Государство Халифат и вопрос меньшинств

Историческая справка

Многообразие господствовало над обществом первого Исламского государства, которое установил Пророк (с.а.с.) в лучезарной Медине. В нем жили мухаджиры и ансары, арабы и неарабы, мусульмане, иудеи и многобожники, племена аль-Авс и аль-Хазрадж, несмотря на то, что в прошлом они враждебно относились друг другу. Пророк Мухаммад (с.а.с.) заложил прочные основы взаимоотношений между слоями этого новорожденного общества путем принятия известной Мединской конституции.

Затем границы Исламского государства увеличились, и уже при жизни Пророка (с.а.с.) вобрали в себя весь арабский полуостров. Затем, они увеличивались больше и больше в эпоху праведных халифов и, пришедших после них, халифов из омеядов, аббасидов и османидов. Вместе с этим росло и многообразие в Исламском государстве, когда в Ислам вошли люди из различных племен и народов, когда последователи многих религий, которые не были известны в арабском полуострове, подчинились власти государства Халифата со всеми своими отличиями в этническом происхождении, цвете кожи, языке, просвещении и вероисповедании.

Над взаимоотношениями между ними и их отношением с государством и властью в большой части доминировали гармония, согласие и добрососедство. Ни Исламское государство, ни исламское общество за всю историю своего существования на протяжении долгих веков не ведало, что такое «концепция меньшинства». И лишь посредством хитрой и запланированной политики алчных западных государств это понимание с Запада проникло в мусульманские страны в последние годы Османского государства.

Западные империалистические государства применили фактор силы, олицетворявшийся в огромном многообразии, которое преобладало в Османском государстве, и превратила его в фактор слабости, чтобы нанести удар по Исламскому государству, внести в него раскол и уничтожить его. Для этого была предпринята концепция меньшинств с идейной точки зрения и была оказана материальная, моральная и военная поддержка некоторым «меньшинствам», чтобы подстрекнуть их к мятежу против Османского государства. Сначала западные государства сконцентрировали свое внимание на европейские народы, находившиеся под властью Исламского государства на Балканах, в Греции и других странах европейского континента. Они возбудили в них националистические и сепаратистские настроения, затем поддержали их оружием и материальной помощью, чтобы устроить мятеж против этого государства. Одновременно с этим они взяли в оборот христиан, организовывая встречи с ними и пытаясь убедить их в несправедливости, чинимой в отношении них со стороны мусульман и их государства, а также в ущемлении их прав.

Таким образом, им удалось вмешаться в дела Османского государства под предлогом защиты христианского меньшинства, которые рассматривались, как продолжение этих государств с религиозной точки зрения. Эти государства продолжали вести данную политику, пока не раскололи Османское государство и не разожгли междоусобные смуты и конфликты. В конечном счете, это привело к распаду Исламского государства и колониализму большей части его территорий со стороны этих государств, которые в своем империализме не считаются ни с какими правами этих заявляемых меньшинств. Подобно своему соседу-большинству данные меньшинства оказались жертвой гнета и гегемонии этих империалистов.

Удивляет то, что империалистические государства не прекратили разжигать огонь этнических, религиозных и языковых «меньшинств» даже после колонизации мусульманских стран. Напротив, они постоянно усиливали и сосредоточивали эту концепцию меньшинства, как подготовку к предстоящему этапу, направленному на установление на руинах Османского государства светских национальных и патриотических государств, которые прочерчивали свои границы, делая фактор меньшинств готовой причиной для вмешательства в дела этих государств и утверждения над ними своего господства. Также это было инициировано, чтобы обременить эти государства всякими сложностями и возбуждать вопрос меньшинств всякий раз, когда в этом проявится необходимость. Минувшие девяностые заполонены примерами использования темы меньшинств в навязывании империалистических повесток дня на исламские арабские страны, а также на страны так называемого «третьего мира», в целом.

Сегодня, исламский мир стал свидетелем новой волны революций, которые свергли диктаторские режимы, которые управляли людьми огнем и мечом на протяжении долгих десятилетий. Частичный успех революций в ряде стран, как Тунис, Египет и Ливия, а также их продолжении в ряде других стран, как Сирия, усилило беспокойство Запада за будущее, поскольку события и происшествия, следующие друг за другом, показали то, что народ сильно желает утверждения исламского режима в правлении, вместо вымирающих светских режимов.

