключается в том, что проект Ислама, который несут искренние исламские движения и партии пронесся почти по всему обществу. И единственным препятствием для исламского правления стоят кукольные правительства – шестерки Запада, и это положение является опасным для них. Интеллектуальная арена осталась свободной от любых проектов, и в мусульманском мире, в целом, остался только проект Ислама. Не осталось ни левых, ни коммунистических партий, и все остальные правящие партии правителей агентов распадаются вместе с предводителями, без каких-либо усилий уммы.

Запад преуспел в иммунизации системы правления, хотя эти мероприятия и устаревшие, однако им удалось предотвратить контакт военной силы с обществом и движениями. Было сделано даже так, что военные офицеры, обладающие силой, жили в другой эпохе и не знали, что происходит вокруг них, им запрещалось приносить газеты в казармы, даже если это официальные газеты, их строго за это наказывали по военному праву. Египетская армия зашла на арабский полуостров во время войны в Кувейте, под предводительством Америки, которое внушила ложное представление о том, что Кааба находится под угрозой. Сирийские силы безопасности преследовали всех, кто устанавливал спутниковые антенны! Это сильно отдалило офицеров от реальности, и Запад и его спецслужбы над этим работали днем и ночью, вместе с дешевыми существующими правителями в мусульманском мире. Им удалось это, они смогли оградить Ислам от доступа к власти.

Однако Запад считает, что складывающаяся ситуация, со стратегической точки зрения, представляет собой серьезную угрозу. В этом случае ошибка для иммунизации может привести к падению режима и не найдется тот, кто будет защищать его изнутри уммы. Мнение Запада, особенно мнение Америки, таково, что они лично должны вмешаться, чтобы предотвратить появление исламской власти. В связи с этим дневник командующего американскими войсками в войне против Ирака 2003 года, генерала Майерса, раскрыл планы войны в Ираке. Он написал: «Готовясь к войне в Ираке, мы знали о том, что Ближний Восток на краю вулкана, и американские войска должны присутствовать на Ближнем Востоке, чтобы защищать американские интересы непосредственно перед взрывом». Также Майерс в примечаниях, изданных после войны, сказал: «Ближний Восток, полностью станет не контролируемым к 2020 году, даже с присутствием там американской армии». Намерение Запада – это прямое вмешательство, ведь борьба между проектом Ислама и Запада, перешла в битву на пороге дома, и вошла в новую фазу, где существуют серьезные опасности для Ислама, с одной стороны, и большие возможности, с другой.

Этап после 11 сентября

После событий 11 сентября 2001 года, названных «нападения на Нью-Йорк и Вашингтон», западные армии собрались под американским руководством для ликвидации исламского экстремизма. Президентом Бушем-младшим был объявлен новый крестовый поход. Армии Запада со всей своей многочисленностью и силой в 2001 году вторглись в Афганистан и оккупировали его, напоминая своими действиями настоящую мировую войну. Затем в 2003г. была оккупация Ирака. Также и израиль спелся с Западом, для ликвидации палестинского сопротивления в период ливанского сопротивления в 2006 году, под тем же лозунгом – ликвидация терроризма и исламского экстремизма.

Да, прессинг на Исламскую умму усиливается, увеличиваются ее беды, она почувствовала что задыхается, а армии Запада собрались над ней подобно своре диких зверей над слабой добычей, которая не имеет ни средств, ни сил, чтобы защитить себя. Возросло присутствие американских и западных военных и невоенных сил в исламских странах, выражаемое в наглой открытой форме против, так называемых, исламских экстремистов и исламских движений. Запад стал громко публично выплескивать свой негатив по отношению к Исламу и мусульманам, клеймя мусульман террористами, а иногда стигматизируя Коран террористической книгой, а иногда запрещая мусульманам создание исламского халифата, простирающегося от Индонезии до Испании, как это было заявлено президентом США – Бушем-младшим. Америка и Запад не в состоянии скрыть свои цели, предупреждая о том, что радикальные исламисты хотят контроля над каким-либо регионом для создания оружия массового поражения, и даже министр внутренних дел Британии предупредил британских мусульман, что исламский шариат не будет притворен в Великобритании.

