Откуда все эти страхи перед Исламом? 2 ч.

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

Стратегия Запада в войне против Ислама... детальные черты

Постепенно задумки Запада по уничтожению Ислама стали выполняться в соответствии с запланированными стратегическими деталями, о некоторых из которых мы поговорим:

Первое. Планировалось уничтожить правление Ислама, выраженное в Османском Государстве. Несмотря на то, что в самые последние годы правление этого государства было оторвано от духа Ислама, всё равно враги боялись, что если оставить действующим институт халифа, пусть и без реальной власти, то однажды Халифат может перерасти из формального в реальный и стать серьёзной угрозой. Но если отменить Шариат в принципе, даже на юридическом уровне, то Ислам уйдёт из жизни людей полностью, что, несомненно, облегчит внедрение и пропаганду западных законов, систем и правил жизни без всякой конкуренции со стороны Исламского Шариата. Кроме того, юридическое (а не только фактическое) упразднение политической системы Ислама приведёт к политическому разделению всей Исламской Уммы на мелкие государства и народы, что позволит их легче колонизировать и грабить.

У них появился золотой шанс, к которому они шли полтора столетия: Османское Государство капитулировало вместе со своим союзником Германией, и Первая мировая война была завершена. На территорию Халифата вошли войска англичан, греков, итальянцев и французов, захватив все его провинции, включая столицу — Стамбул. Когда же начались переговоры в Лозанне для подписания мира между победителями и побеждённой стороной, Британия выдвинула перед новообразованной Турцией ряд пунктов с обещанием вывести свои войска, если Турция их подпишет. Условия эти были следующими:

 • Отмена Исламского Халифата (даже как института). Изгнание халифа из Турции с конфискацией его имущества.

• Турция обещает подавить все действия, которые будут вести сторонники возобновления Халифата.

• Турция обрывает связь с Исламом.

• Турция изберёт себе светскую, гражданскую конституцию вместо конституции, опирающейся на законы Ислама.

Мустафа Кемаль выполнил все обозначенные условия, и государства-оккупанты вывели свои войска с территории Турции. Когда лорд Керзон — министр иностранных дел Британии в то время — встал перед Палатой общин Британии и приступил к отчёту за происходившее в Турции, некоторые английские депутаты стали яростно выступать против него, удивлённые тем, что Британия признаёт независимость Турции, вокруг которой в будущем опять могут собраться все исламские земли. Но Керзон им возразил: «Мы покончили с Турцией. После этого дня у неё никогда не будет веса, ибо мы покончили с её силой, выраженной в двух вещах: в Исламе и Халифате». Тогда все члены парламента зааплодировали ему, а оппозиция умолкла1.

Второе. Были проведены попытки покончить с Кораном2, стереть его, исказить его смыслы, а также была атакована Сунна Пророка (с.а.с.). Коран является основным источником силы мусульман. Само наличие3 письменных копий Корана в руках мусульман означает, что они всегда смогут вернуться к своей силе и цивилизации.

● Отрицание связи Корана с Откровением Аллаха. «Запад провёл ряд попыток атаковать Священный Коран. Появились на свет целые миссионерские исследования по Корану, в которых говорилось о том, что источниками Корана являются составные элементы язычества, единобожия, сабейства, зороастризма, христианства и иудаизма. Несостоятельность данных заявлений была обнаружена при изучении реальности Корана, ибо выяснилось, что сами его тексты тому противоречат. Люди оказались неспособны ответить на вызов Корана, обращённый к каждому, кто в нём сомневается, — написать нечто подобное»4.

● Ислам установил точные принципы понимания Корана и Сунны, а также правила по выведению законов из этих источников. Именно эти принципы и правила Запад решил атаковать, чтобы тем самым основательно уничтожить всю методологию иджтихада, придав разуму главенствующую роль над Шариатом, пренебрегая его текстами и доказательствами, создавая конфликт между разумом и шариатскими текстами, Кораном и наукой, сталкивая их. Была атакована идея следования (таклид) законам Шариата, чтобы показать, как они уступают законам Запада. Политолог Шерил Бенард специально для института «RAND», финансируемого Государственным департаментом США, написала книгу «Демократический, светский Ислам», в которой сказала следующее: «Существуют и другие решения, например, когда в современном мире претворяется идеология пользы или общего блага, которую разработали ещё исламские учёные фикха — реформаторы XIII века, верившие в то, что принцип общей пользы может превзойти и даже отменить Коран».

