Султан Мухаммад аль-Фатих «Насколько прекрасен Амир той армии»

В истории великих наций запечатлелись великие сражения и подвиги, которые вписаны в историю золотыми буквами. Эти великие сражения и героические подвиги осуществляли доблестные полководцы и великие люди. Конечно, за этим не мог стоять только один человек, хотя и роль полководца всегда выглядит первичной. Его роль, как стратега, и проницательность, всегда занимали немаловажное место в исходе сражений и при различных ситуациях. Конечно же, на самом деле, доблестные победы и героические подвиги — дело рук великой Уммы, и великих полководцев из сынов этой Уммы.

Завоевание Константинополя служит явным примером и доказательством наших слов. Это доблестное сражение, увековеченное за именем Османского Исламского Халифата. За армией Исламского Халифата в общем, и за Султаном Мухаммадом ибн Мурадом аль-Фатихом (Завоеватель), в частности. Исходя из этих примеров, мы и понимаем добрые слова Пророка Аллаха (с.а.с.) в адрес завоевателей, как полководцев, так и их армий.

Константинополь – это столица Ираклия, о которой радостной вестью извещал Посланник Аллаха (с.а.с.) что она будет завоевана. Основатель Константинополя – Константин I, один из надменных правителей 330 годов н.э., который и назвал ее собственным именем. Впоследствии, Константинополь, по его же приказу, стал столицей Византийской империи, одной из двух самых великих христианских государств того времени, исповедующих ортодоксальное направление христианства. Туда же была переведена вся свита ортодоксальной церкви, или, как было принято говорить «восточной церкви». В то же время Рим являлся столицей западной римской империи, исповедующей католическое христианство, в котором находилась вся католическая свита церкви, или, как её называли «западная церковь».

Помимо того, что Константинополь играл важную религиозную роль в жизни христианского мира, он также занимал немаловажное стратегическое значение. Он служил одним из ворот, через которые проходила армия Исламского Халифата при завоевании земель Балканского региона, вплоть до достижения ими стен Вены, столицы Австрийской империи. Константинополь был защищен с трех сторон морем: Босфорским проливом, Мраморным морем, Золотым рогом. Последний представлял собой входные городские ворота, оснащенный со всех сторон огромными железными цепями. Византийские власти, при малейшей опасности для собственной столицы, мгновенно натягивали эти цепи по обе стороны Золотого рога, и перекрывали тем самым вход в город.

Помимо такой природной защищенности морем, столицу Византии окружали ряды огромных стен. Внешняя загораживающая стена достигала высоты двадцати пяти шагов, на которой находились башни, заполненные солдатами. Эта стена считалась только первой стадией отражения атак на город. После этой стены был прорыт ров шириной в шестьдесят шагов. После этого рва, шла вторая стена, которая была выше первой, и в высоту достигала сорока шагов. На этой стене так же были расположены башни на высоту шестидесяти шагов, в которых находились солдаты. Эта стена представляла собой вторую стадию защиты города от нападения. Помимо всего этого Византия сделала все возможное в городе для того, чтобы показать все величие своей столицы. Одним из таких примеров может служить знаменитая на то время церковь Ай-София.

Короче говоря, Константинополь вобрал в себя все факторы величия, начиная от религиозных, до стратегически важных позиций, не оставляя без внимания даже строительство культурных и архитектурных сооружений. Некоторые историки говорили про Константинополь того времени следующее: «Если бы мир был бы одной страной, то однозначно Константинополь был бы единственной ее столицей». Поистине, завоевание Константинополя, а также завоевание Рима после этого (как об этом сообщает Посланник Аллаха (с.а.с.), который не говорит по пристрастию, а только по ниспосланному откровению) означает, что вся Европа будет находиться под тенью справедливости Ислама. И это после того как она провела значительный период времени под тенью язычества, а затем находилась долгое время под церковной властью. И, наконец, после пребывания под тиранией гниющего капитализма с его враждебным характером, направленным против всего человечества. Передал имам Ахмад, что Абдуллах ибн Амр ибн аль-Асс сказал: «В то время, когда мы находились возле Посланника Аллаха (с.а.с.) и были заняты письмом, его кто-то спросил: «Какой из городов будет завоеван первым – Константинополь или Рим?». Пророк Аллаха (с.а.с.) ответил: «Город Константинополь будет завоеван в первую очередь» (хадис приводится в муснаде ад-Даримий).

