Взгляд Хизб ут-Тахрир на палестинскую проблему через призму арабских революций построен на взгляде в сущность этой проблемы, ее реальность и историю

Возникновение Хизб ут-Тахрир в Иерусалиме в 1953 году имамом и основателем Такыюддином ан-Набхани было связано в большой степени с палестинской проблемой, ибо он, да смилуется над ним Аллах, до основания Хизба был из числа активистов, которые посвятили себя освобождению Палестины. По этому поводу он написал свою известную книгу «Спасение Палестины».

Дело, в которое всеми усилиями погрузился основатель и усердствующие для спасения Палестины личности, было связано с разоблачением предательств, которые привели к потере Палестины, побудило его пересмотреть причины катастрофы и метод, которому необходимы было следовать для освобождения оккупированных земель. Он расширил свой взгляд, дабы охватить весь исламский мир, ибо он осознал, что проблема намного больше и обширнее того, чем потеря Палестины, и она кроется в потере всей Исламской уммы. Она потеряла свою идентичность, власть и государство, т.е. утратила свой исполнительный орган. И ее постигли те беды, поражения и упадок, которые ее постигли. А палестинская катастрофа со своей бедой была всего лишь одной каплей бед и катастроф, которые постигли Умму.

Поистине палестинская проблема не является проблемой только самих палестинцев, даже если они больше всех страдают от этого. Это проблема всей Уммы, которая потеряла свою землю, считающуюся одной из самых святых после двух святынь. Следовательно, ее освобождение не ложится только на плечи палестинцев, а на всю Исламскую умму.

Козни против Палестины с целью ее оккупации и господства над ней начались еще с XIX века. Однако Халифат, особенно в эпоху Султана Абдуль Хамида II, да смилуется над ним Аллах, был прочной преградой перед этими заговорами, несмотря на его слабость и момент упадка в то время. Да смилуется Аллах над тем Султаном, ибо он сказал сионистам: «Если когда-то разрушится Халифат, то вы получите Палестину бесплатно». Впоследствии, это и произошло фактически.

Борьба в Палестине в первую очередь не только с иудеями, которые оккупировали ее. Напротив, это борьба с международным вожделением, которое стояло за еврейским образованием (декларация Бальфура), и которое по сей день оберегает и защищает его. Следовательно, борьба намного больше того, чтобы ограничивать ее между палестинцами и иудеями-оккупантами.

Британия образовала еврейское образование в Палестине, создавая кризис в центре арабского мира, чтобы усилия народа этого региона были отвлечены от деятельности по освобождению от колонизатора и изгнания западного влияния с этих стран. Это сделано для того, чтобы они были заняты искусственным вопросом, где западные страны будут судьей в нем вместо того, чтобы быть врагом, с которым нужно бороться и который должен быть изгнан из этих стран.   

Международному вожделению, начиная с Британии и заканчивая США, помогли региональные правители, которые осуществили этот план. Они внесли свой вклад в передаче Палестины в 1948 г. и смогли использовать палестинский вопрос для освящения своих престолов посредством утверждения, что это самый главный вопрос и что другой вопрос не должен занимать его место. Региональные режимы стали торговать палестинским вопросом, а затем продали его, когда возникла Организация освобождения Палестины, и предстали в свете поддерживающих организаций вооруженной борьбы.

Движения палестинского сопротивления бросились в объятия режимов, которые стали торговать ими. Причиной такого отношения к режимам всегда было то, что сопротивлению была необходима земля, на которой они бы расположились и отталкивались бы от нее. И вдруг овцы стали просить защиты у волков.

Поистине утверждение еврейского образования на палестинских землях на протяжении 65 лет не исходит от силы этого образования. По сути, оно слабее паутины. Но его стойкость возникает от паралича, который постиг эту Умму, и которая просто потеряла силу, чтобы протянуть свою руку к этой паутине. И в редких случаях, в которых она выражала свою волю, она не имела силы, чтобы осуществить ее. Умма, с распадом Исламского государства, потеряла свою нервную систему, благодаря которой она могла выразить свою идентичность и реализовать свое желание стремления. И каждое действие и меры, принятые этими режимами, вот уже более одного века не выражают желание Уммы, а выражают в первую очередь международное желание, а затем стремления правителей и их окружение сохранить свои престолы и влияние.