Данный подход является продолжением методов школы, основанной Джамалуддином аль-Афгани и Мухаммадом Абдо аль-Акли5, согласно которому законы, выведенные на основе разума, предпочтительнее законов, выведенных на основе шариатских доказательств, а также что разуму предоставляется право определять, что есть хорошо, а что есть плохо. Мухаммад Абдо «предпочитает суждения разума над внешними смыслами текстов Шариата, если те противоречат разуму6, и это является у него одной из основ Ислама»7!!! Он атакует таклид «и требует пересмотра всего Исламского Шариата без всяких ограничений, в результате чего выдвигает фетвы, разделяющие тексты ростовщичества на те, что имеют внешний смысл, назвав такое ростовщичество «риба ан-насиа»8, и скрытый смысл, назвав такое ростовщичество «риба аль-фадль»9. Соответственно, его фетвы запрещали «насиа» и дозволяли «фадль».

Также он издал фетвы, в которых запрещается многожёнство и развод, тем самым превращая методологию иджтихада в инструмент, посредством которого он пытался реформировать сам Исламский Шариат и сделать его соответствующим западной цивилизации или хотя бы приблизить к ней настолько, насколько можно интерпретировать тексты Шариата»10.

● Были атакованы аяты Корана с такими законами Шариата, как джихад, политика, правление и такфир, с целью основательно стереть их из Корана или хотя бы отменить их изучение в школах, связав Ислам и мусульман с такими ярлыками, как «фундаментализм», «терроризм», «экстремизм» и «насилие».

● Атака на Коран означает атаку и на его тафсир, что влечёт за собой изменение основных понятий о нём под такими предлогами, как «современный способ изучения», без соблюдения какой-либо упорядоченной системы его рассмотрения и выведения из него доказательств. Сторонники такого способа считают, что вполне достаточно иметь минимальные познания в арабском языке, о его положениях и правилах, дабы выводить законы.

За этим следует столь же яростная атака против Сунны Пророка (с.а.с.) с целью устранить её из Исламского Шариата, как один из двух принятых источников для выведения исламского закона или вызвать у людей сомнения по поводу хадисов, передатчиков хадисов, методов принятия хадисов и т.д. Например:

1. Сомнения по поводу достоверности (происхождения) Сунны Пророка (с.а.с.). Христианский деятель и американский политик Чарльз Колсон заявил следующее: «Сунна вначале означала собрание юридических мнений, согласованных среди учёных определённых правовых школ... В конце концов, эти взгляды были приписаны самому Пророку (с.а.с.)»11.

2. Сомнения по поводу метода фиксации хадисов. Венгерский востоковед еврейского происхождения Игнац Гольдциер заявил следующее: «Основная часть хадисов является не более чем итогом религиозного, политического и социального развития Ислама в его первые два столетия. Заявления о том, что хадисы были достоверно переданы в первую же эпоху Ислама — т.е. в эпоху его зарождения, — неправдивы. Хадисы — лишь итог действий Ислама в его зрелом возрасте»12.

3. Сомнения в людях относительно передатчиков хадисов путём разрушения их авторитета. Нидерландский востоковед Теодор Виллем Йейнболл13 заявил следующее: «Доверие к некоторым крупным сподвижникам никогда не было однозначным среди всех ранних учёных. Поэтому мы видим, что, например, доверие к Абу Хурайре было предметом ожесточённого спора среди многих людей»14. Также Игнац Гольдциер заявил: «Абд аль-Малик ибн Марван запретил людям совершать хадж во времена фитны, связанной с Ибн Зубейром. Абд аль-Малик построил «Купол Скалы» на территории мечети аль-Акса, чтобы люди совершали хадж к ней и проводили вокруг неё ритуал таваф вместо того, чтобы проводить его вокруг Каабы. Затем он пожелал, чтобы новый хадж имел оправдания в акыде, и для этого нашёл аз-Зухри, известного во всей Исламской Умме, готового предоставить Абд аль-Малику хадисы, которые бы помогли его затее, и тот изрёк следующий хадис: «Не отправляются в путешествие к мечетям, кроме трёх: этой моей мечети (в Медине), мечети аль-Харам и мечети аль-Акса»15.

