Гражданское общество и его организации: контекст развития (3)

Д-р. Махер аль-Джабари

В двух предыдущих темах этой статьи обсуждалось гражданское общество с его историческими предпосылками, его образование, теории и его концепции. Также мы говорили о его происхождении из капитализма в качестве метода для жизни в период исторической эволюции, наблюдаемой в Европе. Мы говорили об его интеллектуальной связи с капитализмом и об его продвижении. В этой теме мы рассмотрим политический аспект, содействующий развитию гражданского общества.

Продвижение гражданского общества тесно связано с развитием: так, в соответствии с идеей капитализма, когда государство делает упущение или ущемляет права граждан, тогда появляются институты гражданского общества для того, чтобы оказать услуги гражданам в некоторых аспектах развития. Описывая и аргументируя эту основу, писатель Абдуллах аль-Зульб говорит: «Сегодня государство уже не в состоянии реагировать на потребности в области развития и функционирования образования и удовлетворения нужд людей; также государство не в состоянии обеспечить достойное положение общества в решении проблем нищеты, безработицы и иных общественных проблем. Следовательно, появление гражданского общества стало необходимостью, чтобы устранить все эти проблемы, с которыми не справляется государство».

Следовательно, упущения государства в вопросах заботы и решений проблем граждан (с западной точки зрения) является основой для развития гражданского общества. В то время, когда западная идея признаёт философию соучастия граждан в решении проблем общества, Ислам призывает к тому, чтобы партии и учёные отчитывали государство за допускаемые им упущения и нарушения и заставили его заботиться о делах граждан. Этот отчёт совершается с позиции приказа одобряемого и является политической заботой о делах граждан. Он не является исполнительным аспектом (т. е. не относится к действиям, которые правитель обязан выполнять). И Ислам в таком случае не оставляет решение такой несостоятельности и упущений государства на людей, чтобы они решали эту проблему за него. Это — фундаментальное различие между Исламом и капитализмом во взглядах на заботу о гражданах и об упорядочивании их дел. Взгляд Ислама основан на политическом отчёте правителя, чтобы заставить государство заботиться о людях посредством его исполнительной власти. А основа капиталистического взгляда заставляет государство совершать эти упущения из-за специфических понятий капитализма относительно этих упущений и относительно освобождения государства от его прямых обязанностей, вводя этим самым общество в заблуждение.

Конечно, это чуждое мышление распространилось и начало практиковаться среди мусульман под влиянием любви к благому, без осознания политической и интеллектуальной стороны этого явления. Тем не менее, этот активный подход к западной идее в решении проблем со стороны писателей и интеллектуалов в Умме опирается на идею разработки решений, исходящих из самой же реальности, из просвещения и опыта Запада вместо того, чтобы брать идеологию Исламской Уммы в основу решения этих проблем.

Это политическое продвижение гражданского общества происходит в соответствии с движениями глобального капитализма в других аспектах жизни, например, в формулировании новой идеи в экономической сфере, такой как приватизация. И поэтому организации, такие как ООН, Всемирный банк и Международный валютный фонд, рассматривают «гражданское общество» как мост, который открывает путь к привлечению граждан к делам обеспечения человеческого развития. И в этом контексте организации гражданского общества стали активными участниками в так называемом «комплексном и устойчивом развитии».

Следовательно, развитие в преуспевающих странах и их устойчивость связаны с продвижением гражданского общества, которое способствует вовлечению граждан в дела, связанные с заботой об обществе и с решением его проблем. Вместо того чтобы требовать у правительства выполнения его прямых обязанностей, состоящих из опеки над обществом и из заботы о решениях проблем людей и сохранения их прав, капитализм, как и всегда, увёл взоры и внимания людей от правильного решения к искажённому, которое затрудняет доступ обществу к правильному возрождению, которое освободит людей от гегемонии Запада. А поэтому различные институты развития и литераторы отдают гражданскому обществу главную роль в «занятии вакантной должности после того, как государство перестаёт обеспечивать основные потребности граждан, используя закон о приватизации, политику структурной перестройки и идеологию неолиберализма» (слова публициста Джамиля Хиляла).

Эта тесная связь гражданского общества с развитием требует уточнить концепцию развития и позицию, которую мы должны занимать по отношению к нему.

