Геостратегическое изучение зачатков и последствий британского влияния в Магрибе от начала до конца 1 ч.

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Проблема иностранного влияния и последствий этого явления, выраженных в виде появления агентов, работающих на колонизаторов, крайне сложна, потому что нуждается в сборе большого количества информации, как официальной, так и неофициальной, связанной с узкими политическими кругами и лицами.

Так же крайне важна точность информации с целью отслеживания событий, действий заинтересованных сторон, чтобы уметь замечать характер зависимости человека от иностранного государства, чтобы, в частности, разглядеть агента и тех, кто за ним стоит. Вопрос иностранного влияния и, как следствие, вопросы зависимости и агентурной работы тесно связаны с иностранными политическими кругами и международными отношениями, а затем — и с международной обстановкой и сверхдержавами, в частности — с государством номер один в мире, за которым имеется самое влиятельное и, как правило, последнее слово в международных отношениях и международной политике.

Необходимо понимать, что власть и главное слово в мире на протяжении всей истории принадлежат крупным державам, особенно лидерам в мире, а значит, любой сдвиг в балансе сил крупных держав имеет ощутимые последствия, за которыми следуют ощутимые изменения в международной обстановке, международных отношениях и международной политике, а затем это отражается и на государствах-сателлитах и подчинённых государствах, следующих указаниям сверхдержав.

Поэтому необходимо всё это понимать настолько хорошо, чтобы быть результативным и чтобы это позволяло вам применять имеющуюся информацию в опережении событий, дабы быстро улавливать грядущие перемены на международной арене. Тогда вы сможете понять международную политику и дурные последствия от действий марионеточных государств, работающих во благо неверных колонизаторов, в частности — агентов и предателей в политических кругах исламских земель.

Начался XVIII век, и вместе с ним началась новая эпоха. Исламская Умма стратегически ослабла, стал ослабевать и Халифат. Тело Халифата распадалось, повсеместная деградация охватила мусульман до такой степени, что идейная работа Уммы полностью остановилась, положение её ухудшилось, а проблемы обострились. Затем произошла промышленная революция в Европе, которая привела к революции в балансе сил. Европейцы уверовали в новую идеологию капитализма, методом распространения которого стал колониализм. Соответственно, Исламское Государство стало мишенью для атак, а его богатства и ресурсы — объектом желаний колонизаторов. Затем, наступил XIX век — век масштабного европейского колониализма. Европейские неверные государства стали захватывать исламские земли одну за другой, началось массовое уничтожение мусульман, а былая слава Уммы стремительно угасала.

Эта статья связана с мониторингом иностранного влияния в западных землях исламского мира, а именно — в Магрибе. Поскольку XIX век являлся веком европейского колониализма, в таком случае он стал точкой отсчёта отделения западных земель исламского мира от остальной части Уммы на международно-политическом уровне. То был век, когда Британия посадила семена своего влияния в Магрибе — семена, которые в будущем пустили глубокие корни.

Важность Средиземного моря в колониальной политике Британии

Поскольку Средиземное море представляет собой стратегически важный регион за всю историю человечества, европейские колонизаторы, естественно, смотрели на него как на один из важнейших морских путей, которым они должны овладеть вместе с его торговыми маршрутами. Владение Средиземным морем стало геостратегической целью колониальных европейских государств, поскольку этот регион связывает три континента — Европу, Азию и Африку. Это море полностью перекрывается рядом проливов и каналов, такими как Гибралтар, Дарданеллы, Босфор и Суэцкий канал в Египте. Все эти проливы, как естественные, так и искусственные, представляют собой подобие горлышка бутылки — кому они принадлежат, тот и контролирует море, имеет влияние и доминирует в нём.

