Понятие Исламского Государства между теорией и практикой

Существует поддерживаемое общее мнение среди мусульман со своим определённым шариатским заголовком — Исламский Халифат. Эту очевидную истину может заметить и прочувствовать каждый через прямой контакт с людьми или через то, что доступно в средствах массовой информации и социальных сетях в сети Интернет, либо через исследования и отчёты компетентных научно-исследовательских центров (всё равно, связаны ли они с академическими учреждениями или государственными органами безопасности в различных регионах мира). При наличии такой среды, поддерживающей идею Исламского Государства, появились различные исламские организации, развернувшие призыв к установлению этого государства. Эти организации можно классифицировать по трём тенденциям:

1. Сторонники «Умеренного серединного Ислама» (Васатыя). Их можно увидеть в движении «аль-Ихван аль-Муслимун» (Братья-Мусульмане) и его филиалах. Эта тенденция поддаётся влиянию реальности и принимает её (эту самую реальность) в качестве стандартов для ведения своей деятельности в соответствии с ней. Сторонники этой тенденции считают, что модель Исламского Государства в его историческом шариатском значении, которое предусматривает избрание единого халифа, управляющего всеми странами, народами и этносами Уммы, уже устарела в результате появившихся современных националистических государств, функционирующих в различных концах земного шара. И поскольку международное политическое устройство мира (глобальная политическая система) не признаёт существование другого устройства и системы, помимо своего. А поэтому разговоры о Халифате в таком значении — не что иное, как фантазия или труднодостижимая мечта (в лучшем случае). Таким образом, когда речь заходит об установлении Исламского Государства, они ограничиваются установлением так называемых ими «общих принципов Шариата» и надеванием их на современное национальное государство, чтобы придать ему исламскую окраску и тем самым назвать его Исламским Государством.

2. Сторонники «Праведного Халифата». Они опираются на модель с чётко выраженными очертаниями Исламского Государства по примеру, воплощённому в первом Исламском Государстве, установленном Пророком Мухаммедом (с.а.с.), которого придерживались после него все праведные халифы. Сторонники этой тенденции считают, что данная модель является единственным образцом, выражающим божественное откровение. Необходимо придерживаться его и строить на его основе желаемую исламскую систему правления. Все прочие системы правления, помимо этой, являются неправильными и не имеют никакой шариатской законности. Члены Хизб ут-Тахрир являются самым яркими сторонниками и защитниками этой тенденции. Хизб ут-Тахрир выработал конкретную систему правления в Исламе, которая базируется на четырёх шариатских принципах: 1) верховенство принадлежит божественному своду законов (Шариату), 2) власть принадлежит Умме, 3) избрание одного халифа является обязанностью мусульман, 4) право утверждения шариатских законов принадлежит халифу. Другими словами, система правления в Исламе является политической системой, которая объединяет Исламскую Умму во всех своих странах независимо от этнической и национальной принадлежности в единое целое под руководством одного халифа, получающего присягу на то, что он будет править в соответствии с Книгой Всевышнего Аллаха и Сунной Его Благородного Посланника (с.а.с.). В своей деятельности по установлению Халифата Хизб ут-Тахрир придерживается метода Посланника Аллаха (с.а.с.). И Хизб считает его практическим шариатским методом, способным привести к реальному изменению через направление общественного мнения к принятию и поддержке исламского правления и перенаправление той силы, которая имеет достаточно сил в государстве и обществе, в пользу установления Халифата.

