Cможет ли Эрдоган возглавить Умму?

Cможет ли Эрдоган возглавить Умму?

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

В этой статье я постараюсь устранить путаницу, которая может возникнуть при рассмотрении политики Эрдогана.

Некоторые люди считают, что Эрдоган проводит исламистскую и неоосманскую политику. Обладая исламскими чувствами и поддерживая политику турецкого президента, эти люди верят в него и открыто говорят об этом. С другой стороны, некоторые националистические и светские деятели говорят, что Эрдоган проводит скрытую исламскую политику, мотивируя секуляристов на борьбу с действующей властью. Другие же считают, что Эрдоган давно снял с себя исламскую одежду, отказавшись от исламского дискурса и исламских целей. Но для того, чтобы сохранить поддержку мусульманских народов, он лишь изредка проявляет себя в исламском облике. Я постараюсь объяснить политику Эрдогана, подтверждая свои слова конкретными событиями и примерами.

С упразднением Халифата 3 марта 1924 года эти земли потеряли свою плодотворность. Эта земля, которая за четыре века исламской истории явила на свет многих политических деятелей в различных областях, уже около ста лет не видела мужественных руководителей. Сегодня мы наблюдаем тяжёлые последствия такого положения. Как точно эту ситуацию описал султан Абдульхамид II, да помилует его Аллах, когда сказал: «Проблема — в нехватке мужчин». Речь шла о нехватке кадров, государственных деятелей, которые обладали бы исламским пониманием политики и исламскими чувствами и не находились бы под влиянием западной культуры. В те годы было много политиков, подобных нынешним. Однако предусмотрительный халиф не хотел видеть таких людей даже у порога политических кругов и руководящих органов.

После падения Халифата, как и сообщалось в хадисах Посланника Аллаха (с.а.с.), власть над Уммой взяли в свои руки диктаторы. Их жестокость и массовые расправы, возможно, стали беспрецедентными в исламской истории. Они бросали в тюрьмы, угнетали и убивали мусульман. Своими преступлениями они перешагнули все возможные границы совести и стыда. Турция не стала исключением. Многие правители республики Турция правили обществом таким же методом. Сколько учёных было убито через повешение! Виселицы, пытки и темницы стали участью мусульман как нескончаемый кошмар. Исламские ценности и ритуалы были растоптаны, а мусульмане постоянно подвергались оскорблениям и унижениям. Хотя время от времени к власти приходили политики, непричастные к этим преступлениям, но в целом такая политика продолжалась до прихода к власти Эрдогана.

Отказавшись от якобинского британского правления и начав управлять людьми относительно мягкой американской демократией, Эрдоган нашёл благосклонность общества. Конечно, всё это — американская хитрость. Заручившись политической поддержкой Соединённых Штатов, Эрдоган предпринял ряд приятных для общественности шагов. Прежде чем упоминать, что это за действия, я хотел бы поговорить о том, как Эрдоган пришёл к власти, или же как Америка привела его к власти.

Первый контакт Эрдогана с США произошёл в 1984 году. Будучи председателем отделения «Партии благоденствия» в Бейоглу, он встретился в Касымпаше с американским послом того времени Мортоном Абрамовицем. Об этой встрече упоминает близкий к Эрдогану журналист Насухи Гюнгор в своей книге «Yenilikçi Hareket». Более того, об этой встрече говорилось в газете «Aydınlık» от 20 октября 1996 года. Сам Эрдоган не отрицал эту встречу. Посол Абрамовиц высказал своё мнение об Эрдогане: «Я предпочитаю современного и одевшего галстук Эрдогана над Эрбаканом».

Позже, занимая пост мэра Стамбула, Эрдоган был приговорён к 10 месяцам тюремного заключения за стихотворение, прочитанное в Сиирте 12 декабря 1997 года, но был освобождён 24 июля 1999 года после 4 месяцев тюрьмы. Когда с Эрдогана был снят запрет на политическую деятельность, он стал премьер-министром Турции. Таким образом, США представили Эрдогана обществу, особенно исламской его части, в лучшем виде и в качестве новой модели правления. Тот факт, что у него был исламский образ поведения, а именно — что он молился, читал Коран, а его жена носила платок, оказал огромное влияние на общество, особенно на мусульман. Турецкий народ стал любить его из-за таких особенностей настолько, что, впервые принимая участие в парламентских выборах, его партия победила, получив большинство голосов. Америка приложила большие усилия, чтобы сделать Эрдогана образцом умеренной исламской политики не только для этого общества, но и для всего региона, добившись в этом больших успехов.