Таким образом, начало XIX века считается началом возвышения европейского колониализма и установления европейского контроля над Средиземным морем. В дополнение к важнейшей стратегической цели уничтожения Османского Халифата и устранения Ислама с международно-политической арены добавилась ещё одна цель: установление контроля над Средиземным морем, особенно над его южным побережьем, на которое колонизаторы смотрели как на цель первых своих атак, с которых и начнётся развал всего Османского Халифата в силу его географического расположения.

Контроль над побережьем Северной Африки позволил бы колонизаторам полновластно господствовать в Средиземном море и контролировать глобальное судоходство и торговлю, открывая и закрывая проливы когда вздумается. Дошло до того, что в XIX веке колонизаторы боролись ещё и между собой за Средиземное море и его южное побережье.

После поражения французской армии в провальной попытке Наполеона оккупировать Египет и подчинить восточную часть Средиземного моря, произошедшего из-за противодействия его планам со стороны британского флота в 1801 г., когда французский флот был полностью разгромлен, Франция была вынуждена подписать договор о капитуляции и выводе своих войск из Египта на борту британских кораблей. Затем Британия вошла в союз с Пруссией против Франции, и последняя была разбита при Ватерлоо в 1815 г., что стало концом империи Наполеона Бонапарта, как и концом французских амбиций. После этого британский флот установил свой контроль над Средиземноморским бассейном.

Поражение при Ватерлоо привело к проведению Венской конференции в 1815 г. и наложению определённых политических ограничений на Францию. Ей запретили проводить какие-либо изменения в регионе без одобрения крупных стран того времени: Пруссии, России, Австрии и Британии. Затем Британия предоставила на конференции меморандум в отношении Алжира как центра базирования Османского флота в Средиземном море. В меморандуме значился пункт под названием «Магрибское пиратство в Средиземном море и необходимость его искоренения». Участники конференции позволили Британии самой решать, что хорошо, а что плохо для Европы в Средиземном море, после чего она получила там значительное влияние.

Использование других и заключение союзов — базовые принципы колониальной политики Британии

Политика Британии заключалась в использовании других. Она привлекает другие государства и заключает с ними союзы, что послужило главным фактором её победы над Францией с её амбициями. К 1814 г. бюджет Британии составлял 88 млн. фунтов стерлингов, из которых 10 млн. она потратила на союзников. Так, например, именно на британские деньги Россия и Австрия смогли собрать и укомплектовать войска для победы над Францией. Политика заключения союзов и привлечения других сторон, которые бы вместо англичан выполняли их дела, позволила англичанам, несмотря на их малочисленность и небольшие размеры их острова, стать доминирующей силой.

После поражения Франции и провала наполеоновских колониальных войн военно-морские силы Британии стали господствующей силой в водах морей и океанов, в результате чего Британская империя стала доминирующей международной силой, занимающей первое место в международной торговле. Тогда Британия решила превратить Средиземное море в своё внутреннее море, подчинив для начала его южное побережье. После она смогла контролировать весь Магриб от конца до конца.

Международное положение подчинилось политике Британии до такой степени, что выстроенная ею система была названа «Британским миром». Британия стала рисовать карту глобальной политики. Поскольку Британия — это остров посреди открытого моря, территории которого уже тогда не хватало для всех его жителей, для них стало жизненно важным выйти за пределы своего родного острова. Однако они вышли из своего острова как воры и колонизаторы, а не как торговцы. Они вышли как кровопийцы, как грабители чужих богатств, чтобы обогатиться за чужой счёт, отнимая у других народов и товары, и деньги.

Когда же британцы уверовали в идеологию капитализма, то позитивно отнеслись к колониализму, отвечавшему их воровскому и бандитскому образу действий ранее. Колониализм прочно укоренился в них, слившись с их характером жизни, в результате чего Британия стала колонизатором номер один в мире.

Малочисленность населения Британии (на 1814 г. в Британии проживало около 16 млн. чел., т.е. вдвое меньше, чем в то же время во Франции) не позволяла ей самостоятельно достигать поставленных амбициозных целей и противостоять государствам с более многочисленным населением. Поэтому Британия решила возместить малочисленность и географическую ограниченность при помощи политики использования других народов и государств в своих колониальных целях.

