Роль армий в преобразовании

Прошение помощи у обладателей силы, в том числе у армий, подтверждается шариатскими текстами. Это прошение обуславливается Исламом, т.е. тот, у кого просится помощь. Также этому прошению предшествует возникновение сплочения, которое примет идеи Ислама и будет призывать к ним посредством действий. Эти действия определены шариатом и олицетворены в просвещении индивидов исламским просвещением в концентрированной форме.

И период взаимодействия совершенным образом посредством вступления в идейную борьбу с ложными идеями и разъяснения их фальшивости. С другой стороны выявление великих идей Ислама, его возвышенности и преобладания. Этому предшествует принятие призыва в интересах Уммы и выявление планов колонизатора и его агентов.

Носители призыва во время выполнения работы просвещения и взаимодействия стремятся к тому, чтобы Умма осознала свою идеологию. Как результат этого, Умма примет вопрос претворения законов Ислама и возобновления исламского образа жизни в отношениях как судьбоносный вопрос. Однако если будет видно, что силы, противостоящие призыву, являются огромными и пользуются силой неверия, как это происходит сегодня, необходимо прибегнуть к прошению о помощи. Прошение помощи обращается лицам, из числа сынов этой Уммы, в которых кроется сила и мощь, подражая действиям Посланника Аллаха (с.а.с.) когда он (с.а.с.) осознал, что проникновение в мекканское общество крайне тяжелое дело. И он (с.а.с.) стал призывать племена и другие общества, прося у них помощь, чтобы довести послание своего Творца. Посланник Аллаха (с.а.с.) направился в Таиф в поисках помощи у Сакыф, но они прогнали его (с.а.с.), натравливая на него своих несчастных. Также он (с.а.с.) просил помощи у племени Бану Амир ибн Саъсаъа, призывая их к Аллаху. Они сказали ему: «Если мы поклянемся тебе в твоем деле, а потом Аллах даст тебе победу над твоими врагами, будет ли принадлежать нам власть после тебя?» Он (с.а.с.) ответил: «Власть принадлежит Аллаху, и Он дает ее кому пожелает». Они сказали ему: «Зачем нам подставлять свои шеи арабам без тебя? И если Аллах даст тебе победу, то власть будет принадлежать кому-то другому. Мы не нуждаемся в твоем деле». И они отказались.

Посланник Аллаха (с.а.с.) отказался брать помощь у племени Бану Амир, потому что она была обусловлена тем, что власть будет принадлежать им после его (с.а.с.) смерти мотивируя тем, что они будут подвергнуты преследованиям и убийству со стороны арабов, когда окажут ему помощь.

Посланник Аллаха (с.а.с.) продолжал обращаться за помощью, пока не встретил благих людей из жителей Медины. И была дана первая присяга, затем вторая (присяга войны). Передает ибн Исхакъ: «Мне передал Асым ибн Омар ибн Катада: «Когда люди собрались давать присягу Посланнику Аллаха (с.а.с.) Аббас ибн Убада ибн Надла аль-Ансарий сказал: «О, сборище аль-Хазрадж! Знаете ли вы, на что даете присягу этому человеку? Они ответили: «Да». Он сказал: «Вы даете ему присягу на войну с красными и черными людьми».

Посланник Аллаха (с.а.с.) установил свое государство в Медине как результат того, что ему дали присягу обладатели силы и мощи. Это вдобавок к тому призыву, который вели Посланник Аллаха (с.а.с.) и Мусъаб ибн Умайр (р.а.).

Притеснения и гнет, чинимый правящим режимом неверия против носителей призыва и сынов этой Уммы, в целом, не является единственной причиной указывающей на прошение помощи. Но эти действия указывают носителям призыва на то, что эти режимы и силы, связанные с ними, теперь борются против Ислама открыто, после того, как провалились в противостоянии Исламу принятому, сынами этой Уммы.

Правящие режимы не ограничиваются, ведя войну против сынов этой Уммы насилием, которое осуществляется службами безопасности. Напротив, они скрыто пользуются помощью внутренних сил, представляющаяся в некоторых мыслителях, партиях и движениях, запачканных идеями неверия. Также они пользуются помощью групп, которые видят интерес в сохранении этих режимов, которые облегчили им их экономическую деятельность путем предоставления незаконных привилегий.