Очередным политическим успехом стала речь Эрдогана, адресованная еврейскому президенту Шимону Пересу. Принимая участие в ежегодном Всемирном экономическом форуме в Давосе, Швейцария, 29 января 2009 года, Эрдоган произнёс: «Президент Перес, ты старше меня. Ты повышаешь голос. Я знаю, что ты повышаешь свой голос потому, что испытываешь вину. Знай же, я не буду повышать голос. Говоря же об убийствах, то вы хорошо умеете убивать. Я отлично знаю, как вы убивали и расстреливали детей на пляже». Этими словами он поднял волну, которая захлестнула саммит и перекинулась на весь мир. Сразу после этого инцидента весь исламский мир приветствовал выступление Эрдогана. Во многих мусульманских странах его прозвали «халифом», и в различных уголках земли, даже в арабских странах, мусульмане стали называть своих детей его именем. Однако не стоит недооценивать мнение, которое гласит о том, что событие в Давосе является не чем иным, как игрой. Это мнение высказали люди, близкие к «Партии справедливости и развития» (ПСР), такие как Невзат Ялчынташ, учитель Эрдогана в Национальном союзе студентов Турции, один из основателей «ПСР» и бывший член парламента («Sözcü», 20.06.2014).

Однако, даже если согласиться, что этот инцидент — не игра, тем не менее, сразу после встречи на пресс-конференции Эрдоган сказал: «Согласно правилам проведения международных собраний, модератор должен проявлять объективную позицию, но он хотел выйти за рамки таких критериев встречи и закончить её, не предоставив право выступить докладчикам, в числе которых был и я. Когда я всё же взял слово, он не позволял мне высказать своё мнение. И я соответствующе отреагировал на это поведение модератора. Затем я покинул собрание, которое должно было закончиться. Я особенно хотел объяснить это вам, потому что здесь может возникнуть недоразумение» («Hürriyet», 30.01.2009). Несмотря на этот «шаг назад», американские СМИ сосредоточились именно на этом событии, используя его для повышения популярности Эрдогана. С другой стороны, до настоящего времени отношения с еврейским оккупантом поддерживаются не как с «убийцей детей», а как с дружественной и союзнической страной.

С момента прихода к власти Эрдоган начал восстанавливать мост примирения между населением и властью, между гражданами и правителями. Он возродил в обществе позитивные взгляды на государство, затем попытался примирить общество с режимом неверия, который мусульмане когда-то считали неисламским. И в этом он частично преуспел. Так, например, Эрдоган решил вопрос с запретом платка в образовательных учреждениях и общественных местах, что беспокоило турецкое общество в течение многих лет. В правительственных ведомствах, университетах, военных органах и силах безопасности был отменён запрет на ношение головного платка. Он снял ограничения, наложенные на школы имамов-хатибов. Эти шаги, предпринятые Эрдоганом, были восприняты мусульманами как исламская деятельность, несмотря на то, что он делал это в рамках демократических свобод.

С одной стороны, он предпринимал приятные для народа шаги, а с другой — применял капиталистическую демократическую систему, чем были довольны колониальные страны. Чтобы угодить светской кемалистской демократической прослойке внутри страны и западным силам за её пределами, он оставил дозволенными запреты Аллаха, в том числе — прелюбодеяние (зина) и разврат. Также он проводил политику распространения процентов, ростовщических банков, капиталистической денежной системы и тому подобного во всех сферах общества. То есть ради ублажения Запада Эрдоган разрешает то, что запретил Аллах, и запрещает то, что Он разрешил. Эту ситуацию, особенно разрешение прелюбодеяния, Эрдоган выразил следующим образом: «Мы сделали это (согласились разрешить прелюбодеяние) по требованию ЕС, но мы допустили ошибку...» («Yeni Akit», 20.02.2018). Всевышний Аллах говорит:

وَلَا تَقۡرَبُواْ ٱلزِّنَىٰٓۖ إِنَّهُۥ كَانَ فَٰحِشَةٗ وَسَآءَ سَبِيلٗا ٣٢

«Не приближайтесь к прелюбодеянию, ибо оно является мерзостью и скверным путём» (17:32).