Эта стратегия приняла вид межгосударственных союзов, конференций и соглашений. После этого использование других государств и заключение союзов с ними стало непременным атрибутом внешней политики Британии. Кроме того, ограниченность в людском ресурсе и малая географическая территория заставили Британию свыкнуться с тем, что военные способы решения проблем станут второстепенными во внешней политике. В Британии — как среди политиков, так и среди капиталистов — было признано, что военные операции и необдуманные акты экспансии будут истощать Британскую Империю и приведут к её падению. Основным способом решения внешнеполитических проблем был избран способ дипломатии. Он же стал основным способом колонизации. Защищая баланс сил в мире, на самом деле Британия сохраняла свою колониальную гегемонию.

Британия осознала важность контроля над проливами Средиземного моря, отчего и установила контроль над Гибралтаром в 1704 г. Это дало ей возможность добиться больших успехов в Средиземном море на конференции в 1815 г. в Вене. Британия проникла в исламские земли в Северной Африке посредством торговцев, шпионов и послов, находивших предателей в местных правительственных кругах так, что те стали её советниками по иностранным вопросам в Тунисе, Алжире и Марокко. Покончив с французским флотом в Средиземном море, Британия перешла к решению следующей задачи, а именно — к установлению полного контроля над Средиземным морем. Для этого ей необходимо было покончить с присутствием военно-морских сил Османского Халифата в Алжире.

Британия сформировала новые союзы для борьбы с Османами под предлогом борьбы с алжирскими пиратами. Раз за разом британский флот наносил удары по вилаяту Алжир. Командующим британским флотом был назначен лорд Эдвард Пеллью. Для обеспечения победы Британия вошла в союз с США и напала на Алжир в 1815 г. Затем прошла военная кампания против Алжира с участием голландцев 27 августа 1816 г. Но флот Исламского Государства в Алжире выстоял и оказал сопротивление.

Не сумев разбить османский флот, Британия подняла алжирский вопрос на Ахенском конгрессе в 1818 г., на котором были озвучены её обещания и угрозы. После того, как вилаят Алжир отказался идти на условия Британии, последняя в 1824 г. предприняла новую военную кампанию, снова найдя союзника, которого можно использовать и толкать вперёд. Им оказалась Франция. В 1827 г. Франция приняла участие в осаде Британией побережья Алжира, а затем в 1830 г. помогла Британии оккупировать Алжир.

Использование Британией Франции в своей колониальной политике

Британия смогла использовать Францию, потому что народ Франции с начала своей революции пропитался идеей свобод как высшим индивидуальным качеством человека. Укоренившись, эта идея воспитала во французах индивидуализм и эгоизм, который оказался настолько деструктивным, что сделал из французов скорее собрание людей, чем народ или организованную массу. Это привело к тому, что среди французов крайне редко стало появляться сильное правительство, и именно это позволило Британии использовать Францию в своих целях снова и снова, чтобы та выполняла всю работу вместо Британии.

Так продолжалось на протяжении почти всего XIX века. Британия использовала Францию, чтобы та воевала на её стороне, и когда возникала угроза некоей британской колонии, Британия толкала Францию вперёд и руками её солдат решала проблемы так, что даже появилась пословица: «Англия воюет до последнего французского солдата».

Вот так Британия использовала Францию для сокрушения военно-морского флота Османского Халифата в Средиземном море путём колонизации вилаята Алжир, на побережье которого тот базировался. Исторические свидетельства и документы подтверждают это. Вместе с этим британский флот был достаточно силён для того, чтобы не позволить Франции колонизировать Алжир, так, что даже французский адмирал Ги Виктор Дюперре, командующий всем французским флотом, был вынужден признать: «Если Британия нападёт на наши силы, то мы не сможем ей противостоять». Он надеялся на то, что переговоры между французским и британским правительствами затянутся на как можно более долгий срок, чтобы Франция успела достичь своей цели.