Эта западная атака была в первую очередь военной атакой, предназначенной для того, чтобы запугать исламские движения и удержать их от требования применения Ислама. Американцы мечтают об искоренении Ислама и тех, кто работает для его претворения. Исламский ответ был благородным, основанным на исламских мыслях. Моджахеды отличились, дав отпор вторжению США и Запада в Ираке и Афганистане. Америка почувствовала, что она борется с врагом, которого не знает, и что этот враг представляет собой большую неожиданность для США и союзных армий. Америка думала, что успех в оккупации Ирака и Афганистана, стабилизирует ее дела в этих двух мусульманских странах, и даст ей возможность создать платформу для атаки других стран. Политические аналитики следили за достижениями будущих целей американской и западной армий. Но Ирак и Афганистан стали гробницей американских амбиций, и горой, с вершины которой, упали неоконсерваторы в Вашингтоне, и вместе с ними разбились мечты Америки об исламском мире.

Этот этап изжил свое и начался другой этап – этап исламской уммы. Наиболее известными результатами того этапа, то есть военного вторжения, являются следующие:

1 – падение силы и превосходства, которыми пользовались США и западные армии на протяжении века, после провала в Ираке и Афганистане, несмотря на разницу в силе и вооружении. Говорит один из еврейских писателей, комментируя повстанческое движение в Ираке: «самым худшим результатом вторжения США в Ирак является то, что мусульманские боевики больше не боятся американской армии». По этой же причине израильские военные впервые потерпели неудачу при вторжении в Ливан в 2006 году, перед сотней боевиков ливанской стороны.

2 – Что касается политической стороны, то раскрылись проекты западных колонизаторов в беспрецедентном масштабе. Цели западной политики стали очевидны в своей враждебности к Исламу и мусульманам, что затрудняет им поиск местных союзников, даже на уровне продажного правительства. Очевидно также то, как Запад гонится за своими интересами, такими как нефть. А на международном уровне очевидно большое недовольство американскому лидерству над ведущими государствами, и многие страны опасаются, что станут подвержены мести, особенно со стороны мусульман, из-за высокомерной американской политики и ее безрассудных проектов.

3 – Западная политика обнажена, не осталось никакого морального или принципиального прикрытия или маскировки. Тюрьмы Абу-Грейб, Гуантанамо и т.п. показали ложь западной политики в вопросах прав человека и справедливости. Таким образом, упала сильная, ставшая мягкой, палка из рук западных лидеров, та палка, которая была использована для оправдания эффективности американского и европейского вмешательства в мире. Эти страны не могут защитить себя, даже перед своим народом, по причине, шока, ужаса и позора, постигших Америку и Британию в Ираке и Афганистане. Теперь Запад внезапно проявился своим истинным лицом, как хранилище зла и бесконечных преступлений против человечества.

4 – Что же касается Ислама, еще больше укрепилась гордость за него, как за идеологию, принцип, который может спасти человечество от дикой преступности западных стран, включая их толерантность и милосердие. Мусульмане в первый раз не обращают никакого внимания на военную мощь Запада, пропало значение военных баз, установленных США и европейскими странами, в сердце исламского мира. Умма еще больше начала чувствовать отвращение к каждому, кто идет по следу Запада и его политики. Это чувство настолько велико к Западу, что поступление студентов-мусульман в Западные университеты значительно снизилось. Между тем, мусульмане на Западе стали источником страха, из-за их приверженности религии и умме. Запад стал еще больше бояться, так называемого ими, экстремизма и исламского фундаментализма на Западе. В общей сложности исламская умма стала еще более яркой и чистой, чем прежде, и это стало массово распространяться в умме.

5 – И вследствие всего вышеперечисленного, резко расширилась трещина между народом и его правителями, принадлежащими Западу. Умма стала готовиться к штурму этих правителей.

