Геостратегическое изучение зачатков и последствий британского влияния в Магрибе от начала до конца 2 ч.

بِسۡمِ ٱللَّهِ ٱلرَّحۡمَٰنِ ٱلرَّحِيمِ

После Второй мировой войны, т.е. после четырёх лет германской оккупации территории Франции, а значит — и контроля Германии над колонизаторскими возможностями Франции, вдобавок ещё и после того, как Британия стала руководить французскими силами сопротивления, колонизаторское влияние Франции в Алжире, Тунисе и Марокко, конечно же, заметно ослабло.

К тому моменту, когда закончилась Вторая мировая война, Британия восстановила своё былое влияние в этих странах, чему способствовало политическое ослабление и немощность Франции, а также путаница и неразбериха, вызванные США, вышедшими из традиционной изоляции и начавшими новую международную политику. Ситуация продолжала оставаться таковой до середины ХХ века, но после 1950 года всё поменялось коренным образом. Британия и Америка вступили между собой в конфликт за колониальное влияние в мире.

Эта борьба выразилась в локальных войнах в других государствах, в переворотах, в заговорах и в различных политических манёврах. Время от времени этот конфликт то усиливался, то ослабевал, пока, в конце концов, Америка не смогла взять инициативу в свои руки, после чего Британия, явно уступавшая Америке во всём, отказалась от открытого противостояния ей и сконцентрировалась на защите своих колоний методом сотрудничества с Америкой в её проектах. Сотрудничая с Америкой, Британия смогла одновременно соревноваться с ней на международной арене в силу своих возможностей. Само собой, исламские земли не были застрахованы от того, чтобы стать ареной противостояния и конфликтов США с Британией.

Говоря о Марокко, для начала нужно сказать, что там в 1943 г. была проведена Касабланкская конференция, после которой эта страна стала окном для Америки, желавшей проникнуть в западные земли исламского мира. Президент Рузвельт сыграл в этом заметную роль, призвав к реализации пунктов Атлантической хартии, подписанной союзниками по антигитлеровской коалиции 18 января 1941 г., официально выступая защитниками прав всех народов иметь независимость и самим определять своё будущее.

Позднее идея «прав народов на независимость» стала политическим лозунгом, пропагандируя который, Америка смогла проникнуть в европейские колонии. Америка заинтересовалась Марокко из-за его геостратегического расположения. На Касабланкской конференции 1943 г. президент США Рузвельт встретился с королём Мухаммадом V, а затем провёл с ним 22 января того же года двустороннюю встречу в виде званого ужина. Тогда и началось проникновение американского влияния через щели королевского дворца, а затем были сплетены первые нити межгосударственных взаимоотношений. Затем, уже в 1950 г., Америка сосредоточила военное присутствие в Марокко, расположив на его территории свои корабли и авиацию:

1. База ВВС в Кунейтре.

2. База Букнадель рядом с Сале.

3. База ВВС в Бен-Герир.

Кроме того, Америка наполнила карманы деятелей антифранцузского восстания, помогая им, к тому же, вооружением прямо со своих военных баз, в чём открыто признавались повстанцы Касабланки. Затем Америка наладила отношения с египетским офицером Гамалем Абдель Насером, ставшим её агентом. Одновременно Америка притянула к себе марокканского короля Мухаммада V, что подтверждается зафиксированным фактом полной координации действий между ним и Америкой в процессе создания Освободительной марокканской армии и её алжирского аналога в городе Надор на севере Марокко. Затем, в 1955 г., из Египта в порт Надора прибыл корабль, с которого было выгружено вооружение, после чего связь марокканского дворца с Америкой ещё больше укрепилась.