Так оно и произошло. Также стоит отметить позицию британского консула в Алжире Роберта Сент-Джона. Каждый раз, как дей Хусейн III, губернатор османского халифа в Алжире, спрашивал британского консула о готовящемся французском нападении, последний неизменно ему отвечал: «Держитесь! В конце концов, Франция отступит, а Британия вас поддержит». Однако в конце концов стало ясно, что Франция не отступит, а Британия не собирается помогать Алжиру. Наоборот, Британия использовала своё самое действенное оружие — «ложь и коварство», — проводя дипломатические уклонения, стравливая своих врагов друг с другом, заняв молчаливую позицию, когда Франция оккупировала Алжир.

В то же время генеральный консул Британии в Марокко Джон Драммонд Хей — к слову сказать, на посту генерального консула, по признанию самого Хэя, он добился самых прекрасных отношений с Марокко и дипломатического баланса, из-за чего Британия и Марокко стали самыми лучшими и полезными друг другу, — мнение которого при дворе марокканского султана Мулая Абд ар-Рахмана имело вес, советовал султану не соглашаться с искренними жителями Марокко, желавшими примкнуть к борьбе против Франции. Джон Драммонд Хей всячески отговаривал султана, уверяя, что тот потерпит сокрушительное поражение от Франции, вместо чего настаивал на мирной политике, которая пойдёт на пользу всему Марокко.

Так Британия толкнула Францию к оккупации Алжира, чтобы руками французов нанести удар по военно-морскому флоту Османского Халифата в Средиземном море, чтобы облегчить себе гегемонию в этом море. Оккупация Алжира в 1830 г. совпала по времени с Лондонским протоколом 1830 г., за которым в 1832 г. последовала Лондонская конференция, на которой Британия отрезала Грецию от тела Халифата и смогла контролировать врата в восточное Средиземноморье. Затем она продолжила использовать Францию для отражения опасностей, угрожавших Британии, а также для поддержания баланса сил в Европе.

Международный баланс был нарушен после Франко-прусской войны 1870–1871 гг., в которой Франция потерпела поражение и унижение со стороны немцев, заплатила им крупную контрибуцию и потеряла к тому же провинции Эльзас и Лотарингия. В это время Франция переживала своего рода катастрофу на всех уровнях. Затем усилилась Италия, начав конкурировать с Британией. Глаза Италии устремились на Тунис как на дверь в Африку. Чтобы не дать Италии добиться своего, Британия утверждала, что Тунис является частью Османского Халифата, вместе с тем продолжая усиливать своё влияние в Тунисе посредством послов и шпионов.

Однако итало-британское противостояние продолжилось. Затем была проведена злосчастная Берлинская конференция 1878 г., на которой было решено покончить с Османским Халифатом как с государством, разделив его на множество мелких стран. В этих условиях Халиф Абд аль-Хамид II начал распространять идею исламского единства и восстановления силы Исламского Государства. Эта идея вызвала обеспокоенность у европейцев, после чего была проведена Берлинская конференция, на которой было принято решение ускорить процесс расчленения Исламского Государства.

Канцлер Германии Отто фон Бисмарк встретился со своим британским коллегой Солсбери, и вместе они приняли решение о том, что Британия должна отрезать от тела Османского Халифата его последний вилаят в Северной Африке — Тунис — лишив Османов последней опоры в Средиземном море, лишив тем самым османские суда возможности спокойного передвижения по воде. Затем Тунис был передан французской колонизации, т.к. Британия не могла его удержать, но и не хотела оставить Тунис Италии. Кроме того, позволив Франции прибрать в свои руки Тунис, Британия позволила ей набраться сил за счёт богатств Туниса после поражения перед Пруссией.