3. Сторонники управленческой функции Ислама (Хакимия). Сторонники этой тенденции устремляются к растяжимому понятию правления по Исламу. Они путают такие понятия, как «Божественная Власть», «Утверждение Шариата в качестве третейского суда», «Мусульманское государство» и «Исламский Халифат», считая их синонимами одной реальности. Большинство из них подходит к данной теме с точки зрения вопросов вероучения, игнорируя политическую идею. Они делают акцент только на вопросы «неверия» и «веры», что не позволяет получить всеохватывающий взгляд на понятие Халифата как уникальной системы правления, которая определяет форму государственного устройства, способную решать экономические, социальные, моральные и образовательные проблемы людей. Вдобавок к этому, они лишены чёткого понимания того, как можно помочь Халифату в строительстве нового международного порядка, который гармонично сочетался бы с исламским представлением международных отношений. Такой растяжимый взгляд у них в понимании вопросов государства и формы правления в Исламе отразился на них отсутствием ясности в понимании метода установления этого государства. Одни из них считают, что необходимо сначала избрать халифа и призывать людей к принесению ему присяги. И когда он вместе со своими последователями составят большинство в какой-то местности, тогда необходимо будет провозгласить халифа и установить Халифат. Другие считают, что установление Исламского Государства — не что иное, как естественный результат силового утверждения господства «джихадистского движения» над определённой территорией, где оно претворяет религию. По их мнению, объединение Уммы в новорождённом исламском образовании зависит от военного продвижения по земле по принципу захвата территорий небольшими частями и присоединения их к себе. В итоге данное движение превратится в государство, а остальные мусульмане будут обязаны принести присягу амиру этого джамаата (лидеру организации), как амир-уль-муминину (повелителю всех верующих). Организация ИГИШ служит самым ярким проявлением этой тенденции.

Не будем глубоко вдаваться в детали опровержения «Умеренного серединного Ислама», который сейчас и так переживает полнейший и удушающий кризис во всех его значениях. В частности, после того, как «аль-Ихван» потеряли правление в Египте, «ан-Нахда» отказалась от правления в Тунисе, ХАМАС передал власть в руки Аббаса в Палестине, а Эрдоган утвердил секуляризацию государства и агитацию светскости в Турции. Не говоря уже о провале и неудачах остальных филиалов этой тенденции в других регионах, в частности — в Ираке и Судане. Как и не будем детально обсуждать программы и идеи других организаций. Формат статьи не позволяет этого. И это не то, что мы вообще хотим. Мы вкратце рассмотрели взгляд каждой тенденции на понятие Исламского Государства, чтобы обратить внимание на то, что когда речь заходит об Исламском Государстве со стороны того, кто утверждает, что работает над его установлением, речь не идёт об одном и том же. Данной статьёй мы хотим решить определённую проблему, связанную с понятием государства, а также пояснить связанные с ним моменты и устранить туманность в данном вопросе, чтобы люди познали смысл государства и могли правильно вести работу по его установлению. Для того чтобы оставаться в рамках практичности, приведём несколько примеров, необходимых для внесения ясности в данный вопрос, в частности — организацию «ИГИШ». Особенно, если учесть те большие опасные вызовы, которые возникли в реальности после провозглашения ею Исламского Государства в Ираке и Сирии с призывом к остальным мусульманам дать присягу лидеру организации как амиру аль-муминин (повелителю верующих) в этих странах. Ведь это привело к следующим последствиям:

а) — Рассеяло усилия вооружённых исламских бригад, а также раскололо их ряды и спровоцировало междоусобную войну в тот момент, когда они, как никогда, нуждаются в объединении своих рядов и мобилизации всех своих сил, чтобы противостоять самому диктаторскому, бесчинствующему и истребляющему собственный народ режиму и тем, кто поддерживает его в регионе.

б) — Внесло путаницу среди людей, которые с нетерпением ждали установления Исламского Халифата после осознания ими того, что только благодаря этому Исламская Умма может быть спасена. Они считали, что Халифат — это единое государство, вбирающее в себя как божественный свод законов (Шариат), милость, покровительство и заботу, так и защиту всей Исламской Уммы. Они считали, что Халифат возьмёт в свои объятия сынов этой Уммы и отразит от них атаки её противников.

в) — Предоставило Западу и его рупорам из числа секуляристов, а также тем, чьи сердца больны, удачный повод подкрепить фактами их кампанию по измышлению на Ислам, а также злорадствовать и начать безобразную атаку на понятие исламского правления и деятелей установления Исламского Государства.