Насильственные разведывательные органы, так называемые «органы безопасности», бывают в виде полувоенных сил. Исторические и современные факты доказывают, что они бывают сильными в некоторой степени, когда Умма проявляет молчание в отношении грехов совершаемых этими режимами. Но в случае противоборства с ними эти организации слабеют. Это связано с их относительно сложным характером, скрытостью и низостью их роли, которую они играют. Все это делает взаимосвязь между индивидами и их руководством слабой, и даже может произойти заметный упадок. Примеров этому множество. Например, когда силы безопасности, в том числе, центральные силы безопасности в Египте, отказались от режима. Также произошло и в Тунисе.

Носители призыва имели неимоверный успех в разоблачении мыслителей, движений и партий которые противоречат программе Уммы. Это требовало и требует приложения больших жертв и усилий. Также они имели успех в разоблачении преступлений режимов и их обращение к помощи негласных и репрессивных органов для работы против интересов Уммы. Была проявлена связанность тех правителей с колониализмом, и что они — камень преткновения и преграда на пути установления исламского государства.

Есть успех призыва, и есть его взгляд на армии и генералов исламских стран, как на сынов этой Уммы. А также присутствует то, что надежда только на них, и что они правильный образец прошения о помощи, согласно правильному видению законов шариата, связанных с этим делом. Это заставило режимы пересмотреть свои взгляды и расчеты, и они стали ухищряться днем и ночью, ведь их задача заметно осложнилась. Теперь вопрос не касается только мер, препятствующих свершению военного переворота теми, кто из рода этого режима или переворота, поддерживаемыми другим колонизаторским государством в рамках международной борьбы.

То, что вызывает больше путаницы для этих режимов — это то, что характер этих армий, их состав и образование с практической стороны, их структура не похожа на структуру негласных разведывательных органов.

Умы проектировщиков и покровителей этой системы заняты мерами, ведущими к использованию сил этих армий в борьбе против Уммы. По крайней мере, им нужны гарантии того, что эти армии не обернутся вместе с Уммой против них. Самые важные меры заключаются в следующем:

Первое: Пропаганда среди солдат и генералов, что тиранические режимы не враждуют с Исламом, и что их конституция указывает на Ислам, как на официальную религию государства. Мол, Ислам является одним из источников законодательства. Этому способствуют назначение некоторых религиозных наставников в некоторых армиях.

Второе: Распространение определенных ошибочных воззрений, которые распространяются некоторыми ученными и движениями. Они говорят, что правители являются обладателями власти, которым необходимо повиноваться.

Третье: Деятельность для углубления понятий повиновения приказам, вопреки их соответствию или противоречию шариату. Солдатам и генералам внушается, что они при исполнении приказов не совершают греха в любом положении.

Четвертое: Пропаганда того, что правители этих режимов — патриоты. Политика, которую они ведут — в интересах страны. А солдатам и генералам, т.к. они военные — им тяжело понять суть этой политики. Например, они распространяют мысли, что их борьба с моджахедами в Пакистане и Афганистане и их сотрудничество с Америкой и колонизаторскими странами — это война против террора. Этим самым они служат своей стране, а не Западу, как они полагают.

Пятое: Поднятие зарплат и увеличение привилегий старших офицеров и руководителей для гарантии продолжения их лояльности к режимам.

Шестое: Внедрение разведывательных органов в ряды солдат под видом спецслужб и военной безопасности, и фабрикация дел. А также деятельность по продвижению по службе офицеров, не соблюдающих законы шариата и скорое отправление на пенсию тех, на которых нет надежд.
Седьмое: Распределение лиц в воинских формированиях таким образом, чтобы устранить вероятность бунта в определенных подразделениях. Распределение должно быть согласно региональным, племенным или групповым соображениям. Например, назначение министром обороны христианина в Сирии, а главным офицером сирийской армии из нусайритов-алавитов.

Восьмое: Установление лагерей вдали от населенных пунктов и в большинстве случаев склады оружий и боеприпасов вдали от досягаемости рук солдат.

Девятое: Распространение ошибочных взглядов о том, что солдатам нельзя вмешиваться в политику и, что это продиктовано их воинским долгом. Их задача ограничена защитой родины, и представление о том, что политика связана с обманом, ложью и играми.

Десятое: Внушение солдатам и офицерам того, что система является предохранительным клапаном, предотвращающим монополизацию власти сектой, конфессией или националистами во время ее развала. Ведь известно, что эти режимы оправдывают эти опасения.

