Муаз ибн Джабаль

«Самый сведущий в вопросах дозволенного и запрещенного в моей умме – это Муаз Ибн Джабаль»

Когда вся Аравия озарилась светом истинного пути и правды, мединский мальчишка Муаз ибн Джабаль вступил в цветущую пору своей юности. Среди своих сверстников он выделялся острым умом, красноречием, ясностью выражения мыслей и энергичностью. Наряду с этим он отличался приятной внешностью; у него были красивые чёрные глаза, кудрявые волосы и броские черты лица, привлекающие людей.

Юноша Муаз ибн Джабаль принял Ислам от мекканского проповедника Мусаба ибн Умайра. В ночь аль-Акабы своей молодой рукой он пожал руку благородного Пророка (с.а.с.) и присягнул ему на верность... Муаз был одним из тех семидесяти двух людей, которые устремились в Мекку, чтобы осчастливить себя встречей с Посланником Аллаха (с.а.с.), удостоиться чести присягнуть ему и вписать тем самым в историю одну из самых ярких и блестящих страниц... Сразу по возвращении юноши из Мекки в Медину он создал из своих сверстников группу по разрушению идолов и изъятию их из домов язычников Йасриба, как скрытно, так и явно. Итогом деятельности этой небольшой группы молодёжи явилось то, что исламскую веру принял один из знатнейших людей Йасриба — Амр ибн аль-Джамух.

Амр ибн аль-Джамух был одним из вождей рода Бану Салама и представителем их знати. Как было принято у всех богатых людей, Амр изготовил из ценных сортов дерева своего личного идола. С величайшей заботой шейх Бану Салама ухаживал за своим идолом, украшая его шёлком и умащивая каждое утро благовониями. Как-то ночью под покровом темноты юные сорванцы прокрались к идолу, сняли со своего места, вынесли на задворки домов Бану Салама и бросили в помойную яму... Утром проснувшийся шейх обнаружил пропажу своего истукана и долго не мог найти его. Он обыскал все закоулки, пока не увидел его в помойной яме, зарывшимся лицом в отходы. Шейх воскликнул: “Горе вам! И кто же это так надругался над нашим божеством этой ночью?”

Достав из ямы идола, он тщательно обмыл его, вычистил, умастил благовониями и водрузил на прежнее место. Затем, обратившись к нему, он сказал истукану: «О, Манат! Клянусь Аллахом, если бы я знал, кто сотворил такое с тобой, то на всю жизнь опозорил бы его». Когда шейх заснул на следующую ночь, юноши опять пробрались к идолу и сделали то же самое, что и предыдущей ночью. На утро шейх вновь отправился на поиски своего истукана, пока не обнаружил его в другой помойной яме... Достав его оттуда, он обмыл идола, очистил его и покрыл благовониями, послав самые страшные угрозы в адрес тех, кто совершил такое кощунство. Когда всё повторилось в третий раз, шейх опять достал идола из того места, где он оказался, и тщательно обмыл его.

Затем он принёс свой меч и, повесив его на идола, сказал: «Клянусь Аллахом, не знаю, кто творит с тобой такое... Если ты, о Манат, истинное божество, то защити себя... А этот меч будет с тобой». Когда шейх заснул, юноши прокрались к истукану и сняли с него меч, висевший на шее. Привязав идола к шее дохлой собаки, они бросили их обоих в выгребную яму. Утром шейх опять долго и упорно искал своего идола, пока не нашёл его в куче отбросов, крепко привязанным к дохлой собаке. Увидев такое зрелище, шейх сказал на этот раз: «Если бы ты был настоящим божеством, то никогда бы не валялся вместе с дохлой собакой в выгребной яме».

После этого шейх Бану Салама принял Ислам, и его вера была истинной.

Когда благородный Посланник (с.а.с.) переселился в Медину, юный Муаз ибн Джабаль начал, подобно тени, повсюду следовать за ним. От него Муаз учился Корану и Шариату, пока не стал одним из лучших чтецов Корана и знатоков законодательства Ислама среди сподвижников Посланника (р.а.).