Большинство американских войск вышли из Ирака, и теперь они уходят и из Афганистана. Вулкан в мусульманском мире начал извергаться против правителей-агентов Америки и Европы, и западные страны не имеют возможности утвердиться в военном отношении в регионе, чтобы защитить свои интересы перед этим взрывом. Запад оставил все как есть, без прямого военного вмешательства, отказавшись под давлением силы исламской идеи, от идеи Майерса, и неоконсерваторов в Америке, использовать западные армии для поддержания своих интересов в регионе. Запад оставил свои интересы, все движется по ветру перемен, который охватил регион и надвигается на последнюю крепость – на правителей. Мусульманский мир, в целом, и арабский регион, в частности, стал наиболее важным фактором, нарушающим сон западных лидеров по обе стороны Атлантики.

Изменения в арабском регионе

Не достаточно места и времени, чтобы говорить много, поэтому мы сконцентрируем внимание на влиянии арабских восстаний и революций на развитие исламского проекта, и, напротив, на деградацию западного проекта вплоть до его исчезновения.

Арабские народы сломали барьер страха перед их системами и службами безопасности, и громко заявили: «народ хочет свергнуть систему» и беспрерывно жертвуют всем для того, чтобы достичь этой цели. Запад рисовал путь конфликтов в регионе, поэтому и проблемы были американского или европейского происхождения, они планировали, управляли этими конфликтами и имели свой интерес, во всех конфликтах, в которых мусульмане проливали свою кровь, теряли свои земли и богатство. Однако в эпоху революций умма стала говорить, она стала инициатором протестов и революций, она ввела правителей в ужас, в котором сама жила на протяжении десятилетий, а Запад впервые принял позицию ответной реакции. Таким образом, всеобъемлющая политика Запада, которая считалась, прекрасно согласованной с нашими правителями, теперь вся в попытках сохранить то, что можно спасти из западного влияния в регионе. Это уже указывает на хрупкость влияния Запада в регионе. Крик уммы в Египте, Тунисе, Ливии, Йемена, Сирии, и других странах, продолжение восстания «После победы» во всех странах в Тунисе и Египте и т.д., а Ислам является хозяином позиции в том, что ожидается в арабских странах после эпохи революции.

Нет смысла пытаться сильно выделить аспекты Ислама в восстаниях, Туниса, Египта и Йемена, они видны невооруженным взглядом, несмотря на усилия СМИ. Особенно «преуспевает» Аль-Джазира, которая пытается снизить, как только можно, любую исламскую характерность народного протеста, пытаясь установить и выделить «умеренных исламистов» и светское гражданское государство, показывая, что Ислам опасен, и отвергнут Западом, однако и она не смогла скрыть характер исламской революции в Ливии.

В любом случае, во всех этих странах умма требует свои права в управлении и этот процесс необратим. Правители этих стран потерпели поражение, и народное негодование продолжает угрожать свергнуть второй эшелон правителей Запада, которые вскочили на трон правления в обход революций в Тунисе и Египте. Революционные движения снизили рейтинг некоторых исламских групп, которые называются «умеренными», из-за отсутствия ясности понимания Ислама у этих движений и постоянную направленность к новым правителям. Но также эти революции очень сильно подняли рейтинг искренним и сознательным группам в Египте и Тунисе. Почти все согласны, с тем, что эпоха тирании ломается и заканчивается, хотя остались еще фрагменты, и следующий этап, несомненно, является эпохой Халифата на основе метода пророчества, как сказано в хадисе Пророка (с.а.с.).

Арабские революции показали скрытые глубины ненависти между исламской уммой и правителями, показали сознание правителей и их ненависть к своему народу. Революции показали, что эти страны, эти правители на протяжении десятилетий не укрепляли ни какую армию для защиты своей территории и своего народа. Они больше делали для укрепления своих режимов, путем укрепления внутренней безопасности в Тунисе, за счет охранных батальонов в Ливии, только для внутреннего применения и против своего народа. Головорезы египетского режима, бандиты йеменского режима, убийцы сирийского режима и преступники режима Иордании – все они используют армию против своего народа. И преодолев барьер страха, умма стала бороться со всей яростью против западного проекта, который душил ее на протяжении десятилетий. Западный проект стал самым слабым в истории, и это ошибка со стороны Запада или правителей агентов. Дай Аллах, чтобы в скором времени умма уничтожила проект Запада. И тогда придет на смену Ислам, и похоронит Запад по частям. И возможно, Рим или Париж или Лондон, не будут последними, из завоеванных нами частей.