г) — Извратило известный и привычный образ Исламского Государства, которому не было аналогов в истории с точки зрения его правосудия, честности, милосердия и прощения к своим противникам, не говоря уже об отношении к своим единоверцам и сынам собственного народа, которые могли в чём-то не соглашаться с ним.

д) — Вселило страх в сердца мусульман, не говоря уже о тех меньшинствах, которые живут с ними, относительно своей судьбы, которая может постигнуть их от рук «ИГИШ» в результате крайне жестокого отношения к своим оппонентам, в том числе — вчерашним братьям и соратникам. Плюс — слухи о массовых арестах, пытках и убийствах от имени государства.

е) — Умалило значение государства Халифат. Люди не ощутили представления (понятия) того, что это государство бережно относится ко всем своим гражданам, будь они мусульманами или неверующими. Ведь «ИГИШ» строит свою политику на основе своей мазхабной принадлежности и стремится образовать суннитское образование в противовес шиитскому образованию. Это означает извращение системы исламского правления, которое обязывает обеспечить справедливую жизнь для всех граждан, независимо от их национальной или конфессиональной принадлежности. Как и означает попадание в капкан сверхдержав, которые всеми силами пытаются внести раскол как между самими мусульманами, так и между ними и немусульманами, живущими с ними по соседству.

ж) — Распространение атмосферы модели религиозного (теократического) государства, которое делает амира или правителя тенью Аллаха на земле, а его мнение — священным мерилом истины и лжи. Верно, халиф в настоящем Халифате имеет полномочие принимать шариатские постановления в виде законов, которые регулируют дела общества и государства. Однако, несмотря на то, что они подлежат обязательному исполнению, тем не менее, они не считаются священными. И не считает государство противоположное правовое (иджтихадское) мнение мятежом против него. Как и не ищет оппонентов, чтобы подавить, запугать и заставить их принять его мнение, а иначе — смерть.

И поэтому возникла крайняя необходимость в кристаллизации понятия Исламского Государства на основании правил системы правления в Исламе, в частности — двух шариатских правовых правил, которые декларируют о том, что «Верховенство принадлежит Шариату, а власть — Умме». Важно отметить, что смысл этих двух правил разделяется сторонниками всех тенденций, которые работают над установлением Исламского Государства. А поэтому необходимо ограничить рассмотрение данной темы понятным источником, основанным на этих двух правилах. Для этого необходимо пояснить следующее:

1 — Верховенство принадлежит Шариату. Это означает, что решения, законы и законодательные нормы, которые регулируют государство, общество и индивидуумов, должны устанавливаться только Исламом. Запрещается обращаться за решением к чему-нибудь другому, помимо него. Доказательством того, что все эти дела должны в обязательном порядке регламентироваться приказами и запретами Аллаха, служат следующие слова Всевышнего Аллаха:


فَلَا وَرَبِّكَ لَا يُؤۡمِنُونَ حَتَّىٰ يُحَكِّمُوكَ فِيمَا شَجَرَ بَيۡنَهُمۡ

«Но нет, клянусь твоим Господом! Они не уверуют, пока они не изберут тебя судьёй во всём том, что запутано между ними» (4:65),

يَٰٓأَيُّهَا ٱلَّذِينَ ءَامَنُوٓاْ أَطِيعُواْ ٱللَّهَ وَأَطِيعُواْ ٱلرَّسُولَ وَأُوْلِي ٱلۡأَمۡرِ مِنكُمۡۖ فَإِن تَنَٰزَعۡتُمۡ فِي شَيۡءٖ فَرُدُّوهُ إِلَى ٱللَّهِ وَٱلرَّسُولِ إِن كُنتُمۡ تُؤۡمِنُونَ بِٱللَّهِ وَٱلۡيَوۡمِ ٱلۡأٓخِرِۚ ذَٰلِكَ خَيۡرٞ وَأَحۡسَنُ تَأۡوِيلًا ٥٩

«О те, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Посланнику и обладающим влиянием среди вас. Если же вы станете препираться о чём-нибудь, то обратитесь с этим к Аллаху и Посланнику, если вы веруете в Аллаха и Последний день. Так будет лучше и прекраснее по значению (или по вознаграждению)!» (4:59).