Через два года, 23 ноября 1957 г., Мухаммад V прибыл с визитом в США, после чего Марокко стало полностью связано с Америкой, и было подписано соглашение о том, что американские истребители будут переданы марокканской стороне, как и для обучения в США будут направлены толпы марокканских пилотов. В придачу к военной помощи Америка выделяла для Марокко кредиты, на которые Марокко могло приобрести дополнительное вооружение у США со всеми вытекающими из этого политическими обязательствами Марокко перед Штатами. Потом, после этого визита, Америка отправила в Марокко своего опытного посла Чарльза Йоста, считавшегося одним из самых видных сотрудников Государственного департамента США, одним из основателей посольств Америки в Сирии и Египте.

Он считался специалистом по арабскому вопросу и был избран для того, чтобы возглавить посольскую делегацию в Марокко для усиления американского влияния в этой стране в 1958 г. Ассоциация сотрудников Государственного департамента США описывает посла Чарльза Йоста как часть решения. Решением при этом именовался процесс установления господства над западными вратами в Средиземное море. Этот человек быстро подружился с королевским двором и продолжал оставаться таким всё время своего пребывания до 1961 г. так, что старые сотрудники дипломатических служб США говорили: «Король Мухаммад V в его компании обычно был далёк от официальности, приглашая его пить чай, обсуждая с ним проблемы и политику своей страны».

Реализовывая программу Америки в отношении Марокко, он хотел сделать из этой страны точку опоры, откуда Америка начнёт оказывать влияние в западной части Средиземного моря, посредством необходимых военных соглашений и политических договоров о предоставлении помощи. Именно так марокканские ВВС в 1960 г. были связаны с Америкой, будучи полностью укомплектованными американским парком боевых самолётов в дополнение к американским военно-морским и авиационным базам США на территории Марокко. Затем последовала политика оказания помощи, на которую сделала ставку Америка как на способ внедрить своё колонизаторское влияние. Эту политику в Марокко, начиная с 1959 г., возглавил посол США.

Помощь представляла собой поставки продовольствия для преодоления последствий засухи, поразившей Марокко. Также определённую задачу в 60-х гг. получили американские солдаты на базе в Кунейтре, передавая американскую материальную помощь местным школам и деревням, прилегающим к базе. Между президентом Египта Гамалем Абдель Насером и королём Марокко Мухаммадом V была налажена полная координация действий после встречи в Касабланке в 1960 г., где было инициировано создание Организации африканского единства.

В Марокко Гамаль Абдель Насер был принят как герой. Влияние Америки в Марокко присутствовало вплоть до смерти короля в 1961 г. После этого Британия вытянула Марокко в сферу своего влияния, когда на престол взошёл сын прежнего короля Хасан II. Доказательством перехода Хасана II на сторону англичан служит тот факт, что он отправил в Лондон в качестве посла свою сестру Аишу, чтобы та от его имени заключила воздушное соглашение с Британией 22 октября 1965 г.

Затем она же заняла должность посла Марокко ввиду деликатности отношений королевства с Британией. Затем Британия приступила к ликвидации американского влияния в Марокко, стараясь вытеснить американских военных из этой страны. Политика Хасана II на протяжении всех 60-х гг. была сосредоточена на свёртывании американских баз в Марокко. Об этом король Хасан II разговаривал с президентом США Кеннеди, посетив Америку в марте 1963 г. Переговоры выявили природу напряжённых отношений между сторонами, о чём свидетельствовали слова короля после встречи: «Я бы хотел, чтобы наши страны имели отношения настоящего сотрудничества, а не корыстного». Затем осенью 1963 г. произошёл алжиро-марокканский пограничный конфликт, известный как «Война песков».

В этом конфликте президент Египта Гамаль Абдель Насер помогал президенту Алжира Ахмаду бин Белле. Доказательством тому служит факт пленения египетских офицеров после поломки их вертолёта, из-за которой они были вынуждены совершить аварийную посадку недалеко от города Фигиг на востоке Марокко. «Война песков» на самом деле была выражением американо-британского конфликта с использованием местных людей. Потом министр иностранных дел Марокко Ахмад Тайб Бенхима прибыл в 1965 г. с визитом в Америку и встретился с государственным секретарём США. Основной целью визита было обсуждение вывода американских баз из Марокко.

