Светскость и западная цивилизация уничтожают Исламскую Умму

Некоторые исламские партии и движения не смогли спастись от них

Инженер Хасбулла ан-Нур — Хартум

В этой статье мы не хотим говорить об идее светскости, разбирать её определения и значения, как и не хотим говорить об истории её появления и развития. Сосредоточимся на вопросе вхождения светскости в мусульманские земли, расскажем о том, как это планировалось и какими оказались её последствия для жизни Исламской Уммы.

Европейский колониализм вооружился тремя методами для вхождения в мусульманские земли: востоковедение, миссионерство и прямая колонизация. Это началось после восьми безуспешных крестовых походов на исламский мир с целью захвата мусульманских территорий. Востоковед Кеймон говорит: «Я думаю, что необходимо уничтожить мусульман и приговорить оставшихся к каторжным работам, разрушить Каабу и поместить могилу Мухаммада (с.а.с.) вместе с его телом в Луврский музей» (из книги «Западные лидеры говорят великому миру»). Миссионер Белкроф говорит: «Когда Коран и город Мекка исчезнут в арабских странах, тогда мы сможем видеть араба, постепенно продвигающегося по пути цивилизации, от которой его удалили Мухаммад (с.а.с.) и его книга» («Нашествие на исламский мир»).

После провала этих последовательных кампаний против мусульманских стран колонизаторы утвердили более зловещий, более коварный и пагубный план. Суть этого плана заключается в трансформации борьбы из войны с мусульманами в войну против Ислама. Главной ареной этой борьбы уже стали не только территории с их богатствами, но также и умы людей. Основным средством этой борьбы в первую очередь стали выступать мысли, а не просто материальное вооружение. Для достижения успеха в этой кампании они прибегли к мерам по жёсткому засекречиванию информации об Исламе или открытому заявлению о вражде к мусульманам. Первым, кто привлёк внимание западного мира к этому плану, был священник-король Франции и предводитель седьмого крестового похода Людовик IX «Святой». Он потерпел поражение при Аль-Мансуре, был пленён, но затем выкупил себя из плена. Вернувшись в свою страну, он рекомендовал своим соотечественникам следующее:

1. Перевести военные крестовые кампании в мирные крестовые кампании, которые будут преследовать определённые цели. Разница между этими двумя кампаниями должна быть исключительно в форме используемого оружия.

2. Мобилизовать западных миссионеров на мирную кампанию для борьбы с учениями Ислама и прекращения его распространения с последующим моральным его уничтожением. Считать миссионеров, участвующих в этих кампаниях, воинами Запада.

3. Использовать ближневосточных христиан в реализации политики Запада.

4. Создать западную базу в самом сердце арабского Востока, которую Запад должен определить опорным пунктом, центром своей военной силы и своего политического призыва.

Рекомендациям этого человека последовал его идейный потомок — Наполеон Бонапарт, который сразу после оккупации Египта выступил с торжественным заявлением, которое начиналось словами: «Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного». Далее в нём говорилось: «Французы — помощники Пророка (с.а.с.), которые одолели Папу Римского и конницу Мальты. Пусть египтяне сочтут нас правдивыми, если мы скажем, что мы — истинные мусульмане. Если вы не согласитесь со мной, то, по меньшей мере, позвольте мне добиться вашего расположения как друга Ислама. Мне всё равно, признаёте вы меня как истинного мусульманина или вообще отрицаете моё существование. Мои чувства по отношению к рабам Аллаха никогда не изменятся» (книга Наполеона «Мусульманин»). Сегодня деятельность в соответствии с этими рекомендациями ведётся на полную мощь. Война против Ислама названа борьбой с терроризмом. Уже традиционно они приглашают мусульман на ифтары в Белом доме США в месяц Рамадан, и даже разрешили строительство мечети рядом с местом падения двух башен-близнецов во время событий 11 сентября. Также Великобритания основывает так называемую «исламскую фондовую биржу» и открывает финансируемые правительством исламские школы.

Великобритания в своей политике по отношению к мусульманам не отличается от Франции. Гладстон, один из руководителей британского кабинета министров, выступая в Палате общин и говоря о плане британского колониализма в исламском мире, сказал: «Пока этот Коран существует у мусульман, Европа не сможет контролировать Восток и не сможет сама находиться в безопасности». Исходя из этой основы, захватнические войска распределились по трём осям: востоковедение, миссионерство, силы прямой оккупации.