Развитие и его идейные реалии

Термин «развитие» может стать предметом небольшого спора. Этот термин в переводе с английского слова «Development» означает «разработка». А в арабском языке «развитие» — это «увеличение», «совершенствование» и «расширение». Но в современной литературе это слово используется как «изменение» и «развитие, вызванное международной политикой в области процветания, роста и модернизации государств». Это слово связано с экономической, политической, социальной и административной областями. Развитие определяется в литературе как объединение усилий всех граждан с усилиями правительства для улучшения экономических и социальных условий, политической и культурной жизни масс, связав их с условиями их сообщества и образа жизни. А также для того, чтобы они могли внести свой вклад в прогресс и процветание общества, как утверждает д-р Зухайр Абдуль-Кайд в своём докладе, озаглавленном «Власть и развитие», опубликованном во время третьего форума организаций гражданского общества в 2006 г. (Доха, Катар).

Существует термин «устойчивое развитие», который концентрирует внимание на устойчивости развития и выживания. Теоретики в этой области говорят о четырёх элементах, необходимых для развития: это производительность, социальная справедливость, устойчивость и расширение прав и возможностей человека и общества. Это означает, что понятие «устойчивого развития» смешанно с глобальными, мировыми инструментами и методами (например, такими как производительность), а также и с определённой точкой зрения на жизнь (например, такой как справедливость).

Таким образом, развитие — это вопрос, имеющий общие грани для одних людей и частные, связанные с культурой — для других. И поэтому эти грани включают в себя аспекты цивилизации (материальное) — они являются основными и общими для людей и не связаны с их идеологией. Например — управление производством и его инструментами. А также существуют и другие грани: культурные (просветительские и нравственные) — они связаны с идеологиями, которые двигают общества (например, достижение справедливости).

Общие значения у слова «развитие» (в материальном плане) имеются в экономических, коммерческих, сельскохозяйственных, промышленных и энергетических областях, связанных с улучшением условий и повышением производительности и устойчивости источников достижения благополучия и лучшей жизни для людей. Во всех этих областях значение слова «развитие» приемлемо и является общим среди всех людей и обществ, так как оно связано с наукой, а не с идеологиями и мыслями, следовательно, оно, как правило, общее для всех людей, и в нём нет ничего личного, исходящего из культур и точек зрения людей. И это развитие вполне можно обсуждать, учиться ему друг у друга, обмениваться навыками и опытом. Что же касается аспектов, связанных с культурой и просвещением, то они не могут рассматриваться только в качестве частного, связанного с конкретным обществом, где не может быть обмена знаниями. Они не могут быть взяты у каких-то народов и не должны сохранять культурные особенности этих народов.

Исходя из общности приемлемого смысла «развития» (общего научного аспекта и частного культурного аспекта), необходимо подчеркнуть то, что стремление к развитию является требованием человечества в целом. Это, в первую очередь, больше связано с природой человека, чем с его понятиями. И частный, особенный взгляд на жизнь у людей (культура и просвещение) не является основой в продвижении этого вопроса, хотя и является важным элементом, стимулирующим этих людей на пути достижения развития. Таким образом, этот порыв к развитию не является частным, относящимся к одной какой-либо идеологии или народу. «Развитие» в смысле улучшения, увеличения источников и ресурсов и устойчивости является глобальным мировым и общим термином для всего человечества.

И поэтому нет никакого конфликта между мотивацией работы на пути развития и мотивацией работы в Исламе, наоборот, в сени слов Всевышнего Аллаха развитие можно отнести к основной идее. В суре «Корова» Аллах говорит:


وَإِذۡ قَالَ رَبُّكَ لِلۡمَلَٰٓئِكَةِ إِنِّي جَاعِلٞ فِي ٱلۡأَرۡضِ خَلِيفَةٗۖ

«Вот твой Господь сказал ангелам: «Я установлю на земле наместника»» (02:30).

Табари в своём комментарии упоминает от Ибн Исхакъа, что одно из значений слова «халифа» в этом аяте — это «проживающий, превосходный, процветающий, который будет жить на земле и строить что-либо на ней». Так, обустройство земли требует извлечения сырья из его источников и использование его на благо человеческого развития, а, следовательно — и устойчивости этого процесса.

Нет необходимости подробно разбирать законность развития (в материальном плане). Это не является темой, в которой имеется разногласие. Кроме того, достижение благосостояния в обществе является целью тех, кто несёт политический Ислам на пути достижения развития, поэтому здесь нет никакого разногласия. Однако каким образом достигается развитие (и пути работы для его достижения) — это то, что связано со взглядами на жизнь и связано с понятиями человека. Например, влияние просвещения выражается в подходе к вопросу развития следующим образом: можно ли развивать сельскохозяйственную отрасль, используя виноград в винодельческой промышленности? Следовательно, это относится к аспектам, относящимся к заботе о делах людей, и этот вопрос необходимо обсудить позднее в этой статье.