4. Сомнения по поводу системы передачи хадисов как в общем, так и в деталях. Над этим трудился итальянский историк и исламовед Леоне Каэтани, написавший в своём ежегоднике следующее: «Имена передатчиков хадисов добавились и были составлены в списках только после внешних причин, потому что арабы не знали, что такое цепь передатчиков. Применение такого метода началось в период где-то между Урвой ибн Зубейром, умершем в 94 г.х. и Ибн Исхаком, умершем в 151 г.х. Урва не всегда использовал метод цепи передатчиков, а Ибн Исхак использовал его не полным образом».

5. Австрийский востоковед Алоис Шпренгер (ум. 1893) указывал на скудость системы цепи передатчиков. Он считал, что опора на хадисы как на нечто полноценное и завершённое оказала большой вред и привела Ислам к великому хаосу. Он считал цепи ранних передатчиков сфабрикованными более поздними передатчиками. Англо-немецкий профессор арабского языка и Ислама Джозеф Шахт (ум. 1969) провёл ряд исследований хадисов и их развития — как он заявил, — исследовал книги «Муватта» Имама Малика и «Умм» Имама Шафии и обобщил результаты своих исследований прочих книг-сборников хадисов. Затем он пришёл к выводу, что цепь передатчиков является произвольной частью хадисов, что передачи хадисов вообще начались спонтанно, так что были упорядочены только во второй половине третьего века хиджры. О достоверности цепи передатчиков зачастую не беспокоились. Поэтому, когда некая сторона пыталась утвердить свои прогрессивные взгляды, то вписывала имена нужных ей людей в цепи передатчиков.

6. Был атакован сам статус и роль Сунны в Шариате. Сторонники данной идеи ограничились лишь следованием Корану как источнику исламского законодательства и принялись опровергать все хадисы за то, что те будто бы противоречат Корану или разуму, не имея на то никаких ясных доказательств!

Третье. Атака на систему Ислама и его законодательство, возбуждение недоверия к исламскому наследию в общем и в частности, атака против фикха, учёных фикха и усуля, вызов недоверия относительно пригодности Ислама.

Пытаясь вызвать в людях сомнения в пригодности законов Шариата для претворения его в жизни людей и общества или атакуя такие шариатские понятия, как джихад, пытаясь ограничить его оборонительными мотивами, пытаясь отменить многожёнство, систему распределения наследства, пытаясь предложить капиталистические идеи, спрашивая у мусульман об отношении Ислама к ним, как, например, система банковских займов под проценты, страхование, торговые отношения между государствами... Например: как смотрит Шариат на всё это? Говорит ли он о свободе обмена или говорит о защите торговли? Они спрашивали о парламентской системе и свободе выбора: как Ислам к этому относится? Они спрашивали о тенденциях законодательства: что говорит Ислам о материальной тенденции и что он говорит о психической? Он учитывает дух текстов Шариата или только сами тексты? Они спрашивали об общественных свободах, таких как свобода личности, свобода мнения и свобода вероисповедания: предоставляет ли Ислам нечто подобное?16.

Так же они пытались разбавить понятия и принципы Ислама с понятиями Запада, такими как демократия, свободы и права человека.