Так же передал имам Ахмад в своем муснаде, от Абдуллаха ибн Бушр аль-Хасъамий, который слышал от своего отца, а тот слышал от Пророка Аллаха (с.а.с.): «Константинополь обязательно будет завоеван, и насколько прекрасен тот Амир, и насколько прекрасно то войско, что завоюет его». Он говорит: «Затем меня подозвал Масмала ибн Абдульмалик, расспросивший о хадисе, и затем сразу же отправившийся на завоевание Константинополя».

Многие из полководцев мусульман пытались завоевать Константинополь, чтобы удостоиться чести добрых слов Посланника Аллаха (с.а.с.) в адрес завоевателей Константинополя. Первая такая попытка была еще во время Муавии ибн Абу Суфьяна в 44 году по хиджре. Тогда Абу Айюб аль-Ансарий, благородный сподвижник (р.а.), был одним из участников той попытки. Он (р.а.) пал шахидом при осаде города и его место захоронения до сегодняшнего дня известно. После этого, попытки завоевания мусульманами Константинополя, осуществлялись неоднократно, достигая одиннадцати попыток в общей сложности. Пока Всевышний Аллах не дал осуществить победу руками Султана Мухаммада аль-Фатиха, сражающегося на пути Аллаха, который и был удостоен чести этого великого завоевания. Кто же этот Халиф, который был удостоен чести добрых слов Посланника Аллаха (с.а.с.) в свой адрес?

Мухаммад аль-Фатих, его детство и личностные качества

Его полное имя – Мухаммад II, сын Султана Мурада. Его назвали «аль-Фатих» (Завоеватель) в честь завоевания Константинополя. Он седьмой по счету Султан-завоеватель из семьи бани Усман. Его так же называли Абу Хайрат (Отец благ), из-за того, что он совершал много благочестивых дел. На престол Мухаммад аль-Фатих взошел после смерти своего отца Мурада II 16 мухаррама 855 г.х., соответственно 18.02.1451г. В свои двадцать два года он стал правителем. Его отец готовил его для этого дела, чтобы он вел дела Уммы после него, и чтобы в нем Умма нашла для себя благо. Для того, чтобы он повзрослел и окреп как личность, отец его отправил в школу для Амиров, которая была основана для воспитания полководцев и лидеров. Он отличился во многих науках, затем отец отправил его губернатором в Манису, и вместе с ним направил одного из благочестивых ученых, имя которого Ахмад ибн Исмаиль аль-Кураний. Этот человек был известным ученым своего времени, который прославился своей богобоязненностью, подчинением и строгим соблюдением законов Шариата, без какого-либо страха и трусости. Он обладал такими качествами достоинства, что заставляло Султана и Амиров целовать ему руку при встрече с ним. Этот ученый сам лично взял на себя обязательства воспитать и подготовить к нелегкой ответственности Мухаммада аль-Фатиха, который получил воспитание в духе богобоязненности и подчинения законам Шариата. Мухаммад ограничивался только приказами и запретами Аллаха. Он почитал святыни Аллаха, ученых, с пониманием относился к своей ответственности, которую Аллах возложил на него. Когда же в его руки перешла власть после смерти отца, он смело взял на себя обязательства, и наилучшим образом исполнял свой долг. Он упорядочил дела административных институтов государственной власти, начал вести финансовые дела, упорядочил расходную часть финансов. Он запретил все виды расточительства, роскоши и шика. Он придавал огромное значение армии, разделил ее на отряды, начал вести учетные журналы солдат и их материальные нужды. Он оснастил армию самыми современными и продвинутыми видами вооружения на тот период, приняв у себя одного из самых лучших венгерских оружейных мастеров в изготовлении пушек, которого звали Урбан. Он изготовил огромнейшую пушку, которую передвигали сто быков. Он наполнил ряды армии лучшими алимами и факихами, чтобы те воодушевляли солдат во время джихада, обнажали высокие чувства и способствовали воодушевлению армии. Он так же развил управление вилаятами, отстранив от должности безответственных губернаторов или тех, кто проявлял попустительства в своем деле. Он усовершенствовал султанский двор, собрав вокруг себя большое количество специалистов, богобоязненных людей, открыл огромное количество учебных заведений. Одним из таковых является Саман, находящиеся вблизи известной, его собственной мечети в современном Стамбуле. Иногда он сам присутствовал на занятиях и вел диспуты с учениками и учителями этих школ. Он открыл госпитали и поликлиники, назначив работать в них лучших врачей. В каждой поликлинике находился отдельный хирург, заведующий аптекой, группа людей оказывающих врачебные услуги, и прислужники. Он обязывал врачей посещать своих больных по два раза в день как минимум, а так же велел поварам готовить, отдельно каждому больному, подходящую для него пищу. Короче говоря, Мухаммад аль-Фатих смог объединить такие качества как богобоязненность, праведность в делах и ведение наилучшим образом заботливой политики по отношению к своим гражданам. Он был лидером, имамом, и в то же время пастырем своей Уммы. Поэтому он заслужил хвалебную речь Посланника Аллаха (с.а.с.) в свой адрес, и удостоился чести завоевания. И насколько же прекрасен, тот Амир, что завоюет Константинополь!