В конце 60-х американо-марокканские отношения вошли в сложную стадию, возросли требования марокканской стороны ограничить присутствие американских баз в попытке положить конец их присутствию в Марокко в 1970 г. Однако американцы имели другое мнение на этот счёт, и 10 июля 1971 г. в королевском дворце случился один из крупнейших прецедентов в истории страны: попытка государственного переворота. Эта попытка оказалась неудачной. После неё 16 августа 1972 г. произошла вторая попытка, которую возглавил генерал Уфкир с американской военной базы в Кунейтре. Эта попытка тоже оказалась неудачной. Америка была замешана в обеих попытках, что побудило Британию к скорейшему возвращению Марокко себе из рук Америки и возвращению королевства в сферу своего влияния.

Британия передала королю Хасану II переписку американского посла в Рабате Рокуэла Стюарта с государственным секретарём и министром обороны США, которые 6 сентября 2007 г. были рассекречены и опубликованы. В этих переписках говорится о том, что генерал Уфкир связывался с американцами и приветствовал их военное присутствие в Марокко. В разговоре с американским чиновником в американской армии в отношении американской базы в Кунейтре генерал Уфкир сказал: «Пока я тут, никогда у вас не будет опасений по поводу присутствия американских военных баз на территории Марокко». Это, конечно же, полностью противоречило позиции королевского дворца в отношении американских военных баз.

После двух провальных попыток переворота путь Америке в Марокко был закрыт, пока она не нашла для себя возможность реванша через проблему в Западной Сахаре и движение «Полисарио», посредством которого была организована попытка пробить западные врата вновь. Под влиянием Америки ООН отправляла делегации для регистрации правонарушений в Западной Сахаре, после чего делегация подняла 9 июля 1975 г. свой рапорт Генеральной Ассамблее, рекомендуя признать независимость Западной Сахары от Испании, добавив, что движение «Полисарио» является доминирующим в регионе и имеет в нём влияние.

Таким образом, Америка выделила «Полисарио» и поддержала это движение как представителя народа Западной Сахары с той целью, чтобы через это движение зажечь очаг напряжённости на юге Марокко и использовать этот очаг в своих интересах в Северной Африке и Западной части Средиземного моря. Затем Америка приступила к реальному вмешательству, толкая ООН к принятию резолюций, связанных с Сахарой, последствия чего, как и всяких иных политических манёвров, ощущаются по сей день, даже если они и не вызвали смещения или изменения баланса влияния в регионе.

Король Хасан II умер только 23 июня 1999 г., после чего к власти пришёл Мухаммад VI, вместе с которым продолжилось влияние Британии. Свою двоюродную сестру по матери Джуман Аляви он назначил послом в Лондоне при том, что ранее она не вела какую-либо дипломатическую, политическую или административную работу. Это назначение указывало на продолжение особых крепких отношений Марокко с Британией.

Затем наступила «Арабская весна» с её революциями и вызовами британскому влиянию в Ливии. Воспользовавшись ситуацией, Америка смогла отрубить руку Британии в этой стране, устранив её агента Муаммара Каддафи на пути из Триполи. До этого Каддафи исполнял приказы Британии, а также старался угодить ряду других европейских государств, при этом противясь политике Америки в Африке. После его убийства обязанность быть рукой Британии в Северной Африке перешла к Мухаммаду VI в Марокко.

Кроме того, для противостояния Америке в этом регионе Британия снова обзавелась поддержкой Франции. Затем, в июне 2014 г., состоялась встреча короля Мухаммада VI с лордом-мэром Лондона Фионой Вулф во дворце Тетуан. Цель встречи состояла в том, чтобы обсудить практические детали финансовой политики в Африке посредством координации отношений между различными финансовыми организациями и финансовым районом Лондона — Сити. Согласно заявлениям британского королевского двора, «визит даёт возможность для усиления взаимоотношений и учреждения координации действий между финансовыми институтами обеих стран с целью развития их экономик, что станет полезным в итоге для всего Африканского континента».