Мы можем с уверенностью сказать, что проект Ислама, представляемый в правлении мира Исламом, уже приблизился к свершению. И вывод этот по двум причинам:

Во-первых, если умма овладеет властью, то не примет религией ни чего, помимо Ислама, и даже если западным политикам удастся на время, обойдя революции, опять поставить к власти своих агентов из второго эшелона, заменив ими первых. Например, так это происходит сейчас в Тунисе, Бен Али установил своих товарищей, или как в Египте, военный совет, поставленный после Мубарака, или как в Йемене власть перешла к коалиции из семи оппозиционных партий, или переходной совет, следующий пошагово указаниям НАТО, в Ливии заменивший власть Каддафи. Все это не даст ни чего хорошего, ярость уммы не остановилась ни в одной из этих стран, и народ по-прежнему требует, свержения новых правителей и остатков прежнего режима. Даже если Запад сделает все, чтобы привести к власти и группу людей из третьего эшелона, то это также не будет решением, положившим конец, перед уммой, которая пролила много крови, чтобы завладеть собственным контролем. И не говоря уже о том, что люди второго и третьего эшелона не в состоянии обслуживать Запад в предотвращении и запрете Ислама, как это делали их первые предшественники. Ума заставит их своими требованиями править Исламом, несмотря на усилия средств массовой информации, чтобы предотвратить появление Ислама.

Во-вторых, одна стратегическая ошибка в одной стране, например в Сирии, достаточна, чтобы вывести умму из горлышка бутылки, чтобы она могла дышать Исламом и распространять его вокруг. Вопрос не сводится к Сирии, а касается всех стран, где происходят восстания. Ветер перемен, сносит стены, построенные Западом и правителями вокруг обладателей власти и силы, способных все изменить. Обрушение этих стен облегчило связь искренних с обладателями силы. Под ошибкой здесь имеются в виду путаницы, создавая которые, Запад пытается управлять политикой правителей по отношению к революциям. В этой суматохе могут быть ценные возможности для искренних, в реализации обещанной цели. Это ясно видно в Сирии, исламские чувства на улицах воспаляются, и какое наставление может дать Америка режиму, доверяющему ей, которое может заполнить пустоту в структурах безопасности Сирийского режима? Все это позволит искренним мусульманам взять бразды правления в свои руки для провозглашения победы исламского проекта и полного поражения западного проекта в сирийском обществе.

Что касается других стран, то Америка советует существующему режиму в Египте нейтрализовать вооруженные силы. Стоит отметить, что подобное положение открывает большие возможности соединения революционеров с обладателями силы. Эти возможности нельзя перекрыть, так как сопротивление армии все еще разъяренным улицам в Египте, может привести к вооруженным действиям, и превратит его в несостоявшееся государство, в соответствии с западной терминологией, и это то, что очень сильно пугает Америку и израиль. Также в Ливии, покровительство новой армии, которая образовалась во время революции в Ливии, не будет урегулированным, и не будет подконтрольным Западу после Каддафи, несмотря на то, что их контакты с переходным советом увенчались успехом.

В целом, забастовки арабских революций хоть и не полностью, но действительно сломали деспотичные режимы правления. И пока умма все еще находится в состоянии бдительности, нынешние лидеры, которые управляют переходным периодом, в Тунисе и Египте и те, которые будут в других странах, после ухода глав этих систем и важнейших опорных должностей, не будут способны поддержать влияние Запада и его светский проект в регионах. А пока революция продолжается, хоть и в других странах, состояние бдительности у уммы будет активно, невинно пролитая кровь в Сирии, будет волновать и разжигать людей в Египте и Тунисе. Если Запад поставил себе долгосрочную хитрую цель в Ливии и Йемене и пытается произвести торможение восстаний на улицах арабских стран, то эта цель не достижима в свете восстаний новых районов.

Западные руководства с большим страхом наблюдают за конференциями Хизб ут-Тахрир, которые они называют «трансконтинентальными». Хизб ут-Тахрир проводит их одновременно как в исламском мире, так и в Европе и Америке, что очень сильно устрашает Запад. Не существует никаких сомнений в том, что Америка и Запад считают, что эпоха революций в этом регионе, фактически формирует новую карту для политических сил в умме. Правящие партии исчезнут, как исчезли в Египте и Тунисе, так и на грани исчезновения партия «Баас» в Сирии. Все они не являются партиями в прямом смысле – это правительственные банды. И если Америка пытается реструктурировать их, но уже под иными названиями, то шансов на успех, все равно, почти не существует. Эти партии и их члены полностью отвергнуты уммой на всех уровнях.