В отношении ростовщического процента (риба) Аллах говорит:

فَإِن لَّمۡ تَفۡعَلُواْ فَأۡذَنُواْ بِحَرۡبٖ مِّنَ ٱللَّهِ وَرَسُولِهِۦۖ

«Но если вы не сделаете этого, то знайте, что Аллах и Его Посланник объявляют вам войну» (2:279).

Тем не менее, во времена экономического кризиса предоставление людям процентных кредитов было объявлено в качестве хорошей новости для общественности. О если бы он пытался обрадовать Аллаха вместо того, чтобы пытаться обрадовать Запад! О если бы он предпринял шаги, требуемые Аллахом и Его Посланником (с.а.с.), вместо того, чтобы предпринять шаги, требуемые западными людьми! Ведь повиновение неверующим в ослушании Аллаха обернётся большим разочарованием как в этом мире, так и в Будущей жизни.

Эрдоган достиг определённого уровня успеха в некоторых аспектах своей политики. Например, ему удалось добиться роста в экономике в период, когда он занимал пост премьер-министра с 2003 по 2009 год, и ему удалось добиться роста ВВП с 1,11% до 1,37% от мировой экономики. В этом отношении Турция достигла максимальной производительности среди стран ЕС. Также в период его правления на посту премьер-министра был полностью погашен долг перед МВФ. Таким образом, в некоторой степени была достигнута политическая стабильность, укрепилась экономика и увеличилось благосостояние общества. Однако успех в этих областях был достигнут благодаря политической и экономической американской поддержке. Советники Эрдогана интенсивно посещали Соединённые Штаты во имя обеспечения бесперебойной поддержки и призывали американских должностных лиц «использовать его более активно».

В частности, Джунейт Запсу, который в то время был личным советником Эрдогана, сделал примечательные заявления, попавшие в СМИ. В своём выступлении в Американском институте предпринимательства в 2006 году Запсу сказал: «Воспользуйтесь этим человеком, потому что он имеет большую репутацию в мусульманском мире благодаря своим убеждениям, и он верит в демократию западного типа. Я не думаю, что вы должны попытаться свергнуть его! Не сметайте его в яму, используйте его! Вы должны воспользоваться им здесь и в Европе. Это моё предложение» («Milliyet», 12.04.2006).

Описанные выше заслуги связаны с ранними годами правления Эрдогана. В настоящее время во всех вышеупомянутых областях произошёл полный провал. Покупательная способность людей слабеет, бедность увеличивается, а благосостояние населения уменьшается день ото дня. Банки эксплуатируют людей с помощью кредитов, а все сбережения людей, которые не могут погасить свои долги, конфискуются. Общество находится на грани банкротства практически во всех сферах. В нём всё чаще слышны новости об эксплуатации женщин и детей. Возраст употребления наркотиков снизился до уровня начальной школы. В нынешних условиях общество терпит масштабное социологическое потрясение. Есть только одна причина этого бедствия — это политика, за которой следует Эрдоган, и применяемая в обществе западная демократическая система.

Более того, с течением времени отдалённость «ПСР» от Ислама становится всё более очевидной. В своей речи в 2014 году бывший премьер-министр и в настоящее время спикер парламента Бинали Йылдырым горделиво заявил: «До того, как мы пришли к власти, в Текирдаге было два завода по изготовлению спиртных напитков. Но мы увеличили их количество до 18-ти» («Radikal», 15.03.2014).

Точно так же кандидат в мэры Измира от «ПСР» Нихат Зейбекчи, принимая участие в одной из программ канала «CNN Türk», ответил на вопрос о производстве вина и о лицензиях на продажу спиртного, сказав: «До сих пор я никогда не сталкивался с таким вопросом. В моём прошлом такого не было ни в Измире, ни в Денизли, ни где бы я ни был. В каждом уголке Денизли есть рестораны, где предлагают спиртные напитки. У многих из них есть лицензии с нашей подписью». Затем он продолжил: «Что касается поддержки производства вина в Измире, то это экономика, продукт, индустрия, торговля. В конце концов, я не муфтий с религиозным удостоверением и полномочиями. Я не глава отдела по делам религии. Это не моё дело. Я не собираюсь давать фетву, но это сельскохозяйственное производство. Подобно инжиру, оливкам и хлопку наш виноград является трудом и потом нашего работника, едой нашего работника, продуктом нашего фермера» («Sputnik Türkiye», 14.02.2019).