Подготовка к завоеванию Константинополя

Мы уже говорили о том, что Султан Мухаммад аль-Фатих приближал к себе праведных ученых, он доверял им и периодически советовался с ними . Одним из таких благородных ученых был Мухаммад ибн Хамза ад-Димашкъий, которого прозвали «Чистое солнце религии». Он был одним из ученых, которые руководили образовательным процессом подготовки Султана, когда тот еще был Амиром в Манисе. Он постоянно воодушевлял и подталкивал Мухаммада аль-Фатиха, до и после того, как он стал правителем, для того чтобы он смог осуществить завоевание Константинополя. Он вселил в него пламя решительности. Считалось, что именно шейх Акъ Шамсуддин является духовным завоевателем Константинополя.

Когда Султан решился на завоевание, он провел некоторые военно-политические шаги для осуществления начального этапа в завоевании Константинополя. Он заключил мирный договор с венграми и венецианцами, которые являлись соседствующими христианскими странами. Мухаммад аль-Фатих приложил огромные старания в оснащении армии, как в военной подготовке солдат, так и в их вооружении. Количество солдат его армии достигало четверти миллиона человек, которых он вооружил последними видами оружия того периода времени. Он был бдительным в деле военной подготовки солдат, их оснащении, как в материальном плане, так и в духовном. Он постоянно встречался с ними, обращался к ним с речами, и всегда напоминал им о хадисе Посланника Аллаха (с.а.с.) и его добрых словах в адрес армии, которая завоюет Константинополь. Он возбуждал их чувства до такой степени, что они только и ждали, с трудом сдерживая себя, одного его приказа о наступлении. Все это помимо того, что среди солдат находилось большое количество благородных ученых, которые напоминали солдатам о доблестной победе в этой жизни, и великой награде в последующей. Таким образом, его армия стала яростным львом, а в грудях моджахедов образовалась непоколебимая решительность схожая с решительностью их предшественников, благородных сподвижников (р.а.).

В плане тактических действий он приказал построить крепость «Румели Хисар», с европейской стороны Босфорского канала, в самой узкой его части. Построенное сооружение встретилось с тем, что было построено его дедом Султаном Баязидом с азиатской части суши. Крепость получилась огромной и непреступной, достигающей высоту 82 метров. Таким образом, построенные две башни стали надежным сооружением в месте прохождения кораблей с востока Босфора до западной его части. Император Константин пытался подкупить Султана, чтобы тот не строил крепость, взамен на постоянно выплачиваемую сумму денег, которую он обязался платить Мухаммаду аль-Фатиху. Но из этого ничего не вышло, т.к. Султан отверг категоричным образом подобное предложение.