Классификация палестинского вопроса как вопроса самих палестинцев — это само по себе предательство. Этот вопрос посредством образования Организации Освобождения Палестины и тех организаций сопротивления, которые связаны с ней, был доверен слабому звену в Умме — это плененные жители Палестины, которые не имеют землю, чтобы отталкиваться от нее для освобождения Палестины. Армии, окружающие оккупированную землю, были освобождены от этой священной задачи, возложенной шариатом на исламскую Умму. Особенно армии сопредельных территорий оккупированной земли.

Все палестинские организации принимали участие в грехе, когда сделали пределом своих желаний от сопредельных территорий помощь, сочувствие, поддержку и предоставление убежища. Этим самым они довольствуются тем, что сопредельные территории отказались от своей ответственности по освобождению Палестины. Также они внесли свой вклад в их изоляцию, когда связали свою политику с некоторыми режимами, и их союзы во многих случаях шли в противоположном направлении с вопросами народов региона.

И это когда они заключили союз с вражескими для их исламских народов режимами и вражескими для Уммы странами. Парадоксально то, что сопротивление является союзником сирийского режима, вопреки его открытой вражде к самому исламскому движению, к которому относится сопротивление. Не говоря уже о его вражде к своему народу, которая не скрыта сегодня ни от кого. Когда некоторые жители палаточных лагерей в Сирии присоединились к революции с того побуждения, что верующие — братья, мы услышали заявления некоторых руководителей палестинских организаций о том, что мы не хотим вмешивать палестинцев в то, что их не касается! Прежде дело дошло до того, что России передали полномочия относительно крови мусульман в Чечне, согласно утверждению, что проблема Чечни — это внутреннее дело России!

То, что палестинский вопрос сделали личным вопросом палестинцев — это один из циклов разделения проблемы исламской Уммы и ее отклонения от несения единого решения — а это и есть развитие и пробуждение от упадка и слабости путем возобновления исламского образа жизни. Это возможно посредством воссоздания исламского государства, которое объединит Умму и вернет ей ее идентичность посредством возвращения господства шариату и власти Умме и изгнания западного влияния из стран. А также посредством соблюдения факторов скрытой силы в ней, чтобы привести ее в движение в сторону освобождения Палестины и других оккупированных стран и для решения переплетенных и запутанных проблем, возникших от паралича желания и решения Уммы на протяжении одного тысячелетия.

Многие наблюдатели и заинтересованные лица посмотрели на революции, которые начались в арабских странах как на то, что они скрыли палестинский вопрос и увели взгляд от него на другие региональные вопросы. Палестинский вопрос стал меньше упоминаться на форумах и конференциях, и даже в статьях, публикациях и новостях, что означало, по их мнению, что революции уменьшили значимость палестинского вопроса до минимума. В действительности же суть не заключается в многочисленности речей, шума и конференций по поводу палестинского вопроса. Напротив, суть заключается в преобразовании положения в регионе в реальность, в которой будет больше надежд для палестинцев освободить ее. Это будет считаться появлением оживленности, доверия и смелости, которое стало заметным в Умме в последние два года, с началом благословенных революций.

Поистине, революции, которые начались в арабском регионе, начиная с Туниса и заканчивая Сирией, послужили началом разрушения основания, на котором зиждилось разделение Уммы и предательство, одно за другим. И это потому, что они послужили началом разрушения тиранических режимов, продажных и вражеских Умме. Следовательно, революции дали толчок возвращения власти Умме. Если Умма сможет вернуть свою власть и навязать свою волю, то это поможет ей вернуть инициативу в свои руки и решать самостоятельно свою судьбу, согласно своей доктрине и исповедуемому ей Исламу. Следовательно, это приведет ее к освобождению от международного господства и продвижению в судьбоносных вопросах один за другим, где одним из самых важных является освобождение Палестины. Для нас есть назидание в истории великого султана Салахуддина аль-Айюби, который не смог вести решающую войну для освобождения Иерусалима от крестоносцев не иначе, как после образования мощного государства вокруг него, который объявил свою лояльность к Халифату в Багдаде.