Всё это является результатом политики Эрдогана. Тем не менее, наша цель состоит не в том, чтобы сосредоточиться на личности турецкого президента, а в том, чтобы направить в его адрес свою критику из-за системы, которую он применяет, потому что его шаги категорически не являются исламскими. За 16 лет правления он не занимался исламской деятельностью ни по одному вопросу, но продолжал — и по сей день продолжает — в своей внутренней и внешней политике придерживаться линии, которую Аллах запретил. Управляя государством на основе секуляризма, который отделяет религию от государства, с одной стороны, он говорит, что ни он и никто другой не могут быть светскими, а с другой стороны, он смело заявляет, что государство может быть светским, и продолжает вести свою политику через эту парадигму.

В 2006 году, когда Тайип Эрдоган был премьер-министром Турции, на ближневосточной сессии Всемирного экономического форума в Египте один журналист задал ему вопрос: «Является ли «ПСР» религиозно-ориентированной партией?», — на что Эрдоган ответил: «Мы живём в светском, демократическом, социально-правовом государстве, и всю нашу деятельность мы проводим в этих рамках. Если вы спрашиваете о моей личности, то я мусульманин, старающийся быть религиозным, но у меня нет полномочий оценивать степень своей религиозности» («Hürriyet», 21.05.2006). Аналогичным образом, во время своего визита в Египет, где на то время правили «Братья-мусульмане», он призвал к секуляризму, что повергло в шок египетский народ и лидеров египетской правящей партии. Эрдоган считает, что неправильно называть «ПСР» и её правительство религиозными и исламистскими. Он отметил, что этот вопрос был чётко обозначен в программе партии («Hürriyet», 21.05.2006). Более того, в конституции и законах, многие из которых были изменены при правлении «ПСР», нет ни одного исламского положения. Только этого уже достаточно, чтобы понять, что власть не является исламской и что она не имеет ничего общего с Исламом, за исключением того, что президент Эрдоган является мусульманином.

В интервью журналу «Newsweek» 10 февраля 2008 года Эрдоган сказал: «Турция сохранила баланс между Исламом, демократией, светскостью и современностью, сумев добиться успеха в том, что все считали невозможным. Наше правительство доказывает, что религиозный человек может защитить идею секуляризма. На Западе «ПСР» всегда изображается как партия с исламскими корнями. Это неправда. «ПСР» — это партия не только для религиозных людей, мы — умеренная турецкая партия. Мы полностью против этнического и регионального национализма, а также религиозного шовинизма. Турция со своей демократией является источником вдохновения для остальной части исламского мира. Религиозные правила не изменились, но изменение произошло в отношениях населения Турции к религии. Урбанизация страны, рост благосостояния и качества жизни принесли другое понимание. В прошлом у людей не было альтернативы. Теперь мы дали людям свободу выбора» («MilliGazete», 25.11.2013).

Во время своих поездок в западные и мусульманские страны Эрдоган старался подчёркивать, что они не являются исламистской партией. После встречи с президентом США Бараком Обамой в Белом доме 8 декабря 2009 года Эрдоган выступил с речью в университете Джонса Хопкинса, заявив: «Наша партия вовсе не является исламистской. В Турецкой Республике не существует нового османского течения. Всё это приписывается. Те, кто приписывает нам «сдвиг оси», они же пытаются бросить тень на нынешнюю власть. В последние годы намеренно поднимается вопрос «сдвига оси» (утверждение, согласно которому Турция меняет курс с Запада на Восток) и это необоснованное утверждение. На самом деле, мы лишь разрушили некоторые традиции и привычки во внешней политике. Турция живёт в мире со всеми своими соседями. Одна нога, как игла циркуля, останется неподвижной, другая будет ходить по миру. Турция находится в таком положении. Мы для всех открыты» («MilliGazete», 25.11.2013). Таким образом, Эрдоган подчеркнул, что они не являются исламистской партией.

