Вместе со Священным Кораном

إِنَّ هَذَا الْقُرْآنَ يِهْدِي لِلَّتِي هِيَ أَقْوَمُ 

«Поистине этот Коран ведет к тому, что прямее»

فَلَمَّا كُتِبَ عَلَيْهِمُ الْقِتَالُ

«А когда предписано было им сражение»

Всевышний Аллах сказал:

أَلَمْ تَرَ إِلَى الَّذِينَ قِيلَ لَهُمْ كُفُّوا أَيْدِيَكُمْ وَأَقِيمُوا الصَّلَاةَ وَآتُوا الزَّكَاةَ فَلَمَّا كُتِبَ عَلَيْهِمُ الْقِتَالُ إِذَا فَرِيقٌ مِّنْهُمْ يَخْشَوْنَ النَّاسَ كَخَشْيَةِ اللَّـهِ أَوْ أَشَدَّ خَشْيَةً ۚ وَقَالُوا رَبَّنَا لِمَ كَتَبْتَ عَلَيْنَا الْقِتَالَ لَوْلَا أَخَّرْتَنَا إِلَىٰ أَجَلٍ قَرِيبٍ ۗ قُلْ مَتَاعُ الدُّنْيَا قَلِيلٌ وَالْآخِرَةُ خَيْرٌ لِّمَنِ اتَّقَىٰ وَلَا تُظْلَمُونَ فَتِيلًا ٧٧

«Разве ты не видел тех, которым сказали: «Удержите ваши руки (не воюйте), совершайте намаз и давайте закят». А когда предписано было им сражение, то вот часть их страшится людей так же, как страшится Аллаха или еще большим страхом. И сказали они: «Господи наш! Почему предписал Ты нам сражение? Если бы Ты отложил нам войну на поздний срок». Скажи: «Удовольствие этой жизни – недолго, а последняя жизнь – лучше для того, кто боялся, и нисколько не будете вы обижены» (4:77)

В своем тафсире «Зилал» Сейид Кутуб написал прекрасные слова о хикмат (мудрость) приказа воздерживаться от сражения. Эти слова достойны упоминания в силу их связанности с реальностью призыва, в которой пребывают сегодня мусульмане. Сейид Кутуб говорит: «Что касается хикмат этого приказа, то мы не вправе окончательно и однозначно говорить о ней. Потому что в таком случае мы станем приписывать Аллаху хикмат, которую Он не пояснил нам, и будем приписывать приказам Аллаха причины (сабаб) и мотивы (иллат), которые могут быть настоящими их причинами, а могут и не быть таковыми. И один лишь Всевышний Аллах знает имеющиеся в них добро и благо... Так мусульманин должен поступать с каждым шариатским поручением и законом, окончательно определенную причину которого Аллах не пояснил нам.

Как бы он хорошо не понимал причины и иллаты этого закона или поручения, или их метода исполнения, он должен считать все это не более чем вероятным и не должен окончательно утверждать о них, насколько бы он ни был уверен в своем знании, в своем понимании и осмыслении законов Аллаха, думая, что усмотренная им хикмат и является истинной хикмат закона или, говоря иначе, хикмат Аллаха в этом законе. Такая осторожность необходима в отношении всех шариатских законов, требуемая различием, имеющимся между знанием Аллаха и знанием человека.

Соблюдая эту осторожность, мы воспринимаем хикмат того, что джихад не был обязан для мусульман в Мекке и был обязан для них в Медине. Следует помнить, что кажущиеся нам хикмат и причина – это всего лишь вероятность, и все остальное следует оставить на Аллаха. Мы не должны определять для Его приказа причины и иллаты, о которых знает лишь Он один. Все эти понимаемые нами причины, относятся к иджтихаду, и они могут быть как правильными, так и ошибочными, могут быть недостаточными, а могут быть и преувеличенными. Здесь мы желаем лишь осмысливать законы Аллаха в соответствии с тем, что показывают нам события с течением времени:

1. Возможно такой приказ (воздерживаться от сражения) был из-за того, что мекканский период был периодом воспитания и подготовки определенных людей в определенной среде и определенной обстановке. К целям воспитания и подготовки именно в такой среде относилось воспитание в арабе индивиде терпения обид, которых он обычно терпеть не привык, чтобы избавить его от этого и чтобы сама его личность не становилась основой и побудительной силой для него в жизни. К этим целям также относилось и воспитание в нем способности контролировать свои эмоции, чтобы он не горячился по первому же случаю, и не приходил в возбужденное состояние по первому же раздражающему фактору, для того чтобы выработать умеренность в его природе и поведении, и воспитать его к организованному следованию вместе с другими руководству, к которому он будет обращаться во всех своих жизненных делах, и будет поступать исключительно в соответствии с тем, что приказывает ему это руководство, как бы это не расходилось с его привычками и обычаями. Вышесказанное было краеугольным камнем воспитания личности араба для построения мусульманского общества, подчиняющегося направляющему руководству.

