В ответ на забывчивость Раиссоуни: Халифат является необходимостью для защиты Шариата и его целей

Халифат является одним из основных рукнов (опора, досл. — «несущий столп») среди прочих необходимостей (3)

Махмуд Адб аль-Карим Хасан

Ранее уже разъяснялись измышления доктора Ахмада Раиссоуни о якобы легитимности отрицания твёрдых доказательств обязательности Халифата, преуменьшение им значимости Халифата и его отношение к целям и средствам Шариата. В этом выпуске мы разъясним его отношение к понятию «цели Шариата».

В этой статье будет разъяснено, что у имама аш-Шатиби Халифат является необходимостью и одной из величайших целей Шариата. Но дабы разъяснить это и подтвердить, необходимо разъяснить некоторые понятия, дабы стал ясен сам подход рассмотрения. Нужно, например, знать, что означает в Шариате слово «необходимость» (дарура), прежде чем говорить о чём-то, является ли оно из числа «необходимого» или нет.

Учёные говорят, что в основе законы должны иметь мотивацию (иллят), а Шариат работает над сохранением интересов людей и их сбережением от порочности. Есть три типа целей Шариата: «необходимости» (дарурият), «насущные потребности» (хаджият) и «улучшения» (тахсинат). «Необходимость» в этом списке стоит выше всех остальных. Имам аш-Шатиби описал «необходимость» так: «Без неё невозможно соблюсти интересы религии и этого мира, потому как если она будет потеряна, то интересы людей в этом мире не будут вестись в целостности. Более того, их постигнет порочность (коррупция), жизнь придёт в волнение и прекратится. Также не будет успеха и в следующей жизни, не будет благоденствия и возможности избежать явного краха». Именно так он описывает термин «необходимость». Также он говорит: «Необходимость бывает пяти видов: защита религии, жизни, потомства, имущества и разума». Некоторые учёные также добавляют шестой вид, а именно — защита чести. Некоторые добавляют к пяти ещё три, а именно — защита человеческого достоинства, защита безопасности и защита государства. Абу Исхак аш-Шатиби умер в 790 г.х. Он является основателем классификации и выделения целей. И он же является тем, кто заложил основы этого метода и его принципы. По сей день он продолжает быть основным учёным в этой области. Все исследователи и писатели в этой сфере ссылаются на него, читают его книгу «Мувафакат» и приводят его тексты. Тем не менее, многие из них, особенно самые невнимательные в этой теме, так и не поняли глубины его идеи, не осознали её связующих звеньев и не имеют в этом надёжных знаний. Их целью стоит искажение некоторых шариатских законов, используя имя аш-Шатиби, его книги и идеи с надеждой, что, быть может, они помогут им в их целях. К числу таких людей относится и Раиссоуни, как было сказано в его книге под названием «Взгляд на цели имама аш-Шатиби», содержание которой далеко от его имени, потому как в ней Раиссоуни не раскрыл идею целей аш-Шатиби, а разъяснил в ней свою ошибочность, принявшись атаковать аш-Шатиби по причине текстов, которые противоречат их пониманию Раиссоуни, а также по причине рамок, установленных аш-Шатиби, которые мешают исказить законы Шариата или дать в них послабления под предлогом нужды ради достижения целей. К числу таких же людей относится и шейх Рашид аль-Гануши, совершивший проступки в своей книге «Общественные свободы в Исламском Государстве», возведя свои измышления к аш-Шатиби, более того — к Исламу. Но я уже объяснял это в 88-м выпуске журнала «Аль-Ваъй». Имам аш-Шатиби постановил, что «необходимостей» существует всего пять, в которые входит множество иных «необходимостей», и эти пять не утверждаются иначе, кроме как с утверждением множества «необходимостей», которые исходят из них и соответствуют их смыслам. Например, «необходимость» сохранения религии является основной «необходимостью» у аш-Шатиби. Эта «необходимость» вбирает в себя сохранение намаза, закята, поста, хаджа, двух свидетельств веры, а эта последняя «необходимость», в свою очередь, вбирает в себя закон о вероотступничестве, который так же относится к «необходимости», ибо вероотступничество является величайшей порочностью. Это рукны религии, на которых она зиждется, и если аш-Шатиби говорит, что охрана религии является основной «необходимостью», то тут имеется в виду, что в эту тему также входят и указанные рукны. Сверх того, сам его метод говорит о том, что стойкая охрана религии как основной необходимости не может быть произведена иначе, чем с утверждением этих рукнов как основной необходимости. Это достигается с помощью его метода посредством изучения законов этих рунов. К методу аш-Шатиби относится и правило: «То, без чего не может быть достигнуто сохранение «необходимости», само становится «необходимостью»». Таким образом, у него смысл слова «необходимость» сам показывает, что относится к нему, а что — нет.