В беседе с французским журналом «Le Figaro», опубликованной 7 апреля 2010 года, Эрдоган заявил, что придаёт большое значение своему визиту в Париж: «Некоторые французы смотрят на наше членство (в ЕС) с некой предубеждённостью. Нам нужно работать, чтобы изменить это мнение». Отвечая на вопрос: «Считаете ли вы свою партию умеренной исламистской?», — он сказал: «Это не то, как мы определяем себя. В Европе тоже есть христианско-демократические партии. Я не принимаю политический Ислам. «ПСР» не является исламистской партией. Мы видим себя консервативными демократами. Если наши европейские друзья увидят нас такими же, тогда они могут избавиться от своих предрассудков в отношении нас» («MilliGazete», 25.11.2013).

Выступая на саудовском канале «Al-Arabiya» и отвечая на вопрос: «У вас есть мечта или желание вернуть Халифат?», — Эрдоган ответил: «Сейчас мир находится в состоянии перемен и трансформации. В процессе этих перемен и трансформации мы до сих пор объясняли, какую систему мы хотим внедрить и какие преобразования осуществить. В настоящее время, например, Турция собирается провести референдум по президентской системе. Эта президентская система, безусловно, не включает в себя то, о чём вы спрашиваете. Таким образом, Турция в настоящее время не находится на стадии обсуждения вопроса о Халифате или чего-то вроде этого» («MepaNews», 20.02.2017).

Ещё более серьёзным является то, что он подчёркивает необходимость следования светскости во время своих визитов, особенно в Египет, рекомендуя секуляризм народам и правителям, а также защищая это, как будто он проводит правильную деятельность. Отвечая на вопрос: «У вас хорошо получается сочетать Ислам с концепцией секуляризма. Что вы посоветуете арабскому миру по этому вопросу?», — он сказал: «Мне трудно понять, почему исламский мир задерживает это сочетание. Когда мы основали нашу партию, мы дали определение секуляризму. Когда господин Мурси занимал должность президента, во время моего визита в Египет я провёл конференцию в Каирском оперном театре. На этой конференции в тот вечер я рассказал о секуляризме и его связи с Исламом. Итак, каково было понимание секуляризма в нашей партии, которую мы основали? Человек никогда не должен стать секуляристом, но государство может. В секуляризме государство находится на одинаковом расстоянии от каждой группы убеждений, гарантируя, что каждая группа будет жить по своим убеждениям. Есть ли в этом что-нибудь, что противоречит Исламу? Нет. Но ещё есть те, кто тянет в этом вопросе в разные стороны» («Sabah», 17.02.2017).

Предположение о том, что у Эрдогана есть секретная исламская повестка дня, как думают некоторые, после всех этих его заявлений разбивается вдребезги. Напротив, повестка дня Эрдогана полна неисламских идей и положений, таких как секуляризм, демократия, свободы, национализм и патриотизм. Однако Эрдоган — умелый и опытный политик, способный представить все свои действия в исламской обёртке. Максимально возможный макиавеллиевский интеллект, прагматический подход и быстрые повороты в соответствии со своими интересами — это одна из его самых видных черт. Также его советники являются экспертами в области общественного проектирования, поэтому риторика и действия Эрдогана и его правительства представляются обществу всегда согласно опросам общественного мнения.

Слова, которые он произнёс в дни своего нахождения на посту мэра Стамбула, а именно: «Я могу даже надеть наряд священника, если это необходимо», — показывают, что его манипулятивное политическое мышление начало складываться ещё в те дни. Однако, конечно, мы не должны забывать об использовании СМИ, которые постоянно держат на повестке дня некоторые вопросы, связанные с хорошей стороной Эрдогана, и скрывают то, что может создать негативное мнение публики. Роль СМИ очень важна. Именно они привели к падению прошлые правительства Турции. Например, лидер «Республиканской народной партии» Дениз Байкал покинул свой пост после того, как СМИ активно распространяли среди общественности секретное видео с ним. Распространения подобных видео так же стали причиной увольнения руководителей «Партии националистического движения». Большинство СМИ, выступающих против Эрдогана, были либо закрыты, либо проданы, либо отдалены от оппозиции. В настоящее время в Турции осталось очень малое количество СМИ, которые посмеют выступить против действующей власти.