Также Султан аль-Фатих особое внимание уделял военно-морскому флоту, он смог укрепить его и снабдить различными кораблями, чтобы с помощью него осуществить осаду Константинополя.

Когда Султан завершил необходимые приготовления, он велел приступить к строительству дороги от Эдирны до Константинополя. И это для того, чтобы можно было оттащить огромные пушки с места, в котором они производились, до Константинополя, где должно произойти историческое сражение. Некоторые пушки достигали веса в сотни тонн. Потраченное время на перевозку такого арсенала до места, которое выбрал сам Султан, составило два месяца.

В четверг 26 раби-аль-авваль 857 г.х., соответственно 06.04.1453г., османские войска, возглавляемые Султаном аль-Фатихом, достигли восточных земель Константинополя. Султан обратился к своим солдатам с проницательной речью, где воодушевил их вести джихад на пути Аллаха, очистить свои побуждения, стремясь достичь либо победы, либо смерти шахида. Затем, прочитал аяты Священного Корана, где содержатся побуждения к джихаду и терпению, и процитировал хадис Посланника Аллаха (с.а.с.), где говорится о радостной вести завоевания Константинополя и превосходстве армии и Амира, которые завоюют его. Он напомнил солдатам о том, что значит для мусульман это завоевание – величие религии и самих мусульман, и услышал ответ от своих солдат, которые спрашивая помощи у Всевышнего Аллаха в осуществлении победы, начали произносить такбиры и говорить «Нет божества кроме Аллаха». Также следует отметить, что Султан Мухаммад аль-Фатих очень хорошо владел арабским языком, наряду с персидским и турецким языками.

На следующий день, Султан выстроил свои войска вокруг города, и смог осадить город со стороны суши. Затем он установил громадные пушки, направив их в сторону стен города. Так же он расставил по различным местам: на возвышенностях и вблизи города, разные группы людей. Ко всему прочему в близлежащих водах от города он установил свои корабли. Его флот смог захватить «Принцевы острова» в Мраморном море. В то же самое время византийцы из всех сил старались дать отпор Султану. Они расставили своих солдат на стенах города, укрепили крепости. Начиная с первого дня осады, между двумя армиями началось яростное сражение, где большое количество мусульманских солдат пали шахидами. Пушки Султана днем и ночью продолжали обстреливать стены города. С другой же стороны, византийцы в спешке старались перекрывать и восстанавливать то, что разрушалось. Священники и христианские монахи обходили городские улицы, возвещая людей и воодушевляя своих последователей проявлять стойкость до победного конца. Они призывали людей приходить в церкви и молиться, просить у Иисуса и девы Марии спасти их город. Однажды даже сам император Константин начал посещать церковь Ай-Софию с той же целью.

Исламская армия начала наступление, тогда как византийцы начали защищаться. Император Константин попытался подкупить Султана, предлагая ему огромные суммы денег. Он готов был стать вассалом его страны, исполнять все требования, каковыми бы они ни были, если только Султан оставит осаждение города. Султан ответил ему категоричным и однозначным образом: «Император должен сдать мне город, и я клянусь, моя армия не будет покушаться ни на кого-либо, ни на него самого, ни на его имущество, ни на его честь. Тот, кто пожелает остаться, может остаться в городе и продолжать жить в мире и безопасности. А тот, кто пожелает, может мирно и спокойно покинуть и оставить нас». Бои продолжались днем и ночью, на суше и на море. Слабой стороной мусульман при осаждении города, была невозможность достичь мусульманами, точнее мусульманским флотом, места «Золотого рога», через который могли проходить христианские корабли, приплывающие из других христианских стран, таких как Венгрия и Венеция, с провизией для осажденных, тем самым, поднимая их моральный дух.

