Исламисты между навязчивой мыслью о власти и правлением на основе Ислама

Исламисты и власть


Сегодня мир наблюдает за событиями в Египте, Тунисе, Ливии, Йемене, Ираке и в других мусульманских странах, где разгорается политическая борьба за власть, и эти страны вступают на путь анархии.

Это, несмотря на то, что исламисты или поборники взгляда «Ислам — это решение» занимают правительственные места в большинстве этих стран (если не сказать во всех). Если ранее люди ожидали воплощения во власти успешной исламской модели, то сейчас мы видим копирование извращенных опытов, которые отбрасывают шариатские законы и достоверные исламские решения. После того, как исламисты долгое время призывали к изменению пагубных положений, которые господствовали в наших странах, они вступили в борьбу друг с другом за власть. Вместо этого они должны были установить правильную шариатскую модель правления, которая представляла бы Ислам в мире, как альтернативу системам, которые сегодня близятся к своему развалу в политической, экономической, социальной и моральной сферах.


Несомненно, что получение власти — это путь любой политической партии с целью реализации ею своих идей на уровне государства, общества и народа. При этом самой большой опасностью, с которой может столкнуться любая идеологическая партия в мире — это ее трансформация из партии, которая несет призыв, в партию, которая стремится к власти. Власть становится навязчивой мыслью партии в отрыве от ее призыва и принципиальных критериев, которые обязывают ей определенный путь получения власти, но не любой власти. Имеется в виду та власть, посредством которой партия может реализовать свой идейный образ жизни в соответствии со своими взглядами о самой жизни.


Господство такой навязчивой мысли над любым политическим объединением часто подталкивает к бездействию, замкнутости или к постепенному отклонению от идеологии. Особенно это возможно после долгого времени призыва, больших мучений и трудностей, чувства усталости и отягощения, а также боли, которая наполняет сердца из-за того, что низкие и подлые люди пользуются революциями Уммы и ее достоянием. В начале отклонения от идеологии уменьшается внимание к изучению идеологического взгляда на мир, государство, общество и индивида, считая бесполезным заниматься мыслью и погружаться в нее, и человек ограничивается вопросами общего значения. Более того, в это время многие могут не находить вреда в необходимости изменять эти вопросы общего значения, или не замечать их, если это требуется обстановкой, и особенно, в положении, когда этот взгляд или требуемые им мысли и решения рассматриваются как препятствие или отвлечение от получения власти.

Проблемность тех, кто гонится за властью


Гонящиеся за получением власти начинают отговариваться тем, что представления политического проекта партии вне опасности; что идеи укоренены и хранятся в умах людей, и нет ничего страшного в том, что в данное время они скрыты или отложены в сторону до предоставления власти; и что размышление о любом пути получения власти лучше, чем сосредоточение на программе, обязательной для соблюдения при стремлении к власти. Не говоря уже о размышлении касательно тех проектов, законов и решений, которыми будет руководствоваться власть. Эти люди думают, что реализация любого политического проекта зависит от прихода его авторов к власти, невзирая на метод получения этой власти. Это если допустить, что у этих людей есть достаточный опыт для того, чтобы строить козни против врагов Уммы, суметь изменить критерии во власти, навязать ей свои представления и новую реальность лишь с получением власти. Они думают, что обладание властью (любым способом) утвердит обязательным для государства скрытые взгляды тех, кто встал у власти, и тогда она будет использована в реализации их благородных мыслей.


Теоретически эти слова кажутся логичными. Но при внимательном их рассмотрении понимается, что вся их логика ошибочна. Эти слова исходят не иначе, как от наущений сатаны. Минимум что можно сказать касательно положения этих людей: власть овладела ими, но не они овладели ею. В таком положении они служат проекту власти вместо того, чтобы она служила их проекту.