Тем самым Британия хотела восстановить баланс сил в Европе и одновременно не дать Пруссии проникнуть в Средиземное море. Затем Британия оккупировала Кипр, тем самым прочно закрепившись в восточной части Средиземного моря. Вот так Британия отрезала от Халифата Тунис и Кипр. Франция захватила Тунис только после того, как Британия его ей сдала ради сохранения баланса сил в Европе и одновременно ради того, чтобы не дать усилиться Италии. Османскому Халифату был нанесён ещё один удар. В письме к британскому послу в Париже Солсбери однажды написал: «Англия не против расширения французского влияния или расширения колониальной территории в Тунисе». Итак, Британия сдала Тунис Франции, последняя его взяла и колонизировала.

Официально колонизация Туниса Францией началась 12 мая 1881 г. после подписания колониального Бардоского договора. Этот договор сослужил великую службу Британии, потому что в итоге защитил её гегемонию и превосходство в Средиземном море. Аналогичными действиями Британия колонизировала и многие другие регионы по всему миру. Она всегда урывала себе львиную долю, и в данном случае кинула Франции небольшие кусочки, чтобы та взамен помогала устоять Британской Империи.

Таким образом влияние Британии в Средиземном море начиналось с Египта и Судана, продолжалось в Грецию и Кипр и завершалось в Марокко включительно. Она господствовала на этих землях как сильнейший колонизатор в мире, контролируя вход и выход из Средиземного моря, проливы и каналы, а её мощный флот обеспечивал ей военное превосходство, за которым шло и экономическое, ибо посредством сильного флота она контролировала всю мировую торговлю, колонизировала, оккупировала и грабила территории.

Марокко не стало исключением. Как обычно, желая захватить некую страну, Британия сначала пытается проникнуть в неё посредством своих агентов, коими являются не только её шпионы, но и торговцы. Они прокладывают путь для следующего этапа проникновения: открытие посольств и консульств. Аналогично она проникла и в Марокко. Сначала британские купцы завели тесное общение с узким кругом правителей Марокко, особенно в старом дворце султанов, как только Марокко окончательно отделилось от влияния Османского Халифата. Первой иностранной торговой компанией в Марокко была именно британская компания в 1585 г. под названием «Barbary Company» во времена правления Ахмада аль-Мансура ас-Саади.

Об этой компании упоминает британский историк Б. Дж. Роджерс, согласно которому английская королева направила письмо во дворец султана Марокко, предлагая ему открыть торговую компанию на территории Марокко с монопольными правами на всю иностранную торговлю в Марокко сроком на 12 лет. Предложение было принято, и англичане значительно усилили своё благосостояние и влияние в Марокко. Правитель Марокко не понимал, в какую ловушку он угодил, а наоборот, считал, что таким образом решит проблему с иностранными торговцами, уклоняющимися от выплаты налогов властям Марокко на таможнях. После этого британские торговцы стали советниками султанов по иностранной политике при дворе. Прошло время, и некоторые из них были уполномочены британским правительством в качестве консулов и послов Британии в Марокко, исполняя роль шпионов и вербовщиков агентов влияния.

Одним из самых известных таких послов-шпионов был министр и посол Британии в Марокко Джон Драммонд Хей, заставший трёх султанов Марокко: Абдуррахмана (1820–1859), Мухаммада ибн Абдуррахмана (1859–1873) и Хусейна I (1873–1894). Джон Драммонд Хей досконально знал обо всех событиях, происходящих во дворце Марокко, имея большое влияние в нём. Более полувека он претворял британскую стратегию в Марокко как в стране, открывающей дорогу Британии в Средиземное море. Джон Драммонд Хей справился со своей задачей действительно по-английски — со всей хитростью и скрытой злобой, — обманывая местных султанов и всю страну иллюзорной помощью Британии против иностранных агрессоров, особенно против французов, а затем — против испанцев.