Османский флот попытался захватить Золотой рог. Развязалась яростное морское сражение между мусульманами и осажденными. Однако Османский флот не смог прорваться и занять Золотой рог. Спустя два дня после этого сражения от некоторых христианских стран в количестве нескольких кораблей, пришла очередная провизия и оружие для осажденных византийцев, которые должны были проплыть через Золотой рог. Тогда завязался новый, еще более яростный бой. Султан возглавлял сражение и отдавал приказы, сидя на своей лошади. Он приказал главнокомандующему морского флота Балта огълы: «Либо ты захватишь эти корабли, либо потопи их, а если нет, то живым можешь к нам не возвращаться». Главнокомандующий флотом изо всех сил старался не допустить христианские корабли достичь своей цели: снабдить провизией осажденных византийцев. Однако некоторые корабли все же смогли уплыть и достичь осажденного города. Султан аль-Фатих очень сильно разгневался, и вызвал к себе главнокомандующего флотом. Он сильно упрекал его, порицал и обвинил его в трусости. Тогда главнокомандующий флотом ответил ему: «Я всегда встречаю смерть без страха в сердце, однако меня пугает смерть, после такого обвинения. Я сражался со своими солдатами до последнего, изо всех сил, используя все наши силы и хитрость». Затем он, приподняв одну сторону своего головного убора, показал пострадавший в момент сражения свой глаз. Султан попросил у него извинения, воздержался от его увольнения и назначения нового главнокомандующего флотом.

С каждым днем осада все больше становилась похожа на борьбу между двумя желаниями. Желание мусульман, под предводительством Мухаммад аль-Фатиха, который придавал всем надежду на победу, и удостоиться чести добрых слов Посланника Аллаха (с.а.с), и желание Византии, под предводительством императора Константина, который хотел защитить город и отразить атаку до последней выпущенной стрелы.

Мусульмане проявляли поразительную изобретательность в своих действиях, их решительность и настойчивость с каждым разом только увеличивалась. Каждый раз они придумывали все новые военно-тактические действия, которые не были похожи на предыдущие. Они начали копать туннели под землей, и безустанно продолжали добиваться своей цели, пока не достигли стен. Однако византийцы почувствовали это, и начали подкапываться им навстречу. Когда же мусульмане достигли их туннеля, то подумали что нашли скрытые подземные ходы, которые ведут внутрь города. Затем византийцы неожиданно напали, и завязалась ожесточенная борьба уже под землей. Те мусульмане, кому была предписана смерть шахида, смогли заработать ее, а те, кому было суждено остаться в живых, продолжили ожидать нового шанса заработать либо победу, либо смерть шахида. Мусульмане не стали отчаиваться, и продолжали делать подкопы в различных местах до такой степени, что византийцы начали думать, что земля из-под их ног может разойтись и оттуда появятся мусульманские войска. Эти действия ослабили моральный дух византийцев, и пошатнулась их решительность, отчаяние начало вселяться в их сердца.

Султан аль-Фатих не падал духом и застал врасплох византийцев новой неожиданностью. Он велел построить деревянные дренажи в виде башен больших размеров, чтобы их высота была выше высоты стен Константинополя. Затем он их обшил кожей и промочил водой, чтобы сооружение было огнестойким. Эти сооружения он заполнил солдатами и велел вести наступление у главной стены города. Византийцы растерялись от такого деревянного сооружения, и мусульмане, подойдя вплотную к стене, смогли обрушить это сооружение на переднюю стену города, тем самым частично разрушив ее. Когда же Султан узнал об этом, то на следующий день велел построить еще четыре таких сооружения. Поразительная решительность Султана действительно заслуживала добрых слов Посланника Аллаха (с.а.с.).