Язид ибн Кутайб рассказывал:

«Как-то я зашёл в мечеть Хомса и увидел там кудрявого юношу, вокруг которого собрались люди. Казалось, что из его уст исходит свет. Я спросил:

– Кто это?

– Муаз ибн Джабаль, – ответили мне.

Абу Муслим аль-Хаулани (Один из крупных табиинов) рассказывал: «Войдя в мечеть Дамаска, я увидел, что там идут занятия с участием взрослых сподвижников Пророка (с.а.с.). Среди них находился черноглазый юноша приятной и запоминающейся внешности. Когда среди занимающихся возникало какое-либо разногласие, они обращались за помощью к этому юноше. Я спросил своего соседа:

– Кто это?

– Муаз ибн Джабаль, – ответил он».

Да в этом и нет ничего удивительного, так как Муаз с самого детства проходил школу Посланника Аллаха (с.а.с.), которую блестяще закончил, обильно впитав науку из её первоисточника. Это был лучший ученик у лучшего учителя, который жадно усваивал истинные знания в их первозданном виде. Для характеристики Муаза достаточно привести слова, сказанные в его адрес Посланником Аллаха (с.а.с.): «Самый сведущий в вопросах дозволенного и запрещенного в моей умме – это Муаз Ибн Джабаль». Огромная заслуга Муаза перед умой Мухаммада (с.а.с.) состоит в том, что он был одним из шести людей, которые ещё в эпоху Посланника Аллаха (с.а.с.) начали воедино собирать Коран. Поэтому когда сподвижники Посланника Аллаха (с.а.с.) разговаривали друг с другом в присутствии Муаза ибн Джабаля, они прислушивались к его мнению, выражая уважение ему и почет его знаниям.

Благородный Посланник (с.а.с.) и два его преемника (р.а.) поставили уникальный научный потенциал Муаза на службу Исламу и всем мусульманам. Увидев, как после покорения Мекки курайшиты толпами начали переходить в религию Аллаха, Пророк (с.а.с.) почувствовал, что новые мусульмане крайне нуждаются в выдающемся учителе, который обучал бы их Исламу, разъяснял и растолковывал законоположения Шариата. Поэтому он назначил своим преемником в управлении Меккой Аттаба ибн Асйада, а его помощником Муаза ибн Джабаля для обучения людей Корану и религии Аллаха.

Когда к Посланнику Аллаха (с.а.с.) прибыли гонцы йеменских царей, чтобы объявить об их переходе вместе с подданными в Ислам, то кроме этого они обратились с просьбой послать с ними тех, кто научил бы людей их религии. Для выполнения этой задачи Пророк (с.а.с.) направил в Йемен группу проповедников-наставников из числа сподвижников (р.а.), назначив Муаза ибн Джабаля старшим среди них.

Благородный Пророк (с.а.с.) сам пошёл провожать в путь миссию истинного пути и света... Он шёл рядом с верховым животным Муаза, тогда как сам Муаз сидел в седле... Пророк (с.а.с.) так долго шёл рядом, что начало казаться, как будто он оттягивает момент расставания с Муазом... Наконец он обратился к Муазу с наставлением: «О Муаз, боюсь, что через год ты уже не встретишься со мной... Наверное, ты уже будешь проходить мимо моей мечети и моей могилы». Не выдержав тяжести расставания со своим Пророком и любимым Мухаммадом, Муаз заплакал, а с ним и остальные мусульмане. Сбылось предсказание благородного Посланника (с.а.с.), и с этого часа Муазу уже не было дано счастья увидеть его живым... Пророк Аллаха (с.а.с.) расстался с этой жизнью до того, как Муаз вернулся из Йемена. Естественно, что Муаз глубоко скорбел, когда обнаружил, что Медина потеряла навсегда своего любимого Посланника Аллаха (с.а.с.).