Одиннадцатое: Сделать так, чтобы солдаты и офицеры проводили сравнения между режимами их стран и другими, более преступными. Например, сожаление правителей стран персидского залива за жителей Сирии, а прежде за жителей Ливии, чтобы у них было довольство и согласие с их правителями.

Двенадцатое: Режимы используют связи с некоторыми представителями, так называемой оппозиции, которые могут стать агентами и сделать их известными для аргументации того, что режимы национальные. А также внушение солдатам, что альтернатива режиму еще хуже.

Тринадцатое: Прочная связь некоторых руководителей и офицеров армий с системой, ибо они могут быть прямыми агентами других стран.

Из всего вышеприведенного следует, что режимы усердно работают, чтобы армии были орудием в их руках в войне против сынов этой Уммы. Поэтому носители призыва обязаны увеличить частоту вызовов и вступить в особую идейную борьбу с этими режимами.
Для того, чтобы осуществить блестящую победу, по воле Аллаха, в борьбе желаний между Уммой и режимами необходимо сынам этой Уммы и, в частности, носителям призыва, работающим для завоевания армий, чтобы последние были с ними, обратить внимание на некоторые вещи и совершать действия, гарантирующие этот успех. Это заключается в следующем:

Первое: Осознать, что прошение помощи у обладателей силы и мощи, в частности, у армий и работа по присоединению их к Умме — относится к методу, а не к способу. И нужно продолжать это дело, пока Аллах не завершит свое дело.

Второе: Отдельные лица из армий относятся к своей Умме не только с точки зрения доктрины, хотя эта точка более важная. Они также, сыны этой Уммы и связаны с солдатами и офицерами с точки зрения родства, т.е. своими семьями.

Третье: Продолжать призыв, просвещая и вырабатывая сознание. Чем больше увеличивается сознание Уммы, тем больше увеличивается сознание ее сынов из числа лиц в вооруженных силах. Они не оторваны от своих семей.

Четвертое: Не попасть в сети, установленные режимом для Уммы, переводя эту борьбу в русло между Уммой и ее сынами-солдатами. Например, это делается путем репрессивных действий и убийств, которые они осуществляют и в которых могут принимать участие военные подразделения. Также они могут приписать это к армии с точки зрения того, что они армии. И это подобно успеху алжирской власти в создании смертельной сцены после аннулирования результатов выборов, в которых победил фронт Спасения. Или как тот образец, который пытается повторить сейчас сирийский режим.

Пятое: Претворение законов шариата связанных с самообороной, когда эти режимы направят свои органы и банды, в которых возможно будут солдаты, принужденные или заблудшие. И работа над ненападением на отдельные части армии, не замешанные в репрессивных действиях, ибо это харам.

Шестое: Соблюдение законов шариата во время этой борьбы с режимами обязательно повлияет положительным образом на интересы Уммы. Ведь исламские понятия укоренены в умах и душах солдат. Также человеческая душа в целом питает отвращение к несправедливости и не склонна к злу. Например, разные племена, которые являлись важной военной силой в Мекке, пригрозили не сражаться, если Посланник Аллаха (с.а.с.) не войдет в Мекку силой. Это способствовало заключению Худайбийского договора, в котором говорилось, что Посланник Аллаха (с.а.с.) совершит Умру на следующий год. И это то, что произошло в умре на седьмой год хиджры, который имел большое значение для жителей Мекки, что облегчило его завоевание на восьмой год хиджры.

Это то, что произошло с племенами, которые не подходили быть объектом для прошения помощи из-за того, что они не были мусульманами на то период. А как нам ни обращать внимание на наших сыновей из числа офицеров и солдат, которые являются правильным образцом для прошения помощи?

Седьмое: Опровержение утверждений режимов о том, что они защищают группы, не принимающие Ислам. Исламское государство — государство для всех подданных и что отчет будет со тех, кто совершают преступные действия против Уммы и это будет на индивидуальной основе для того, кто был замешан в этом.

Восьмое: Удар по ошибочным понятиям, что армии не вмешиваются в политику и их задача ограничена защитой родины и т.д. И это посредством подтверждения того, что солдаты и офицеры — из числа сыновей этой Уммы. Их касается то, что ее касается и отчет является обязательным для них. Сподвижники отчитывали, несмотря на то, что они были солдатами в исламской армии. Им приказано останавливать порицаемое, и это может дойти до сражения с правителями, которые законно избранны по шариату, если проявят явное неверие.

