Провал политического Ислама или же исламских течений?

Атыйя Джаббарин — Палестина

После событий в Египте и Тунисе стали всё чаще обсуждаться как предмет политического Ислама, так и степень его способности к управлению. Некоторые, особенно из числа представителей светской прослойки (секуляристов), утверждают, что действительность доказала неспособность политического Ислама к правлению и управлению делами государства. Действительно ли это так, или же это кощунство по отношению к Исламу?! Или же провал случился только у допущенных к правлению моделей, к которым Ислам не имеет никакого отношения?

После того, как в результате событий арабской весны, приведшей к свержению президента Туниса Зейна аль-Абидина Бен Али и президента Египта Хосни Мубарака, а также к открытию избирательных участков для выборов тех, кто станет представлять людей и заставит их прекратить свои выступления, движение «Братья-мусульмане» получило большинство на выборах в Египте, а их сестра по программе и последовательности — партия «Возрождение» («Нахда») — большинство в Тунисе. Эти партии получили это большинство благодаря общему ощущению людей, что их направление — исламское, а также из-за желания людей наказать остатки прежних режимов. «Братья-мусульмане» превратились из оппозиционного движения, не несущего ответственности и последствий за государство и народ, в движение, ответственное за управление и заботу о делах людей. Когда «Братья» встали во главе управления и ответственности в Египте и Тунисе, у них не было программ и подходов к управлению государством и заботе о делах людей, потому для них смешались дела управления государством и управление движениями и благотворительными организациями, в которых они имели огромную практику за длительное время. Это толкнуло их вести свою деятельность на основе прежних конституций, программ и методов, вопреки своим же лозунгам. Такое их положение и привело к страданиям людей и послужило причиной, приведшей народы к падению. На деле народы Египта и Туниса не увидели никаких реальных изменений ни в экономической, ни в социальной, ни в политической сферах… Партии не смогли предоставить даже планов решения проблем людей и путей их достижений, т.е. народы не увидели ничего, кроме изменений имён правителей, остальное же всё осталось на своих местах. Это привело к тупиковому состоянию и недовольству к Ихванам везде — в Египте и Тунисе — что привело, в конце концов, к требованию убрать из правления «Братьев-мусульман», чем и воспользовалась армия в Египте, как и планировалось, а Мурси был свергнут… Положение в Тунисе находится на грани повтора этого сценария (или немного иного). Положение «Братьев-мусульман» оказалось таковым, что они не оставили никакой надежды и не решили никаких проблем. Это и придало наглости сторонникам светскости для того, чтобы усилить свою пропаганду и характеризовать этот случай как провал политического Ислама в управлении, провал в реформах и решении экономических, социальных, образовательных и политических проблем людей, как это и планировалось… Другими словами, они стали громогласно требовать, чтобы власть была светской и для светских партий, т.к., согласно их утверждениям, они более способны к управлению и глубже понимают его. Они рекламируют правление, в котором религия отделена от жизни, предоставив Исламу и его соратникам только лишь роль поклонения. Столкнувшись с этой новой (и обновляемой) реальностью, возникает естественный вопрос: разве Ислам не в состоянии решить проблемы людей и не способен руководить и управлять? Или же проблема в моделях, предложенных некоторыми исламскими течениями и движениями?

Слова о провале политического Ислама и его неспособности управлять и изменять положение являются кощунством и дерзостью по отношению к Исламу, а также отсутствием понимания его сути. Ошибочно и опасно ставить знак равенства между Исламом и программами и методами, предложенными со стороны некоторых исламских течений и движений. И несправедливо равнять Ислам и эти движения и считать их провал провалом Ислама.

Ислам пришёл на Аравийский полуостров, на территории которого рассеянные племена поклонялись идолам, не имея никакой цивилизации по сравнению с другими народами. Посланник Аллаха (с.а.с.) начал призыв к этой новой религии, пока не образовал группу последователей, верующих в эту религию, в её доктрину и соблюдающих её каноны. Затем Посланник Аллаха (с.а.с.) начал искать тех, кто окажет помощь этому посланию, пока не осуществилась его цель путём принятия Ислама народом Ясриба и путём их готовности жертвовать ради оказания помощи ему (с.а.с.) и его сподвижникам. Тогда Посланник Аллаха (с.а.с.) переселился к ним, и в момент своего прибытия в город объявил о рождении первого политического субъекта мусульман, который объединит людей с помощью Ислама и станет заботиться об их делах посредством всеобъемлющей концепции правления и заботы. Мусульмане и после смерти Посланника (с.а.с.) последовали этому пути, дав присягу Абу Бакру ас-Сиддикъу как правителю. Структура Халифата продолжала существовать до момента разрушения Османского Халифата в 1924 г. За время всего этого срока правления (почти тысячу четыреста лет) его успех был несравненным. Этот успех и изобретательность существовали исключительно благодаря исламскому идейному и политическому руководству. Одним из проявлений признаков этого успеха является то, что Ислам перенёс арабский народ из идейно вырождающегося состояния, блуждающего во мраках слепой племенной приверженности и тьме невежества, в эпоху идейного возрождения, неся своё послание другим народам и нациям. Они стали открывать страны и освобождать человечество от власти дьявола. Страны и народы стали сливаться друг с другом, несмотря на национальные и языковые различия между ними, различие обычаев, традиций и религий. Народы Персии, Сирии, Ирака, Египта, Кавказа и Центральной Азии стали Единой Исламской Уммой. И, несмотря на распад связывающего узла между ними — распад их политического субъекта, несмотря на все попытки колонизаторов исказить их убеждения и отравить их идеи, они продолжают оставаться единой Уммой. Проявлением признаков успеха является также то, что Исламская Умма оставалась лучшей среди народов в плане культуры, цивилизации, просвещения и наук. Исламское Государство было самым большим государством, будучи ярким солнцем среди народов, находясь в центре внимания учёных и студентов. Университеты Кордовы, Багдада, Дамаска и Египта в то время принимали студентов со всех уголков мира. Одним из признаков успеха претворения Ислама была также безопасность и спокойствие в исламских землях. И жизнь там проходила в изобилии, и доказательством тому являются этапы исламской истории, когда никто не принимал милостыни по причине богатства, процветания и достатка. Даже граждане государства из числа немусульман жили в счастье и благополучии, аналогов которому нет в истории — ни в старой, ни в новой. Всё это показывает, что исламское идейное руководство является единственно правильным, что только оно пригодно для людей и что только оно является успешным руководством.