Он исходил из правила «Всё, что идёт на пользу Британии — идёт и на пользу Марокко». Он утверждал, что Британия является единственным другом Марокко, и не стеснялся оказывать давление на султанов, когда считал это необходимым. Все его действия вели к реализации стратегии по поддержанию господства британского флота в Средиземном море, в частности — контроля над Гибралтаром на Иберийском полуострове и южной стороной пролива в Марокко.

Для Британии было очень важно контролировать город Танжер как южную створку ворот Гибралтарского пролива, на другой стороне которого стояла северная створка — Гибралтар. Другими словами, Британии было крайне важно иметь возможность открывать и закрывать вход в Средиземное море когда она пожелает. Именно поэтому Танжер был избран местом проживания её послов и консулов в Марокко, после чего Танжер стал иметь для Британии особый статус.

Британско-французский конфликт

В 1848 г. Франция объявила о присоединении Алжира к своей территории, чтобы тем самым возродить свою мощь и превозмочь военное поражение, которое ей нанесла Германия. После этого Франция стала беспокоить Марокко, и произошла битва при Исли в 1844 г., где марокканские войска были разбиты. Тогда генерал Робер Бюжо, командующий французскими войсками в Алжире, хотел повести свою армию в Тазу и Фес, расположенные в центре Марокко, но вмешательство Британии ему помешало. Министр иностранных дел Британии Джордж Абердин поверенному в делах Франции в Лондоне заявил: «Я не хочу создавать проблемы для господина Бюжо, но ты должен быть уверен, что если Франция оккупирует определённые районы в Марокко, то тем самым объявит войну Британии».

Франция тут же отступила и вернулась в свою нору из страха пересекать красную черту, за которой начинаются интересы Британии. Эту хитрую политику в отношении двора Марокко Британия назвала «дружеской», связывающей Британию с Марокко. Эта политика обеспечила министрам и послам Британии настолько превосходное положение в Марокко, что в 1856 г. были достигнуты стратегические цели и заключено соглашение, состоящее из 38 пунктов, которые подчинили Марокко британскому колониализму, сделав из двора султана заложника англичан. В результате политика Британии привела к тому, что она без применения военной силы смогла полностью колонизировать Марокко.

Затем, как обычно, используя других, англичане привели испанцев, отдав им ряд территорий на севере Марокко, чтобы руками испанцев не дать другим силам проникать в воды Средиземного моря через Гибралтарский пролив. В 1860 г. произошла Испано-марокканская война, после которой Британия выступила посредником в договоре о прекращении огня и в заключении соглашения между сторонами в апреле 1860 г. Условия соглашения были выгодны испанцам. Так Британия создала брешь в марокканской стене, через которую Испания отныне получила возможность проникать в северное Марокко.

Англо-немецкий конфликт за влияние в странах Магриба

В период между 1870–1914 гг. произошли фундаментальные сдвиги на международной арене. На базе Германского союза в 1871 г. была основана Германская Империя, что привело к сдвигу международного положения дел, серьёзно угрожая колониальной гегемонии Британии. Затем, в 1884 г., Германская Империя вступила в конфликт с Британией, оспаривая с ней право выстраивать международную позицию в отношении колонизации Африки.

Не прошло много времени, как Германия взяла на себя это руководство, а именно — в 1904 г. Подъём германского флота окончательно сдвинул баланс в пользу Германии, поскольку она уже имела самую сильную сухопутную армию. Борьба за колонии стала доминировать на международной арене, в частности — за колонии в странах Магриба. Германия тоже решила вырвать себе долю, отчего Британия стала действовать на опережение и поставила Францию перед собой в качестве заслона.

8 апреля 1904 г. Британия заключила соглашение с Францией, согласно которому протекторат над центральной частью Магриба переходит под управление Франции, чтобы тем самым положить конец опасности, исходящей от Германии и её амбиций, а также для восстановления баланса сил в Европе, при котором у Британии остаётся главенствующее положение на международной арене.