Было подписано три соглашения между Лондонской фондовой биржей и Касабланкской фондовой биржей. Затем король Мухаммад VI совершил визиты в ряд африканских стран, ведя внешнюю политику в отношении континента в рамках британской стратегии. Стратегия же эта заключалась в том, чтобы отрезать руку Америки, тянущуюся к Сахаре, и собрать африканские страны вокруг вопроса самоуправления Западной Сахары не упоминая её дальнейшую судьбу и отделение от Марокко. Второй обсуждаемый вопрос — подписание экономических проектов для того, чтобы экономически связать Африку с Британией и частично с другими европейскими странами, чтобы тем самым лишить Америку прежнего доступа к влиянию в Африке.

Затем случился «Брексит», что отразилось на политике Британии. Государственный секретарь Британии по вопросам международного развития, Ближнего Востока и Северной Африки Эндрю Мюрисон посетил Марокко в сентябре 2019 г., будучи главой делегации в рамках второй сессии британско-марокканского стратегического диалога, который был проведён в столице Марокко — Рабате. Цель сессии — сформировать отношения с Марокко после выхода Британии из ЕС. В процессе встречи министр иностранных дел Марокко Насир Бурита заявил: «Британско-марокканские отношения движутся к установлению реального стратегического партнёрства».

В результате выхода Британии из ЕС и безумного британско-американского конфликта за влияние в Ливии в конце второго десятилетия этого века темпы соглашений, контрактов, симпозиумов, разведки и добычи ископаемых, а также маркетинга британских кампаний в Марокко усилились, будь то в энергетическом секторе (нефть, газ, сланец), или в сфере добычи драгоценных металлов (золото, серебро, драгоценные камни), или в редких полезных ископаемых, используемых в цифровых технологиях, искусственном интеллекте и т.п...

Британия спешит привязать к себе Марокко стальными цепями, чтобы надёжно колонизировать эту страну и удерживать там своё влияние, ибо Британия ожидает в регионе яростного колониального вмешательства Америки, угрожающего британским интересам и британскому влиянию.

В итоге можно сказать, что влияние Британии в Марокко сегодня глубоко укоренилось.

Алжир. Взяв инициативу в свои руки после 1950 г. и заставив ослабленную Британию отступить из Алжира, Америка проникла в эту страну после того, как американский агент Гамаль Абдель Насер смог переманить на её сторону Ахмада бин Беллу на встрече в Каире в августе 1953 г. На этой встрече было договорено пустить искру алжирской революции из Египта. Гамаль Абдель Насер пообещал помочь этой революции своими силами и для начала основал офис «Освободительной армии» в Каире под управлением египетских спецслужб. Оттуда он руководил политическим и идейным формированием молодёжи, прибывавшей из Алжира, которая затем проходила обучение обращению с оружием в египетских военных лагерях.

В феврале 1954 г. из Египта через ливийскую пустыню в Алжир стало поступать контрабандное оружие. В Газе были открыты тренировочные лагеря для алжирских повстанцев. В ноябре 1954 г. началась вооружённая борьба против французов. Бин Белла стал участвовать в формировании «Фронта национального освобождения» в том же 1954 г. и развязал «Освободительную революцию». Ему оказывалась моральная и материальная помощь, пока он не стал символом и руководителем революции в начале ноября. Затем он стал первым главой нового правительства, как только французские военные ушли из Алжира 29 сентября 1962 г. Затем Ахмад бин Белла 15 октября 1962 г. навестил американского президента Джона Кенеди, а ровно через год, 15 октября 1963 г., Ахмад бин Белла стал президентом Алжира.