Что же касается исламского наследия, то об этом д-р Фахми Джадан сказал следующее: «Теория «наследия» представляет собой актуальный, реалистичный взгляд, о котором говорят на всех языках и во всех книгах о нравственности... Само собой, есть и те, кто противится изучению наследия. Они не знают ни одной книги по «усуль фикху», или по «науке калама», или по арабскому языку. Мы можем сказать сейчас с большой уверенностью о том, что, например, некоторые марксисты, маргиналы и паразиты, которым не хватало трезвости, внесли огромный вклад в бесплодные теоретические дебаты по поводу наследия тех, кто был до них. Вот аналогично им некоторые исламские писатели, любящие шум и грохот, сами разжигают полемику вокруг исламского наследия»17.

Четвёртое. Происходит навязывание политического, экономического и культурного превосходства Запада над Исламской Уммой посредством договоров, военных союзов, договоров о сотрудничестве служб безопасности, экономической и финансовой взаимопомощи, процентных кредитов и культурных соглашений. Они стремятся сдержать исламскую цивилизацию, чтобы стереть её с лица земли и полностью растворить её в западной цивилизации, чтобы легче было грабить ресурсы мусульманского мира. Дабы он и дальше оставался в зависимом положении и не был готов к возрождению и развитию, ему были навязаны диктаторские режимы власти.

● Американский востоковед Марк Стреттон Смит, специализирующийся по делам Пакистана, пишет следующее: «Если мусульмане получат свободу в исламском мире и проживут в сени режимов демократии, то Ислам в этих странах победит, а диктатуры, останься они один на один с исламскими народами, исчезнут».

● Главный редактор журнала «Time» в книге «Путешествие в Азию» советует американскому правительству «учредить в исламских землях военные диктатуры, чтобы не позволить Исламу приобрести господство над Исламской Уммой, а значит, позволить Западу, его цивилизации и колониализму победить»18. Однако в то же время они не забывают давать мусульманским народам некие передышки, чтобы те не взорвались.

● Бывший министр иностранных дел Франции Габриэль Аното сказал следующее: «Опасность в идеях угнетённых, уставших от бедствий народов, страдания которым мы причинили, никуда не исчезла, но эти люди просто оказались нестойкими в своей решимости»19.

● «Западные государства вопиющим образом вмешиваются в дела арабов и всех мусульман, пытаясь навязать нашему миру такие политические направления, которые отвечают их интересам, а те, что противоречат их целям и планам, запрещают. Они заставляют нас присоединяться к его войнам против его противников, даже если этими противниками являются такие же арабы и мусульмане, как и мы. Примером тому служит война в Ираке, Палестине, Афганистане, Кашмире и т.д. Вмешательство происходит посредством требований реформ, изменения образовательных программ, ограничения остатками таких ценностей, как нравственность и религиозность. Также вмешательство происходит под предлогом защиты прав религиозных меньшинств, как, например, лозунг защиты коптов в Египте»20.

Пятое. Попытки уничтожить нравственность мусульман, их способ мышления, связь с Аллахом и распространить среди них разврат:

● Специалист по религии Ислам, мусульманин английского происхождения Мухаммад Мармадук Пиктхал написал следующее: «Мусульмане могут распространить свою цивилизацию в мире сегодня с точно такой же скоростью, с какой распространили её в прошлом, при условии, что вернутся к той же нравственности, какая у них была вначале, ибо этот пустой мир не сможет выстоять перед духом их цивилизации»21.

● Гамильтон Гибб, британский арабист и исламовед, сказал следующее: «Ислам утратил господство над общественной жизнью мусульман. Сфера его влияния сужалась часть за частью, пока не ограничилась в считаных ритуалах. По большей степени этот процесс шёл медленно, не вызывая внимания к себе. Его можно остановить, но в этом не заинтересованы руководители и лидеры исламского мира, особенно молодёжь. Всё это происходит по причине распространения светского образования и просвещения среди них»22.

Шестое. Желание устранить единство мусульман и не дать им сплотиться вновь. Это должно быть исполнено посредством распространения националистических и патриотических идей, чтобы легче было разделить мусульман на пятьдесят с лишним мелких государств, а затем воспламенить между ними сектантские, мазхабные и этнические распри, вдобавок сфабриковав проблемы меньшинств.