Когда преемником Пророка (с.а.с.) стал Омар ибн аль-Хаттаб (р.а.), то он направил Муаза в племя Бану Килаб, чтобы он разделил между ними собранные ими средства и распределил среди бедняков пожертвования, сделанные их богатыми соплеменниками. Справившись с поставленной ему задачей, он вернулся к своей жене, обернув вокруг шеи ту же самую подстилку, с которой он отправился в путь из дома. Жена спросила его:

– А где же подарки, которыми подданные одаряют обычно наместников, и которые они привозят своим близким?

– Рядом со мной постоянно был строгий надсмотрщик, который с меня глаз не спускал, – ответил Муаз.

Жена воскликнула:

– Тебя считали честнейшим человеком Посланник Аллаха (с.а.с.) и Абу Бакр (р.а.), а теперь пришёл Омар (р.а.) и отправил с тобой надсмотрщика, чтобы он следил за тобой?

Затем она рассказала про это жёнам Омара и пожаловалась им на него. Когда Омару стало известно про это, он вызвал к себе Муаза и спросил его:

– Это я послал с тобой надсмотрщика, чтобы он следил за тобой?!

– Вовсе нет, о, предводитель правоверных, – ответил Муаз. – Я просто не нашёл ничего более убедительного, чтобы оправдаться перед женой.

Умар рассмеялся и дал ему немного денег, сказав:

– Дай ей это, чтобы она успокоилась...

Во времена правления Омара валий (губернатор) Шама Язид ибн Абу Суфьян направил ему послание, в котором говорилось: «О, предводитель правоверных! Очень возросла численность населения аш-Шама. Они испытывают сильную нужду в тех, кто научил бы их Корану и разъяснил бы им основы нашей религии. Прошу тебя, о, предводитель правоверных, оказать мне помощь людьми, которые бы смогли обучить их». Омар призвал к себе пятерых людей, которые ещё при жизни Пророка (с.а.с.) собирали воедино Коран. Это были: Муаз ибн Джабаль, Убада ибн ас-Самит, Абу Айуб аль-Ансари, Абу ибн Кааб и Абу ад-Дарда (р.а.). Когда они собрались, Омар сказал им:

– Ваши братья, жители аш-Шама, попросили меня помочь людьми, которые обучили бы их Корану и положениям нашей религии. Поэтому, да смилостивится над вами Аллах, помогите мне выбрать из вас троих. Если хотите, бросьте жребий, а если нет, то я сам выберу и назначу троих из вас.

– А зачем бросать жребий? Абу Айуб уже старик, Абу ибн Кааб больной человек, так, что как раз трое и остаются – они ответили ему.

– Начните в первую очередь с Хомса – продолжил Омар – Если там ситуация нормальная, то оставьте одного из вас в Хомсе, другой пусть отправится в Дамаск, а третий – в Палестину.

Так эти трое сподвижников Посланника Аллаха (с.а.с.) взялись за распоряжение Омара аль-Фарука и начали свою деятельность с Хомса... Они оставили в нём Убаду ибн ас-Самита, Абу ад-Дарда направился в Дамаск, а Муаз ибн Джабаль — в Палестину.

В Палестине Муаз заболел чумой. Обратившись перед смертью к Кыбле, он начал с напевом говорить: «Добро пожаловать смерть, приветствую я тебя... И вот пришёл посетитель после долгого отсутствия... любимый гость, которого я очень ждал…» Затем, обратив свой взор к небу, Муаз взмолился: «О Аллах, ведомо было Тебе, что я не любил ближайшую жизнь (дунья) и не желал долгой жизни за её деревья и реки... Лишь за испытания, жажду полуденного зноя во время поста, переживание часов и времяпрепровождение в собраниях учёных... О Аллах, прими же душу мою с добром, как принимаешь Ты душу правоверного». И чистая душа тихо покинула тело Муаза, отправившись в далёкий путь, стремясь к Аллаху на Его пути…

От Абдуллаха Ибн Рафи передается: «Когда Абу Убайду постигла чума, он назначил своим приемником Муаза Ибн Джабаля. И когда страдания усилились, люди обратились к Муазу со словами:

– Попроси у Аллаха снять с нас эту мерзость.