Прошло время, и Британия смогла вновь проникнуть в правительственные круги Алжира, завербовав при помощи марокканского короля Хасана II группу офицеров и политиков алжирского происхождения, сплотив их вокруг полковника Хуари Бумедьена, сбежавшего от призыва во французскую армию. Местом для своей штаб-квартиры они избрали город Ужда на северо-востоке Марокко. Штаб-квартира действовала в период 1954–1962 гг. Среди них был и Хуари Бумедьен, и начальник штаба, командующий первым военным округом Тахер Зубейри.

В будущем между Бумедьеном и Бин Беллой возник конфликт после того, как была проведена конференция Фронта освобождения 14 апреля 1964 г. за власть в Алжире. Вопрос стоял так: власть должна принадлежать партии или военным? 18 июня 1965 г. Бин Белла был свергнут в результате подготовленного британцами переворота, и таким методом Британия лишила Америку влияния в Алжире, заменив его своим. С приходом Бумедьена к власти Британия восстановила своё влияние в Алжире, после чего в определённый период слабости президентства, когда к власти пришёл Шадли Бенджедид, в политические круги Алжира попыталась вмешаться Франция, под воздействием которой вспыхнул переворот 1992 г., который был организован для того, чтобы не допустить прихода к власти «Исламского фронта спасения».

Затем последовало чёрное десятилетие, в течение которого французские агенты пили кровь алжирского народа под управлением французской разведки. Тем временем ситуация продолжала ухудшаться, а у Франции не было ни решения, ни достаточного для этого влияния в Алжире. В 1999 г. французские агенты сдали правление страной Бутефлике — соратнику Хуари Бумедьена, министру иностранных дел при его правительстве, известному своей лояльностью Британии, взамен на иммунитет, предоставляемый им за их преступления. Бутефлика был хорошо знаком с тем, что представляет собой алжирский режим, потому что сам был одним из его основателей в 1962 г. Поэтому он смог демонтировать его и восстановить снова, чтобы тот служил интересам Британии. Он использовал Ислам, чтобы приобрести больше симпатий в пользу режима.

Он назначил премьер-министром страны Абд аль-Азиза Бельхадема, близкого к исламистам, и получил для себя электоральную базу «Исламского фронта спасения». Он позволил функционировать внешним проявлениям Ислама. Например, при нём стали открываться исламские радио, была возведена Великая мечеть в Алжире, открылся канал по изучению Благородного Корана, стали транслироваться намазы и теравих. Он использовал влиятельных правительственных учёных, чтобы, эксплуатируя религию, найти выход из экономических и политических кризисов, от которых страдало общество Алжира. Он подкупал или устранял своих оппонентов, пока не получил полный контроль над правительством.

Постепенно и без суеты он устранял французское влияние, отдалил французов от государственного аппарата и переориентировал на него влияние британское, что завершилось визитом Бутефлики в Британию в 2006 г. К слову, это был первый его визит в Британию за всю его жизнь. Затем он вошёл в конфликт с французской политикой уже и в регионе, отвергнув проект Средиземноморского союза, который Франция выдвинула во времена правления Саркози.

Затем, 22 февраля 2019 г., вспыхнуло народное антиправительственное движение, и Франция увидела возможность воспользоваться им в своих целях, особенно после того, как франко-британские отношения были омрачены выходом Британии из ЕС. Но режим Алжира упредил её действия и арестовал французских агентов, назначив им трибунал под предлогом коррумпированности режима. В то время Франция бушевала против военного руководства Алжира по причине произошедших арестов, а когда была арестована Луиза Ханун — лидер «Партии трудящихся» в Алжире, — то тысяча французских деятелей, включая бывшего премьер-министра Жан-Марка Эро, подписали петицию о её освобождении.