И поскольку революции в исламских странах предвещают воссоединение этих стран под одним флагом — знаменем Исламского Халифата, государства Запада немедленно приступили к разжиганию смуты и внутренних конфликтов. Цель — свернуть ход революций и противостоять им. Они вновь выдвинули проект разделения стран путем задействования вопроса меньшинств, их прав и устрашения немусульман в исламских странах приходом Ислама к власти. Эта стратегия отчетливо проявилась в некоторых событиях, имевших место в Тунисе, Египте и Сирии, а также в заявлениях западных политиков. Например, экс-госсекретарь США Хиллари Клинтон 13.09.2011г. в выступлении по случаю издания тринадцатого ежегодного доклада о религиозной свободе в мире, заявила: «Процессы демократических преобразований на Ближнем Востоке и в Северной Африке обратили на себя внимание всего мира. Однако, наряду с этим, они подвергли этнические и религиозные меньшинства новым рискам».

Также при встрече с делегацией сирийской оппозиции 12.06.2011 г., после того, как она заверила, что изменение не должно обуславливаться уходом Башара Асада из власти, она сказала: «Это означает, утверждение Сирии на правовом пути и защиту международных прав для всех граждан, независимо от их религиозного или этнического происхождения или пола». При этом добавила, что оппозиция осознает тот факт, что сирийские меньшинства должны получить гарантию о том, что будут жить лучше в режиме «толерантности и свободы». Также бывший министр иностранных дел Франции Ален Жюппе 11.10.2011 г. во время выступления перед Национальной ассамблеей относительно положения христиан Востока, заявил: «Вы вправе напоминать о том, что христиане существовали на Востоке с первых лет христианства, задолго до призыва Пророка Мухаммада».

Президент республики во время своего поздравления духовных управлений в январе заявил: «Мы не можем позволить, чтобы в этой части мира исчезло это человеческое, культурное и религиозное многообразие, которое выступает критерием во Франции и Европе в целом. Также вы знаете, о, госпожа депутат, что Франция со всей решительностью осуждало насилие, применяемое против христиан в регионе, особенно в Ираке или Египте. Только вчера мы осудили происшествия в Каире, которые стали причиной смерти и ранений мирных граждан, как об этом упомянули вы». Затем добавил: «Арабская весна должна предоставить исторический шанс этим этническим меньшинствам на Ближнем Востоке. Арабская весна должна позволить им делать все, что в их силах, для построения демократии. Именно об этом я сказал вчера в зале «Odeon» в присутствии сирийских оппозиционеров и ряда сирийских культурных деятелей. Мы также боремся на европейском уровне. Секретариат иностранных дел в феврале принял весьма твердую позицию против нетерпимости и религиозной дискриминации. Это и есть наш план, который мы будем отстаивать и защищать. Напомню, что премьер-министр поручил г-н Адриану Гутиран задачу на Востоке, в частности рассмотреть положение христианского меньшинства и возможности нам укрепить наши позиции в этой области».

В последнее время участились споры относительно вопроса о меньшинствах и позиции Ислама в отношении него. Сторонники светскости из числа этнических мусульман и немусульман начали поднимать эту тему, поддерживая интенсивную информационную пропаганду в различных средствах массовой информации и спутниковых телеканалах, особенно тех, кто позиционируют себя «двусторонними» и никогда не позволяют тому, кто выдвигает исламские мысли, объяснить реальность этого вопроса и исламского метода урегулирования его.

Напротив, полемика ограничилась между двумя сторонами: с одной стороны открытые радикальные секуляристы, с другой — «умеренные» секуляристы, которые в лучшем случае облачают себя окраской Ислама, но не выдвигают мнение самого Ислама. И это несмотря на множество признаков, указывающих на то, что за этими провокациями и предложениями стоят западные сверхдержавы и их приспешники в исламском мире. Тем не менее, существуют наивные люди и отдельные стороны, за которыми не стоят западные зарубежные силы. Напротив, они оказались жертвой страха за будущее в результате злобной атаки на понятия и законы Ислама, а также в результате искажения исламской истории и подмены понятий, будто Ислам не гарантирует немусульманам их права, что в сени правления Ислама в государстве Халифат они подвергнутся дискриминации, гнету и репрессиям.

В дополнение к этому, правители, против которых восстала Умма, с целью возвращения своей узурпированной власти после вкушения всевозможных видов гнета и мучения, начали возбуждать проблему меньшинств, пытаясь вселить страх в сердцах людей к исламскому правлению. Они используют эту проблему в качестве рычага давления, чтобы утвердить свое правление и удалить людей от настоящего изменения, а также услужить этим перед своими господарями в надежде, что останутся у власти.