Ознакомление с шариатским путем


Существует множество свидетельств, которые решительно указывают на недопустимость следования пути людей, гонящихся за властью. Например, в свое время неверные курайшиты отправили к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, Утбу ибн Рабиа, который, ведя с ним переговоры, сказал: «Если ты пришел с этим делом, желая получить богатство, то мы соберем для тебя богатство, и ты станешь самым богатым среди нас. Если ты хочешь этим завоевать почет среди нас, то мы сделаем тебя господином над нами, и ни одно дело не будет решаться без тебя. Если ты добиваешься этим власти, то мы сделаем тебя царем над нами…». Посланник, мир ему и благословение Аллаха, отверг все это, несмотря на крайнюю нужду в этой власти, как для защиты своего призыва и своих сподвижников, так и для исполнения религии. Когда курайшиты увидели, что соблазны богатства и высокого звания не действуют на Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, а его призыв продолжается, они попросили его о свершении чуда, дабы они поверили в его правдивость. Они попросили его раздвинуть горы, которые теснят их в Мекке; открыть в ней реки, как реки Сирии и Ирака; воскресить им их умерших отцов, и чтобы среди воскресших был Кусай ибн Килаб, чтобы они спросили его о том, что он говорит: правда это или неправда? Посланник, мир ему и благословение Аллаха, сказал им: «Я этого не сделаю. Я не попрошу Господа своего об этом. Он не посылал меня к вам за этим. Однако Аллах послал меня вестником и увещевателем. Если вы примете то, с чем я пришел к вам, то это счастье для вас в этой жизни и в жизни иной. А если отвергнете его, то я подожду повеления Аллаха, пока Он не рассудит нас». Они поставили его дядю Абу Талиба перед выбором одного из двух: либо он запрещает своему племяннику вести призыв, либо они объявляют войну ему и его племяннику до тех пор, пока не погибнет одна из сторон. Он передал это благородному Пророку, сказав: «Подумай обо мне и о себе и не возлагай на меня того, что мне не по силам». Посланник, мир ему и благословение Аллаха, подумал, что его дядя отказывается помогать ему и ответил ему словами: «Клянусь Аллахом, дядя, если они положат солнце мне в правую руку, а луну — в левую, чтобы я прекратил свое дело, я все равно не оставлю его, пока Аллах не дарует этому делу победу или пока я не погибну».


Посланник, мир ему и благословение Аллаха, не отказался от своего призыва взамен на власть или иные соблазны на этапе насилия, унижений и крайней нужды в помощи (он загрустил, когда почувствовал отказ в помощи со стороны своего дяди). В то время он был гоним, его родственники пребывали в блокаде, его сподвижники испытывали различные беды и тягости, в результате которых они были вынуждены переселиться из Мекки в Хабашистан. Некоторые сподвижники погибли под жестокими мучениями.


Однако рассуждение здесь не служит лишь для того, чтобы прийти к шариатскому закону о запрете отхода от религии взамен на богатство, высокое звание или власть, следуя в этом примеру Посланника, мир ему и благословение Аллаха, в его решительном отказе от этого. К сожалению, это явление происходит, но здесь речь не об этом. Наша цель — ознакомиться с опасностью этого трудного положения, к которому может привести данный курс, хотя для того, чтобы избежать данного положения, достаточно соблюдение соответствующего ясного шариатского закона.


При рассмотрении отказа благородным Посланником, мир ему и благословение Аллаха, от получения власти в такой форме, ясно понимается, что неверные курайшиты хотели отклонить его в сторону от призыва, реализовывать свои обычаи и законы. Это практически означало бы победу их мировоззрения над мыслями единобожия и убеждениями Ислама, которые обязывают подчинение лишь одному Аллаху, руководствуясь Его шариатом и применяя его таким, каким Он ниспослал его. Следовательно, любой шаг в этом направлении несет для призыва ужасное поражение и гибель, поскольку он отклоняет призыв в сторону, чтобы именно власть, привязанность к ней и борьба ради ее сохранения определились как проблема. Желанной целью их соблазнительных дьявольских предложений является то, чтобы привлечь на свою сторону какого-то проповедника или какую-то группу, с тем, чтобы они прекратили выступать против режима, который основан на лжи, и усердно работать над его преобразованием. Это метод сдерживания, которому следуют власти, когда чувствуют надвигающуюся с какой-либо стороны угрозу. Эта политика сдерживания обычно применяется после безуспешности политики искоренения противника.

Реальность власти


Здесь необходимо ясно понимать, что любая власть в мире имеет оправдание своего существования, которое связано со служением политическому режиму, отвечающему устремлениям и амбициям той стороны, на которую фактически опирается эта власть. У этой власти имеются силы, которые защищают ее в служении правящему режиму и устранении всего, что может препятствовать исполнению ею своих задач или угрожать постоянству режима. Поэтому если существовавший режим не изменился, а изменились оправдания, которые обязывают его существование, и не изменили своей лояльности1 силы, которые гарантируют постоянство этого режима, то единственным объяснением прихода к власти оппозиционеров является их сдерживание для поддержания существующего режима новыми способами защиты.