Британия и военная система Алжира, которая следует её приказам, серьёзно относятся к тому, что Франция всё ещё имеет определённое влияние в стране. Британия продолжала обрезать пальцы Франции среди военных, разведывательных и политических кругов Алжира. В августе 2021 г. на севере Алжира вспыхнули протесты, что ударило по движению «Мак», связанному с Францией. Протесты народа начались после огромного пожара на севере страны, хотя сами протестные настроения тлели с 2001 г. с требованием автономии для региона племён.

В 2010 г. было объявлено о создании временного правительства для региона племён, что стало первым шагом на пути расчленения страны. В 2013 г. его основатель Ферхат Мехени попросил Францию вмешаться в разрешение кризиса, произошедшего в алжирском городе Гардаиа. Соответственно, алжирские власти обвинили в пожарах французских агентов, чтобы не дать Франции воспользоваться народными движениями.

Военный режим Алжира воспользовался крупными пожарами в стране, чтобы пресечь влияние Америки и не позволить ей поднять народное восстание. В будущем стало известно, что алжирское движение «Рашад», имеющее исламский оттенок, стало проводником американского влияния. Турецкие СМИ местного значения, опираясь на французские источники, заявляли уже о том, что турецкие разведслужбы приняли у себя представителей движения «Рашад» в городах Анталья и Стамбул, пообещав им оказывать помощь в финансах и логистике, чтобы те могли развивать свою пропагандистскую деятельность и получить популярность на алжирских улицах.

Таким образом, Америка попыталась посредством послушного ей режима Эрдогана привлечь на свою сторону движение «Рашад», чтобы то стало оказывать услуги Америке в Алжире. С целью пресечь это на корню проанглийские власти страны обвинили «Рашад» в поджогах и обрубили Америке пальцы, тянущиеся к Алжиру.

Таким образом, можно сказать, что влияние Британии в Алжире укоренилось, но Франция имеет там определённые позиции, которыми она пользуется, когда власть президентов Алжира слабеет.

Тунис. Британия взяла управление этой страной в свои руки через своих агентов, таких как Бургиба, а затем Бен Али. У неё не было реального международного соперника на территории Туниса, и ей там тем более не было равных в хитрости. Британия управляла как режимом Туниса, так и оппозиционными партиями в этой стране, как, например, партией «Нахда» во главе с Рашидом Ганнуши, чтобы использовать их когда и если будет необходимо.

Её агент Бургиба сильно поработал над тем, чтобы укоренить влияние Британии в Тунисе. Он словно бы впитал в себя всю хитрость и злобу англичан, пока находился в Каире во времена правления египетского короля Фарука в 1945–1949 гг. Каир, который знал Бургиба во времена короля Фарука, был под властью англичан, и за четыре года пребывания в Египте Бургиба часто посещал круги националистов и интеллектуалов, политически связанных с Британией, после чего стал ярым британским агентом, определившимся, кому и как он служит, и только затем Британия обрисовала ему план дальнейших действий.

По возвращении в Тунис Бургиба начал интенсивную кампанию по подготовке вооружённых действий против Франции. 2 января 1952 г. тунисцы утратили доверие к Франции, после чего уже 18 января того же года сторонники Бургибы подняли вооружённую борьбу. До этого Бургиба объездил весь Тунис вдоль и поперёк, чтобы восстановить контроль над отделениями партии «Нео Дустур», которой в его отсутствие руководил его соперник по партии Салах ибн Юсуф, желавший тоже получить народную поддержку. Затем, 3 июля 1954 г., Бургиба подписал с Францией соглашение, известное как «договор о внутренней независимости», заявив об основании Тунисской Республики (с присутствием на её территории французских солдат).

