Исламское государство, которое ведет к довольству нашего Господа или гражданское государство, которое ведет к довольству нашего врага?!

В последнее десятилетие идея о Халифате и правлении законами Всевышнего Аллаха нашла такую поддержку, какую она не находила на протяжении прошлого века. Это произошло в такой форме, которая вызвала опасение в центрах стратегического исследования на Западе. Как только в арабских странах поднялись народы, мировое лицемерие проявилось во всей своей красе. Западные деятели, мыслители и их средства массовой информации встревожено начали пропагандировать идеи Запада о правлении и политике, чтобы отдалить людей от истинного решения, которое должно покончить с господством неверия и его мыслей над ними.

Самым заметным, на чем они делают акцент, стала идея о гражданском государстве, а вместе с ней и остальные идеи, как демократическое правление, политический плюрализм, партийное соучастие. Они не акцентируются на светском государстве, ибо исходя из своего коварства, понимают, что восставшая Умма никогда не согласится с понятием о светском государстве или понятием о либеральном государстве. Таким образом, они нашли решение, а именно изменить название, чтобы оно было более приемлемым.

Этот прием оказался успешным с некоторыми исламистами и после долгих прений со сторонниками светскости они согласились с идеей гражданского государства с исламским источником. После этого большой сектор людей стал повторять идею призыва к гражданскому государству, словно это является подлинным требованием Уммы, которое ведет к довольству ее Господа и выведет ее из мрака существующей реальности к свету явной истины.

В действительности «гражданское государство» является западным понятием, которое Запад с полным согласием предложил нам в качестве политического проекта, сохраняющего обстановку в мусульманских странах такой какая она есть под его главенством. Это отдаляет Умму от ее правильного пути развития и источника ее подлинного могущества, т.е. исламского правления. Здесь мы постараемся рассмотреть это, прибывающее к нам, западное политическое понятие, чтобы разъяснить его заблуждение, его ошибочность и опасность призыва к нему.

Некоторые люди ставят понятие гражданского государства в противовес понятию военного государства. Они предлагают его, выражая свой отказ от тиранического военного государства. Т.е. они говорят, что альтернативой военному государству служит гражданское государство, в правлении которого нет военных. Однако это не тот смысл, который имеется в виду теми, кто стоит за призывами к гражданскому государству. Могу сказать, что с шариатской позиции, несмотря на то, кто правит государством, военные или невоенные, недопустимо оставлять шариатские законы и устанавливать вместо них иные, так называемые, военные или правовые законы. Исламское государство не является в таком смысле военным государством.

Понятие, которое предлагается в более широком масштабе, с тем, чтобы Умма приняла и поддержала его, это понятие гражданского государства, которое противоположно религиозному государству (теократическому). Для того, чтобы стал ясным смысл гражданского государства необходимо разъяснить смысл религиозного государства в его западном философском понимании.

Самой известной теорией религиозного государства в истории политической жизни на Западе является теория «прямого божественного права». В этой теории говорится: «Правитель непосредственно избирается Аллахом, т.е. воля индивидов непричастна к выбору, и это божественное дело, которое находится за пределами их воли». Также существует теория косвенного божественного права, когда «группа индивидов выбирает правителя и в этом она ведома Аллахом, не имея свободы воли. Правители получают свою власть непосредственно от Аллаха, а индивиды ни о чем не могут расспрашивать их, и даже, согласно их высказываниям, эти правители называются наместниками Аллаха на земле и восседают на троне Аллаха». Все это процитировано из книг политической мысли.

Если мы рассмотрим эти цитаты о религиозном государстве, для нас станет очевидным, что Ислам полностью отвергает, чтобы какому-то человеку принадлежала власть над людьми. И даже Пророк Мухаммад (с.а.с.) говорил по Откровению от Всевышнего Аллаха, а с его смертью прекратилось и Откровение. Остались лишь иджтихад ученых и политика халифов. Никто из последних не защищен от грехов, и никто из них, каким бы высоким не было его положение, не имеет полномочий сам назначать халифа или устранять его. Это право принадлежит суду аль-мазалим, согласно шариатским законам. Правитель получает присягу от Уммы с ее свободного выбора и обладает правом осуществлять правление благодаря ее присяге.