Примеры политики сдерживания


Представим, например, разницу между Кемаль Ататюрком и Тайип Эрдоганом или разницу между режимом Мубарака и режимом Мурси. Это один и тот же режим с двумя разными лицами. Разница лишь в том, что один с бородой, а другой бритый; один религиозный, а другой враг религии. При этом и тот и другой претворяют в жизнь одни и те же системы и движутся в одном направлении. Процесс выбора и предпочтения между ними происходит согласно существующей реальности со стороны того, кто фактически решает государственные дела по принципу наиболее подходящего для выполнения требуемой задачи. Например, Эрдоган и Мурси стали на данном этапе неизбежной потребностью в том смысле, что такие, как Ататюрк или Мубарак уж не в состоянии дальше продолжать дьявольскую политику и служить международным полюсам, с которыми они были связаны. Социальная среда, среда политическая и культурная, претерпели изменения, что вызывает неотложную потребность в новых формах, которые соответствуют этой реальности. Поэтому после того, как международные силы поняли, что Бурхан Галион, Джордж Сабра и им подобные левые и светские лица не отвечают поставленной цели, на арену из задних рядов оппозиции для того, чтобы возглавить Национальную сирийскую коалицию, был выведен шейх Ахмад Муаз аль-Хатиб.

Поскольку действующие в Сирии силы являются исламскими и мысли, которые волнуют чувства людей и оказывают влияние на общественное мнение, тоже являются исламскими, по этой причине необходим был шейх, который получит согласие со стороны людей и затем возможно сможет сдержать господствующее направление в стране и отклонить его от своего курса. Ведь наиболее эффективной борьбой против религии является борьба под именем самой же религии. «Современный Ислам», классифицируемый как умеренный, который ставит форму выше содержания, относится к требованиям нынешнего этапа для того, чтобы продлевать жизнь старым режимам и гарантировать сохранение власти для ее служения интересам определенных влиятельных лиц.


Краткий анализ современной истории подтверждает эту упомянутую нами истину, которая гласит о том, что погоня за властью с рассмотрением ее как цели, умаляет значимость всего остального после ее получения. Так что это низкий призыв, который не более чем воображение и обман. Дело не в том, чтобы просто прийти к власти, так как присутствие квалифицированных кадров на важных постах в государстве без претворения правильной системы будет означать их содействие в реализации нездоровой и сгнившей системы. Это означает, что эти люди перейдут из лагеря восстания против режима в лагерь по сохранению режима. Этим самым сила этого режима будет укрепляться уже посредством других лиц, и будет продлеваться срок его существования.

После этого, взгляды этих людей, их борьба и их предыдущие принципиальные позиции становятся просто рассказами, которые они пишут в личных мемуарах после ухода на пенсию. Эти люди пришли с согласия провластных сил, которые работают над обеспечением постоянства политического режима. Эти силы непременно ведут постоянное наблюдение за этими людьми, потому что не доверяют им. В любой момент, когда эти силы почувствуют с их стороны опасность, они примут в отношении них иную позицию. Любые принципы, идеи и законы, которые не находятся в соответствии с природой правящего режима, быстро выявляются и рассматриваются как попытка переворота власти. При наличии такой ситуации это означает, что власти будут принимать меры по запрету и ликвидации всех этих людей.


Взять, например то, что случилось с исламистами в Ираке, которые после оккупации заняли все правительственные посты в Багдаде и покорно пошли за Западом, отговариваясь тем, что, мол, они обхитрят его и потом будут против него. Однако мы видим, как все они, в самой отвратительной форме, превратились в средства укрепления оккупационных проектов. Даже оппозиционеры Саддама стали называть их более худшими, нежели был Саддам. При этом следует заметить, что большинство этих оппозиционеров, если не все, в партии «Хизб аль-даъва», «аль-Хизб аль-Ислями» и в других партиях фактически принесли огромные жертвы в борьбе с бааситским режимом Саддама Хусейна во имя исламского правления.