– Это не мерзость – ответил он – Напротив, это призыв вашего пророка, смерть живших до вас праведников и мученическая смерть, которую Всевышний Аллах дает лишь тому, кому Он пожелает из вас. О, люди! Есть четыре нарушения, которые, кто из вас сможет избежать, пусть старается избежать.

– Что это за четыре нарушения?

– Наступит такое время, когда появится ложь. Человек будет просыпаться набожным, а к вечеру будет уже другим. Человек будет говорить: «Клянусь Аллахом, я не знаю, знающий ли я? Человек, который не будет вести сознательную жизнь и умрет по глупости. Человек будет расходовать данное Аллахом ему имущество на то, что говорили вымыслы, которые гневят Аллаха. О, Аллах! Даруй семье Муаза достаточный удел из этой милости». Затем оба его сына были ранены, и он спросил их: «Как ваше самочувствие?». Они ответили: «О, отец! Аллах нам говорит:

الْحَقُّ مِن رَّبِّكَ فَلَا تَكُونَنَّ مِنَ الْمُمْتَرِينَ

«Истина от твоего Господа. Посему не будь в числе сомневающихся». (2:147)

Мауз сказал: «И вы найдете меня, по воле Аллаха, среди терпеливых». Затем две его жены были ранены и умерли. Затем и он ранил свой большой палец и начал кусать эту рану, говоря: «О, Аллах! Она маленькая. Хвала Тебе. Поистине, хвала тебе за малое», пока не умер.

Историки единогласны в том, что Муаз (р.а.) погиб от чумы в местности Амвас между Иорданией и Шамом в 18 году по хиджре. Но они разошлись относительно его возраста; одни сказали, что он умер в тридцать восемь лет, другие – в тридцать три.

Рассказывая о его прекраснейших наставлениях, Абу Идрис аль-Хафляни упоминает о том, что Муаз Ибн Джабаль сказал: «Поистине, в будущем (за вами) появятся искушения, увеличится богатство, Коран станет доступным для верующего и лицемера, малого и большого, красного и черного. И скажет говорящий: «Почему я читаю людям Коран, а они не следуют мне по нему? Я полагаю, что они не последуют за мной, пока я не придумаю что-то новое помимо него. Упаси Аллах вас от нововведения. Ибо, воистину всякое нововведение – это заблуждение».

Рассказывая об отсутствии у него привязанности к ближайшей жизни, Малик ад-Дари упоминает, что Омар Ибн аль-Хаттаб (р.а.) взял сорок динаров и положил их в кошелек. Затем позвал юношу и сказал ему: «Иди и отнеси это Абу Убайде Ибн аль-Джаррах, потом подожди некоторое время в доме и посмотри, что он сделает с ними». Юноша отправился к нему и сказал:

– Предводитель правоверных велит тебе взять это для своих нужд.

– Да примет Аллах от него это и смилуется над ним! Затем Абу Убайда позвал служанку и сказал ей:

– Иди, дай семь динаров тому-то, пять тому-то, пять тому-то, и так далее пока не опустошил кошелек.

Юноша вернулся к Омару и рассказал ему о случившемся. Омар собрал такую же сумму для Муаза Ибн Джабаля и сказал юноше: «Отнеси это Муазу Ибн Джабалю, потом останься немного там и посмотри, что он сделает». Он передал ему кошелек и сказал:

Предводитель правоверных велит тебе взять это для своих нужд.

– Да примет Аллах от него это и смилуется над ним! Затем Муаз позвал служанку и сказал ей:

– Иди и отнеси тому столько-то динаров, другому столько-то, третьему столько-то.

Увидев это, его жена сказала: «Мы, клянусь Аллахом бедные, дай нам». В руке Муаза ничего не оставалось, кроме двух динаров, и он отдал их ей. Юноша вернулся и поведал Омару о случившемся, на что Омар (р.а.) сказал: «Поистине, они братья, каждый из них лучше другого».