Исламская Умма знала, что такое выборы со времен сподвижников (р.а.), когда Европа пребывала во мраке произвола и тирании. В тот день, когда Умар ибн аль-Хаттаб (р.а.) был смертельно ранен, а сподвижники упорно просили его оставить после себя халифа, он определил для этого шестерых кандидатов из числа сподвижников, которым при жизни Пророка (с.а.с.) был обещан Рай. Абд ар-Рахман ибн Ауф обходил жителей Медины, узнавая, кого они хотят выбрать из этих кандидатов. Передается от аль-Мисвар ибн Махрама, который сказал: «В третью ночь из тех дней, когда проходило совещание касательно выбора халифа, ко мне пришел Абд ар-Рахман ибн Ауф и застал меня спящим. Он попросил, чтобы меня разбудили, и меня подняли. Он сказал мне: «Неужели ты спишь? Клянусь Аллахом, в течение этих трех ночей я лишь ненадолго смог сомкнуть глаза».В любом положении халифу в Исламе приказано править среди мусульман в соответствии с тем, что ниспослано Аллахом и не в соответствии со своими желаниями. Он осуществляет правление исключительно по шариату и теряет право подчинения, если приказывает им запретное. Он — человек, который может поступать правильно и может ошибаться, с ним консультируются и с него требуют отчет, он советуется и ему советуют. Его можно устранить и снять с поста халифа по известным условиям и положениям.

Правитель не назначается прямым или косвенным божественным правом. Он не является наместником от Всевышнего Аллаха, а является лишь доверенным от Уммы в управлении ее делами и исполнении шариата.

Таким образом, становится ясной степень отдаленности религиозного государства, в западном понимании этого выражения, от политической системы в Исламе. При этом появление гражданского государства как идеи, противоположной религиозному государству, абсолютно не означает, что Ислам согласен с гражданским государством. Для прояснения этого необходимо попытаться понять смысл гражданского государства у прошлых и современных западных мыслителей, дабы понять также противоречие этого понятия законам ислама.

На встрече ученых в области хадиса один из братьев представил исследование, в котором привел множество цитат и высказываний о сущности гражданского государства, где выясняется, что речь прошлых мыслителей служит источником для современных из них. Приведу лишь некоторые из этих высказываний:

1 — Английский философ Томас Гобс (1588–1679) говорит: «Человек не может служить двум господам и духовная власть не может быть независимой от светской власти, как и совместное или смешанное между ними правительство не является правительством в точном смысле этого слова. Остается лишь то, что одна из них должна подчиняться другой (имеется в виду, что духовная власть должна подчиняться власти государства). Ошибки, в которые впали народы по причине духовной власти, безграничны и поэтому мы в точности должны определить место, которое будет занимать религия в государстве и показать границы духовной власти». Он также говорит: «Священное писание не становится законом, если законная гражданская власть не определила его таковым». Этим он говорит о том, что не возражает тому, чтобы религиозные постановления становились законом, который управляет людьми, с условием, что это происходит по выбору гражданской власти без вменения в обязанность со стороны религиозного учреждения. Тогда священный текст, и это очень важно, переходит в гражданский закон и получает свою силу с этой позиции, а не с позиции того что является религиозным текстом.

2 — Англичанин Джон Локк (1632–1704), автор книги «Гражданское правительство», говорит: «Необходимо четко различать между задачами гражданского правления и религии, и установить между ними разделяющие границы…». Он говорит: «Каким бы ни был источник власти, если она имеет церковный характер, то должна быть ограничена границами церкви, поскольку у нее ни в коем положении нет возможности распространяться на мирские дела. Сама церковь отделена от государства и полностью отличается от нее. Между ними существуют постоянные устойчивые границы, и кто путает между двумя этими обществами, тот подобен тому, кто путает между небом и землей». Он говорит: «Никто не имеет права под именем религии вмешиваться в гражданские права и мирские дела».

3 — В энциклопедии «Википедия» сообщается о смысле гражданского государства следующее: «Одним из главных принципов гражданского государства является то, что оно не устанавливается путем смешения религии с политикой. Оно не борется с религией и не отвергает ее. Несмотря на то, что религия остается в гражданском государстве фактором в построении нравственности, в создании мочи для труда, достижений и развития, тем не менее, гражданское государство не приемлет использование религии для реализации политических целей».

Приведу здесь высказывание другого публициста в журнале «аль-Аср», слова которого я нахожу как комментарий к тому, что сказали прошлые и современные либеральные мыслители. Он говорит: «С исторической точки зрения, если мы вернемся к основе его западной терминологии, то находим, что гражданское государство имеет философско-политическое понятие, противоположное понятию религиозного (теократического) государства, которое балансирует (теоретически) между правлением религиозных деятелей и укреплением самой религии в политике, невзирая на сущность тех, кто правит ею. Практически его понятие представляется в полном устранении религии от политики, рассматривая религию как комплекс божественных законов характерных для религиозного государства.

Также мы находим, что понятие гражданского государства, гражданского общества и социального договора имеет философскую историю. Она подверглась постепенному изменению, начиная со времен еще до XVIII-го века, в философии Аристотеля в философских школах и стала диалектическим предметом в социологии, принятым реформистскими движениями на Западе на протяжении двух прошлых столетий. Гражданское государство с его принципом несогласия с вмешательством религии в политику, стало светским государством, которое образовывает сферу освобождения от церковной диктатуры, и в то же время образовывает политическую модель, способную принять в себя любую политическую теорию, стремящуюся к изменениям ради развития и свободы».