2. Также возможно, что этот приказ имел место из-за того, что мирный призыв более эффективен и результативен в такой среде как племя Курайш, война с которым в подобный период времени могла привести к усилению противодействия и возникновению новых кровавых столкновений наподобие тех известных стычек между арабами, имевших место в прошлом. Возможно, что при таком развитии событий эти новые восстания связывались бы в их умах и воспоминаниях с Исламом, и уже никогда не стихали бы. В результате Ислам мог из призыва превратиться в волнения, при которых была бы забыта его основная идея.

3. Возможно, это было во избежание побоищ и убийств в каждом доме. Дело в том, что в то время у курайшитов не существовала общественная конституционная власть, которая пытала бы и совращала мусульман с их веры. Это дело было возложено на родных каждого мусульманина, которые сами наказывали и истязали их, и совращали с веры. Дозволение сражаться в таком положении означало бы вспышку войны и убийств в каждом доме, и в итоге люди говорили бы: «Вот, это и есть Ислам!» И даже, несмотря на то, что Ислам приказал воздержаться от сражения, курайшиты все равно говорили так об Исламе! Среди них велась пропаганда о том, что Мухаммад (с.а.с.) разъединяет отца и сына, не говоря уже о внесении раскола в свой народ! Не трудно догадаться, что могло бы быть, если бы сыну было приказано убивать отца, слуге убивать своего хозяина?!

4. Также возможно, что это было в силу знания Аллаха о том, что многие из упрямых противников Ислама, которые совращают первых мусульман с их веры, карают и истязают их, сами станут верными воинами Ислама и даже предводителями, как, например Умар ибн аль-Хаттаб.

5. Возможно, это было из-за того, что гордость арабов, как правило, не позволяет молчать относительно несправедливости, в особенности, если эта несправедливость совершается в отношении благородных людей. В те времена произошло много случаев, подтверждающих данный взгляд. Например, Ибн ад-Дугъунна не был согласен с тем, чтобы Абу Бакр, который был благородным человеком, переселился и ушел из Мекки. Он счел это позором для арабов и поэтому предложил ему свою защиту. Другим таким событием было аннулирование так называемого документа о блокаде мусульман в ущелье.

6. Также возможно, что такой приказ был из-за малочисленности мусульман на то время и ограниченности их возможностей в Мекке, поскольку исламский призыв еще не распространился на остальную часть Аравийского полуострова, арабские племена которого придерживались нейтралитета в отношении внутренней борьбы Курайша с некоторыми своими сынами. В таком положении ограниченная в своем масштабе война могла завершиться гибелью небольшой группы мусульман и победой язычества. Тогда исчезли бы мусульмане, и для Ислама на земле не было бы ни социального строя, ни государства, а ведь Ислам пришел, для того чтобы стать определенным образом жизни.

7. В то же время не было необходимости переступать все эти соображения, поскольку основное положение призыва на то время существовало и реализовывалось. Этим основным положением было само существование призыва и его существование в личности призывающего, т.е. нашего Пророка Мухаммада (с.а.с.). Сам же Пророк (с.а.с.) был под защитой рода Бану Хашим, и никто не смел поднять на него руку без того чтобы не получить достойный ответ. Пророк (с.а.с.) не скрывая, распространял свой призыв, и никто не осмеливался запретить ему делать это в местах собрания курайшитов, возле Каабы, на горе ас-Сафа и на общественных собраниях. Никто не решался схватить его, посадить в заключение или убить. Никто не смел, заставить его говорить только какието определенные слова, в которых он говорил бы о какойто части религии и умалчивал о другой ее части. Говоря вкратце, исламский призыв имел свое полное воплощение в личности Пророка (с.а.с.).

Все эти соображения, как мы полагаем, относятся к хикмат Аллаха в том, что мусульманам было приказано воздержаться от сражения, совершать намаз, давать милостыню, чтобы они полностью воспитались, подготовились и ожидали приказа от руководства в соответствующее тому время. И тогда они смогут ставить свои мирские интересы и свои жизни на задний план и сражаться искренне ради Аллаха на Его пути.

И какая бы хикмат Аллаха ни таилась за этим порядком, все же были некоторые пылкие мусульмане, которые показывали свое нетерпение того момента, когда им будет дозволено сражение».