Манёвры Британии привели к яростной реакции Германии, из-за чего вспыхнул кризис международных отношений за право колонизации Магриба в 1905–1906 гг. Британия со всей очевидностью поддерживала Францию, потому что сама присутствовала в этих колониях. Затем, в 1906 г., была проведена Альхесирасская конференция, где была закреплена дальнейшая участь Магриба как европейской колонии, часть которой была отдана Франции, а другая часть — Испании под патронажем Британии. Одна из странностей конференции заключалась в том, что у марокканской делегации не было главы, потому что за Марокко всё решала Британия.

Вопрос колонизации Марокко и его передачи Испании и Франции был политикой Британии, проведённой с целью не дать Германии влезть в Марокко, чтобы угрожать колониальным интересам Британии, а также попыткой восстановить баланс сил в Европе. Но колониальная конкуренция и конфликты между Германией и Британией после этого лишь усилились, и 1 июня 1911 г. Германия попыталась захватить Марокко, отправив для этого свою канонерскую лодку «Пантера» к марокканскому городу Агадир, пригрозив бомбардировкой города. Это совпало по времени с осадой дворца марокканского султана Абд аль-Хафиза в Фесе. Однако Франция вмешалась и прорвала осаду. В итоге конфликт разрешился тем, что Германии было отдано французское Конго взамен на то, что Германия откажется от претензий на Марокко. Затем, 30 марта 1912 г., было заявлено о том, что Франция колонизирует Марокко.

Но на этом всё не закончилось. Мощь Германии продолжила расти и составила ещё большую угрозу колониальной Британии, потому что баланс сил по-прежнему смещался в пользу Германии. Видя масштабную проблему, Британия решила разжечь фитиль столь же масштабной войны, и мир погрузился в Первую мировую войну. Таким образом, Британия желала нанести удар по Германии, посмевшей оспаривать её глобальную гегемонию и нарушить выстроенный Британией баланс сил в Европе. Вовлекая огромные силы самых разных государств в войну против Германии, Британия хотела их руками разбить своего врага, заодно уничтожив Исламское Государство.

Как всегда, Британия использовала Францию, руками которой желала сохранить баланс сил в Европе и отвести от себя угрозу Германии. Завершилась война поражением Германии и упразднением Исламского Государства. Мировое господство снова оказалось в руках Британии. Она оставила за собой право решающего слова на международной арене и право определять путь, по которому двинется вся мировая политика. Британия продолжила контролировать Средиземное море посредством своих послов, консулов и шпионов, а также использовать Францию в своих интересах для господства над всеми проливами и торговыми путями.

Получение Британией от Франции свободной возможности колонизировать страны Магриба

Международная ситуация оказалась совершенно нестабильной. В 30-х годах прошлого века стало усиливаться новое государство под названием СССР, угрожая балансу сил в Европе. Затем произошла трансформация Германии. В 1933 г. парламент Германии предоставил лидеру нацистской партии Адольфу Гитлеру полную свободу действий после того, как тот был избран канцлером. В течение нескольких месяцев он принялся возрождать военную промышленность Германии, уделяя особое внимание вопросу перевооружения армии.

После этого Германия развернула завоевательную внешнюю политику и присоединила к себе Австрию и Чехословакию. Затем она оккупировала Польшу и тем самым окончательно нарушила баланс сил в Европе, заявив, что теперь она диктует политику в Европе. Этим самым Германия стала прямо угрожать колониальной политике Британской Империи, что толкнуло последнюю начать Вторую мировую войну с целью нанести удар по Германии, вернуть былой баланс сил в Европе и заодно уничтожить коммунистический режим в России.