Для начала, у аш-Шатиби цель не является целью, если нет её многократного требования Шариатом, когда сам Законодатель утверждает её целью. После того, как эта цель установилась шариатской целью, её определение в категории «необходимость», «насущная потребность» или «улучшение» происходит только при шариатских доказательствах, т.е. при выдержке шариатских рамок для каждого вида. Цель определяется целью, и так же определяется её ранг не по умозаключению, или согласно интересу, или из-за пользы согласно взгляду людей. Это — то, что необходимо осознать тем, кто изучает подход аш-Шатиби и его утверждения. Из высказываний самого аш-Шатиби об этом: «Эти три категории служат друг другу». Он имеет в виду, что каждая из них является средством претворения другой. И, таким образом, каждая из них является целью. «… Законодатель подразумевает под этим то, что не способен охватить разум, кроме как при помощи соответствующего текста, и больше всего приводятся такие доказательства в узких законах. Разумные люди в ранние времена старались оберегать эти вещи, используя свой интеллект, но, однако, это не повело их прямым путём к благу и правосудию среди людей, более того, их постигла сумятица в (оценке) реальности, их интересы стали сталкиваться между собой. Тем самым принятые ими нормы стали разваливаться. Потом Законодатель внёс свою оценку того, какими должны быть интересы и абсолютная справедливость в любое время, разъяснил, каких интересов не должно быть, а также то, что приводит к их сталкиванию между собой». Сказав «…их постигла сумятица в (оценке) реальности…», он говорит, что «необходимости» так и не были сбережены методом людского умозаключения. Сказав «…Потом Законодатель внёс свою оценку того, какими должны быть интересы и средства их достижения…», он имел в виду то, что именно Шариат говорит о том, что является интересом, что является благом, справедливостью и прочим. Сказав «…в любое время, разъяснил, каких интересов не должно быть…», он имел в виду, что то, что Шариат определил интересом, то является интересом навсегда и не меняется, а то, что определено порочностью, остаётся порочностью навсегда и не меняется.

В этом тексте аш-Шатиби говорит, что цели не расцениваются целями (т.е. интересами) и не разъясняются иначе, кроме как таковыми, как о них сказал Законодатель. Потом он говорит, что определение цели в какую-либо категорию так же нуждается в разъяснении этого от Шариата: «Из Шариата известно, что в каждой общине (миллят) есть пять «необходимостей», и больше всего разлагает общество именно то, что нарушает эти необходимости. Доказательством этого являются угрозы за их нарушение, как, например, за неверие, за убийство и за то, что ему способствует, за прелюбодейство, за воровство, за распитие хамра, как и за то, что ему способствует. На это были введены законы наказания и угрозы…».

Опираясь на этот текст, мы видим, что «необходимости» относятся к целям, которые Шариат наделил угрозами и известными наказаниями для их сбережения от отмены или нарушений в них. И теперь мы спрашиваем «учёного целей» Раиссоуни, который заверяет, что Законодатель не установил наказаний или угроз за отмену наличия халифа: «Разве Законодатель не угрожает тому, кто не присягает халифу, согласно словам Посланника Аллаха (с.а.с.) «Кто умер, не имея на своей шее присяги, тот умер смертью джахилии»?».

Разве Законодатель не приказывает убить того, кто выступает против подчинения халифу, что является попыткой нарушить его бытность и его власть? Разве Законодатель не приказывает убить того, кто раскалывает Умму и нарушает её единство, или того, кто становится причиной того, что Исламское Государство распадается на два государства или больше? Это ведь тоже посягательство на Халифат и на власть халифа.

Это происходит согласно словам Посланника Аллаха (с.а.с.):

مَن خَرَجَ مِن السُّلطَانِ شِبراً فَمَاتَ فَمِيتَتُهُ جَاهِلِيَّةُ

«Тот, кто отошёл от подчинения Султану на пядь и умер, тот умер в невежестве». Также Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал:

إِذَا كَانَ أَمرُكُم جَمِيعٌ عَلَى رَجُلٍ وَاحِدٍ وَجَاءَ آخَرٌ يُرِيدُ أَن يَشُقَّ عَصَاكُم وَيُفَرِّقَ جَمَاعَتَكُم فَاقتُلُوهُ

«Если ваши мнения сошлись на одном мужчине, и пришёл второй, желая расколоть ваше единство, то убейте его». Также Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал:

إِذَا بُويِعَ لِخَلِيفَتَينِ فَاقتُلُوا الآخَرَ مِنهُمَا

«Если была дана присяга двум халифа, то убейте второго». Разве это не угрозы, которые аш-Шатиби поставил как регулирующие правила для высших целей, которые входят в категорию «необходимостей»?