Один из этих мыслителей говорит: «Задача конституционного гражданского государства состоит в защите всех членов общества, несмотря на их расовое и национальное происхождение, пол, религию и мышление. Оно гарантирует права и свободы всех граждан, рассматривая это духом гражданства, строящимся на принципе демократии, которым является равенство в правах и обязанностях. И в особенности, что есть те, кто считает невозможным построение гражданского государства под властью мазхабного или религиозного аспекта, так как любая акыда не верит в равное право всех граждан, а религиозный закон различает между убеждениями, идейными и политическими направленностями».

Таким образом, становится очевидной степень отдаленности гражданского государства от понятий Ислама в правлении и политике. Имеется существенное различие в основе. Гражданское государство полностью, в любом положении и в любой форме, отделяет религию от государства. Ислам же является религией со своим государством, где абсолютно отвергается процесс его изоляции от жизни и власти. Ислам является совершенной религией, которая охватывает экономическую, политическую, социальную и все остальные различные сферы жизни.

Поэтому как бы ни пытались некоторые либералы приуменьшить отказ гражданского государства от религии, и как бы ни старались некоторые исламисты объяснять возможность согласия гражданского государства с религией, говоря, что оно не похоже на светское государство в его отказе от религии, ясно то, что само понятие по своей основе возникло во враждебной к религии среде. Высказывание «гражданское государство с исламским источником» является неправильным и неправдивым, ибо это попытка совместить две несовместимые вещи.

Понятие «гражданское государство» не приемлет обязательности для него исламского источника. Если это понятие и принимает некоторые законы, взятые из религии, оно отказывается принимать их как религию, и тем самым эти законы отделяются от своей духовной религиозной основы. Мусульманин в исламском государстве исполняет исламский закон как религию, а не мусульманин исполняет его как законодательство. В гражданском же государстве все исполняют закон лишь как закон с условием согласия всех с этим законом.

Поэтому мы как мусульмане не нуждаемся в этом понятии, заменяя им цели исламского государства или разъясняя через данное понятие форму правления в Исламе. Это понятие усиливает неясность, как у обычных людей, так и у мыслителей, вводя их в заблуждение своей путаницей. Кроме того это еще больше отдаляет некоторых от правильного представления об Исламе.

Зачем мы принимаем все, что приносят нам? Разве в нашей политической мысли у наших ученых в прошлом имеется недостаток, которой нуждается в том, чтобы восполнить его?! Речь ведь не идет о средствах, способах и механизмах, которыми можно было бы воспользоваться. Речь идет о полноценном политическом проекте, который дает определенный курс и определенную точку зрения. И здесь нет ничего наиболее показательного, чем призывы к нам с этим проектом со стороны лидеров неверия в Европе и Америке, а также их приветствия в адрес тех людей из нашей среды, кто повторяет за ними это понятие о гражданском государстве. Их намерения и цели очевидны. Они хотят отклонить нас от истинного решения и отдалить нас от исламского государства, которое покончит с господством неверия над нашими землями и вернет прежнее лидерство Ислама. Решения всех наших проблем заключаются в исламском государстве.

Исламское государство — это решение, которое ведет к довольству нашего Всевышнего Господа, ибо с этим государством утверждается правление Его шариата и религии, возвышается Его знамя и возрождается Сунна Его Пророка Мухаммада, (с.а.с.), которую люди предали забвению. Пусть не обманут нас те мысли и проекты, которые привносятся нам теми, кто обманывается просвещением Запада. Эти люди лишь передают теории и понятия Запада. Запад же не желает для нас добра. Он не желает нашего освобождения от главенства над нами его приспешников и его мыслей. Все чего он желает — это сохранение порочного состояния таким, какое оно есть. Он хочет лишь поменять названия и внешние формы. Гражданское государство — это ложь. В нем реальное отдаление верховенства шариатского правления. Оно служит спасательным кругом для нашего врага и его интересов в наших странах. Наша истинная религия показала нам иной путь, иную систему правления, разъяснив ее форму и ее законы.

То, что показал нам Пророк (с.а.с.) в своей Сунне и следовал этому вплоть до своей смерти, а после него этому следовали его сподвижники (р.а.) — это истинная система правления, которой нам необходимо следовать. В соблюдении этой системы имеется для нас спасение, а в ином — гибель, так как установление законов Всевышнего Аллаха ведет к Его довольству нами и отводит от нас Его гнев. В иных же законах и системах кроется гнев Аллаха. С их существованием продолжаются беды и страдания, продолжается правление тиранов над нами и их произвол в отношении нас, нашей чести и нашего имущества.

О, мусульмане, идите по пути спасения, и да смилуется над вами Аллах!




Валид абд аль-Муизз