Революции, которые начались с 2010 г. и по сей день значительно изменили общую картину и сделали глас народа намного выше, чем прежде. Однако они, вопреки всему этому, не дали своих плодов до сих пор ни в Тунисе, ни в Египте, ни в Ливии и ни в Йемене, не говоря уже о Сирии, тиран которой еще не свержен. То, что произошло до нынешнего времени — это свержение правителей, но не режимов. Все еще существующие режимы в этих странах являются светскими в конституции, законодательстве и практике. Они все еще связаны с международной политикой, которая не преследует интересы исламских стран, а только интересы великих держав.

Что касается палестинского вопроса, то в методе новых правителей в Тунисе, Ливии, Египте и Йемене не произошло никакого существенного изменения. Произошло только формальное изменение, ограниченное некоторыми выступлениями, приемами, торжествами и лозунгами… Новые правители получили власть только после того, как дали обещание, что прошлые региональные и международные договора и соглашения не будут тронуты, в том числе предательское Кэмп-Дэвидское соглашение. Они не использовали революции Уммы и их победу на выборах для восстановления формы отношений с иудеями на основе того, что это военное положение с оккупантом, и Умма отвергает его наличие и не признает вопрос, связанный с его границами.

Напротив, были сделаны неоднократные заявления со стороны новых правителей Египта об их соблюдении Кэмп-Дэвидского соглашения, что дало определенное спокойствие руководителям иудейской оккупации относительно обозримого будущего новой политической системы в Египте. Все мы видели позорную сцену египетского посла, который обменивался тостами с главой еврейского образования. Все мы читали текст величественного сообщения, отправленного новым египетским президентом главе этого презренного образования.

В сфере палестинских повстанцев: вместо того, чтобы арабские революции разожгли джихадовские действия и вместо того, чтобы лидеры повстанческих групп призывали к тому, чтобы режимы несли ответственность за освобождение Палестины — вместо этого увеличились разговоры о мирном народном сопротивлении. Палестинские повстанцы стали следовать методу приготовлению камней в кастрюле воды, от которого нет никакого прока под тем же названием — «перемирие». Они стали занимать людей деятельностью по внутренним делам в виде выборов, правительства, организации и присоединения Палестины к ООН в качестве наблюдателя и без какой-либо упоминаемой пользы и без сознания той атмосферы, в которой находится Умма после революции.

Наблюдающему за этой плачевной картиной взаимодействия новых правителей с палестинским вопросом может показаться, что революции были злом для палестинского вопроса. Однако взгляд должен быть более зорким. Революции еще не закончились, а политическое движение в Тунисе, Ливии, Египте и Йемене началось. Революции в этих странах начались стихийно без наличия политического проекта, ибо они содержали яркую исламскую энергию, ограниченную в своем начале отвержением несправедливости, деспотизма и тирании, которые практиковались тиранами на протяжении десятков лет их правления.

Однако жители этих стран, после того, как восстановили доверие в свою силу определять свою судьбу, выбрать свою систему и определять свою политику, они оказались перед необходимостью определиться в политическом проекте, который должен занять место скверных политических режимов, навязанных им Западом и его агентами десятки лет назад. Это движение с настоящего момента начало предвещать, что Умма не выберет ничего, кроме Ислама, как систему для жизни, общества и государства. Даже если она и выбирала эмоционально и поверхностно в пределах того, что ей предлагали в виде политических проектов и лозунгов, то текущая реальность говорит, что она размышляет о подлинном политическом проекте, который переведет ее снова в исламскую жизнь и восстановит ее идентичность, которую она потеряла более одного века назад. И тогда надежда палестинцев будет намного больше и величественнее.