Война началась 1 сентября 1939 г. Немецкие войска приступили к захвату Европы. В 1940 г. произошло знаменательное событие — Германия атаковала Францию и оккупировала её за полтора месяца. Наступление на Францию началось 10 мая 1940 г., а закончилось 14 июня того же года. Париж пал без всякого сопротивления, и Франция заявила о капитуляции. Это вызвало всеобщий хаос во Франции и в её колониях. 22 июня 1940 г. Франция подписала акт капитуляции руками французского маршала Филиппа Петена. Затем в центральной Франции был основан режим Виши, подчиняющийся Третьему Рейху. Потом Германия оккупировала оставшуюся часть Франции и официально от режима Виши получила право присвоить себе все французские колонии в Тунисе, Марокко и Алжире.

Главный представитель Франции в Марокко объявил о своём подчинении оккупационному правительству в Париже. Франция оставалась под оккупацией Германии до сентября 1944 г., но до этого британские и американские войска высадились 8 ноября 1942 г. в таких городах, как Сафи, Касабланка и Кунейтра на атлантическом побережье Марокко, а также в г. Оран и в столице Алжира в Средиземном море. 14 января 1943 г. была проведена конференция в Касабланке в Марокко в присутствии Уинстона Черчилля, Франклина Рузвельта, генерала де Голля и генерала Жиро, представлявших французское сопротивление, а также короля Марокко Мухаммада V и его наследного принца Хасана II. Конференция была проведена во время войны с целью обсудить ход военных действий и вопросы, связанные с ними.

Генерал де Голль не хотел принимать участия в конференции, но премьер-министр Британии Черчилль оказал на него давление и пригрозил парализовать действие оперативной комнаты французского сопротивления против Германии в Лондоне. Тогда де Голль был вынужден принять приглашение, зная, что отныне политическое решение Франции стало заложником британской политики, пользующейся симпатией со стороны Америки. Британия стала распоряжаться французскими колониями в Северной Африке, а именно — Алжиром, Тунисом и Марокко. Посредством вышеупомянутой конференции Британия смогла вернуть гегемонию на Западе Средиземного моря и снова распоряжаться странами Магриба, предоставив Америке возможность присутствовать в Средиземном море тоже.

Вторая мировая война завершилась 2 сентября 1945 г., но на этот раз её итоги оказались не в пользу Британии. Британия вышла из этой войны с поломанными рёбрами; закончилась эпоха мировой гегемонии Британской Империи. Отныне она вошла в состояние слабости, а мировое лидерство перешло в руки США. Однако слабость Британии вовсе не означает её уход с мировой арены. Она сумела сохранить влияние в своих колониях под вывеской «Содружество наций». Множество исламских земель осталось под её влиянием и контролем. Для Франции итоги войны оказались ужасны. Попав под немецкую оккупацию и пройдя хаос правления марионеточного режима Виши, всё, что ей осталось, это капитулировать.

Осталось лишь освободительное движение, которое управлялось из Лондона, т.е. из сердца Британии. Т.н. «Свободные французские силы» действовали только тогда и только так, как это устраивало Британию. Из-за своей очевидной слабости и униженного положения лидеры данной организации были вынуждены принять участие в вышеупомянутой конференции, а именно — два генерала, борющихся между собой за полное лидерство: генерал де Голль и генерал Жиро. Приняв приглашение, они подтвердили, что явились только с позволения Британии, только с её приглашения как лидеры лишь французского военного сопротивления, а не как лидеры французского государства.

В противном случае представителем был бы лишь один генерал. Соответственно, разговор с ними был только в формате общения глав государств с обычными генералами, а значит, ограничивался лишь военной стороной, и их мнение о международной политике не учитывалось, а ведь именно об этой политике собрались говорить представители государств, участвовавших в конференции, что и было выражено в пресс-конференции, на которой участвовали только Рузвельт и Черчилль. Потом, в августе 1943 г., вооружённые силы де Голля и Жиро были объединены под командованием Британии и Америки, в то время как вооружённые силы оккупированной Франции зависели от командования Германии.

Продолжение следует...

 

Мунаджий Мухаммад