Что касается востоковедов, то они появились на арене борьбы в то время, когда мусульмане уже начали испытывать культурный упадок, духовный вакуум и теряли уверенность в себе, что предоставило удобную возможность для результативности усилий востоковедов. Они постарались бросить тень сомнения на истинность Ислама и истинность Корана: они охарактеризовали Ислам как искажённое развитие иудаизма; сказали, что собирание Корана происходило по истечении более семидесяти лет, что привело к потере значительной его части, в особенности, что он был записан на отрывках кожи и костях; сказали, что государственная власть заставила людей следовать копии Корана и сожгла все другие его экземпляры. Также они стали совершать нападки на Посланника (с.а.с.) и его Сунну. Некоторые из них сказали, что Ислам изжил себя; другие сказали, что он представляет собой всего лишь духовные ритуалы и обряды. Иные сказали, что исламское право взято из римского права, а исламский Шариат не соответствует современной цивилизации. И другие подобные высказывания.

Что касается миссионеров, то их цель была не совсем ясной, и не только для мусульман. Некоторые миссионеры даже не были осведомлены о реальной цели, ради которой они прибыли на эти земли. Такая ситуация заставила председателя Иерусалимского миссионерства пастора Звижера раскрыть эту цель и сказать следующее: «Мои храбрые братья и соратники, которым Бог предписал вести «джихад» на пути христианства и колонизации исламских земель. Благодаря заботе Господа вам сопутствовала огромная удача. Вы наилучшим образом исполнили возложенную на вас миссию и имели в этом наилучший успех. Хотя мне кажется, что вполне безупречно выполнив свою деятельность, некоторые из вас не постигли её основной цели. Я хочу заверить вас в том, что вошедшие в лоно христианства мусульмане не были истинными мусульманами. Они, как вы сказали, представлены тремя группами: малолетние, не имеющих своих близких, которые объяснили бы им, что такое Ислам; легкомысленный человек, пренебрежительно относящийся к религиям и желающий лишь получить своё пропитание из-за бедности и крайней нужды; и третий — человек, который желает достижения какой-то своей личной цели. Но задача миссионерства, которая поручена вам христианским государством в землях Магометанства, не состоит в том, чтобы привести мусульман в христианство, поскольку для них это было бы честью и становлением на истинный путь! Ваша миссия в том, чтобы вывести мусульман из Ислама, чтобы мусульманин стал существом, не связанным с Богом, и таким образом, не имел связи с моралью, на которую опираются нации. Благодаря этой работе, вы станете авангардом колониального завоевания в исламских владениях. Именно это было с отличием выполнено вами в предыдущие годы, за что я от всего сердца поздравляю вас, как и поздравляют вас христианское государство и все христиане. Братья! В эту эпоху, начиная с последней трети девятнадцатого века и по сегодняшний день, мы смогли взять под свой контроль все образовательные программы в исламских владениях. На этих территориях мы развернули миссионерские центры, открыли множество христианских обществ и школ, которые находятся под властью европейских и американских стран. Вы подготовили все умы в исламских владениях к тому, чтобы они шли по тому пути, который был поручен вам. Вы подготовили растущее поколение, которое не знает связи с Аллахом и не хочет знать её. Вы вывели мусульманина из Ислама и не привели его в христианство, и таким образом, появилось молодое мусульманское поколение, которое желанно колониализмом. Это поколение, которое не интересуется великими делами, предпочитает отдых и лень, весь пыл этого поколения и все его старания в жизни направлены на удовлетворение своих страстей. Когда они учатся, собирают материальные богатства, становятся на высокие посты и т.д., они усердствуют ради удовлетворения своих страстей» (из «Книги о корнях исламских стран»).

Для достижения этой цели западные колонизаторы использовали различные средства и методы, в числе которых: открытие приютов, школ, колледжей и университетов во всём мусульманском мире, чтобы уничтожать «доктрину верности и неприязни» (важный принцип исламской веры); подрыв достойного поведения женщины; контроль за воспитанием и образованием; поощрение ограничения рождаемости; использование христиан в мусульманском мире для выполнения политических и идеологических мероприятий, которые основаны на идее отделения религии от жизни. Одними из таких христиан были, например, Бутрус аль-Бустани, Луис Шейхо, Саламат Муса, Джорджи Зейдан. К числу их мыслей относится, например, сказанное Шибли Шамилем: «Религиозная и авторитарная формы правления не просто являются коррумпированными, но и неестественными и неправильными. Религиозное правление возвышает одних людей над другими и использует власть для того, чтобы препятствовать правильному развитию человеческого разума. Обе эти формы правления способствуют сохранению разума в состоянии застоя…». Далее он говорит: «Народы становятся сильнее по мере ослабления религии. Так, например, Европа смогла стать сильной и расширить свои территории только тогда, когда реформы и французская революция разрушили власть духовенства над обществом. То же самое должно сделать мусульманское общество» («Об арабском национализме в свете Ислама»). Также Фарах Антон говорит: «Мир изменился, и современное государство уже основывается не на религии, а на двух следующих вещах: национальное единство и технологии современной науки». К его высказываниям относятся слова: «В современную эпоху единство достигается путём создания национальной преданности и отделения религиозной власти от гражданской» (предыдущий источник).