Поэтому нам следует исследовать концепцию меньшинств и обстоятельства её возникновения, а также познать позицию Ислама относительно этого вопроса и то, как мусульмане обращались с ним за всю свою длительную историю. Также следует рассмотреть сегодняшнюю действительность, в которой оказались мусульмане, и тот факт, как враги используют вопрос меньшинств. Также следует осветить тот факт, каким последствиям подверглись меньшинства в результате разжигания этого вопроса. Удалось ли светскости, т.е. секуляризму, сплотить воедино разнообразные народы общества и государства, как в странах происхождения самой светскости, так и в мусульманских странах. Заключается ли решение этой проблемы в светскости или все же в Исламе?!

Понятие меньшинств

Термин «меньшинства» является иностранным термином. В арабском языке этот термин выражается словом «аль-акъаллия», которое берется с арабского слова «къалла». В арабском языке «аль-къилля» (меньшинство) означает противоположность «аль-касра» (большинство). Существуют и другие лексические значения данного слово. Однако они не имеют никакого отношения к «аль-акъаллия», т.е. к термину меньшинств. Поэтому лексические значения этого слова не поясняют и не толкуют реальность и суть данного термина. Также не следует относить к определению данного термина мусульман, т.к. он не существовал и не был известен у них.

Что касается западной социологии, то в ней приводятся множество определений и значений данному термину. В словаре «Дипломатия и Международные дела» термин меньшинство определяется, как «группа граждан определенного государства, которые имеют отличительную от большинства населения страны религиозную, языковую и родословную принадлежность. Их требования зачастую ограничиваются получением равных гражданских и политических прав с большинством на свободное исповедование своих религиозных обрядов. Иногда они открывают частные школы для своих детей и обучения своего языка». В «Международном словаре социологии» этот термин определяется, как «группа людей, выделяющиеся от других субъектов общества своим этническим, национальным, религиозным, языковым отличием. Они испытывают относительный недостаток в силе, и подвергаются некоторым видам эксплуатации, преследованиям и дискриминации».

С правовой точки зрения Международный Суд Справедливости в своем консультативном заключении относительно греческих и болгарских национальных групп за 31.07.1930 г. задекларировал: «Меньшинства — это группы лиц, проживающие на территории определенного государства или региона, принадлежащие к каким-то историческим корням, религии, языку и особым традициям. Они сообща стремятся сохранить все то, что составляет их общую идентичность, включая собственную культуру, традиции, религию или язык. Они стараются обучить и воспитать своих детей сообразно духу этих традиций, оказывая друг другу посильную помощь».

После образования Организации Объединенных Наций Подкомиссия по предупреждению дискриминации и защите национальных меньшинств в 1950 году на своей третьей сессии приняло проект регистрации для определения меньшинств.

В четвертой сессии она внесла поправку в него и пояснила: «Группы, которые обычно классифицируются как меньшинство, могут принадлежать к каким-то этническим корням, могут иметь какие-то религиозные или языковые традиции или определенные особенности, отличающиеся от особенностей остальной части населения. В отношении таких групп необходимо предпринять все меры опеки. Особенно это следует проводить на национальном и международном уровнях, чтобы они могли сохранять и поддерживать эти традиции и особенности». В 1979 году в итоговом отчете Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите национальных меньшинств приводилось определение меньшинств, предложенное Франциско Капоторти (Francesco Capotorti), где говорилось: «Меньшинство, по сравнению с остальной частью населения, — это меньшая по количеству, не занимающая господствующего положения, группа граждан этого государства, которые обладают этническими, религиозными и языковыми особенностями, отличающимися от особенностей остальной части населения. Они проявляют, пусть и не на прямую, чувство солидарности в целях сохранения своей культуры, традиций, религии и языка».

В последующем исследовании, проведенным тем же исследователем Капоторти относительно интерпретации понятия меньшинства отмечается необходимость добавления еще одного элемента к определению меньшинств, который выражается в «желании группы меньшинства сохранить самоуправление в своих традициях и особенностях». Затем добавил к этому следующее выражение: «каждое меньшинство составляет социальное и культурное лицо», а также: «следовательно, необходимость защиты меньшинств возникает главным образом из их слабого положения даже внутри демократического государства».