Революции арабского региона, хотя и имеют схожие обстоятельства и мотивы, все же они отличаются между собой разными чертами. Известно, что революция Сирии отличается от всех предыдущих революций с точки зрения своей чистоты и предательства остального мира в отношении нее и заговоров против нее, чтобы задушить ее в самом начале и своровать в последующем. Однако то, что отличает ее от предыдущих революций — это то, что предыдущие быстро свергли своих тиранов, против которых они восстали, а затем превратились в политическое и идейное движение в, загрязненной западным просвещением, атмосфере и остатками западного влияния и правителей-тиранов. Это усложнило им настоящее преобразование и переход к политической реальности, которая соответствует доктрине мусульман и их культуре.

Что же касается революции Шама, то она отличается. Если ее начало было таким же против несправедливости и тирании, то по истечению времени предательство всего мира в отношении нее и заговор, заставили ее кристаллизовать свой политический проект, когда революция находилась в своем разгаре и в военных действиях. Ее картина стала выражать политический проект, который стал отчетливо виднеться день ото дня, и стало понятно, что это исламский политический проект, чистый от западного просвещения, и он не исходит ни от международного сообщества, ни от арабов (наставников) и региональных деятелей. Вот западные проекты и региональные режимы, которые хотят сделать революцию безрезультатной и отдать ее светским деятелям, которые защищают интересы Запада — эти проекты разбиваются о скалы чистых революционеров, идеи которых не запачканы западными идеями, секуляризмом и их скверными политическими правилами.

Если Палестина является оплотом стран Шама, то «Шам — оплот верующих», как сказал об этом Пророк (с.а.с.). Он имеет право радоваться своей революции, и народ Палестины может смотреть на нее со всей тоской и нетерпением. Если некоторые движения сопротивления опирались на тиранические режимы на протяжении определенного времени, то лучше всего для них сегодня опереться на свой чистый и благородный народ, о котором Пророк (с.а.с.) сказал: «Если испортятся жители Шама, то не будет в вас блага».  

Мы всегда должны помнить, что первый завоеватель Палестины, повелитель правоверных — Омар ибн аль-Хаттаб, не был палестинцем, и что султан Салахуддин аль-Айюби — освободитель Иерусалима от крестоносцев-оккупантов не был палестинцем и арабом. И Халиф мусульман султан Абдуль Хамид II, который сохранил Палестину и уберег ее от сионистских заговоров, отказавшись продавать ее за кентары золота, также не был палестинцем и не был арабом. Однако все они были правителями верующих, которые достойно защищали свою Умму, и их покровителем был Аллах, Его Посланник и те, которые уверовали. Не такие как правители этого времени, которые искренни в дружбе с Америкой, Западом и их союзниками из евреев! История свидетельствует, не говоря уже о текстах шариата, что эта Умма, когда противостояла своему врагу как исламская Умма, а не как националистическая или патриотическая, под исламским знаменем — победа всегда была за ней, в качестве обещания ей Аллаха:


وَعَدَ اللَّهُ الَّذِينَ آمَنُوا مِنْكُمْ وَعَمِلُوا الصَّالِحَاتِ لَيَسْتَخْلِفَنَّهُمْ فِي الأرْضِ كَمَا اسْتَخْلَفَ الَّذِينَ مِنْ قَبْلِهِمْ وَلَيُمَكِّنَنَّ لَهُمْ دِينَهُمُ الَّذِي ارْتَضَى لَهُمْ وَلَيُبَدِّلَنَّهُمْ مِنْ بَعْدِ خَوْفِهِمْ أَمْنًا يَعْبُدُونَنِي لا يُشْرِكُونَ بِي شَيْئًا وَمَنْ كَفَرَ بَعْدَ ذَلِكَ فَأُولَئِكَ هُمُ الْفَاسِقُونَ


«Аллах обещал тем из вас, которые уверовали и совершали праведные деяния, что Он непременно сделает их наместниками на земле, подобно тому, как Он сделал наместниками тех, кто был до них. Он непременно одарит их возможностью исповедовать их религию, которую Он одобрил для них, и сменит их страх на безопасность. Они поклоняются Мне и не приобщают сотоварищей ко Мне. Те же, которые после этого откажутся уверовать, являются нечестивцами» (24:55).

 

Ахмад аль-Касас, глава информационного отдела Хизб ут-Тахрир в Ливане