Наконец, колониализм вступил в исламские страны со своими войсками и полностью установил своё влияние в жизни большинства этих стран. В них были сформированы люди со склонностью к колониализму вследствие предыдущих усилий, как назвал это Малик ибн Наби, или со склонностью к порабощению, как это называет Маудуди. В результате мы видим, что Ислам был полностью устранён от конституций и законов, которые установлены колониализмом. Колониализм взялся за все аспекты жизни и подверг их воздействию светскости. Это было главной его целью. Об этом говорили их политики и мыслители, среди которых Джеб, который сказал: «Образование в школах и через прессу оказало на мусульман — без их осознания этого — влияние, которое заставило их в значительной степени выглядеть в своём общем виде светскими людьми. В этом и кроется результативность всех влияний, которые были произведены Западом в кампании против исламского мира и его культуры. Фактически, Ислам, как вера, утратил немного своей силы и власти, но как сила, доминирующая в социальной жизни, он потерял своё место. Есть и другие, наряду с образованием, факторы, оказывающие своё влияние. Зачастую они явно противоречат традициям и учениям Ислама, но решительно прокладывают свой путь в мусульманское общество. До недавнего времени для мусульманина не существовало противоречащего Исламу политического курса, иной литературы, кроме религиозной литературы, иных праздников, кроме религиозных. На внешний мир мусульманин смотрел через призму Ислама. Религия означала для него всё. Но теперь его взоры стали тянуться за её пределы. Обычный мусульманин стал понимать, что исламский Шариат уже не является судьёй в возникающих у него проблемах. В обществе, где он живёт, действуют гражданские законы, основы и источники происхождения которых ему неизвестны. Но, в любом случае, он знает, что они не берутся из Корана. Таким образом, Ислам потерял контроль над социальной жизнью мусульман. Постепенно сокращающаяся сфера его влияния ограничилась рамками обрядов».

Завершая свои слова, Джеб говорит: «В течение очень короткого периода времени исламский мир станет светским во всех аспектах своей жизни» (Конспект об идейных мазхабах: четвёртый курс шариатского факультета). В другой теме он говорит: «Естественно, Ислам сохранится и, возможно, будет официальной государственной религией, но он будет лишён законодательных прав и сойдёт к уровню христианства в европейских странах». Таким образом, Запад добился значительного успеха, определив для Исламской Уммы символические лица, которые принимали светский западный взгляд на жизнь, защищали его и работали над его консолидацией в сознаниях мусульман. Такими символическими лицами были, например, Рифаа Рафи Тахтави, Джамал ад-Дин аль-Афгани, Мухаммад Абдо, Али Абд ар-Разик и многие другие.

К их высказываниям относятся, например, слова шейха Али Абд ар-Разика: «Иса, сын Марьям (мир ему), т.е. Иисус, сын Марии, говорил о правительстве Кесаря (римского императора) и велел отдавать кесарю кесарево. Также содержание хадисов Пророка (мир ему и благословение), где упоминается об имамате, халифате и клятве верности (байате), в них нет указаний на нечто большее, чем то, о чём сказал Иса (а.с.), упоминая о некоторых правовых постановлениях правительства Кесаря» («Ислам и основы правления»). Востоковед Шмитц прокомментировал это высказывание как «слова, которым принадлежит заслуга в уменьшении подавленности, совершённой Ататюрком в отношении мусульманских чувств». Джамал ад-Дин аль-Афгани говорит: «Умма является источником силы и власти, а воля народа служит обязательным законом. Каждый правитель должен быть слугой и хранителем этого закона! («Идейные, политические и социальные тенденции»).

В книге «Освобождение женщины» Касим Амин пишет: «Это и есть болезнь, лечение которой мы инициируем. Для неё нет иного лечения, кроме как воспитания нами наших детей, чтобы они знакомились с западной цивилизацией, узнавая о её основах, ответвлениях и результатах. Когда настанет это время, — мы надеемся, что оно не за горами — истина со всей очевидностью предстанет перед нашими взорами, мы узнаем цену западной цивилизации и убедимся в невозможности реформировать наши условия, не основывая реформы на современных науках» (с. 192, 193).

Необыкновенный случай произошёл, когда Худа Шаарави со своими подругами вышла на демонстрацию с требованием изгнания колониализма и, порвав хиджаб, они сожгли его на общественной площади (из книги «Саад Заглул», автор: Мухаммад Ибрахим аль-Джазаири). И все это лишь верхушка айсберга.