Тем не менее, было бы неправильно исследователю забывать о том, что те, кто правит и претворяет идеи в государстве — это люди, которые могут совершить как правильные поступки, так и ошибиться, могут позабыть что-либо при претворении, а могут и допустить упущения. Вот потому и государство то усиливалось, то ослабевало, был успех, были и провалы — в соответствии с положением правителей. Исламское Государство во время правления Умара ибн Абдуль-Азиза было иным, нежели во время правления Марвана II ибн Мухаммада. Как и положение Исламского Государства во время правления Харуна ар-Рашида было иным, нежели во время правления аль-Мустаина БиЛлях, как и положение государства в начале османского периода было иным, нежели в конце… Эти перемены между успехом и провалом, возвышением и упадком, силой и слабостью происходили не из-за исламской идеи и исламского идейного руководства, напротив — это всё возвращается к положению правителей и их способности к следованию правильному подходу и претворению его. Т.е. ошибки и проблемы были только в тех, кто претворял идею, а не в самой идее.

Ислам таков, каким его принёс Мухаммад (с.а.с.). И он будет оставаться таковым до Судного дня — идеологией, доктрина, законы, мысли, методы решений и понятия которой правильны и пригодны для любого времени и места. Это происходит потому, что он пришёл для решения проблем человека и его нужд. Человек же с момента своего творения и до Судного дня не меняется и не изменяется, т.е. он представляет собой совокупность органических потребностей и инстинктов. Эти компоненты и их регулирование не меняются и не изменяются. То, что меняется в жизни человека — это материальные формы и цивилизация, а это не имеет отношения к системе. Именно поэтому Ислам пригоден вчера, сегодня и завтра, и его успех и возвышение — дело неизбежное и однозначное, если следовать методу Посланника (с.а.с.) в призыве и претворении. Существующий же провал возвращается к дефектам и ошибкам в представлении и понимании правильного исламского метода и в представлении моделей, далёких от правильности, как, например, смешение Ислама с другими идеями и решениями. Ислам является самостоятельной идеологией, не принимающей идей и концепций других. Смешение приводит к потере его самобытности, и, следовательно, после смешения не может быть и Ислама. В подобном случае для сторонников этих методов и подходов неизбежен крах, и это то, что произошло в Египте и Тунисе, а до этого — в Судане и в других землях, когда различного рода идеи — демократия, гражданское государство, господство народа — были смешаны с идеями Ислама. И потому считать этот провал провалом Ислама и возлагать на Ислам провал этих течений, движений и партий является несправедливостью и кощунством над лучшими и самыми возвышенными идеями и решениями, является избеганием его сути, покушением на него и великим преступлением. Так же вопрос разделения Ислама на политический и неполитический противоречит его действительности и сути, и это — большая ошибка. Ислам пришёл, чтобы заботиться о делах людей и вести их (т.е. заниматься политикой) внутри страны и за её пределами. Это и есть истинное понимание политики. Ислам обладает политической идеологией и духовной доктриной, при помощи их он и проводит заботу и организовывает мирские дела и дела будущей жизни.

Ислам является религией истины, при его верховенстве — счастье и благополучие людей, а при его отсутствии в жизненных делах и претворении в обществе — страдание людей. И сегодняшнее плачевное положение, в котором живут люди — не что иное, как результат отдаления Ислама от жизненных дел и претворения. Т.е. претворение его — благо и возвышение Уммы, а также спасение человечества от поразившей его несправедливости, тирании и трагедий. Человечество в целом нуждается в возвращении Ислама, дабы мир осветился его светом и распространилась справедливость по всей земле. И тогда придёт безопасность после страха и стабильность после происходящих в мире смертоносных войн, придёт богатство после бедности и прорыв после кризисов, т.к. Ислам — это религия милосердия и справедливости. Избавление и спасение для мусульман (в частности) и для всего человечества (в целом) непременно произойдёт, т.к. это — обещание Аллаха и благая весть Его благородного Посланника (с.а.с.). Ислам вернётся в жизнь и наполнит землю справедливостью после того, как она была заполнена гнётом и несправедливостью.