Верно, что в тени исламского государства Халиф, как фактический руководитель всех военных сфер, будет определять военную политику, и роль военных будет ограничиваться советом. Это не означает, что военные исключены из обязательности необходимости отчета.

Девятое: Работа по увеличению пробела между старшими руководителями армий, которые предпочитают оставаться в рядах режима и между остальными руководителями, офицерами и солдатами. И нужно чтобы солдаты подчинились искренним офицерам, тем самым, они подчинятся Умме.

Десятое: Режимы стремятся привлечь на свою сторону офицеров деньгами и другими кознями до перехода на военную стадию. Решением этому является напоминание офицерам о богобоязненности и, что эта жизнь ничего не значит перед последующей и, что привилегии, которые предоставляют им режимы делаются, с целью умаления их религии.

Доказательством тому, что нужно работать для привлечения армий, чтобы они были с сынами этой Уммы против правителей, узурпировавших власть и лояльных к врагам Аллаха — это то, что произошло и происходит во время нынешних революций в некоторых арабских странах.

В Тунисе режим Бен Али и Бургиба полагался на органы подавления полиции, которые по численности превосходят силы армии. Он считал, что этого достаточно для сохранения режима. Когда поднялась революция в Тунисе, режим обнаружил, что спецслужб и органов подавления не достаточно. И он прибег к помощи армии, которая считает себя достаточной для защиты жителей и земель Туниса. Но неожиданностью для режима был отказ армии повиноваться приказам, что вынудило глав режима и некоторых его представителей бежать из Туниса.

Тунис стал управляться посредством партнерства так называемых исламских и светских движений. И система неверия продолжала претворяться, как и оставалась связь с иностранцем. В этом им помогали ошибочные взгляды невмешательства в политику, посеянные в душах солдат тунисской армии.

Также в Египте. Когда началась революция, и увеличилось число восставших на площади Тахрир и других городах Египта, режим прибег к помощи полувоенных сил полиции (Центральные силы безопасности), которые оцениваются в несколько сотен тысяч. Они были подготовлены к насилию людей. Однако они распались и взбунтовались. Они не стали сотрудничать с режимом и отдельные лица стали покидать свои подразделения.

Тогда режим злонамеренно прибег к использованию армейских подразделений, исходя из того, что армия приветствуется народом Египта больше чем Центральные силы безопасности. Ведь большинство молодежи служили в армии. С другой стороны присутствует внушение военнослужащим того, что происходящие митинги против режима направлены против Египта. Однако эти хитрости не сработали против военнослужащих. Когда режим осознал, что армия не будет стрелять в демонстрантов, и после попытки военнослужащих убить своего заместителя Омара Сулеймана, он вынужден был отказаться от власти и передать ее военному совету под руководством фельдмаршала Хуссейна Тантави.

Военный совет работает при помощи оппозиционных движений, в том числе и исламских движений, объединяясь вокруг требований народа Египта с целью сбыта конституции неверия, не отличающийся многим от предыдущей. И он работает для того, чтобы сохранить господство неверующих, особенно Америки над Египтом, его народом и богатствами.

Египетская армия способствовала устранению главы режима и некоторых его ставленников. И она способна осуществить радикальные изменения через установление Халифата. Однако она этого не сделала т.к. была введена в заблуждение интеллектуальными и политическим агентами в Египте.

Что касается Ливии, то режим Муаммара Каддафи, пришел к власти посредством военного переворота против власти Идриса аль-Сунуси в первых числах сентября 1969г. Он осознавал опасность, кроющуюся в армии против враждебной системы, как для народа Ливии, так и для его доктрины. Она начал формировать армию из бригад безопасности, которые не взаимосвязаны. Во главе этих бригад он поставил своих сыновей и своих сторонников. Когда началась революция, некоторые военнослужащие отошли, а особенно в Бенгази. Были казнены солдаты, которые отказались стрелять в свой народ. С продолжением революции, насилие и угнетение, чинимые отрядами безопасности Каддафи, которые в значительной степени оставались последовательными, неверные, с Америкой и Европой, нашли удобный случай для вмешательства через Совет Безопасности. Началась воздушная атака, что принудило повстанцев прибегнуть к иностранным силам. После ликвидации Каддафи западные страны назначили правителем переходный совет, возглавляемый Салехом Абдул Джалилом, который был министром юстиции в эпоху Каддафи.