Что касается политических партий, то колонизаторы сознательно взялись за их создание. Так, лорд Миколи сказал: «Мы должны создать группу, которая будет переводчиком между нами и миллионами наших граждан. Это будет индийская группа по крови и цвету кожи, но английская по стилю, взглядам, языку и мышлению». И на самом деле, в мусульманских странах были образованы политические партии в соответствии с этим высказыванием. Например, это Национально-патриотическая партия, первая политическая партия в Египте, которая объявила о своей официальной программе в 1882 году. В её программе мы находим следующее: «Национально-патриотическая партия является политической партией и не является религиозной. Она состоит из людей разных вер и учений. Большинство из них мусульмане, потому что девять десятых всех египтян являются мусульманами. Христиане и евреи, которые живут в Египте и разговаривают на его языке, вправе вступать в эту партию, потому что она не придаёт значения различию вероубеждений и признаёт всех братьями с равными правами в политике и законах» («Национальные тенденции»). Один из лидеров арабской революции говорит: «С самого начала своего движения мы стремились превратить Египет в республику по примеру Швейцарии. Однако мы нашли, что учёные не были готовы к этому призыву, так как отстали от своего времени. Но, несмотря на это, мы будем трудиться, чтобы ещё до своей смерти сделать Египет республикой» («Национальные тенденции»).

Таким образом, все партии в исламских странах были созданы на национальной и демократической основе, и до сегодняшнего дня Умму двигают в этом светском направлении. Законы о партиях примерно во всём исламском мире запрещают создание партий на религиозной основе. Эти законы требуют, чтобы партия была национальной и провозглашала демократию. Даже исламские организации и партии не смогли спастись от светскости. По условиям законов, организация должна формироваться на основе реформы вероучения, на основе морали или воспитания личности. Все они сторонятся от политики как непристойного для набожного мусульманина дела. Ещё до недавнего времени политические разговоры в мечетях считались неприемлемым делом даже со стороны широкой общественности.

Что касается исламских партий, то, например, Исламское движение в Судане спустя более 24 лет пребывания у власти так и не смогло установить в стране исламскую конституцию, и, более того, даже отказалось от своих первоначальных революционных исламских призывов, из-за которых народ Судана сплотился вокруг него.

Также партия Возрождения в Тунисе открыто заявляет устами одного из своих лидеров о том, что они не хотят реализовать Ислам. В Египте Братья-мусульмане признают гражданское государство и все международные соглашения. На протяжении одного года правления они не упоминали об Исламе. В Марокко Исламская партия справедливости и развития вступает в коалицию с самой светской партией в Марокко — Национальным объединением независимых.

Да, светскость глубоко проникла в Исламскую Умму, охватив политические, экономические, социальные и другие аспекты жизни. Однако это не означает, что вся причина этого в планах неверных, и что мы можем приписывать им всю вину за страшный распад в мусульманских странах, словно они представляют собой какую-то сверхъестественную силу, которая внезапно пронеслась по нашим странам. Главной причиной всего этого стали действия самих людей, и всё унижение, которое мы видим, существует из-за нашей отдалённости от истинной религии Аллаха.

Все же, по милости Аллаха и благодаря усилиям искренних мусульман, в Исламской Умме появилось политическое осознание касательно всех этих антиисламских планов. В среде Исламской Уммы возникло огромное стремление к Исламу, которое нуждается в стойкости и терпении наряду с постоянной и настойчивой деятельностью вместе с искренними представителями этой Уммы, чтобы ориентировать её в правильном направлении, принимая её идеи, понятия и системы жизнеустройства исключительно из идеологии великого Ислама, и освобождаясь при этом от тех идей, которые долгое время подавляли Умму и отбросили её в число отсталых народов, в то время как Всевышний Аллах охарактеризовал её как лучшую общину на земле среди всего человечества. Истинный Всемогущий Аллах говорит:

إِن تَمۡسَسۡكُمۡ حَسَنَةٞ تَسُؤۡهُمۡ وَإِن تُصِبۡكُمۡ سَيِّئَةٞ يَفۡرَحُواْ بِهَاۖ وَإِن تَصۡبِرُواْ وَتَتَّقُواْ لَا يَضُرُّكُمۡ كَيۡدُهُمۡ شَيۡ‍ًٔاۗ إِنَّ ٱللَّهَ بِمَا يَعۡمَلُونَ مُحِيطٞ

«Если с вами случается доброе, это огорчает их; если же вас постигает несчастье, они радуются. Но если вы будете терпеливы и богобоязненны, то их козни не причинят вам никакого вреда. Воистину, Аллах ведает обо всём, что они совершают» (3:120).