Благодаря большой поддержке СМИ он может легко говорить о чём угодно в любой среде. Однако ему не нравится использование исламской риторики в политической деятельности, и, когда необходимо, на своих собраниях он заставляет замолчать даже молодых людей, которые читают Коран, и просит их читать Коран на кладбищах. Например, во время конгресса в Гиресуне, в марте 2018 года, когда группа молодых людей начала читать аяты из суры «Али Имран», он прервал их и сказал: «Оставьте это мне. Читайте это на кладбищах. Но на политических встречах оставьте это нам. Мы сами знаем, что и где читать. Положитесь на нас. Вы оставите это нам, хорошо? Нужно знать, как мы сюда попали. Мы что, находимся в гробнице или в мечети? Давайте понимать это. Или мы на политической встрече? Необходимо различать» («Sanalbasin», 25.03.2018).

К сожалению, действия Эрдогана были не ради мусульманского народа, как полагают некоторые, а скорее, для того, чтобы угодить Америке, которая привела его к власти, и укрепить её политическое влияние в Турции. Только Аллах заслуживает того, чтобы к Его довольству стремились. Но Эрдоган, исходя из того, что он сделал до сегодняшнего дня, очень далёк от этого. Имея поддержку мусульманского населения Турции, он имел большие возможности, чтобы получить довольство Аллаха и верующих. Он имел большой шанс 15 июля во время попытки переворота, когда у него была огромная поддержка мусульман, которые отдавали свои жизни ради Ислама, голыми руками выходили против оружия, танков и самолётов. При поддержке людей, которые защищали Ислам ценой своей жизни, он получил возможность отвернуться от планов колониальных стран и встать на путь величия Ислама. Утром 16 июля он получил возможность увенчать всё это исламской революцией. Однако он отвернулся от этого, а затем попытался показать победу мусульман как победу демократии, а погибших ради Ислама он назвал «шахидами демократии», осквернив их имена.

Всё это ясно показывает, что Эрдоган отдаёт предпочтение демократии, а не Исламу как политической системе. Как бы он ни отрицал это, Ислам, к которому он стремится, на самом деле представляет собой проект «умеренного Ислама» по западному образцу. Если не это «умеренный Ислам», о котором мечтают западные государства, то что тогда? Разве в его понимании Ислам не сводится лишь к обрядам поклонения, не вмешиваясь в жизнь, политику, общество и государство. Разве в его понимании Ислам не должен применяться лишь в частной жизни? Не он ли говорит о мире и согласии с такими западными ценностями, как демократия и секуляризм? Именно так Эрдоган понимает свою религию, и это — не что иное, как «умеренный Ислам».

Во внутренней политике дело обстоит так же, как и во внешней, где Эрдоган придерживается линии, которую провела Америка, и не отступает от неё. Первый след этой линии мы увидели 1 марта 2003 года, до американского вторжения в Ирак, когда США запросили разрешение на использование турецкой земли и воздушного пространства в операциях, которые будут проводиться на севере Ирака, и когда турецкий парламент на засекреченном заседании отклонил «меморандум 1 марта», согласно которому США получили бы положительный ответ на свой запрос. Спустя 13 лет президент Эрдоган ответил на вопрос журналистов по этому поводу: «Я выступал за «меморандум 1 марта». Противники этого сказали «нет». Тогда Буш попросил меня об одолжении. Но, к сожалению, мы встретились с ошибкой наших друзей. Если бы «меморандум 1 марта» был принят, это вывело бы Турцию на арену. Очень важно видеть горизонты...» («StratejikOrtak», 01.03.2017).

Как видно, с первых дней своего правления Эрдоган следует американской повестке во внешней политике, а горизонт, который он видит для Турции, очевидно, горизонт Америки. Сегодня мы являемся свидетелями живого примера этому в Сирии и других исламских землях. Эрдоган разместил турецкие войска во многих странах за пределами своих границ в соответствии с американскими требованиями. В общей сложности в Сирии, Ираке, Катаре, Сомали, Боснии и Герцеговине, Косово, Албании, Ливане, Афганистане, Северном Кипре и Азербайджане насчитывается более 50 тыс. турецких солдат. Цель присутствия этих войск в разных странах состоит в том, чтобы защитить интересы колониальной Америки. Нет других причин для размещения там своего контингента. В ином случае кровь мусульман в Сирии и других исламских землях не проливалась бы так легко.