Развитие и его политические аспекты

После этого разъяснения понятия развития и уровня его принятия в материальных аспектах остаётся политически опасный вопрос, заключающийся в сосредоточении на призыве к развитию (без других необходимых аспектов для изменения, связанных с требованиями реальности Исламской Уммы) при доминировании Запада и отсутствии Ислама во власти. Особенно это опасно в свете обострения конфликта между Исламской Уммой (с одной стороны) и западными системами (с другой стороны) в вопросе возобновлении исламского образа жизни. Этот призыв к сосредоточению на вопросе развития и работе для его осуществления используется для того, чтобы отвлечь людей от идеи коренного изменения общества и освобождения от господства Запада. Этот призыв уводит усилия искренних мусульман от политической работы для изменения к благотворительной деятельности, отвлекает от истинного и полного возрождения Уммы, связывает и ограничивает их работу на пути развития ассоциациями и общественными организациями. Этот призыв к развитию дезинформирует и вводит в заблуждение людей, уводя их внимание от того, что это направление является работой государства, и, таким образом, благотворительная деятельность в сфере развития становится альтернативной деятельности по коренному изменению реальности Уммы.

Также опасность в призыве к развитию заключается в его природе и классификации вопросов, которые во многих случаях переходят за рамки аспектов, связанных с цивилизацией, навыками, развитием методов и инструментов — к аспектам культуры и просвещения, в результате чего происходит содействие демократическим концепциям, правам человека, социальным вопросам в рамках основ развития.
Фактом является то, что западный призыв к работе по развитию, направленный на борьбу против истинного исламского пробуждения ради коренного изменения реальности Уммы, не является вымыслом, ожиданием или анализом. Это явление задокументировано, и об этом открыто говорится в западных публикациях. Об этом наглым образом говорится в рамках стратегических исследований. Например, побуждение к развитию идёт в виде открытого и ясного призыва, оно считается одним из основных вариантов борьбы Америки в деле противостояния тому, что они называют «исламским экстремизмом». В книге «Мусульманский мир после 11 сентября», наряду с разными вариантами решений, которые были предложены в ней, в главе «Развитие экономических возможностей», после разговора о последствиях экономической ситуации и нехватки рабочих мест для молодёжи (и что это толкает их к «экстремизму»), автор этой книги рекомендует США использовать неправительственные организации. Он говорит: «Предоставление социальных услуг в качестве альтернативы во многих местах непосредственно может помочь в ослаблении наплыва людей в радикальные организации... Существует необходимость направить американскую помощь по глобальным каналам, соответствующим местным условиям, а также расширить зависимость этих обществ от неправительственных организаций с помощью существующих отношений в этих странах. Поддержка образования и культурных просветительских программ, которые управляются данными организациями светских или умеренных мусульман, должна быть приоритетом для противостояния экстремистским группировкам».

К сожалению, некоторые мусульмане попадают в эту политическую ловушку — такие, например, как спутниковый канал «Аль-Икъра», который уже много лет способствует распространению понятия «развитие на основе веры». С предполагаемым «благим намерением» они направляются к развитию через институты гражданского общества, а также работают, по их мнению, для улучшения условий жизни людей. Но необходимо подчеркнуть, что такая работа является опасной с точки зрения её политической составляющей.

Целью здесь является не желание вселить сомнение или обвинить тех людей, которые имеют определённую роль в деле улучшения условий жизни мусульман, занимаясь делами развития. Разговор здесь идёт о самой идее, а не о человеке, поэтому необходимо сделать политическое раскрытие того, что стоит за всем этим. Развитие является важным вопросом для Уммы, однако реальное развитие находится в опасности, в том числе — и из-за активизации идеи гражданского общества, потому что гражданское общество, как указано выше, отвлекает Умму от реального спасения и реальной работы для коренного изменения. Вопрос западной гегемонии является наиболее опасным аспектом в активации гражданского общества, и он стоит за истинными мотивами той огромной работы, которая проводится Западом в этой области.

Вышеупомянутый автор обсудил публикацию центрального исследовательского центра гражданского общества в Великобритании как изложение идеи использования гражданского общества для полного обслуживания западных целей. Он задался несколькими вопросами и прокомментировал их следующим образом: «Эти вопросы, на самом деле, отражают то, что мы пытаемся донести, а именно — является ли идея гражданского общества частью нового империалистического проекта, созданного в целях установления гегемонии Запада? Или этот процесс относится к «радикализации» демократии и перераспределению политической власти? Разве Запад предвзято подходит к проблеме, когда размышляет о гражданском обществе на основе светских постулатов и когда официально соглашается с ним, чтобы предотвратить возникновение местных форм гражданского общества? И, наконец, нужно ли думать о глобальном гражданском обществе как о нормативной концепции, которая сочетает понятия ненасилия, солидарности и активного глобального гражданства?».