Влиятельным являются громкие народные требования в Египте и Тунисе, свергнуть все символы прежнего режима на всех уровнях правительства, и преследовать в судебном порядке за убийства, совершенные сотрудниками служб безопасности. Возможно, это сильно и путает планы Америки и Европы, в которых они попытаются возродить свое влияние и влияние своих агентов в системах, которые рушатся.

Реальность других оппозиционных партий светского характера также проявилась революциями. Если светские партии Палестины находятся за пределами власти, и их реальность выявилась на выборах 2006 года – их присутствие является формальным, то египетский народ не делает различия между, например, национальной партией, которая была у власти до ее свержения и партией «Вафд». На улицах Йемена, народ восстает против правящей партии, и не соглашается с тем, чтобы их представляли партии совместной встречи, которые желают переговоров с Али Абдалла Салех. В Сирии также прояснилось то, что так называемая оппозиция не имеет реальной поддержки на сирийских улицах.

Ну а авторитет, так называемых, «умеренных» исламистских движений, хоть еще и присутствует на улицах из-за их маргинализации правящими, и уже устарелыми системами, однако неуклонно становится все меньше и меньше. Причина этому – отсутствие ясности в их основах, предложениях и целях. С одной стороны они называют себя исламскими, а с другой стороны принимают секуляризм, а иногда и призывает к нему.

Эта реальность в условиях раскрытия истинного понимания кто есть кто, делает так, что искренние мусульмане, оставляя их, переходят к действительно исламским движениям. В Египте, например, люди на улицах были более смелыми в своих лозунгах, они скандировали о свержении системы, чем лозунг движения «Братья мусульмане» – «Реформа системы и диалог с ней» прежде, чем она будет свергнута. По-прежнему работа увертливых и поддержка военного совета в Египте это мягкое отделение правил движения от власти. То же самое происходит и с партией возрождения в Тунисе. И даже партии находящиеся в стороне, подобно «Хизбалла» в Ливане, были охвачены огнем арабских революций. Поддержка «Хизбаллой» сирийского режима, и ее выступление в пользу режима Асада, разрушает ее популярность в регионе и в Ливане. И возможно, это пламя также, а может и в меньшей степени, охватило палестинские исламские движения, правление которых находится в Дамаске. Сирийский режим приказал им объявить некоторые позиции в свою поддержку, позиции, которые будут лить воду на пламя сирийского восстания, чтобы снизить его пыл.

В общей сложности карта политических сил в арабском регионе наблюдает резкое изменение, переворачивающее все с ног на голову, а точнее с головы на ноги. Что касается гласа народа, который поднимается все выше и громче в маршах и демонстрациях, организованных Хизб ут-Тахрир в Тунисе, Палестине и других странах, призывающего к созданию исламского Халифата, то этот глас обещает, что идея Халифата станет подавляющей в краткосрочном периоде. И Хизб ут-Тахрир станет, ин-ша-Аллах самым популярным и известным лозунгом следующего этапа в исламском регионе. Это создает реальную альтернативу для проекта Запада, проповедуемого с помощью систем правления, а умеренные движения не могут найти ему альтернативу.

Кстати, этому стремлению возобновить исламский образ жизни путем возобновления исламского Халифата, Насеруддин аль-Шаер бывший министр правительства Хамаса предъявил претензии, он провел конференцию – в Набульсе против Халифата. Такими действиями они, конечно, теряют к себе уважение и будут отвергнуты уммой, что приведет к исчезновению их движения. Умма, требует Ислам, и люди на улицах считают и подтверждают, что победа арабских революции будет только с построением второго исламского Халифата, как об этом говорится в тексте хадиса Посланника Аллаха (с.а.с.), где в конце хадиса говорится «… потом буде Халифат на основе метода пророчества» .


Исам аш-Шейх Гъаним