Политические перемены в Алжире в свете недавних событий в регионе

В своем обращении алжирский президент определил дату 10 мая 2012 года сроком проведения парламентских выборов, заявив, что наступление этой даты будет важным событием в жизни «Уммы», и будет первым по своей значимости с ноября 1954 года (дата начала алжирской освободительной революции против французских колонизаторов).

Он отметил, что результатом этих выборов станет появление парламента или учредительного собрания, которое возьмется за формирование новой конституции страны, и будет основана вторая республика. Это заявление было сделано после завершения поправок, деталей и издания закона о партиях, закона об обществах и закона об информации. Позднее в 2014 году на основе этой конституции пройдут президентские выборы.


Сразу после этого были зарегистрированы десятки политических партий. При этом политическая деятельность партии «Исламский фронт спасения» продолжает оставаться под запретом. Ожидая наступления срока предвыборной кампании 15 апреля 2012 года, у политических партий лихорадочно началась подготовка к выборам, на которых, по всей вероятности, ожидается победа достаточного количества независимых кандидатов и женщин.


Все это происходит после того, как правительство провело долгие поэтапные увеличения жалований (в общественном секторе) в течение прошлого и позапрошлого годов, следствием чего стало заметное падение стоимости местной валюты и снижение покупательской способности населения, что стало заметно во всех сферах в стране. При этом алжирские резервы в основных валютах хранятся в западных банках!


Несомненно, то, что происходит и те мероприятия, которые подготавливаются для этого этапа, указывают на то, что следующей весной Алжир станет свидетелем чего-то нового. Да, весь ход событий указывает на то, что страна подходит к политической игре и новому спектаклю, который будет реализовывать цели Запада в этой части арабских стран, которые в настоящее время являются свидетелями политической активности и важных преобразований. Однако в этот раз игроками в этом спектакле — выигрывая время — будут те, кого Запад называет «умеренными исламистами» (марионетки). То есть, ненавистное в народе «Движение общества за мир» и ему подобные из, так называемого «Зеленого альянса», входят в скрытую политическую коалицию с группой президента Бутефлики и бывшего премьер-министра Бельхадема, т.е. с правящей партией «Фронт национального освобождения», которая имеет широкое влияние, как в светских, так и военных кругах.

С другой стороны — это партии и политические силы военных и спецслужб, во главе которых стоит злополучное «Национальное демократическое объединение», которое возглавляет Уяхья, наряду с другими «умеренными исламистами», а именно с партией Абдуллы Джабалла «Фронт справедливости и развития» и партией «Фронт национальных перемен», которые откололись от «Движение общества за мир» и категорически отказались примкнуть к «Зеленому альянсу».


Коалиция «Движение общества за мир» с «Фронтом национального освобождения» вместе со своими последователями из числа суфиев, различных сил, обществ и независимых личностей, неприметна сегодня, однако она четко проявится когда придет установленное время. То есть при завершении т.н. «реформ» и подготовки установления новой конституции, после чего начнется открытая борьба за президентский пост в 2014 году. Произойдет распределение высших постов: президента, главы правительства, парламента с его двумя палатами, в соответствии с соглашениями по типу того, что случилось с туниской «Нахда» и движением аль-Марзуки в соседней стране.


 В пучине этих недавних событий лидер «Фронта социалистических сил» Хусейн Аят Ахмад, согласно его словам, после совещания с важными лицами партии, заявил о намерении его партии участвовать в этих выборах. Он сказал, что решение об участии было принято по тактическим причинам и, что, возглавляемая им партия, ни на шаг не отойдет от своих принципов. Однако мы полагаем, что в этот раз за решением об участии в парламентских выборах кроются три причины.


1. Новое пролитие крови среди заметных фигур партии (особенно в племенах) и придание новой динамики силам партии, которые на протяжении долгого периода времени ожидали возможности политического участия. Руководство партии всегда проводило политику блокады для того, чтобы выражать свое несогласие с режимом в целом и в деталях. Известно, что позиции исторического лидера партии Аята Ахмада были известны еще незадолго до «независимости» Алжира, когда он решительно отвергал принятие власти в стране военными, начиная с переворота против временного правительства в 1962 году, и, заканчивая всеми формальными заслугами, результаты которых заранее из-за кулис устраивались военными и разведслужбами.


2. Фронт социалистических сил получил ясные намеки о желании влиятельных людей в Алжире быстро реагировать на требования больших перемен в соседнем и арабском регионе. Они следуют целям, которые планируют и стремятся навязать западные государства, во избежание сотрясения, которое может нагрянуть на режим с низов. Поэтому сегодня представился удобный случай для присутствия на политической арене в обстановке, которая побуждает к демократии и открытости, даже если это будет происходить формально или постепенно.