● Некоторые христианские священники говорили так: «Исламское единство сплачивает надежды исламских народов и помогает им избежать европейского контроля. Миссионерство является важным элементом для надлома их движения. Ради этого необходимо вести миссионерство среди мусульман, чтобы не дать им объединиться»23.

● Миссионер Лоуренс Браун сказал следующее: «Если мусульмане объединятся в арабскую империю, то могут стать проклятием и опасностью для всего мира или могут стать благом для него. Но если они останутся разрозненными, то в таком случае не будут иметь веса и влияния... Необходимо, чтобы арабы и мусульмане в целом были разрозненны, оставаясь без силы и влияния»24.

● Английский историк и социолог Арнольд Тойнби в книге «Ислам, Запад и будущее» пишет следующее: «Это правда, что исламское единство спит. Но мы должны помнить, что спящий может проснуться, если услышит тех, кто призывает к борьбе против Запада и предлагает себя в качестве лидера. У этого зова могут быть психологические последствия, которые в бесчисленной силе могут пробудить в них дух борьбы за Ислам. Даже если они будут спать как те, кто спал в пещере, упомянутый зов может пробудить в них исторический героизм Ислама. Есть два подходящих этому исторических примера, в обоих из которых Ислам стал символом величия восточного общества и победы над Западом. Первый пример — это эпоха праведных халифов, во время которых Ислам завоевал Сирию и Египет, освободив их от греческого господства, лежавшего бременем на их плечах тысячу лет. Второй пример — Нур эд-Дин, Салахуддин и мамлюки, которые смогли защитить Ислам перед нашествием крестоносцев и монгол».

Далее он говорит: «Если сегодня международная ситуация станет причиной расовых войн, то Ислам может быть спровоцирован к тому, чтобы сыграть свою историческую роль ещё раз. Я надеюсь, что этого не случится»25. Очень хорошо с этим справляется политика отдаления мусульман от того, чтобы стать производственной силой, а вместо этого им предлагается оставаться обычными потребителями западных товаров.

● Один из официальных представителей министерства иностранных дел Франции в 1952 г. заявил: «Истинной опасностью, напрямую угрожающей нам, является угроза Ислама...». Затем он добавил: «Давайте дадим этому миру то, что он хочет, и укрепим в себе желание промышленного и технического производства. Если у нас не хватит сил выполнить это, и затем (исламский) гигант освободится из его оков, не позволяющих ему заниматься производством и технологиями, то в таком случае весь арабский мир и вся огромная исламская сила позади него превратятся в неминуемую опасность для Запада, с которой закончится и его лидерство в мире»26.

Седьмое. Борьба с политическим Исламом в страхе перед тем, что исламские движения смогут взять лидерство над мусульманами и повести их к борьбе против Запада за освобождение от западного влияния и установление Исламского Государства.

Британский востоковед Монтгомери Уотт в лондонской газете «Times» в 1968 г. сказал следующее: «Если найдётся подходящий лидер, который будет говорить подходящие вещи об Исламе, то эта религия сможет подняться во второй раз как одна из величайших политических сил в мире»27.

● Гамильтон Гибб, британский арабист и исламовед, сказал следующее: «Исламские движения обычно развиваются удивительным образом. Они внезапно вспыхивают, прежде чем наблюдатели заметят признаки этого, что заставляет изначально относиться к ним с подозрением. Единственный минус исламских движений состоит в том, что они не имеют лидера, т.е. единственный их минус — в том, что пока не появился новый Салахуддин»28.

● Бывший премьер-министр еврейского образования Давид Бен-Гурион сказал следующее: «Больше всего мы боимся, что в арабском мире появится новый Мухаммад».

● Бывший премьер-министр Португалии Антониу ди Салазар сказал так: «Я боюсь, что среди них появится мужчина, который направит их Халифат против нас».

Восьмое. Попытки испортить женщину, испортить институт семьи и распространить половые извращения.

Девятое. Намерение изменить систему образования и воспитать новое поколение секуляристов среди мусульман.