Что касается Йемена, то революция не была кратковременной. Она отличилась тем, что была мирной. Это вызвало гнев Али Абдуллы Салех, его детей и племянников. Они стали нападать на демонстрантов в Йемене посредством сил республиканской гвардии, которыми руководил его сын и они были лояльны режиму.

В небольших масштабах в йеменской армии произошел раскол, и произошли столкновения между лояльными силами и отколовшимися отрядами. Народ Йемена пошел на большие жертвы, и европейские страны убедили Али Абдуллу Салех уйти в отставку и отдать власть своему заместителю. Правящая партия разделила власть с формальными силами оппозиции, которые продали кровь нашего народа в Йемене за жалкую цену. Режим продолжал быть лояльным к Западу и его компаньоном в войне против Ислама, которую они ложно называли войной против террора.

Что касается Бахрейна, то здесь демонстранты были подавлены при помощи сил Совета Сотрудничества стран Залива. Это указывает на то, что режим Бахрейна не был спокоен за лояльность военных сил Бахрейна к режиму.

Что касается Сирии с ее сложной системой сети репрессивного аппарата безопасности, то режим с самого начала обходился с революцией кровавым и преступным образом, сопровождая все это целой серией лжи. Режим пользовался помощью определенных отрядов армии, особенно четвертой бригады сектантского характера, которую возглавлял брат главы режима Махер аль-Асад. Это вдобавок к спецслужбам, которые убивали и запугивали людей, а также и обстреляли Дераа, Хомс и Идлиб пушками.

Они смели их при помощи секретных органов режима, которые открыли огонь по солдатам-сирийцам, отказавшимся стрелять по своим братьям. Сирийцы говорят, что братские могилы, в которых находятся останки сирийских солдат — это те, которые были казнены и убиты руками режима. Следует отметить, что четвертая бригада изнурена из-за постоянного перемещения с одного места в другое в Сирии. Также отметим, что режим не отправлял только армию в любую местность Сирии. Напротив, он всегда объединял лояльные силы армии с подразделениями спецслужб и «шабиха» (призраки). Всеми своими силами он стремился уничтожать отколовшихся солдат и генералов.

В заключение: наши сыны из числа солдат и офицеров дороже наших глаз. Вся надежда возложена на них, и они богатство Уммы. Они должны примкнуть именно к ней. Кто наблюдает за тем, что произошло и происходит в Египте, Тунисе, Бахрейне, Йемене, Ливии и Сирии увидит, что армия Уммы не является ее врагом. Неважно, что режимы смогли направить некоторые ее отряды для подавления повстанцев. Режимы прибегали к хитрости, подкупу деньгами, оружию и устрашению сынов отдельных групп, которые проживают в странах мусульман. Как будто эти режимы защищают этих людей от мусульман.

Носителям исламского призыва необходимо неустанно продолжать работать над тем, чтобы Умма осознала кто ее настоящий враг. Настоящий ее враг — это неверный колонизатор, а солдаты в армии — это сыны этой Уммы. Каждый раз, когда увеличивается сознание Уммы — увеличивается сознание ее солдат и офицеров. Это требует раскрытия планов политических кругов, в том числе и исламских, которые отказались от своих лозунгов и стремительно разворовывают богатства. Они пытаются демонстрировать, мол, что Ислам не противоречит демократии и, что как минимум то, к чему они стремятся — это осуществление прогресса согласно турецкому образцу. И как будто Ислам не способен решить экономическую сторону и как будто показатели экономического роста капитализма не ложные.

Необходимо раскрыть все способы режимов в зове на помощь армий сынам этой Уммы. Необходимо работать над приобретением армий, чтобы они присоединились к своей благородной Умме. Она несет правдивую доктрину и чистый шариат, что дает возможность мусульманам жить в одном государстве, во главе которого один правитель — повелитель правоверных. Он будет претворять шариат, и люди будут наслаждаться безопасностью, благополучием, зажиточной жизнью, престижем и свободой, который подразумевает дело, отличное от порабощения и унижения. Он будет работать над тем, чтобы вернуть земли от оккупанта. Это благо достигнет всех уголков мира, когда государство понесет исламский призыв к остальным угнетенным народам и освободит их от их режимов неверия, дабы все люди жили как подопечные исламского государства. Они будут или как мусульмане, получая блага этого мира и последующего, или как зиммии к которым должно быть такое же справедливое отношение как к мусульманам, и у которых такие же обязательства как у мусульман.

Мы просим Всевышнего Аллаха, чтобы этот день был близок. И это легко для Аллаха.

Хасан Исмаил