3. Не исключено, что в прошлом году Бутефлика заключил сделку с Аят Ахмадом во время их личных встреч при посредничестве покойного Абд аль-Хамида Махри, которые должны привести к участию Фронта социалистических сил в политической гонке, что обеспечит ему долю мест в парламенте, благодаря чему Бутефлика укрепится в борьбе со своими политическими противниками. Ведь они оба стремятся сократить влияние генералов военного института в государственных органах (как ранее президент смог привлечь на свою сторону сторонников Луизы Ханун (Партия рабочих), дав им некоторые посты и должности. Известно, что требование Аят Ахмада — как уже говорилось — с 1962 года принципиально выражалось в устранении военных и установлении в стране гражданского правления.

И вот теперь, по его предположению, настал удобный случай для реализации плана. Это побудило лидера Фронта назначить на должность генерального секретаря Фронта Али Аскари (более мягкого, чем предыдущий генсек Карим Табу), чтобы он возглавил процесс подготовки почвы для участия в законодательных процессах в новой позиции, которую генсек попытался изложить путем совещаний со своими защитниками, а затем оправдать ее в соответствии с директивами лидера из Швейцарии. В подходящий момент, т.е. в водовороте подготовки к ожидаемым преобразованиям в Алжире (к этому также относятся контакты и переговоры, проведенные президентом Бутефликой с Аят Ахмадом), в свете политической активности в арабских странах, не является случайностью поднятие вопроса о связи армии с политикой в Алжире со времени приобретения им «независимости».

В этой связи в столице состоялась политическая встреча, на которой была обсуждена «проблема приоритета между политикой и военными в Алжире». На ней присутствовал Абд аль-Хамид Махри, который как известно был в составе делегации руководителем внешних отношений ФНО Фронта национального освобождения в Каире во времена освободительной революции, и членом Национального совета алжирской революции, а затем генсеком ФНО до переворота в 1992 году. На этой встрече также присутствовал британский эксперт Роберт Хьюк, руководитель отдела по Северной Африке при Международной кризисной группе и специалист по политической системе Алжира до и после алжирской революции.


Для наблюдателя не секрет, что все реально активные стороны в этом процессе приводятся в движение международными силами. Действия президента Бутефлики продиктованы англичанами и относятся к их играм, так же, как это делалось в Ливии, Тунисе и Йемене для сдерживания революций или усиления народных восстаний, используя в этом Катар, Эмираты, Саудовскую Аравию и другие страны. При этом они применяют скрытые грязные способы и средства. Они в открытую распространяют лживую информацию через влиятельные спутниковые каналы, финансовые средства, агентов из числа политиков и сотрудников безопасности, наемные ученые и др.


Что касается Ахмед Уяхья (нынешний глава правительства), его команды и тех, кто относятся к этому второму крылу во власти, то их действия контролируются Францией, которая внедрила своих генералов в армии и военную разведку.


Касательно Америки, то для реализации своих интересов и влияния в Алжире она поступает прагматично, используя экспертов, сделки, контракты гигантских нефтяных компаний, кредиты и инвестиции. Она также использует козырь с аль-Каидой, сотрудничество в сфере безопасности и борьбу с терроризмом в регионе африканского Сахеля, усердно стремясь готовить квалифицированных агентов в экономических, просветительских и политических кругах.


Поэтому сегодняшнюю политическую картину Алжира можно видеть следующим образом.


«Брат — муджахид» Абдель Азиз Бутефлика, английский агент, известный своей лояльностью к британцам со времен покойного президента Хуари Бумедьена, в период алжирской освободительной революции вместе со своей группой с такими как Бельхадем (патриот, арабский националист, мусульманин-суфий) принимаются за подготовку к созданию коалиции с теми, кого Запад называет «умеренными исламистами», у которых отсутствует принципиальность во взглядах и действиях.

Они характеризуются губительным реализмом, который каждый раз толкал их в объятья врагов Уммы. Вот и сегодня они показывают неверным империалистам либеральный Ислам, которым доволен Запад. Он приветствует такой Ислам как один из этапов предотвращения коренных изменений, которые Умма хочет увидеть в результате активности, наблюдаемой ею во многих странах. Даже если эта группа не получит большинства со всеми лояльными силами (включая независимых кандидатов) в будущем парламенте, который похож на учредительный орган (как отметил президент в своем обращении, угрожая иностранным вмешательством в случае неприязни выбора), подготовка почвы даст им возможность представить в конституции то, что подходит им и провести это через парламентскую законность и народных представителей. Особенно в части статей конституции относительно системы правления.

После этого они смогут получить пост главы правительства, власть в парламенте (в двух его палатах), получить в дальнейшем президентский пост и внушить народу, что страна является свидетелем настоящих перемен и вступает в новый этап преобразования: открытости и развития в сени свободы, демократии!