Хотя армии должны посылаться в эти страны для защиты чести и святынь мусульман, к сожалению, их посылают в интересах неверного колонизатора. В каком же плачевном состоянии находятся некоторые мусульманские общества, которые сегодня видят в Эрдогане антиамериканскую политику. Такое мнение создаётся посредством манипуляций в некоторых кругах и средствах массовой информации. Если бы Эрдоган действительно противостоял Соединённым Штатам и находился с ними в состоянии войны, как думают некоторые мусульмане, то в Ираке, Сирии и многих других странах он стоял бы не на стороне, а против этого давнего союзника. Он был бы не в рядах западных коалиций, а в рядах мусульман. Славу и величие он искал бы не рядом с американскими и западными «друзьями и союзниками», а рядом с Аллахом, Его Посланником (с.а.с.) и мусульманами.

وَلِلَّهِ ٱلۡعِزَّةُ وَلِرَسُولِهِۦ وَلِلۡمُؤۡمِنِينَ

«Могущество присуще Аллаху, Его Посланнику и верующим» (63:8).

Но Эрдоган идёт в обратном направлении. Он ведёт в регионе грязную игру, выполняя поручения американских друзей. Он спас Америку, которая тонула в Сирии, дав ей и сирийскому режиму жизненно необходимый глоток воздуха. Эрдоган использовал и до сих пор использует все средства, чтобы остановить сирийскую революцию. Ещё в первые годы революции Эрдоган заткнул уши, не желая слышать крики о помощи, доносящиеся из города Банияс, и оставил их в отчаянии и одиночестве («Timeturk», 13.04.2011). Эрдоган и его турецкая армия имели достаточно сил, чтобы положить конец сирийскому вопросу и свергнуть режим Асада за 24 часа. Около 20 лет назад, в сентябре 1998 года, до того, как Эрдоган пришёл к власти, и когда турецкая армия была не такой сильной, тогда Атилла Атеш, командующий сухопутными войсками Турции, потребовал от Хафеза Асада выгнать из Сирии Абдуллу Оджалана, угрожая ему такими словами: «Наше терпение на исходе». После этих слов сирийский режим тут же подчинился этому требованию.

Опять же, Эрдоган нанёс сильнейшие удары по сирийской революции посредством таких операций, как «Щит Евфрата». Операция, которая преподносилась как часть борьбы с «террористами», образовала большой разрыв в линии сопротивления, из-за чего сирийская оппозиция и революционеры были разделены. Вследствие этой операции Алеппо пал и снова оказался во власти преступного режима. Сегодня Эрдоган ведёт аналогичную политику в Идлибе.

Эрдоган, который недавно называл Асада тираном, убийцей собственного народа и террористом, как обычно, отступил от своих слов и не постеснялся чётко заявить, что готов вести переговоры с режимом, в котором до вчерашнего дня видел врага. В интервью, которое он дал государственному каналу «TRT» 03.02.2019, Эрдоган пояснил, что турецкие разведывательные подразделения хоть и на низком уровне, но координируют внешнюю политику с Сирией, сказав: «Хотя между руководствами нет диалога, разведывательные подразделения могут выполнять совместные работы. Спецслужбы не могут делать лишь то, что делают их лидеры на данном этапе. Руководства могут часто выходить из игры, и спецслужбы учитывают это» («BBC News Türkçe», 04.02.2019).

Поэтому все политические и военные шаги, предпринятые Эрдоганом в сирийском вопросе, отвечают интересам и решениям Америки. Конечно, эта ситуация не ограничивается Сирией. Он продемонстрировал такую же линию внешней политики и в палестинском вопросе, сказав: «Аль-Кудс — наша красная линия».

После резни, устроенной еврейскими солдатами на гуманитарном корабле «Mavi Marmara», который отправился из Турции и пытался прорвать блокаду Газы, Эрдоган назвал еврейское образование «террористом» и «убийцей». Он заявил, что разорвал все политические и торговые отношения с еврейским образованием. Однако, как обычно, он отступил от своей позиции и начал принимать меры в отношении организации, отправившей миссию «Mavi Marmara». В заявлении, которое Эрдоган сделал после встречи с президентом России Путиным в Президентском дворце в 2016 году, отмечалось, что были предприняты важные шаги по улучшению отношений с «Израилем» после инцидента на «Mavi Marmara». Он сказал: «Вы спросили премьер-министра прежде, чем принять решение отправить гуманитарную помощь из Турции? Мы уже оказали и до сих пор оказываем необходимую помощь Газе. Мы помогаем Палестине, но мы делаем это не демонстративно, а согласно международной дипломатии. Мы продолжим это делать. Но мы делаем это в хорошей манере, и мы не бьём на каждом шагу в барабаны. Так и продолжим» («Hürriyet», 29.06.2016). Затем проблема была закрыта посредством компенсации, запрошенной для семей убитых людей, и отношения нормализовались.