В 1985 году Подкомиссия по предупреждению дискриминации и защите национальных меньшинств приняло другое определение: «… группа граждан, численно уступающая остальному населению государства и не занимающая господствующего положения, члены которой имеют этнические, религиозные или языковые особенности, отличающиеся от особенностей большинства населения страны. Они демонстрируют, пусть не на прямую, чувство солидарности в целях сохранения своей отличительной самобытности. Их цель — добиться равенства с большинством в реальной жизни и в законодательстве». С началом девяностых были внесены новые изменения в понимание термина меньшинства с закреплением прежних элементов, определяющих его значение. Это отразилось на ряде конвенций, соглашений и научных исследований.

Например, определения проекта Венецианской комиссии к пакту о защите меньшинств за 08.02.1991 г. (статья 1/2): «Термин меньшинства относится к группам лиц, которые проживают на территории государства и являются гражданами данного государства, имеют давнюю, неизменную и устойчивую связь с этим государством; обладают явно выраженными этническими, культурными, религиозными или языковыми характеристиками; являются, несмотря на меньшую численность по сравнению с остальным населением страны, в целом, или отдельного ее региона, достаточно представительными; стремятся сообща сохранить все то, что составляет их общую идентичность, включая собственную культуру, традиции, религию или язык».

В том же проекте мы находим, что Скутнаб Кангас и Филипсон при подготовке данного проекта предложили следующее определение: «Меньшинство — это группа граждан, численно уступающая остальному населению государства. Они имеют этнические, религиозные или языковые отличия от остального населения. Они демонстрируют, пусть не на прямую, желание сохранить свою культуру, традиции, вероучение или язык.

К любой группе, подпадающей под это определение, следует относиться на основании того, что она является религиозным или языковым меньшинством». 1 февраля 1991 году в проекте протокола относительно меньшинств, в дополнение к Европейской конвенции по правам человека (статья 1), которое было ратифицировано Парламентской Ассамблее Совета Европы (СЕ) было сказано следующее: «Термин «национальное меньшинство» относится к группам лиц, которые проживают на территории государства и являются гражданами данного государства, имеют давнюю, неизменную и устойчивую связь с этим государством; обладают явно выраженными этническими, культурными, религиозными или языковыми характеристиками; являются, несмотря на меньшую численность по сравнению с остальным населением страны в целом или отдельного ее региона, достаточно представительными; стремятся сообща сохранить все то, что составляет их общую идентичность, включая собственную культуру, традиции, религию или язык».

В Венской декларации по защите прав национальных меньшинств в европейских странах, принятой в 1993 году, приводится: «Национальное меньшинство — эта группа лиц, которые стали меньшинством в пределах границ государства ввиду исторических событий, произошедших против их воли, которые поддерживают прочные и непрерывные связи с этим государством». 21 октября 1994 году Центрально-Европейская Инициатива (ЦЕИ) издала конвенцию по правам лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, где приводится в первом пункте: «Национальные меньшинства — это группы лиц, которые постоянно проживают на территории государства-участника Конвенции, которые имеют гражданство этого государства и отличаются этнической, языковой, культурной, религиозной и традиционной принадлежностью от большинства населения государства-участника Конвенции». В тот же день, т.е. 21.10.1994 г., СНГ (Содружества Независимых Государств) в Москве издали следующее определение: «Национальные меньшинства — это лица, которые постоянно проживают на территории одного из государств, подписавших данную конвенцию, и являются гражданами этого государства. Однако они обладают четкими этническими, культурными, религиозными и языковыми особенностями, отличающими их от остальных жителей страны».

При этом они добавили к этому определению следующий тезис: «Нельзя использовать термин: «национальное меньшинство» с целью подстрекания или лишения человека гражданских прав, в том числе и права на постоянное жительство». 18 ноября 1994 года Центрально-Европейская Инициатива (ЦЕИ) издала обновленную Декларацию защиты прав меньшинств, где термин «национальные меньшинства» употреблялся в таком же значении, как он приводится в других международных декларациях. В ней говорится: «Определение «национального меньшинства» следует понимать как «группу лиц в каком-либо государстве, которые проживают на территории этого государства и являются его гражданами, но уступают по численности остальному его населению. Обладают этническими, культурными, религиозными и языковыми особенностями, отличающими их от остального населения страны. Имеют стремление сохранить свои культурные и религиозные традиции».