При подписании и принятии этого договора его целью было попытаться захватить власть в Тунисе и не дать подняться соперникам. Конечно же, его влиятельный соперник Салах ибн Юсуф — генеральный секретарь партии «Нео Дустур» — был против подобного. В итоге партия распалась на две части, вступив между собой в ожесточённую борьбу из-за разной политической линии их лидеров. Затем, в июне 1955 г., после манёвров и интриг, Бургиба стал бесспорным лидером всей партии, не имея соперников. Ему удалось исключить своего соперника Салаха ибн Юсуфа из партийной и политической деятельности внутри Туниса, а затем, в 1961 г., Салах ибн Юсуф был убит в Германии.

20 марта 1956 г. Бургиба заявил о полной независимости Туниса и укрепил власть в стране, избравшись президентом 25 июля 1957 г. Потом Бургиба приступил к реализации политики, которую на него некогда возложили англичане, и первым делом решил искоренить исламское влияние в Тунисе — последнем оплоте бывшего Османского Халифата в Магрибе. Он стёр идейное сияние Ислама, закрыв университет Зейтуна. Словно бы киркой он разбивал здание Ислама в Тунисе, пробивая путь для неверного влияния англичан. В августе 1956 г. он издал кодекс о правовом статусе личности, согласно которому тунисцам запрещалось многожёнство, а рассмотрение просьб о разводе возлагалось на суды.

Вакфы были отменены, исламские суды тоже, вместо чего стали функционировать только светские суды. Он отменил систему образования, которая функционировала в Зейтуне. Вестернизация тунисского общества шагала большими темпами. Государственные структуры и органы были призваны служить этой новой политике. В начале июня 1959 г. была издана первая конституция республики. Затем Бургиба приступил к исполнению президентских полномочий сроком на 5 лет. Его партия «Нео Дустур» заняла все места в новообразованном Национальном собрании.

Укрепив свою власть и взяв под контроль все аспекты политической жизни в государстве, Бургиба приступил к ликвидации французского военного влияния в Тунисе, усиливая попутно влияние Британии. В 1961 г. он поспешил заставить Францию убрать остатки своих войск, расположенных рядом с г. Бизерта, из Туниса, применив для этого политику прямого давления и блокировав французские войска. В июле 1961 г. произошло военное противостояние между солдатами Франции и Туниса, где против французов участвовало много тунисских добровольцев. В итоге Франция была вынуждена эвакуировать своих солдат из Туниса 15 октября 1963 г.

Покончив с военным присутствием Франции, он получил новое задание от Британии, выраженное в противодействии американской политике в регионе, что повлекло острый конфликт между Бургибой — агентом Британии — и Гамалем Абдель Насером — агентом США — по ключевым вопросам в регионе, как, например, по вопросу Палестины. Так 3 марта 1965 г. Бургиба выступил с речью в Иерихоне по поводу резолюции о разделе Палестины, что стало одним из выражений природы конфликта.

Шли годы, и внутри Туниса стал разгораться кризис в результате ужасной экономической политики и коррумпированности режима Бургибы из-за претворения капиталистической системы, которая подразумевает долговую политику и программы рыночного развития при сотрудничестве с капиталистическими финансовыми учреждениями. Страна погрузилась во тьму, которая сгущалась долговым кризисом. Усугубилась нищета и безработица среди молодёжи. Страна оказалась экономически и финансово парализованной, и в результате Тунис в 1986 г. подчинился программе планирования, структурирования и кредитного финансирования, навязанной МВФ и прочими капиталистическими организациями.

Затем здоровье Бургибы ухудшилось, и Британия, опасаясь краха тунисского режима, организовала переворот в ноябре 1987 г., передав власть Зин аль-Абидину Бен Али путём т.н. «бескровного переворота». До этого, в 1986 г., Бен Али стал министром внутренних дел, где был окончательно надрессирован в качестве британского агента. Бескровный переворот стал неким предохранительным клапаном для сохранения режима в Тунисе с попутным сохранением влияния Британии в нём, и как только настало время, его задействовали, и тот сработал на отлично.