Как ни странно, но даже во время наихудших турецко-«израильских» отношений объём торговли между ними увеличивался. Например, в прошлом году этот объём увеличился на 14%, несмотря на то, что Эрдоган называет еврейское образование «оккупационной и террористической страной» («T24», 16.12.2017). Когда «ПСР» пришла к власти в 2002 году, объём торговли между Турцией и еврейским образованием составлял 1,4 млрд. долл., а в настоящее время составляет около 4,9 млрд. долл. («eBorsaHaber», 08.05.2018). Кроме того, всё это время поддерживались крепкие военные отношения, и пилоты еврейского образования продолжают обучаться в Турции.

То, что Эрдоган не ценит кровь мусульман, можно увидеть и в других аспектах его внешней политики, например, в отношениях с Россией, которая убивает мусульман Кавказа, Сирии и Центральной Азии, и с Китаем, который убивает мусульман Восточного Туркестана. Но мы остановимся на том, что описали выше.

К сожалению, единственной линией в политике и действиях Эрдогана является не Ислам, а интересы колониальных западных государств. Но как сильно Исламская Умма, которая соскучилась по настоящим правителям, надеялась, что появился настоящий лидер! Мусульмане открыли двери своих сердец Эрдогану в надежде, что он вернёт им славные времена. Но он упустил эту возможность и отказался от этого достоинства. Вместо того, чтобы воплотить величайшую религию, ниспосланную от Аллаха, он склонялся к западному проекту «умеренный Ислам». Возможно, он приобрёл репутацию перед западными людьми, но потерял репутацию среди Исламской Уммы. Сердца, наполненные любовью к нему, начали наполняться ненавистью. Спала маска, и мусульмане увидели обезображенное лицо. Он предпочёл занять место в рядах тех, кто потерял свой мир и Будущую жизнь ради удовлетворения неверных колонизаторов. Это худший выбор. Как же много он потерял!

قُلۡ هَلۡ نُنَبِّئُكُم بِٱلۡأَخۡسَرِينَ أَعۡمَٰلًا ١٠٣ ٱلَّذِينَ ضَلَّ سَعۡيُهُمۡ فِي ٱلۡحَيَوٰةِ ٱلدُّنۡيَا وَهُمۡ يَحۡسَبُونَ أَنَّهُمۡ يُحۡسِنُونَ صُنۡعًا ١٠٤

«Скажи: «Не сообщить ли вам о тех, чьи деяния принесут наибольший убыток? О тех, чьи усилия заблудились в мирской жизни, хотя они думали, что поступают хорошо?» (18:103,104).

Однако сыновья Уммы должны знать, что Аллах является властелином религии и призыва, и Он никогда не огорчит верующих. Аллах пошлёт Свою помощь в тот момент, когда Умме это будет нужно больше всего и когда она потеряет все надежды. Это лишь очередное испытание. Кому бы ни доверяла, кого бы ни поддерживала и на кого бы надеялась Умма после падения Халифата, Аллах рано или поздно показал истинное лицо их всех. В Египте, Ираке, Сирии, Палестине, Персидском заливе, Пакистане, Малайзии, Судане, Йемене, Иране, Центральной Азии... Сегодня не осталось правителя, на которого могла бы положиться Умма. Эрдоган тоже один из них, и он всё больше теряет популярность. Зловоние его внутренней и внешней политики, экономики, армии, судебной системы и образования проявилось во всех сферах. Когда Умма поймёт, что не может быть никакой другой идеологии, руководства и решения, кроме Ислама, и начнёт действовать в этом направлении, в тот день Аллах дарует ей победу.

وَسَيَعۡلَمُ ٱلَّذِينَ ظَلَمُوٓاْ أَيَّ مُنقَلَبٖ يَنقَلِبُونَ

«А те, которые поступают несправедливо, скоро узнают, куда они вернутся» (26:227).

Йылмаз Челик