Разве в словах Посланника Аллаха (с.а.с.) «Имам — это щит, за которым сражаются и которым защищаются» не содержится разъяснение важности места Имама и важности его наличия? Разве эти слова не указывают на то, что при потере Имама Умма теряет щит, который её защищает и прикрывает?

Опираясь на эти тексты, следуя методу аш-Шатиби в его разъяснении целей и «необходимостей», мы находим, что Халифат, в отличие от выдумок Раиссоуни, является необходимой целью, потому как наличие Имама приводит в порядок все интересы, а за его отсутствие или борьбу с ним Законодатель провозглашает угрозы.
Аш-Шатиби установил рамки для определения целей и работу, которая должна вестись для защиты этих целей, сказав: «Приказы в Шариате не ведутся для утверждения всего лишь одного положения, они не подпадают под одно намерение. Приказы, связанные с «необходимостями», отличаются от приказов, связанных с делами «насущных потребностей» или «улучшения»». Далее он говорит: «Необходимо смотреть на каждый из приказов: требует ли он что-то из «необходимостей», или «насущных потребностей», или «улучшений»? Если приказ относился, например, к «необходимостям», то смотрится: требуется ли в данном случае первая цель или вторая? Если требовалась первая цель (под первой целью он имеет в виду цель, у которой есть ясные доводы), то она занимает высшую степень из числа этих категорий (т.е. из числа пяти «необходимостей»), а если требуется вторая цель (под второй целью он имеет в виду ту цель, на которую нет ясных доводов или есть доводы, но они не указывают прямо на эту цель, и категорически не разрешается противоречить этой цели), то тут рассматривается: правильным ли будет претворение «необходимости» без неё так, чтобы эта цель смогла функционировать, или нет, и в случае, если такое претворение будет не правильным, то, значит, требуется, чтобы цель опиралась на рукн и на часть основы «необходимости», а если такое претворение выйдет правильным, то это будет означать отсутствие необходимости в рукне, хотя это претворение может быть и дополненным, и продолженным либо «насущными потребностями», либо «улучшениями»…».

Используя эти известные элементы, которые показывают, что является целями Шариата, и то, к какой категории они относятся, мы смотрим: разве могут быть претворены какие-либо из пяти «необходимостей» без Исламского Государства? Если можно оберегать пять «потребностей» без Халифата, то Халифат выходит из рамок «необходимостей», т.е. он переходит в категории «насущных потребностей» и «улучшений», а если это сбережение невозможно без Халифата, то он становится рукном в «необходимостях», т.е. сам становится «необходимостью». Если мы присмотримся к нашему положению, то увидим, что мы не можем установить никакую «необходимость» без государства, — а в Исламе нет иного государства, кроме Халифата, — и тогда Халифат становится «необходимостью» в Шариате согласно методу целей.

Тем, кто заинтересовался методом аш-Шатиби и целями Шариата в общем, — я хочу обратить их внимание на тексты, которые я привёл ранее, ссылаясь на аш-Шатиби, на основы и правила, по которым цели распределяются по соответствующим им категориям. Вышеприведённый текст говорит о том, что пять целей или пять видов являются первыми целями в «необходимостях». Остальные же (вторые) цели, или законы, или дела рассматриваются следующим образом: если одна из «необходимостей» не может быть претворена без неё (второй цели, закона, дела), то она сама становится «необходимостью», и она теперь относится к тому виду, который не может претвориться без неё. Например, джихад не может оберегать религию, если его нет. Таким образом, он становится «необходимостью», связанной с видом «сохранения религии», а, значит, Халифат уже становится великим делом. Аш-Шатиби говорил по этой теме: «Джихад — это «необходимость», и тот, кто за него ответственен, так же является «необходимостью»». Примером тому так же могут служить пять столпов Ислама и казнь вероотступника. Защита жизни не может быть осуществлена без наказания и возмездия, а потому они являются «необходимостью» в этом виде, т.е. в «защите жизни». Если мы посмотрим на Халифат, то увидим, что он является рукном в каждой из этих пяти «необходимостей», а потому он является рукном необходимой цели и самой её важной стороной, даже если и является средством, т.е. методом. Ранее я уже пояснял, что средства могут быть и целями.

(Продолжение следует…)