Так продолжалось вплоть до 17 декабря 2010 г., пока не вспыхнули народные демонстрации, которые распространялись и усиливались до тех пор, пока не достигли правительственных зданий, что заставило Бен Али бежать из Туниса 14 января 2011 г., отправившись во Францию. Но Франция отказалась его принимать, и поэтому он отправился в Саудовскую Аравию, которая приняла его, поселив в Джидде.

Затем наступило ужасное десятилетие, в течение которого все политические стороны, участвующие в правлении, добавляли масла в огонь. За всеми этими событиями стояла Британия. Она контролировала политические круги, которые сама же и сформировала руками Бургибы и Бен Али, отчего режим Туниса остался каким и был даже после свержения Бен Али. Всё это время агенты Британии расхаживали по Тунису вдоль и поперёк. Дошло до того, что британское посольство в 2015 г. позволило себе призвать международную консалтинговую компанию «Адам Смит» для консультирования правительства Туниса, для обучения старших офицеров армии, для выработки политики и для введения новых законов. Тем не менее, потеряв столь ценного агента, как Бен Али, Британия уже не могла вернуть прежнюю степень влияния в стране.

Её влияние начало слабеть, и даже вернув верного ей Ганнуши из Британии в Тунис, Британия не смогла вернуть себе былое положение. Британия приказала Ганнуши — как лидеру партии «Нахда» — войти в союз с партией «Нида Тунис» и, образовав с ней широкий парламентский фронт, спасти эту партию от распада, но всё было напрасно, ибо «Нида Тунис» безнадёжно распадалась. Политическая ситуация в стране продолжала ухудшаться, а влияние Британии слабеть до тех пор, пока преподаватель конституционного права Каис Саид, некогда отказавшийся от политики, не воспользовался ситуацией и не стал президентом. Будучи пропитанным западной культурой, он, естественно, стал искать себе опору на Западе.

Победив британских ставленников, он не мог рассчитывать на помощь Британии, и поэтому сразу же ринулся в объятия Франции, тем более что именно она является историческим разработчиком того конституционного права, которого он придерживается. То, что до этого Франция держала под оккупацией Тунис, убивала и грабила местное население, Каис считает предоставлением защиты местному населению. Франция его поддержала, но потом повела в Тунисе свою игру, как только двери в страну были ей открыты. Она решила рискнуть, устроив переворот в пользу Каиса, чтобы тем самым полностью вырвать Тунис из-под британского влияния, тем более когда между Францией и Британией обострились отношения из-за выхода последней из ЕС.

Такова ситуация в Тунисе на сегодня. Франция оспаривает у Британии возможность влияния в Тунисе и власть в этой стране, но пока что после произведённого показательного переворота Франции не удалось стабилизировать власть в стране в своих руках. Британское влияние не покинуло Тунис. Британия по-прежнему плетёт свои интриги. Она высмеяла французский показательный переворот и мобилизовала разрозненный политический класс в стране, чтобы те вместе стали требовать восстановления конституции и работы государственных институтов, превращая это требование в народное. Британия стремится оживить умирающий режим и привести его в чувство, после чего восстановить своё влияние и выдворить Францию из Туниса.

Таковы семена и корни того дурного растения, что выросло в Магрибе на почве представительства и агентов. Оно бы никогда не пустило корни и не выросло на земле Ислама, если бы не исчез садовод, ухаживающий за территорией, т.е. халиф, защитник мусульман и гроза всех врагов. Посадка и рост того дурного растения связана с влиятельным государством, устроившим всё это, а поэтому и нам необходимо обзавестись государством, которое вырвет это растение с корнями. Этим государством является великий Халифат. Чтобы понять это, достаточно хадиса от Абу Хурейры (р.а.), в котором Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал:

إِنَّمَا الْإِمَامُ جُنَّةٌ يُقَاتَلُ مِنْ وَرَائِهِ وَيُتَّقَى بِهِ

«Имам — это щит, за которым сражаются и которым защищаются».

 

Мунаджий Мухаммад