Эти вопросы, поставленные западным автором, на самом деле являются объективными вопросами, достойными того, чтобы призывающий к Исламу мусульманин тщательно обдумал их! Политическая активность гражданского общества исходит от Запада и имеет западные цели. И если достигнуто осуществление каких-либо проектов гражданского общества, то они лежат в аспектах, относящихся к развитию, и способствуют улучшению условий жизни некоторых людей в исламских землях, и это — достижения в сфере услуг, а не осуществление политической цели.

Это — самый важный аспект в борьбе с проникновением гражданского общества в среду Уммы, а именно — обнаружение политических мотивов, продвигаемых в стране, и вычисление того, кто стоит позади всего этого. И поэтому читатель должен задуматься: в чём же секрет такого сильного интереса к продвижению этой концепции в мусульманских странах? Действительно ли Запад заинтересован в обеспечении интересов людей в этих странах? Действительно ли обеспечение интересов людей толкает Запад к принятию этой концепции развития? Америка взорвала столицу ар-Рашида, Багдад, и погребла под песком иракских солдат в первой войне в Персидском заливе, а теперь заботится об осуществлении развития в мусульманских странах?! Разве не она подливает масло в еврейский огонь, которым ежедневно сжигает народ Палестины, постоянно поддерживая «Израиль»? Разве не она грабит богатства Уммы? Разве не Европа, которая дала вкусить мусульманам полную чашу бед колониализма и развалила государство Халифат в Стамбуле, отдала землю Иерусалима евреям? Разве такая Европа будет стремиться реформировать положение Уммы и будет стремиться к её развитию в то время, когда она подстрекает свою молодёжь против Ислама и издевается над Пророком (с.а.с.)?!!

Нет никаких сомнений в том, что капиталистическая идеология основана на выгоде, эгоистичности и бесчеловечности. Разграбление богатств народов, расширение господства и контроля, ведение войн против Исламской Уммы и эта зверская атака на Афганистан и Ирак, поддержка «Израиля» — всё это является явным, практическим примером, показывающим страсть Запада к колониализму. Всё это явно несовместимо с утверждениями Запада о том, что он стремится осуществить гуманитарную миссию для благополучия людей, о том, что Запад стремится привести их к развитию. Так что можно утверждать категорически наличие того факта, что попытки продвижения концепции развития и гражданского общества являются частью операций по проникновению западных идей в среду Уммы и поддержания устойчивости её подчинения ему, что исходит из идеи капитализма, то есть — из достижения выгоды.

Америка посылает своих солдат, чтобы уничтожить Ирак и Афганистан под лозунгом демократии, и забывает о заботе и о решении проблем своих граждан (особенно в том случае, когда большинство из них являются чёрными). Она забывает своих граждан и не решает их проблемы после стихийных бедствий, таких как ураган Катрина, который обрушился на Нью-Орлеан несколько лет назад. И поэтому Америка не может утверждать, что она на самом деле считает, что у человека есть права, и что она стремиться обеспечить их, или то, что она обладает посланием для человечества и стремится довести его до него.

Когда человек задаётся вопросом о тайне западного мотива и об его интересах, реальность этого становится ясной. Нет никаких сомнений в том, что предоставление поддержки и помощи нуждающимся делается взамен на уступчивость и подчинение с их стороны. Народная поговорка гласит: «Набей человеку желудок, и глазам его будет стыдно смотреть». Это прекрасно выражает характер отношений между организациями гражданского общества и между западными странами и учреждениями-донорами, участвующими в этом «развитии».

Когда Запад продвигает идею гражданского общества и оказывает ей финансовую поддержку, он не делает это с целью оказать услугу человечеству. Он делает это для достижения своих капиталистических целей, доминирования и контроля. В качестве примера достаточно сопоставить связь денег с идеями в области гражданского общества между мусульманскими странами и западными, где деньги (финансирование) на Западе приходят в необходимом количестве только в ответ на идеи (разработки и развитие). В то время как в мусульманских странах всё происходит совсем наоборот: идеи, прикреплённые к деньгам, и проекты развития идут в ответ на деньги, которые могут быть предоставлены спонсорами! Осознают ли этот заговор те, кто призывает к политическому Исламу, противостоят ли они этому обману западного развития?

Деятели и активисты из числа «исламистов» в области развития должны тщательно изучить этот факт, обдумать его и противостоять ему, а также они должны сконцентрироваться для достижения радикального изменения, основанного на методе Ислама, а не на методе Запада.