В то же время изготовленные огромные пушки Султана днем и ночью продолжали обстреливать стены города. Затем Султан аль-Фатих отправил письмо Константину, в котором требовал сдать город взамен на сохранение жизни и имущества всех тех, кто находится внутри города. На это письмо Константин ответил следующим образом: «Я готов заплатить вам откуп (джизья), но я никогда не сдам вам этот город, или же я умру под стенами этого города». Когда же Султан прочитал ответ Константина, то с полной решительностью присущей мусульманам, которая не знает разочарования, сказал: «Завтра, в этом городе я займу свое место, или мне там выроют могилу».

Пушки продолжали выполнять свою задачу днем и ночью, а мусульмане, не переставая, продолжали возвеличивать Аллаха, произнося такбиры, которые вселяли страх в сердца византийцев, больше чем выстрелы пушек. На данном этапе осады Константинополя мусульманами оставалась единственная проблема, которую они никак не могли решить – «Золотой рог», который несколько раз османский военно-морской флот пытался захватить. Однако наличие огромных железных цепей по обе стороны, которые перекрывали проход, останавливало всех неприятелей. Византийцы использовали это в свою пользу и принимали оттуда помощь и поддержку.
Султан аль-Фатих поставил перед собой задачу прорваться в Золотой рог, чего бы ему это не стоило. Потому что для Константинополя это означало глухую осаду. В голову Султану приходит невероятная мысль. Ни один стратег до этого никогда не совершал подобного. Его план заключался в том, чтобы перенести некоторое количество суден по суше с места Бешикташ, находящегося в Босфоре, в Золотой рог, подальше от перекрытого цепями основного входа и, защищенных византийским флотом, позиций. Он прекрасно знал, что самым слабым местом стен была именно та часть, что располагалась в Золотом роге.

Расстояние, которое надо было преодолеть по суше, составляло три мили. Не было никаких условий, грунт земли не был подготовлен, не было дорог и т.д. Аль-Фатих велел выровнять землю и сделать дорогу. Затем он велел разложить по земле круглые бревна и смазать их маслом, чтобы корабли легко могли скользить по этим бревнам. Крепкие и сильные мужчины исламской армии принялись за поднятие кораблей на сушу из Босфорских вод, и перетаскивание их на столь дальнее расстояние, до безопасного места в Золотом роге. Всю эту операцию они проделали за одну ночь. Как только первые лучи солнца поднялись утром следующего дня, знамена Султана веялись на семидесяти двух кораблях, очутившихся в Золотом роге, на борту которых находилась до зубов вооруженная исламская армия, возвеличивающая Аллаха и ликующая победой от Аллаха. Когда же это зрелище увидели византийцы, то их поразило это невозможное явление настолько, что отпустились их руки, и упал их моральный дух. Они попытались напасть на Османский флот, однако, проиграв сражение, отступили. Один из христиан очевидцев того события по имени Николо Барбаро, который служил врачом на одном из союзных венгерских кораблей, защищающих осажденный город, говорил: «Мусульмане бросились в атаку на византийцев с невиданной храбростью. Они все яростнее нападали и потопили несколько византийских кораблей, тем самым, они завоевали полное господство над Золотым рогом».

Другой византийский историк говорит о перенесении целого флота по суше следующее: «До этого мы никогда ничего подобного не видели и не слышали. Мухаммад аль-Фатих превратил землю в море, и его корабли, вместо волн, проплывали сквозь горы. Этим поступком он превзошел Эскендера Великого (Александра Македонского)».
Аль-Фатих со всех сторон, как с моря, так и с суши осадил город, его пушки днем и ночью обстреливали стены города, такбиры солдат ломали моральный дух врагов. В воскресенье 27 мая Султан обратился к своим солдатам с речью, и велел им приближаться к Всевышнему Аллаху поклонением, намазами и молитвами, очищением побуждений. Он напоминал им о терпении и самоотверженности. Султан сам лично распланировал атаку на укрепленные стены. Обозначив определенные места, он велел, не прекращая, их обстреливать. На следующий день 28 мая пушечный обстрел усилился, голоса мусульман, провозглашающих такбиры, стали еще громче. Султан лично ходил среди рядов солдат и вдохновлял их на джихад, извещал о близкой победе. Ученые, не отставая от него, обходили ряды солдат, читая им аяты священного Корана, которые призывают к сражению на пути Аллаха, и напоминали им о преимуществе смерти шахида и великой награде Аллаха, уготованной таким людям.