Тот же сценарий происходит в Тунисе. Такая же реальность в отношении Мурси и Эрдогана. Все они превратились из партий, которые заявляли о несении послания человечеству, в партии, которые заняты жарким соперничеством и борьбой за власть. Это те власти, которые едва не утратили в редкий исторический момент все оправдания своего существования. Необходим был лишь спешный удар по ним для того, чтобы затем на их руинах установить новую реальность. Однако эти люди сегодня предоставляют огромную услугу своим историческим и идейным противникам, придавая этим режимам и властям некоторую законность после революций, которые охватили регион с преобладающей исламской направленностью и огромным желанием вновь увидеть Ислам живым в государстве.

Навязчивая мысль о власти — трудноизлечимая болезнь


Если стремление к власти переходит в навязчивую мысль — это само по себе становится трудноизлечимой болезнью, которая делает человека слепым и дает возможность врагам с легкостью эксплуатировать носителей этой мысли, независимо от того ощущают они это или нет. Поэтому стремление к участию в правлении, которое противоречит идеологии или аналогичное вхождение во власть — это жесткий удар по идеологии и превращение сторонников этой идеологии в ее противников. Это положение касается каждого, у кого власть стала его заботой и навязчивой мыслью, будь то мусульманин или кто-то другой. Возьмем, например Организацию освобождения Палестины, которая построила свою программу на получении части палестинской земли, каким бы ни была площадь этого участка, для установления государства, которое затем должно будет непрерывно расширяться и утвердить новую реальность.

Однако мы видим, как эта организация в окончательной форме признает израиль и борется с каждым, кто посягает на него. Более того, она считает, что деятельность по изменению ныне существующей реальности является разрушением ее власти. И это верно, потому что ее власть образована для обслуживания оккупации в идейном плане, по своей структуре, в материальном и культурном планах, согласно договорам и соглашениям, которые обязывают эту уродливую модель не выходить за рамки данной задачи.


Возьмем другой пример с генералом Ауном, который вступил в «освободительную войну» против сирийского режима, а после своего поражения был выслан во Францию. После этого он вдруг возвращается в Ливан посредством какой-то сделки, которая очень быстро превратила его из ярого врага сирийского режима в человека, который призывает оказывать ему помощь против революции. Говоря вкратце, он вошел во власть по условиям сирийского режима и не может не соблюдать их. Поэтому из числа противников, которые пытались убить Асада, он превратился в его друга, который оберегает его в силу значимости своей роли в сохранении их режима.

Реальность политической деятельности


Нужно понимать, что любая политическая деятельность в мире желает осуществления определенных целей. Те, кто проводят ее, стремятся наблюдать и контролировать за всем, что влияет на эту деятельность, дабы они смогли осуществить свои цели и получить результаты своих усилий. Поэтому для этой политической деятельности необходимо просвещение, которое устраивает и ведет ее на основе идеологии, оберегая ее от попаданий в сети заговоров других людей и их проекты. В ином случае политическая деятельность становится слепым увлечением, игрой и напрасным делом, склоняя человека к получению власти любым средством. В результате этого происходит согласие с программой противников, одна за другой допускаются уступки под предлогом поддельной проницательности, применения хитрости в отношении врагов, также как и они применяют хитрость по отношению к нам. На самом деле такой человек отрекается от своей религии, своей идеологии и ее ценностей, прилагая свои силы и силы своих сторонников для пользы врагов.


По причине всего этого, когда мы говорим о навязчивой мысли о власти и предостерегаем от ее господства в программах тех, кто усердствуют во имя Ислама, мы стараемся уяснить значимость стойкости на пути Аллаха, необходимости постоянно сохранять призыв чистым от всяких примесей и внимательно подходить к вопросу метода. Именно это даст власть сторонникам идеологии, а не наоборот.

Ибо в случае проникновения в умы и сердца носителей призыва навязчивой мысли о получении власти, одним из результатов этого станет пренебрежение многими вопросами призыва, критерием различения правильности от ошибки станет степень отдаленности или близости от правительственного кресла, а не степень укрепленности призыва и его ясности в Умме, а также способности Уммы утвердить свою идеологию в обществе и государстве посредством своих личных сил. При наличии этого в Умме она будет стремиться претворять в жизнь систему Ислама и представлять ее такой, какой она есть, в качестве полной замены для всех ложных систем, которые главенствуют в этом мире.