● Высказываясь о внедрении западных программ образования в исламском мире, Гамильтон Гибб заявил: «Наша система образования и просвещения методом современного обучения смогла распространить среди мусульман, даже если они сами того не осознают, идеи, из-за которых они в обществе будут выглядеть как совершенно безрелигиозные люди».

● Американский журналист еврейского происхождения Томас Фридман при вторжении Америки в Афганистан в 2001 г. заявил: «Истинная война в исламском регионе происходит в школах. Поэтому мы должны поскорее закончить военный поход против Бен Ладена и выйти... К моменту выхода из Афганистана мы должны быть вооружены книгами, а не танками. Только когда мы воспитаем новое поколение, которое примет нашу политику и наши бутерброды, только тогда у нас в исламском регионе будут друзья»29.

● Американский мыслитель Сэмюэл Филлипс Хантингтон об этих целях заявил следующее: «Мы хотим войну внутри Ислама, чтобы в итоге Ислам принял западную современность и светскость, а также христианский принцип отделения религии от политики»30.

● Американский миссионер Сэмюэл Маринус Цвемер, считавшийся в своё время одним из виднейших востоковедов, сказал следующее: «Запад стремится посредством военных нападений вывести новые поколения мусульман, которые в итоге станут авангардом колониального завоевания исламских земель».

Это были некоторые из сведений о нападках на Ислам, заключающиеся в попытках Запада растворить Ислам и сделать Запад образцом порядочности и прогресса, исказив исламскую цивилизацию и при этом выставив западную как «последнюю версию человеческой цивилизации». По плану Запада, мусульмане не должны достичь идейного развития, а Запад будет жить спокойно, не боясь исламской угрозы.

Может быть, этой статьёй удастся разбудить мусульман, показать мусульманам ведущуюся борьбу против их религии, чтобы они в итоге увидели в Исламе систему для жизни и основу для их идейного развития, что поможет нам установить Исламское Государство и поднять исламскую цивилизацию, сплотившись вокруг политического Ислама. Тогда мусульмане в качестве государственного образования руками самого государства смогут противостоять нападениям тех, кто желает их исчезновения.

 

Саир Саляма, Абу Малик

_______________________________

1. См. «Лидеры Запада говорят: «Уничтожьте Ислам, поработите его сторонников во славу всего мира». Книга «Как был разрушен Халифат», Абд аль-Кадим Заллюм, стр. 190.

2. Миссионер Уильям Гиффорд Палгрев заявил: «Когда Коран, Медина и Мекка исчезнут из исламских стран, тогда мы сможем сказать, что увидим арабов, идущих по пути западной цивилизации, далёких от Мухаммада и его Книги». Абдуллах ат-Таль, стр. 201. Также миссионеры говорили: «Необходимо использовать Коран — сильнейшее оружие Ислама — в борьбе против самого Ислама, пока мы не покончим с ним полностью. Мы должны пояснить мусульманам, что правильные вещи, изложенные в Коране, не являются чем-то новым, а новое в нём не является правильным». Книга «Миссионерство и колониализм», Мустафа Халиди и д-р Амр Фарух, стр. 40 (издание четвёртое). Бывший премьер-министр Британии Уильям Гладстон сказал так: «До тех пор, пока Коран существует, Европа не сможет установить полное господство на Востоке, как и сама она не будет в безопасности». Книга «Ислам на пересечении дорог», Мухаммад Асад, стр. 39. Французский губернатор Алжира по случаю годовщины столетия его оккупации заявил: «Мы должны убрать арабский Коран из их жизни... Мы должны вырвать арабский язык из их речи, если хотим их победить». Аль-Минар Адад, 09.11.1962.

3. Это событие спровоцировало забавный инцидент, имевший место во Франции. С целью покончить с Кораном в душах алжирской молодёжи Франция решила провести практический эксперимент. Она выбрала 10 молодых мусульманок алжирского происхождения, после чего французское правительство устроило этих девушек во французские школы, одело их во французские одежды, обучило их французской культуре и речи до такой степени, что те стали полностью походить на француженок. Спустя 11 лет усилий для них был подготовлен прекрасный выпускной вечер, на который были приглашены министры, представители интеллигенции и журналисты... и как только начался вечер, все увидели, что алжирские девушки вышли к ним в исламских одеждах, принятых в Алжире... Журналисты были ошеломлены и задались вопросом: «Чего тогда добилась Франция в Алжире за 128 лет?!!». На этот вопрос французский колониальный министр Роберт Лакост ответил: «Что мы можем поделать, если Коран сильнее Франции?», газета «Айям», №7780, изданная 06.12.1962.