Султан встретился со своими высокопоставленными главнокомандующими в ночь на вторник, и обратился к ним с проницательной речью, где напомнил им про слова Посланника Аллаха (с.а.с.) о завоевании Константинополя. И искренне обратился к Аллаху, чтобы он, и его солдаты оказались достойными этой чести. Одним из того, что он говорил в тот день, было следующее: «Оповестите каждого солдата, что великая победа предаст Исламу мощь и значимость. Каждый солдат должен поставить учения благородного Шариата перед собой целью. Ни от одного не должно исходить то, что может противоречить этому. Они должны сторониться церквей и дворов, не должны убивать ни детей, ни стариков, ни женщин, ни монаха в своем одеянии. И пусть достойно ведут себя с правителем, если возьмут его в плен».
Во вторник, 29 мая, ранним утром Султан велел всем своим солдатам совершить утренний намаз и искренне сделать дуа Аллаху. Сразу после завершения намаза, с громкими такбирами, началось наступление. Наступление происходило волнообразно, одна группа муджахидов атаковала за другой. Это сломило защищающих стены солдат. Солдаты исламской армии смогли взобраться на стены и захватить укрепленные башни в районе «Баб Эдирне», где сразу же они установили знамена Султана. Император Константин был убит, и эта новость как молния поразила византийцев, был сломлен их моральный дух, они начали бежать и прятаться по своим домам. Не настала еще и обеда, как Султан аль-Фатих уже прогуливался верхом на своей лошади в сердце византийской столицы. Победоносная армия Султана, окружив его, начала возвеличивать Аллаха и заявлять о Его единственности «Ля иляха илля Аллах», поздравляя друг друга. Поблагодарив своих солдат и поздравив их с победой, Султан сказал: «Хвала Аллаху, пусть Аллах окажет милость павшим шахидам, и удостоит муджахидов почетом и славой, а нашей великой исламской Умме выразит почет и благодарность». Затем он сошел со своей лошади и пал ниц в благодарность Всевышнему Аллаху за великую победу.

Султан приказал снять с Ай-Софии кресты и замазать картины, затем он совершил в ней пятничный намаз 1 июня 1453 года. После этого Ай-София была переделана в мечеть, в которой совершался пятикратный намаз. Папа римский послал к Султану послание, в котором предупреждал его о недопустимости превращения Ай-Софии в мечеть. Тогда аль-Фатих ответил ему следующим посланием: «Ай-София удостоилась чести стать мечетью, а если Всевышний Аллах даст мне еще одну такую возможность, то твое местонахождение я превращу в конюшню для своих лошадей».

После такого великого завоевания, аль-Фатих отправляет радостные послания во все уголки исламского мира, в Азию, Африку. Он отправил послания в Персию, Индию, Египет, Хиджаз и праздничное настроение охватило все эти земли. Осуществилась благая весть Посланника Аллаха (с.а.с.), и вчерашняя мечта стала сегодняшней реальностью. После этого были проведены праздничные мероприятия в исламских городах и подняты знамена аль-Фатиха, за него произносили молитвы с минбаров имамы, и поэты начали писать о нём стихи. Самыми замечательными словами по этому поводу были слова поэта:

Аллаху Акбар за такую победу и успех,

Вот и осуществилось завоевание, тогда как никто не мог себе этого даже представить.

В связи с этим хотелось бы не оставить без внимания то, что Мухаммад аль-Фатих был поэтом, пишущим на турецком языке и в одной из своих поэм он пишет:

Мой энтузиазм – старания во имя служения моей религии, религии Аллаха.

Моя решительность – устрашать всех неверных моими солдатами, солдатами Аллаха.

Мои мысли – добиться завоевания, победы, успеха, с помощью Аллаха.

Мой джихад – своей душой и имуществом, разве может остаться от этого мира что-нибудь кроме подчинения приказу Аллаха.