В этой связи следует отметить, что не в первые умеренные исламисты приходят к власти, для спасения режима в Алжире от падения и сохранения республики. Ранее в 1992 году они встали в одном ряду с военными, которые аннулировали результаты выборов. Вот и сегодня они соглашаются с этой мерзкой ролью, которая отводится им в этих мнимых преобразованиях. Также подготовка их к этой роли с учетом слов, которые присутствуют в их названиях политических партий: развитие, справедливость, свобода. Это раскрывает намерение западных кругов и марионеточных правителей, которые еще не ушли, и, избегая народного гнева, выставили этих умеренных исламистов на передней план для решения проблем (особенно экономических), например, сокращение безработицы, подъем промышленности и сельского хозяйства, искоренение коррупции и административной бюрократии, реализация полномасштабного развития и так далее.

Кроме этого имеются сведения о заранее подготовленных планах для, того чтобы поставить их перед бесчисленными запутанными социальными проблемами, а также культурными и политическими, перед проблемами в информационной сфере, судопроизводстве, образовании, в отношениях мусульман с не мусульманами, в вопросах связанных с женщинами так далее, что невозможно решить без полного претворения в жизнь исламского Шариата с полным аннулированием старых систем.


وَمَنْ أَحْسَنُ مِنَ اللَّهِ حُكْمًا لِقَوْمٍ يُوقِنُونَ


«Чьи решения могут быть лучше решений Аллаха для людей убежденных?» (5:50).


Этих «исламистов» привели к руководству для того, чтобы доказать невозможность решения проблем.


Горькая правда состоит в том, что максимум чего в итоге этой игры добьются эти люди — это очередное разочарование, отвращение к политике и политической деятельности. Это то, к чему стремится Запад, используя любые способы! В противном же случае для Запада это означает коренное изменение, которое ожидается с установлением Исламского государства, Халифата, что приведет к полному завершению господства Запада в мусульманских странах.


Согласно этим данным и недавним событиям, а также после политических игр становится очевидным, что «демократы» обезумили и стали опасаться будущего этапа. Более того они стали громко вопить: «Республика в опасности! Где демократы? Где республиканцы, которые спасли Алжир от терроризма в тяжелые дни?». Также они убедились в том, что их доля участия в будущих законодательных процессах ничтожна мала. К ним относится партия «Объединение за культуру и демократию», сторонники которой поспешно заявили о бойкоте. Ожидается, что и другие партии будут придерживаться данной позиции. Что же касается множества остальных микроскопических партий, то они появились исключительно, если так можно выразиться, для декора.


Что касается военных и спецслужб, то для них «арабская весна» наступила преждевременно. Им остается выдвинуть на политическую арену лояльные или относящиеся к ним политические силы (а также профсоюзы и общества), такие как Национальное демократическое объединение, Алжирский национальный фронт (Муса Туати), «умеренных исламистов», Фронт справедливости и развития (партия Джабаллы), Фронт перемен и другие мелкие партии, а также независимые личности (свободные), чтобы сохранить свои позиции и влияние во всех органах, включая новый законодательный комитет (будущий парламент), и разделить власть — при необходимости — без выхода Алжира из европейской зависимости и подчинения указаниям европейского колонизатора.

Однако нелегко прогнозировать возможные действия французских генералов для укрепления своих позиций в будущем при приближении президентских выборов, учитывая, что волна перемен, которая проносится по арабским странам и последние события в регионе, серьезно толкают к сокращению и ограничению влияния военных и института армии, даже формально.


Во всяком случае, борьба между двумя сторонами в Алжире после парламентских выборов десятого мая 2012 года или президентских выборов в 2014 году, не даст в итоге ничего, кроме нового взаимного согласия между борющимися силами на продление срока существования правящего режима, даже если на некоторое время. Тем не менее, с сегодняшнего времени объектом внимания наблюдателей и явным во всей политической картине является как бы бойкот, который не выгоден ни одной из борющихся сторон, несмотря на попытки договориться с лидерами запрещенной партии «Исламский фронт спасения» со стороны «исламистов».

Кроме того лидеры этой партии, которой запрещено вести политическую деятельность, стремятся мобилизовать своих сторонников, выйти на улицы 12 числа, т.е. сразу после начала выборов и появления их предварительных результатов. Может что-то и еще новое произойдет в их позициях. Все же невозможным представляется, чтобы произошел бойкот в какой-то неожиданной для всех форме, учитывая, что алжирский режим на протяжении долгих лет усердно работал над увеличением количества поддерживающих их политический курс сил, в то время, как большинство исследовательских центров, которые изучали перемены в арабских странах, и в частности в Алжире, указывают на то, что процент интересующихся политикой и государственными делами людей в этой стране не превышает в лучшем случае трех процентов, и это самый низкий показатель среди всех арабских стран!



Садык Мухиддин — Алжир