4. «Чего желает Запад от Корана?», д-р Абд ар-Радый Мухаммад Абд аль-Мухсин, профессор, помощник в Университете Каира, 2006, стр. 148. Журнал «Исламский Ливан».

5. Её называют также «обновлённой» или «реформистской» школой в «Философской энциклопедии». Эти термины были заимствованы из лексикона протестантов, занимавшихся реформацией католических учений. Заимствованы они были под предлогом того, что Ислам является затвердевшей религией — как его преподавали в университете аль-Азхара, — непригодной к решению современных проблем человека, что вынуждает — как они думают — к реформированию, к развитию, к современному методу изучения Ислама, т.е. к его изменению и адаптации по западному образцу, а также к подчинению исламского законодательства разуму человека.

6. Это предложение ошибочно. Разум не может судить о Шариате, чтобы можно было говорить о противоречии.

7. «Фундаментализм между Западом и Исламом», д-р Мухаммад Имара, стр. 12.

8. Риба ан-наси́а (араб. ربا النسيئة‎) — вид риба, при котором деньги даются под проценты, а сумма долга может увеличиваться в зависимости от срока выплат.

9. Риба аль-фадль (араб. ربا الفضل‎) — вид риба, при котором производится обмен одним и тем же товаром разного качества с надбавкой.

10. «Ислам и западная цивилизация», д-р Мухаммад Хусейн, стр. 50.

11. «Методологии востоковедов в исследовании Ислама и арабов», стр. 269–270.

12. «Общий взгляд на историю исламского фикха», стр. 127. «Сунна до систематизации», стр. 249.

13. Нидерландский востоковед Теодор Виллем Йейнболл был протестантским священником, специализировавшимся на истории Востока, его литературе и на арабском языке так, что стал его преподавателем в целом ряде университетов. Умер в 1861 г.

14. «Исламская энциклопедия» (7/336).

15. Вывел Бухари (2/56), Муслим (827). «Просветительский идейный журнал», статья «Востоковеды и пророческая Сунна», д-р Али ибн Мухаммад аль-Атиф.

16. «Пылкое воззвание к мусульманам от Хизб ут-Тахрир», стр. 3.

17. Фахми Джадан, «Теория наследия», стр. 8, «Идейные беседы д-ра Шахрура с профессором Зиядом Ахмадом Салямой».

18. «ДжундуЛлах», стр. 29.

19. «Исламская идея и её связь с западным колониализмом», д-р Мухаммад Бахи, стр. 19.

20. «Десять причин для ссоры с Западом. Правда ли, что Восток останется Востоком, а Запад — Западом, и никогда они не встретятся?», Зияд Ахмад Саляма.

21. «ДжундуЛлах», стр. 22. Книга «Для чего весь этот страх перед Исламом?», Джудат Саид, стр. 45.

22. «Национальные выборы в современной литературе», Т.2, стр. 204–206, д-р Мухаммад Хусейн.

23. «Как был разрушен Халифат», Абд аль-Кадим Заллюм, стр. 190.

24. «Корни бедствия», Абдуллах Таль, стр. 202.

25. «Ислам, арабы и будущее», Арнольд Тойнби, стр. 73.

26. «ДжундуЛлах», стр. 22.

27. «Импортные решения», д-р Юсуф Кардави, стр. 11.

28. «Современные тенденции в Исламе», стр. 365. «О национальных взглядах в современной литературе», Т.2, стр. 206.

29. «Фундаментализм между Западом и Исламом», д-р Мухаммад Имара.

30. «Фундаментализм между Западом и Исламом», д-р Мухаммад Имара.