Моя страсть – сотни тысяч сражений на пути Аллаха.

Мои пожелания – победа за Аллахом, величие государства над врагами Аллаха.

Султан аль-Фатих (да упокоит его Аллах) стремился сражаться на пути Аллаха сотни тысяч раз. По этой причине он не остановился после такого великого завоевания, он велел приготовить новую армию в Ускударе, в Малой Азии, и сам лично отправился туда, чтобы возглавить эту армию. Султан (да упокоит его Аллах) руководствовался велениями Посланника Аллаха (с.а.с.): «Прибегайте к тому, чтобы без огласки делать свои дела». Поэтому он не говорил то, что скрывают его груди, и что он замышляет, каковы его планы. Он настолько заставал врасплох врага, что они теряли рассудок, и продолжали долгое время оставаться в нескончаемом страхе. Он никого не посвящал в свои планы и не говорил о своих намерениях. Никто не знал, в какую сторону он может направить свою армию. Однако до того как ему удалось проявить свои намерения, и отправить к кому бы то ни было свою армию, Аллах решил забрать его душу – пришел конец его срока (пусть смилуется над ним Аллах). Некоторые ученые-историки склонны утверждать, что исходя из приготовления огромной армии и ее оснащения, исходя из того, что он сам лично имел стремление возглавить это войско, он помышлял направиться в Рим и завоевать его, чтобы удостоиться чести одновременно двух завоеваний. Однако удостоиться этой чести, безусловно, придет и ее черед, осталось для другого завоевателя. Надеемся, что Всевышний Аллах в ближайшее время выявит такого, ведь для Аллаха не составит это никакого труда.

В завершении нашей публикации хотелось бы украсить ее завещанием такого великого Амира своему сыну, когда он почувствовал о приближении своего срока, и до того как он отправился на встречу с Всевышним Аллахом. В этом завещании говорилось следующее:

«О мой сынок! Вот и я умираю. Однако я не сожалею ни о чем, потому что после себя я оставляю такого как ты. Будь справедливым, праведным и милостивым. Всем своим подопечным оказывай одинаковое покровительство. Усердствуй в распространении религии Ислама, поистине это обязанность правителей на земле. Дела Ислама сделай для себя первостепенными над всеми остальными делами, и будь настойчив в этом. Не используй тех людей, кому нет дела до религии. Сторонись порочных нововведений, дай возможность стране вести джихад, будь бдителен к государственной казне (Байт-уль-Мал), чтобы ее не разорили. Горе тебе, если ты протянешь свою руку в сторону имущества своих граждан, кроме как по праву Ислама. Протяни нуждающимся руку помощи.

Благочестивые ученые – в них кроется сила государства, почитай их и оказывай им щедрость. Если ты услышишь про ученого в какой либо стране, то пригласи его к себе и окажи ему почет.

О мой сынок! Возьми с меня пример. Когда я прибыл на эти земли, то я был похож на муравья, потом Аллах дал мне так много благ. Продолжай мой путь и следуй моему примеру. Не покладая усердий старайся возвеличить эту религию и ославить ее приверженцев. Не позволяй растрачивания имущества на роскошь и забавы, ограничивайся необходимым количеством. Поистине, расточительство и надменность — самые главные причины гибели».

Пусть Аллах смилуется над султаном Мухаммадом аль-Фатихом, пусть вознаградит его высшей степенью Рая — аль-Фирдаусом. Пусть воскресит его вместе с пророками, праведниками и шахидами, насколько же прекрасно их пребывание! О Аллах, окажи милость мусульманам праведным Халифом, который направит армии и защитит границы, который начнет осуществлять завоевания, и одним из них будет завоевание Рима! Который будет стоять на страже Шариата, и которым Аллах возвеличит Ислам и мусульман, и унизит неверие и его последователей. Пусть Аллах устроит это в ближайшее время! Поистине для Аллаха нет ничего затруднительного и Он способен на это!

Абдуллах аль-Ямани