Смысл приказа обратиться к Аллаху и Посланнику (с.а.с.) означает сделать Шариат основным судьёй в деле. Таким образом, это подтверждает неправильность и недействительность появившихся в реальности новых неверных понятий, таких как современная национальная государственность, или нынешняя порочная капиталистическая экономика, или интеграция в международные институты, которые упрочивают превосходство Запада и его колониализм, а также другие понятия. Категорически запрещается опираться на эти понятия. Напротив, необходимо работать над изменением этих понятий или разрушением их по мере возможности. Ведь они является негативными явлениями (манкар), которые находятся в противоречии с Шариатом.

2 — Власть принадлежит Умме. Данное исламское правовое правило исходит из того, что Шариат предоставил право избрания халифа Исламской Умме и что халиф принимает власть посредством присяги этой Уммы. Это положение является очевидным, исходя из хадисов о присяги. Муслим передал от Убады ибн Самита, который сказал: «Мы дали присягу Посланнику Аллаха (с.а.с.) в том, что будем подчиняться ему в лёгкости и в трудности, в радости и неприязни». Следовательно, Умма является основным обладателем права на власть, а значит, она избирает и даёт присягу на добровольной основе тому, кому пожелает из числа тех, кто пригоден быть халифом согласно шариатским условиям. И поэтому Умар ибн аль-Хаттаб говорил: «Кто дал присягу, не советуясь с мусульманами, присяга того и тот, кому дана эта присяга — недействительны. И лезвием меча они будут убиты». Эти слова Умара полностью сочетаются с пророческим хадисом от Абдуллаха ибн Амра ибн аль-Аса, что Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал: «Кто от сердца дал присягу имаму на верность, пусть проявляет послушание ему. Если же объявится другой халиф, претендующий на Халифат, то отрубите ему голову», передал Муслим. Хадис указывает, как отмечают учёные, на то, что шариатская присяга, которая подлежит соблюдению — это та присяга, которая была дана от сердца (со всей искренностью), т.е. по желанию и добровольно. Она должна выражать согласие и выбор того, кто даёт присягу. Ведь выражение «от сердца» означает «с искренней любовью». Что касается обычного рукопожатия или словесного произнесения «не от сердца» (без всякого искреннего отношения), то это считается лицемерием или принуждением, которые не имеют никакого основания и силы в Шариате.

Также следует обратить внимание на то, что понятие государственности, предусматриваемое правилами правления в Исламе, неразрывно связано с возможностью претворения его в реальную жизнь среди людей. Государство, которое представляет волю Уммы в претворении Шариата, должно опираться на собственные силы. Иначе это государство будет зависимым и подневольным. Оно будет вынуждена исполнять политику и законы в зависимости от той фактической силы, которая имеет влияние. В таком положении проводимая политика этого государства будет обычным продолжением интересов того, кто обладает реальным влиянием. И если его планы или интересы подвергнутся любому изменению, это может привести к такой политике и таким мерам, которые не имеют ничего общего с убеждениями и интересами Уммы.

С другой стороны, ведение политики или решение проблем людей, а также управление положениями народа, так или иначе, нуждаются в стабильной власти государства, т.е. в устойчивой его позиции. Иначе бесполезно провозглашать государство и обязывать людей к принесению присяги и подчинению людям такой структуры. Когда власть является формальной, неустойчивой или временной, государство неспособно исполнить отведённую ему роль. Оно оказывается лишней тяжестью для людей вместо того, чтобы нести ответственность за них и заботиться о них.

Государство имеет определённую ощутимую реальность и определённые функции, которые она исполняет. Это не воображаемая или фантазируемая субстанция. Когда дело касается провозглашения Исламского Государства, крайне необходимо и очень важно осознавать реальность государства. Ведь его установление означает фактическое изменение в колониальной политической реальности, навязанной Умме. Равным образом, касается ли это политической географии или всех политических решений, предоставляемых Исламом для урегулирования всех кризисов и проблем, не говоря уже о международных отношениях.