Эти многочисленные и противоречивые друг с другом по времени определения указывают на неоднозначность и неясность определений термина меньшинства. Несмотря на то, что западные мыслители уделяли значительное внимание вопросу меньшинств на протяжении десятков лет, тем не менее, они не смогли до сих пор сформулировать точное и исчерпывающее определение понятию меньшинства.

С предметной стороны нельзя назвать вышеупомянутые определения определением по сути, или, как говорится в западной философии «подлинным определением», т.е. указывающим на сущность вещи. Потому что любое определение предусматривает определенную суть или реальность. Иногда они называют меньшинство: «группой лиц», в другой раз: «группа лиц с наименьшей численностью в сравнении с остальной частью населения страны», в третий раз: «группа граждан государства, составляющее числительное меньшинство», в четвертый раз: «эта группы, которые стали меньшинством в пределах границ государства ввиду исторических событий, произошедших против их воли». Это свидетельствует о наличии неясности в понимании реальности, которой нужно дать определение. Также нельзя назвать вышеупомянутые определения «национальным меньшинствам» определениями компонентов или особых характеристик и качеств, которые отличают одну реальность от другой, потому что критерии, использованные в формулировке понятия «меньшинства», являются относительными и неточными, а также многочисленными.

Некоторые при определении «меньшинства» смотрят на численную составляющую, другие на слабость, а не на численность. И если использовать числительный критерий в определении «меньшинства», то столкнемся со сложностью уточнения числительного соотношения, поскольку количество, приведет нас к тому, что назовем некую группу неопределенным меньшинством. Неужели можно считать меньшинством группу лиц, которые не составляют четверть, треть или половину народа? Как нам называть группы, которые не набирают установленного процентного соотношения во всех этих случаях? Например, если использовать, что треть является минимальной единицей измерения меньшинства, что делать с теми группами, которые не набрали одну треть народа по численности?

Также возникают сложности с определением группы при использовании других числительных критерий, берутся ли в основу этнос, язык, религию, потому что расчет на основании каждого из этих описаний приводит к противоречивым результатам. Если взять в расчет религию в отношении некой группы, и согласно этой характерности назвать группу малочисленной, однако если взять в расчет этнос или язык, то она может стать уже большой группой. Например, христиане в Иордании числятся меньшинством согласно религиозной характерности. Однако они являются частью арабского большинства, согласно этнической и языковой принадлежности. В противоположность им выступают черкесы, которые являются этническим меньшинством и одновременно принадлежат к мусульманскому большинству.

Существует еще одна сложность, а именно в том, что числительное меньшинство должно определяться с большинством, поскольку невозможно представить наличие одного без наличия противоположного. И кто представляет это большинство, которое следует брать в качестве измерения для меньшинства? Что делать если отсутствует большинство в обществе с большим разнообразием народностей, как Ливан. Если взглянуть на его религиозную составляющую, то заметим, что она официально состоит из 18 групп; маронитов, суннитов, шиитов, друзов, римлян, армян и ассирийцев, халдеев и так далее. Как будем определять меньшинство в Ливане, в соотношении с какой группой, если весь Ливан, по их утверждениям, состоит из различных конфессиональных групп? Таким образом, числительный критерий в определении меньшинства является неясным и неточным критерием.

Аналогичная ситуация обстоит и с критерием слабости и преследования меньшинства и его подчинения деспотической власти большинства. Данный критерий не является устойчивым и не соответствует действительности во многих странах, где господство принадлежит меньшинству, как, например, господством белокожего меньшинства над чернокожим большинством в ЮАР во времена правления «апартеида», или господство тунисского меньшинства над большинством хуту в Руанде и Бурунди, или господство алявитского меньшинства над суннитским большинством в Сирии. Это же можно сказать и в отношении критерия «этнических, языковых, культурных и религиозных особенностей».

С одной стороны, что является основой, на которой строится определение этих особенностей? Считается ли, например, арабский язык особенностью? Или один из диалектов арабского языка является особенностью, как, например египетский диалект? В таком случае, какой из египетских наречий, будем считать особенностью египетского диалекта, Каирский или Александрийский? С другой стороны, почему следует обращать внимание только на эти особенности при определении меньшинств? Более того, эти особенности часто переплетаются друг с другом, что лишает их отличительности и характерности того, что они является особенностями, свойственными некому меньшинству. Таким образом, при изучении западных определений того, что значит «меньшинства», становится ясно, что они являются неясными и плавающими определениями, не имеющими четкой формулировки.

 

 

Ясин Ибн Али