Исходя из вышеуказанного, можно сказать, что провозглашение организацией «ИГИШ» себя государством выходит за рамки концепции государства. Более того, согласно Исламу, государство принадлежит Умме, а не какой-то группировке внутри неё. Если каждое движением, силой захватившее власть в какой-то местности, начнёт объявлять себя государством, то увеличится количество государств внутри мусульман с увеличением боевых группировок внутри них. Также это приведёт к нескончаемым расколам и междоусобным конфликтам, что находится в противоречии с очевидными шариатскими текстами, требующими целостности Уммы и объединения её рядов в единое государство. Шариат пояснил, что избрание одного халифа для мусульман является обязательным. Посланник Аллаха (с.а.с.) говорил: «Тот, кто отказывает в подчинении халифу, встретит Аллаха в день Воскрешения без оправдания. И кто умер, не дав присяги (без чувства долга байата), тот умер смертью джахилии», передал Муслим. И присяга даётся только халифу. Что касается того, что халиф должен быть одним, то от Абу Саида аль-Худри передаётся, что Посланник Аллаха (с.а.с.) говорил: «Если присяга была дана двум халифам, то убейте последнего (второго) из них». Данный хадис однозначно говорит о запретности того, чтобы мусульмане имели больше одного халифа.

Реальное положение дел показывает, что управление вооружёнными группировками в местах своей дислокации является частичным и временным. И даже если им удастся единолично распоряжаться некоторыми территориями, всё же продолжительность такого управления повержена во многих случаях внешнему влиянию и факторам, находящимся за пределами их силы. Другими словами, сила и власть этих группировок не может гарантировать им продолжительность их существования и защиту. Не говоря уже о защите граждан. И поэтому не стоит ожидать от них прочерчивания и проведения собственной политики, разве что только наобум временно и исходя из обстоятельств. Произошедшие события в Афганистане, Сомали, Боснии, Ираке и Йемене, а также происходящие ныне в Шаме происшествия служат явным подтверждением тому.

Например, иногда мы видим, как вооружённые группировки с большим трудом продвигаются вперёд в определённых регионах в течение нескольких месяцев или лет. Затем отступают с их территории в тёмную ночь по той причине, что внешние стороны прекратили финансирование и поставки оружия, либо была принята международная резолюция о необходимости освобождения этих территорий. Как это произошло в вышеупомянутых странах, или имело место недавно в ряде сирийских городов, таких как Къусайр, Хомс, Ябруд, Тель-Калах, Сфейр, Касаб и других. Это уже не секрет для того, кто следит за ситуацией в Сирии. Об этом ясно и неоднократно признались сами лидеры вооружённых бригад.

Таким образом, продвижения и отступления этих вооружённых группировок, а также их управление различными территориями осуществляется согласно тем планам и факторам, которые находятся за пределами их расчётов, политики и собственных возможностей. Это означает отсутствие одного из условий признания провозглашённого государства Дар-уль-Исламом, т.е. не осуществляется одно из требуемых условий признания его Халифатом. Для того чтобы государство стало Дар-уль-Ислам, необходимо исламское правление и личная безопасность, которая обеспечивается Уммой благодаря её собственным потенциалам. Мы были свидетелями того, как в нашей современной истории боевые группировки устанавливали своё господство над широкими территориями земли, а после отступали и прятались в горных ущельях в результате прямого международного вмешательства или действий агентов, направленных на сокращение их влияния или полное уничтожение их. Достойнее было бы этим группировкам поразмыслить над тем, как приобрести достаточную силу, необходимую для установления государства, прежде чем призвать людей к подчинению им и бороться с теми, кто отвергает их.

Ограничимся же таким идейным пресс-релизом, основанным на единогласных шариатских понятиях и здравом рассудке. Мы не преследуем никаких коварных и меркантильных целей, а лишь желаем заслужить довольство Всевышнего Аллаха.

Ассаляму алейкум ва рахматуллахи ва баракатуху!

Хасан аль-Хасан
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.